Когда близкий человек из-за возраста или проблем со здоровьем не справляется с бытом, ему и его родным может понадобиться помощь.

Читатели Тинькофф Журнала рассказали, как они искали сиделку, сколько платили за ее услуги, как она помогла и что пошло не совсем по плану.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Вариант 1
Когда попросили совета в больнице

Расходы: 67 000 Р в месяц

Моей бабушке после инсульта требовалась помощь 24/7. Но все работали — и я, и мои родители. Первое время мы всей семьей были в шоке от произошедшего и не могли думать рационально. У нас не было и мысли обратиться в специальные агентства или к знакомым. Так что мы просто стали спрашивать в больнице, есть ли у них сиделки. В итоге оказалось, что искать помощницу таким образом — распространенная практика.

Нам нужна была сиделка с проживанием в квартире у бабушки. Она должна была делать абсолютно все: принимать врачей-реабилитологов, давать таблетки по расписанию, готовить и убирать в доме. Мы опирались только на два фактора: сиделка должна была хорошо относиться к бабушке и быть сильной, чтобы поднимать ее и проводить гигиенические процедуры.

Мы рассчитывали на 50 000—60 000 Р. В итоге договорились на 55 000 Р в месяц плюс 12 000 Р на продукты для бабушки и сиделки. Я хорошо зарабатываю, родители тоже, и эти траты не стали для нас большой проблемой, но все же отразились на бюджете. В целом мы были в состоянии все оплатить сами, поэтому к другим родственникам за помощью не обращались.

Бабушка на тот момент уже не разговаривала, и мы установили у нее в спальне камеру, чтобы узнавать обо всем практически сразу. Так мы поняли, что сиделка очень быстро отреагировала, когда у бабушки еще раз случился приступ: помощница сразу позвонила моей маме. Если бы она этого не сделала, мы бы еще тогда потеряли бабушку.

Но мы узнали и о некоторых отрицательных моментах — например, о том, что иногда сиделка была неопрятна, портила мебель и не обращала внимания на бабушкины знаки. Мы делали ей замечания только по поводу игнорирования бабушки, все остальное для нас было несущественно: работа сиделки и так довольно сложная и нервная.

Еще один огромный минус: наша сиделка была из Молдавии и должна была выезжать из страны каждые три месяца. Она, конечно же, предоставляла нам замену на время отъезда. Но бабушка не принимала других сиделок, и для нее это был лишний стресс. Сейчас, уже по прошествии пяти лет, я понимаю, что, возможно, стоило тогда поменять сиделку, но в тот момент мы просто соглашались на такой формат работы.

Вариант 2
Когда помогла сила соцсетей

Расходы: ~70 000 Р в месяц

Двоюродной бабушке моей жены в этом году исполнилось 100 лет. Она живет одна, слепа и плохо слышит. После того как летом она упала и сильно ударилась головой, мы наняли ей круглосуточную сиделку.

Сиделку должна была предоставить Моссоцгарантия по договору пожизненной ренты. Но у них таких специалистов не оказалось. Искал по знакомым и интернету, через «Фейсбук» вышел на патронажную службу, где нам подобрали отличную помощницу с проживанием. Она умывает бабушку, заботится о ней, сама покупает продукты и готовит. Со своими обязанностями справляется хорошо. Только плохо переносит, когда бабушка путает время суток и посреди ночи громко включает радио.

Рассчитывали уложиться в 40 000 Р. По факту платим 44 000 Р сиделке, 4000 Р — подменной сиделке за два выходных, 7000 Р агентству и еще 15 000—18 000 Р даем на продукты. Итого выходит порядка 70 000 Р в месяц. Часть этой суммы платит соцгарантия, часть берем из пенсии.

Вариант 3
Когда сиделки из соцслужбы работали плохо, а с частной очень повезло

Расходы: ~16 000 Р в месяц

Искала помощницу своему папе с болезнью Паркинсона. Одну сиделку наняла через соцслужбу, вторую — частным образом по рекомендации знакомых. Первая помощница приходила на два часа в первой половине дня три раза в неделю: ходила в магазин, готовила, кормила и убиралась. Вторая сиделка приходила дважды в день на два часа.

Нанять сиделку из соцслужбы стоит около 3000 Р в месяц — в зависимости от набора услуг. Помощь частной сиделки обходилась мне в 12 000—13 000 Р в месяц.

Из четырех сиделок социальной службы только одна без нареканий выполняла все свои обязанности и с душой относилась к подопечному. Остальные работали «на отвали». А вот с частной сиделкой нам очень повезло. Это чудесная молодая женщина, которая нас просто спасла. Низкий ей за это поклон и огромная благодарность. Но, как выяснилось позже, она имела психиатрический диагноз — вероятно, потому и ухаживала за папой с таким самозабвением.

Вариант 4
Когда положились на опыт патронажной службы

Расходы: 72 000 Р в месяц

У бабушки моего мужа началась деменция, и теперь она может забыть поесть или выйти из дома и заблудиться. Пришлось найти ей сиделку с проживанием и возможностью круглосуточного ухода.

Искали не специалиста, а фирму — патронажную службу. Ориентировались на рекомендации знакомых. При выборе сиделки было важно, чтобы она имела опыт работы с престарелыми и именно людьми с деменцией. Вначале мы проводили собеседования, но сейчас перестали это делать, потому что убедились, что все сиделки с опытом.

Мы не живем с бабушкой, поэтому уход за ней и решение всех вопросов полностью легли на плечи сиделки: контроль приема лекарств, покупки, прогулки, приготовление пищи, уборка и гигиена.

Платим ей 36 000 Р в месяц и еще столько же даем на еду. Часть этой суммы покрывает пенсия, часть берем из личных накоплений бабушки. Переводим сиделке деньги на карту, а она отчитывается чеками.

За четыре года у бабушки уже сменились три сиделки. Одна из них звонила нам по несколько раз в день и отчитывалась — это было ужасно, потому что она мешала нам спокойно жить. А еще одна была очень чуткая, просто как член семьи. Но при этом любила брать долгие отпуска — по полтора-два месяца. Бабушка переживала, вернется ли она, и страшно по ней тосковала.

Вариант 5
Когда решили искать через агентство и не пожалели

Расходы: от 35 000 до 50 000 Р в месяц

Я нанимала сиделку для пожилой родственницы в 2012 году. Тогда ей было уже больше 80 лет, резко ухудшилось состояние ее здоровья, и стало опасным оставлять ее одну. Когда бабушка потеряла ориентацию в квартире и около суток пролежала на полу одна, я поняла, что сиделка нужна как воздух. Я жила отдельно, мне надо было много работать, я активно ездила в командировки и сама не смогла бы стать хорошей сиделкой.

Бабушка жила в Москве, и к ней регулярно приходили из соцслужбы. Но сиделку я искала строго через патронажное агентство. Нашла его в интернете. У агентства был понятный сайт, юридическое лицо со сроком работы и отзывы. Так как я начала искать агентство, когда все уже стало совсем плохо и была необходима срочная помощь, то считаю, что мне просто повезло попасть в хорошие руки. Велик был риск попасть к мошенникам: я вполне могла бы не заметить разницы.

Выделила для себя несколько плюсов работы с агентством. Во-первых, оно оперативно делало замену сиделок. Мне сразу же прислали трех-четырех кандидатов, которым уже в первом приближении рассказали об особенностях нашего запроса и ограничениях, связанных с проживанием. Была также возможность за дополнительную плату нанять сиделку с медицинскими навыками, что тоже было очень актуальным.

Во-вторых, в агентстве со мной всегда были на связи, выслушивали мои пожелания, рекомендовали, как выстраивать отношения с сиделками. Они профессионалы, сталкиваются с множеством ситуаций каждый день, и их консультации были крайне полезны.

В-третьих, с сиделками, нанятыми через агентство, легче выстраивать границы. У нас был договор, в котором прописаны мои обязательства, а также обязательства, гарантии и требования агентства. Намного проще, когда все четко прописано на бумаге. Наконец, агентство гарантирует, что платить нужно будет четко по графику и не будет никаких неожиданностей с точки зрения суммы. Это тоже очень важно, потому что некоторые сиделки могут начать просить еще денег.

Я нанимала специалиста для совместного проживания в однокомнатной квартире — это существенно осложняло поиск. Далеко не все сиделки готовы были выдержать такие условия. Поэтому при выборе помощницы в первую очередь обращала внимание на ее человеческие качества. Ценным оказался также опыт сиделки, которая уже ранее ухаживала за своей свекровью: ее не пугали сварливость и недовольство бабушки, которая никогда не жила вместе с чужими людьми в своей квартире.

Бабушка была лежачей, но могла передвигаться и вставать с чьей-то помощью, поэтому сиделка постоянно находилась рядом. Она ухаживала за бабушкой, готовила еду, меняла белье и выполняла гигиенические процедуры. Продукты покупал соцработник. Медицинская сестра понадобилась дважды, когда ухудшалось бабушкино состояние. У нашей сиделки был один выходной и перерывы дважды в день: она могла отлучиться, пока бабушка отдыхала.

Я приезжала проведать ее в выходные. Моя жизнь кардинально не изменилась: я часто отсутствовала в Москве и мне приходилось много ездить. Помощь сиделки была неоценима.

За все время у бабушки сменились три сиделки. Первая была с медицинским образованием, помогла разобраться в ситуации и оценить бабушкино состояние — понять, насколько она способна сама со всем справляться. Другая была мягкая, уступчивая, надеюсь, бабушке было комфортно с ней. Последняя сиделка была, возможно, менее дружелюбной, но зато помогла в критический момент. Когда бабушке стало плохо, она вовремя связалась со мной, мы вызвали скорую, и бабушку увезли в больницу на операцию.

Мне повезло, что у бабушки была отложена сумма «на старость» и у меня была доверенность, чтобы снять эти деньги. Именно на них я нанимала сиделку. В 2012 году услуги стоили от 35 000 до 50 000 Р в месяц. Я платила агентству, а оно уже переводило зарплату сиделке. Мне это было удобно.

Вариант 6
Когда взяла на себя все заботы и столкнулась с проблемами

Расходы: 🙏

Когда моей маме было 79 лет, у нее был перелом бедра. Она перенесла две операции с промежутком полтора месяца. Вторая операция понадобилась, так как пластины не прижились и мог образоваться свищ. При этом в тот момент у нее еще не было гражданства, и ее не хотели класть в больницу. Даже ее пенсия тогда приходила на карту банка в другой республике — здесь такого не было. А через семь месяцев, когда можно было уже пытаться опираться на ногу, мама сломала шейку бедра на этой же ноге.

Я ухаживала за ней с 2013 по 2017 год, совмещала с работой. Готовилась — даже работала какое-то время психологом в доме престарелых. Но оказалось, что с чужими людьми работать безопаснее для здоровья, чем с близкими. В последнем случае нет возможности держать дистанцию и тебе легко выносят мозг.

Мама вела себя как ребенок и требовала внимания 24 часа в сутки. Иногда как диктатор в ультимативной форме приказывала исполнять все ее капризы в еде и уходе, до мелочей. Требовала обезболивающих уколов, хотя они не были ей прописаны. В таких случаях я вызывала скорую помощь. Вечером ей делали укол, и мы имели возможность поспать полтора-два часа в сутки.

С тех пор отношения у нас с мамой не очень. Дело в том, что мне приходилось проявлять волю и заставлять ее ходить, а не лежать и жалеть себя. Врач сказал, что иначе она умрет от пролежней. Кроме того, ходить нужно было для образования ложного сустава: в процессе движения обломки кости стираются и покрываются хрящом. Это очень больно даже для молодых, а у пожилых еще и нервная система слабее. Когда я уговаривала ее двигаться, мама могла обозвать меня как угодно, кричала, что я из гестапо. При этом, когда я сама заболела и у меня неделю держалась температура под 40 °C, у меня не было возможности даже просто выспаться.

Зато, думаю, с реабилитацией мы справились. Сейчас маме 86 лет, и для нее созданы лучшие условия. Она живет у брата в отдельной квартире и передвигается по ней на ходунках. Но лучше все-таки нанимать сиделку: с чужими людьми пожилым приходится считаться и держать себя в рамках приличия.