Согласно статистике, 70—80% людей сталкиваются с травматическими событиями в течение своей жизни.

Не всегда их последствия удается преодолеть. В таком случае может развиться посттравматическое стрессовое расстройство — ПТСР. Считается, что в основном ему подвержены участники боевых действий, но на самом деле с ним можно столкнуться и в мирной жизни. Мы поговорили с психиатром и психотерапевтом Анастасией Зениной о том, кто находится в зоне риска и как распознать ПТСР у себя и своих близких.

— Что такое ПТСР и кто находится в зоне риска?

— Первые исследования посттравматического стресса начались после Гражданской войны в США. В 1888 году невропатолог Герман Оппенгейм предложил термин «травматический невроз». Среди симптомов невроза были навязчивые воспоминания, нарушения сна, развитие фобий и эмоциональная неустойчивость.

Во времена Первой мировой начали использовать термин «военный невроз». Так обобщили симптомы солдат, которые не имели физических ранений, но не могли продолжать воевать и нормально жить в тылу. Война рассматривалась как фактор, провоцирующий возникновение психического заболевания.

Термин «посттравматическое расстройство» ввели в американское руководство по психическим расстройствам в 1968 году — во времена войны во Вьетнаме. Значительно позже стало понятно, что подобная симптоматика проявляется не только у участников военных действий.

Посттравматическое стрессовое расстройство — это один из видов реакции на психологическую травму. При этом важно понимать, что входит в понятие «психологическая травма». Это не то, что люди имеют в виду, когда говорят «Я получил психологическую травму, потому что не успел купить смартфон по низкой цене».

На самом деле психологическая травма — событие или ситуация, которая представляет прямую или косвенную угрозу жизни, здоровью человека или эмоционально значимого для него субъекта. Это событие или ситуация вызывает чувство страха, ужаса или ощущение беспомощности, утраты контроля.

Факторами риска являются:

  • наличие у человека соматических или психических расстройств;
  • женский пол: у женщин ПТСР развивается в два раза чаще, так как они чаще подвергаются насилию, в том числе сексуальному;
  • тяжесть травматического события: пережить насилие сложнее, чем, к примеру, цунами.

Психологи спорят, являются ли предыдущие психотравмирующие события фактором риска, потому что на эту тему нет достаточно большого количества свежих исследований. Но практика нередко показывает, что у людей, которые пережили насилие в детстве, чаще развивается ПТСР, потому что уровень их уязвимости выше, а стрессоустойчивость ниже.

Бывает и такое, что накладывается несколько факторов. К примеру, человека, находящегося в плену, заставляют совершать насилие над другими. В таком случае течение ПТСР может быть более тяжелым, а терапия затруднена.

— Как можно предупредить развитие ПТСР?

— Рекомендованных методов профилактики нет, потому что нет достаточного количества исследований. Но есть международный опыт.

Прежде всего нужно лечить острое стрессовое расстройство — это вид реакции на травму.

Его симптомы такие же, как у ПТСР, но длительность их проявления составляет от трех дней до месяца. Только через месяц после события можно ставить диагноз ПТСР.

На этом этапе важно раннее применение когнитивно-поведенческой терапии. Выделяют следующие виды:

  1. Терапия пролонгированной экспозицией, когда человеку помогают последовательно сталкиваться с ситуациями и воспоминаниями, вызывающими страх, но которые являются объективно безопасными. Это позволяет переработать переживания.
  2. Когнитивная терапия, когда человеку помогают изменить интерпретации стимулов и воспоминаний о травме.
  3. Терапия когнитивного процессирования, когда пациент учится менять и оспаривать бесполезные убеждения, связанные с травмой.

Лечить свежее ПТСР проще, чем застарелое. А если говорить о профилактике ПТСР еще до травматических событий, то перспективным подходом может быть тренинг внимания, который, например, применяли в израильской армии. Суть в том, чтобы развить гибкость внимания. Человек учится быстро менять фокус, и это помогает лучше контролировать мысли.

Исследование показало, что этот навык действительно может смягчить последствия травмы.

Военные американской и израильской армий с ПТСР в течение четырех недель учились контролировать внимание с помощью специальных упражнений. На экране им показывали слова, лица, местности: некоторые из них были нейтральными, а некоторые — связанными с угрозой. Участникам надо было быстро определить, является ли увиденное угрозой. Так они научились быстро переключать внимание с тревожного на нейтральное. После эксперимента у участников снизилась интенсивность проявления ПТСР.

По сути, посттравматическое стрессовое расстройство — это нарушение эмоциональной переработки события, когда мозг начинает путать прошлое и настоящее, интерпретировать некие стимулы через призму травматического события. То есть событие не уходит в долгосрочную память, не интегрируется в структуры памяти и не становится воспоминанием. А тренинг внимания помогает научить менять фокус на настоящее.

— Как можно заподозрить у себя ПТСР?

— Вот его ключевые симптомы:

Наличие травмы. Человек может получить непосредственный опыт или стать свидетелем травматической ситуации. Также он может внезапно узнать, что тяжелое событие случилось с кем-то из значимых для него близких, например, кого-то изнасиловали. Наконец, развитию ПТСР подвержены те, кто контактировал с деталями события, то есть сотрудники МЧС, волонтеры, врачи, полицейские.

А вот развиться от новостей ПТСР не может, так как новости не являются достаточно сильным толчком для получения травмы.

Наличие симптомов вторжения. Это могут быть вторгающиеся, то есть непроизвольные воспоминания, ночные кошмары о травматическом событии, флешбэки — психологическое явление, при котором у человека возникают очень интенсивные переживания прошлого опыта.

Например, если женщину изнасиловал мужчина с усами, при встрече других мужчин с усами в ее голове могут всплывать четкие образы ситуации нападения. При этом они будут сопровождаться теми же эмоциями — чувством ужаса и утраты контроля. Это еще называется диссоциативной реакцией, то есть человек будто оказывается в другой реальности.

Эти стимулы не обязательно будут прямыми. Например, в моей практике был случай, когда жертва сексуального насилия боялась йогурта и избегала всего, что с ним связано. Как выяснилось в ходе терапии, так происходило потому, что по своей консистенции йогурт напоминал ей сперму.

Высокая физиологическая реактивность — когда человек, сталкиваясь с этими стимулами, впадает в состояние борьбы. Это может выражаться в раздражительности или вспышках гнева, самоповреждении, рискованном поведении, сверхбдительности, трудностях с концентрацией внимания, проблемах со сном.

Страх — это базовая эмоция, и он биологически заставляет нас спасаться. Человек все время находится в ожидании угрозы, сканирует окружающую его реальность на наличие опасности.

Избегание. Человек старается избегать воспоминаний, мыслей, ситуаций, которые могут напомнить ему о травме. Так, если женщину изнасиловали в темном парке, в дальнейшем она может избегать парков или даже запаха деревьев, который чувствовала в тот момент.

Одна моя клиентка испытала симптомы вторжения, занимаясь с фитболом в спортзале. Когда она легла на фитбол, она испытала страх, беспомощность, ужас, так как мяч напомнил ей живот мужчины, который на нее напал. Из-за этого она стала избегать походов в спортзал.

Люди, побывавшие на войне, могут избегать громких звуков. Другой мой клиент, вернувшись из зоны боевых действий, при звуке фейерверка бросался на пол и закрывал голову руками. Разумеется, он избегал праздников, где мог звучать салют, не играл в лазертаг и пейнтбол.

Есть и другие критерии, которые описаны в международной классификации болезней. Так, человеку может быть сложно устанавливать отношения, испытывать положительные эмоции, он может стать недоверчивым.

— Как развивается ПТСР?

— Сразу после травмирующего события наступает острая реакция на стресс. Она длится от нескольких часов до трех дней и на сегодняшний день считается нормальной реакцией на ненормальные обстоятельства.

В это время человек может реагировать по-разному: у кого-то наблюдается резкая заторможенность, кто-то, наоборот, становится чрезмерно активен или инфантилен.

Далее до месяца будет длиться острое стрессовое расстройство, которое имеет те же симптомы, что наблюдаются при ПТСР: вторжение и избегание, повышенное физиологическое и эмоциональное возбуждение. В норме они постепенно сходят на нет. Месяц — это то время, которое нужно мозгу, чтобы отреагировать и начать переживать то, что произошло. Но не у всех это получается.

Если спустя месяц симптомы не уходят, можно говорить о развитии ПТСР. Впрочем, даже те люди, у которых развилось это расстройство, в течение года в основном самостоятельно восстанавливаются.

Но у 30% тех, у кого развился ПТСР, симптомы сохраняются до 3 лет, а у 10% — дольше этого срока. Также необходимо учитывать тип травмы. Так, только у 47% жертв сексуального насилия через 12 месяцев снижается интенсивность симптомов стресса.

— Как помочь близкому пережить психологическую травму?

— Сразу после травмирующего события человеку не нужен психолог. Ему надо обеспечить безопасность и базовые потребности — еду, воду и информацию, а также просто побыть с ним рядом. Поэтому мы часто видим в кино, что после теракта или природной катастрофы люди сидят, закутавшись в одеяла, а в руках у них — по чашке чая.

Первая психологическая помощь, которая показана людям после травматической ситуации, не должна включать дебрифинг — когда сразу после события человеку задают о нем вопросы. Этот метод усугубляет травму. Есть рекомендации ВОЗ по первой психологической помощи, и там сказано, что нельзя принуждать человека рассказывать о том, что с ним произошло. Все потому, что мозг еще не готов к такому разбору. Все, к чему он готов, — это к спасению.

Проводить разборы травмы вместе со специалистом надо не менее чем через месяц после событий, а иногда и более, если потребуется предварительная стабилизация состояния.

Если родственники знают, что более месяца назад произошла травмирующая ситуация и человек по-прежнему агрессивен, все время в напряжении, у него возникают симптомы вторжения и он избегает каких-то ситуаций, важно обратиться к специалисту.

— Чем отличается ПТСР участников военных действий и как общество должно помогать восстановиться?

Примерно половина участников боевых действий страдают от ПТСР. Кроме того, оно может развиваться у членов их семей — у людей, которые эмоционально близки к ним.

Сами участники боевых действий подвержены влиянию многих травматических факторов. Они рискуют расстаться с собственной жизнью или получить тяжелые увечья, постоянно видят смерть товарищей и других людей, могут попасть в плен и подвергнуться пыткам. К тому же есть вероятность присоединения моральной травмы, когда человек вынужден делать то, что противоречит его ценностям. Тогда лечение ПТСР особенно затруднено.

Так как события растягиваются во времени, в дальнейшем у военных может развиться комплексное ПТСР. От обычного оно отличается более устойчивыми негативными представлениями о себе и окружающем мире, более глубокой социальной изоляцией и частыми нарушениями отношений внутри семьи.

К сожалению, мы уже наблюдали такие психологические и социальные проблемы после боевых действий в Афганистане и на территории Северного Кавказа. Кроме ПТСР наблюдался рост числа зависимостей и преступности, самоубийств, проблем в семейных отношениях.

Поэтому важно создавать профессиональные реабилитационные программы для участников боевых действий. К сожалению, в нашей стране нет достаточного опыта такой работы. А та работа, которая велась, не имеет опоры на научную базу. Сейчас программы разрабатываются, но как они проявят себя, прогнозировать сложно.

Можно было бы перенимать опыт Американской психологической ассоциации, в рамках которой создан отдельный департамент реабилитации для участников боевых действий. В его структуру входят около 8000 специально обученных психологов.

Конечно, человека с ПТСР нельзя заставить обратиться за помощью, но при достаточном уровне доверия в отношениях близкие могут просить об этом, с любовью, пониманием и поддержкой объясняя, как его поведение мешает вашим отношениям и несет вред его собственной жизни.

Обращаться за помощью можно к психологу или психотерапевту, который при необходимости также направит на прием к психиатру. Иногда требуется назначение медикаментов, необходимость этого определяет психиатр. Однако лекарства — уже вторая линия терапии.

— Что будет, если не лечить ПТСР?

— У многих людей проходит естественное выздоровление, и это прекрасно. Но не всем так везет. Если не лечить ПТСР, могут страдать разные сферы жизни человека.

Например, если женщина подверглась сексуальному насилию, ей может быть сложно выстраивать отношения с мужчинами, участники военных действий впоследствии могут сами стать авторами домашнего насилия. Также ПТСР может привести к депрессии, формированию тревожных расстройств, развитию алкогольной или иной зависимостей и к расстройству личности.

В большинстве случаев посттравматическое стрессовое расстройство излечивается. Это не означает, что человек никогда не вспомнит о полученном негативном опыте, но он будет осознавать, что это лишь воспоминание, и оно не будет мешать функционировать.

— Некоторые психологи говорят о посттравматическом росте — когда после тяжелых событий человек не только восстанавливается, но и меняется к лучшему. Как вы относитесь к этой теории?

— У Ницше есть фраза: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Я лично так не думаю. Да, в какой-то момент происходит переоценка ценностей, но это не делает человека более стрессоустойчивым.

Теория о посттравматическом росте была разработана психологами Ричардом Тедески и Лоуренсом Калхуном в середине 1990-х годов и утверждает, что люди, которые переживают психологическую борьбу после невзгод, часто могут впоследствии стать лучше.

Но позже ученые исследовали стрессоустойчивость 900 студентов, попросив их пройти опрос, а спустя три года исследовали стрессоустойчивость этих же студентов вновь. За это время некоторые столкнулись с травматическими событиями, и они считали, что стали «устойчивее и сильнее». Однако результаты опросников не подтвердили данные их самоотчетов. Ощущения студентов, столкнувшихся с травмой, ученые назвали «позитивной иллюзией».


Знания о психологии и работе мозга, которые помогут выжить в этом безумном мире — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @t_dopamine.