Этот текст написал читатель Т—Ж. Если вы тоже хотите поразмышлять о чем-то вслух и открыть свою дискуссию, заполните эту форму.

В 2015 году я делал ремонт в своей квартире в новостройке. После одного неудачного сотрудничества с бригадой мне вызвался помочь сосед, у которого были знакомые отделочники.

Качество их работ в его квартире меня вполне устроило, поэтому я согласился. Сосед же выступал в роли прораба.

Договоренность с соседом

Мы договорились об основных технических параметрах ремонта и зафиксировали цену за квадратный метр под ключ. Я даже не поленился и нарисовал планы в программе для 3Д-моделирования.

Итак, площадь моей квартиры — около 65 квадратных метров. Я решил, что 7000 рублей за квадратный метр за комплексный ремонт в новостройке — неплохая цена, с чем также согласился сосед. Конечно, можно было реализовать и более бюджетный вариант, но у меня не было задачи заставлять подрядчика искать минимальные цены. Из этой суммы мы вычли стоимость работ, связанных с электрикой и сантехникой, потому что я планировал заняться ими сам. Это очень ответственная вещь, в которой я хотел быть уверен. Кроме того, мы вычли траты на штукатурку стен, так как эти работы уже были выполнены.

В итоге цена составила 5500 рублей за квадратный метр. Конкретнее: 150 000 Р за черновой этап и 175 000 Р за чистовой. Стяжка пола, шпатлевка, возведение перегородок, покраска потолка, оклейка стен обоями, отделка пола и другие работы должны были быть выполнены до состояния «под ключ». Как таковой сметы не было: черновые материалы оплачивались по факту расходов, чистовые я покупал сам.

Конечно, стоило зафиксировать смету. Но, во-первых, я не предполагал, что мне придется ругаться с соседями, а во-вторых, понимал, что смета — палка о двух концах. Она также может и увеличить итоговую стоимость, потому что «а мы здесь забыли посчитать» или «а грунтовка перед покраской не входит» и так далее.

Ремонт и последствия

Вначале все шло хорошо. С меня взяли около 30 тысяч рублей на расходные материалы и приступили к ремонту. На старте мы не планировали никаких авансов именно за работы до момента сдачи чернового этапа. Однако я поддался на уговоры и через некоторое время заплатил 150 тысяч за «почти сделанный» черновой ремонт. Почему я так поступил — не спрашивайте, но больше такого не повторится.

Постепенно я начал осознавать, что качество работ так себе, а сосед-бригадир понимает в ремонте меньше, чем я, но даже не хочет разбираться и тянет деньги.

При этом он взял себе еще пару заказов в районе, и я заметил, что у меня начали пропадать материалы.

Мои претензии к качеству, основанные не на личных предпочтениях, а на нормативных документах и рекомендациях производителей материалов, и, как следствие, постоянные переделывания привели к тому, что бригада сбежала, не выполнив оговоренный объем первого этапа работ, который уже был оплачен. Сосед же уверял, что он все доделает.

Он признал, что я заплатил больше положенного: остаток мы очень примерно оценили в 40 тысяч. Я попросил его написать расписку о том, что он обязуется вернуть эти деньги в определенный срок. Договорились, что, если работы будут выполнены, расписку мы уничтожим.

Примерно через восемь месяцев ругани по поводу того, что я в своей квартире делаю больше и качественней, чем тот, кому я плачу, я предложил закончить наши отношения и рассчитаться. Сосед выразил свое согласие, и мы решили зафиксировать, что его бригада успела сделать. Мы начали составлять смету выполненных работ, которые я на самом деле с натяжкой мог бы принять. Оказалось, что рабочие сделали существенно меньше, чем были должны. Они наработали примерно на 80 тысяч, хотя за первый этап я отдал 150 тысяч. Я предложил соседу вернуть разницу между этими суммами: 70 тысяч. Но он начал отказываться от договоренностей.

Мои предложения урегулировать вопрос мирно не увенчались успехом, хотя я был готов на многое закрыть глаза и не хотел длительных судебных разбирательств. При этом для завершения ремонта до состояния «можно ставить мебель» мне потребовалось еще около 150 тысяч на работы. Многое я делал сам, привлекал только маляра и паркетчика.

В самом начале ремонта сосед дал мне номер карты своей родственницы, чтобы я мог при необходимости переводить ему деньги. В дальнейшем это и сыграло в мою пользу. Когда я окончательно понял, что договариваться бесполезно, а человек просто тянет время и всячески уходит от ответственности, я сделал последнее предупреждение и сказал, что иду в суд с двумя заявлениями: о взыскании денежных средств по расписке и о неосновательном обогащении его родственницы.

Как можно было с его стороны так подставить близких, не понимаю. На его месте я сделал бы все, чтобы не впутывать других людей в эту историю.

Подготовка к суду

К судам я готовился самостоятельно. Пару раз сходил на консультации к юристам, заплатив по 500 рублей за каждый визит, но не получил интересной информации. В результате самостоятельно прочитал все необходимое в гражданском кодексе: то, что касается сделок, ничтожности, недействительности и прочее.

В процессе изучил статьи ГК РФ 1105—1109 о неосновательном обогащении. Их суть в том, что если кто-то получил деньги, товар или услугу без сделок и договоренностей, то он обязан вернуть их по первому требованию. Идти по этому пути меня побудило то, что мне нужно было подтвердить только факт перевода средств, а все остальное по закону должен доказывать ответчик. К сожалению, на тот момент я не нашел достаточной информации о практике по этой теме, поэтому действовал по своему разумению.

Сначала я отправил два заказных письма с досудебной претензией. Соседу — о возврате средств по расписке, его родственнице — о неосновательном обогащении. Во второй претензии я описал все как было: договора нет, в работах вы не участвовали, денежные средства получили неосновательно, прошу вернуть в течение 7 дней. Ни на одну из претензий я не получил ответа, хотя сами документы были доставлены по адресу.

Мировой суд по расписке я выиграл достаточно просто: в результате получил 40 тысяч рублей с небольшими процентами и пошлинами.

Когда я убедился, что ответа на вторую претензию не последует, я начал собирать документы для этой истории. Самым сложным было достать справку о перечислении денежных средств с карты на карту от большого банка с госучастием. Получение выписки заняло почти два месяца.

Мне даже пришлось написать отзыв на banki.ru, чтобы там зашевелились.

Сначала я хотел просто заверить выписку со счета карты, но в ней не было информации о том, кому я перечислял деньги. Более того, в первой справке указывались только операции, осуществленные через банкомат и мобильный банк. После повторного запроса пришла более полная справка, где в том числе были и данные по интернет-банку. К сожалению, я смог получить ее уже после подачи основного иска, поэтому пришлось добавлять уточнение с дополнительными доказательствами.

Иск я составлял самостоятельно. На тот момент я уже понимал, что буду многое переделывать, поэтому честно предупредил соседа, что собираюсь взыскать все, что смогу подтвердить. Тогда уже стоял вопрос принципа, а не денег.

Я изложил в иске все факты, сослался на соответствующие статьи и попросил суд взыскать с ответчика неосновательное обогащение, проценты за пользование чужими деньгами на момент принятия решения и почтовые расходы. К иску я приложил справку из банка, распечатки с сайта почты о доставке писем, описи и копии претензий.

Требования в суде

Неосновательное обогащение177 500 Р
Проценты за пользование чужими средствами10 374,04 Р
Госпошлина4693,52 Р
Почтовые расходы301,92 Р
Итого192 869,48 Р
Неосновательное обогащение
177 500 Р
Проценты за пользование чужими средствами
10 374,04 Р
Госпошлина
4693,52 Р
Почтовые расходы
301,92 Р
Итого
192 869,48 Р

Судебный процесс

Я направил иск в районный суд и ответчику. Суд принял его к рассмотрению и где-то через месяц назначил предварительное заседание. Ответчик был абсолютно не готов и не мог даже ответить на вопросы, какие деньги получал и на каком основании, читал ли он вообще иск. Судья решил отложить слушание еще на месяц для ознакомления ответчика с иском и даже учел мою просьбу назначить заседание после моего отпуска.

Во время основного заседания я повторил практически слово в слово свой иск. Ответчик пытался приобщить к делу пачки непонятных чеков за поставленные мне материалы. Естественно, доказать факт передачи чего-либо он не мог. Судья обратил внимание, что сумма моего иска не совпадает со справкой из банка, и спросил меня почему. Я не сразу сообразил, что речь шла о неполной справке, которую мне сделали в первый раз, поэтому сказал, что, возможно, ошибся в расчетах. Хотя нужный документ находился в приложениях к уточнению.

В итоге районный суд вынес решение в мою пользу, но удовлетворил иск частично: не заметил подтверждения перевода тех 7 тысяч рублей. Я мог бы обжаловать этот факт, но меня вполне удовлетворил результат, да и не хотелось тянуть. Зато приговор обжаловал ответчик.

Затем сосед привлек к делу юриста, но даже мне его квалификация показалась низкой. Его аргументы выглядели детскими, и я легко составил свой ответ на апелляцию. На всякий случай я указал неучтенные доказательства о передаче денег: ту самую вторую справку. Но с моей стороны это был лишь ответ на апелляцию ответчика, а не апелляционное заявление, поэтому мои аргументы не были учтены.

Суд второй инстанции прошел достаточно быстро. Ответчика представлял юрист, я же защищал свои интересы сам. Решение суда было оставлено в силе в полной мере, корректировки суммы я не добился.

Решение суда

Неосновательное обогащение177 500 Р
Проценты за пользование чужими средствами9110,58 Р
Госпошлина4792,21 Р
Почтовые расходы301,92 Р
Итого184 704,71 Р
Неосновательное обогащение
177 500 Р
Проценты за пользование чужими средствами
9110,58 Р
Госпошлина
4792,21 Р
Почтовые расходы
301,92 Р
Итого
184 704,71 Р

Примерно через неделю я получил в районном суде исполнительный лист, но не понес его приставам, а отдал в банк, где, предположительно, у ответчика были счета. Теперь каждый месяц получаю обратно небольшую сумму: примерно 6 тысяч рублей.

Я потратил на судебный процесс тысячу рублей за две консультации у разных юристов, которые мне особо не помогли. Поэтому я с самого начала не планировал никого привлекать. Как оказалось — правильно, ведь над творениями «юриста» ответчика даже я, далекий от юриспруденции человек, чувствовал право посмеиваться.

С этим ремонтом я вряд ли оказался в плюсе, но вышел в ноль, если не считать потраченное время и усилия.

Выводы

  1. Знать законы и уметь их толковать хотя бы на бытовом уровне — очень важно.
  2. Договариваться о работе с физическими лицами опасно, так как закон о защите прав потребителей на них не распространяется. Лучше работать хотя бы с ИП и обязательно составлять подробный договор с четким заданием, сметой и требованиями к результату.
  3. Даже если вы выиграли суд, это не значит, что вы сразу вернете деньги.
  4. Любая судебная история — это затраты и потеря большого количества времени, так что лучше до этого не доводить.