В июне 2020 года я решила заказать встроенный шкаф в прихожую и обратилась в ноунейм-фирму, которую посоветовали родственники.

Компания получила 38 000 Р предоплаты и исчезла.

Чтобы вернуть деньги, мне пришлось делать контрольную закупку — фиктивный заказ мебели для родителей, вызывать полицию и в итоге идти в суд. По закону я могла требовать сумму в два раза больше той, что заплатила. Суд меня поддержал — взыскал в мою пользу 81 957,6 Р сверх предоплаты, которую фирма вернула до разбирательства.

Вот как все было.

Так выглядела моя прихожая до ремонта — я уже давно хотела поменять шкаф
Так выглядела моя прихожая до ремонта — я уже давно хотела поменять шкаф

Как я заказала шкаф

В 2020 году из-за пандемии мне пришлось отменить все планы по заграничным путешествиям. Поэтому, чтобы совсем не заскучать на самоизоляции, я подумала о ремонте в своей однокомнатной квартире. К лету подошла очередь обновлять коридор: очень давно туда просился большой шкаф-купе.

Я изучила разные предложения — и расстроилась. Предварительная стоимость шкафа по индивидуальным размерам была для меня очень высокой: от 65 000 Р в малоизвестных фирмах до 90 000 Р и выше в компаниях, которые у всех на слуху.

Я хотела большой шкаф с открытой секцией для&nbsp;верхней одежды, которую ношу сейчас, и банкеткой, чтобы можно было сесть и переобуться. В фирмах, куда я обращалась, такие шкафы стоили от 65 000 <span class=ruble>Р</span>
Я хотела большой шкаф с открытой секцией для верхней одежды, которую ношу сейчас, и банкеткой, чтобы можно было сесть и переобуться. В фирмах, куда я обращалась, такие шкафы стоили от 65 000 Р
Предварительная стоимость шкафа у этой компании — 76 000 <span class=ruble>Р</span>. Они предлагали банкетку с мягкой сидушкой
Предварительная стоимость шкафа у этой компании — 76 000 Р. Они предлагали банкетку с мягкой сидушкой
Это расчеты замерщика одной из фирм. Тут хорошо видно, как должен был выглядеть мой будущий шкаф. Но отдавать за него 89 073 <span class=ruble>Р</span> я была не готова
Это расчеты замерщика одной из фирм. Тут хорошо видно, как должен был выглядеть мой будущий шкаф. Но отдавать за него 89 073 Р я была не готова

Позже родственники посоветовали мне производителя мебели из Московской области — сказали, что фирма работает качественно и по адекватным ценам. Результаты работы я видела своими глазами — мебель в квартирах родственников мне нравилась. Меня ничто не смутило, и я решила заказать шкаф у этого производителя.

2 июня я написала фирме в «Вотсап» — номер телефона мне дал брат. Попросила прикинуть цену по моим замерам и примерному проекту шкафа. Также уточнила, работает ли производство полноценно в условиях карантина. Мне ответили, что мебель делают в штатном режиме, примерный расчет меня устроил, поэтому я пригласила замерщика на 7 июня.

В назначенный день ко мне домой приехал мастер — позже выяснилось, что он же генеральный директор фирмы, работник производства и сборщик мебели. Мы составили дизайн-проект шкафа и заключили договор на изготовление мебели. Итоговая стоимость по договору — 53 790 Р. В тот же день я внесла предоплату наличными — 38 000 Р, это 70% от стоимости заказа. Оставшиеся 30% я должна была заплатить после изготовления мебели, в день доставки. Шкаф обещали привезти через 21 рабочий день.

В договоре мы указали сумму заказа, сроки изготовления мебели и условия оплаты. Итоговая стоимость шкафа — 53 790 <span class=ruble>Р</span> — меня устраивала. Также по договору я должна была заплатить 5300 <span class=ruble>Р</span> за сборку мебели и 2500 <span class=ruble>Р</span> за доставку
В договоре мы указали сумму заказа, сроки изготовления мебели и условия оплаты. Итоговая стоимость шкафа — 53 790 Р — меня устраивала. Также по договору я должна была заплатить 5300 Р за сборку мебели и 2500 Р за доставку
Один из шкафов, который изготовила фирма для&nbsp;моих родственников. Результат мне нравился. Примерно такой шкаф я и хотела, только побольше
Один из шкафов, который изготовила фирма для моих родственников. Результат мне нравился. Примерно такой шкаф я и хотела, только побольше

Когда я поняла, что меня обманули

Когда заявленный срок изготовления шкафа истек, со мной никто не связался. Я была в отъезде и решила самостоятельно позвонить подрядчику 13 июля, когда вернусь домой. На звонки мне не ответили, но на следующий день замерщик сообщил в «Вотсапе», что сроки сдвигаются на неделю.

Спустя неделю шкаф снова не привезли. Я снова написала в мессенджер и позвонила — в ответ была тишина. В договоре я нашла телефон менеджера, который в итоге взял трубку. Он услышал мою фамилию и причину звонка, пообещал перезвонить позже и тоже пропал.

Я сильно запереживала: все это уже было похоже на развод. Поэтому подключила друзей: попросила их звонить в фирму со своих номеров. Это тоже не помогло. В таком нервном состоянии прошло два дня, после чего в «Вотсапе» пришло сообщение с извинениями и информацией, что шкаф снова задерживается. Новая дата была уже на три недели позже той, что указана в договоре: 29 июля вместо 8. Ничего было не поделать — я возмутилась и стала ждать обозначенного дня.

Параллельно я зашла в «Яндекс-карты», чтобы найти еще какие-то контакты подрядчика, и в свежих отзывах об организации увидела, что я не первый обманутый заказчик. Конечно, в обещанный день никто со мной не связался и мебель не привез.

Тут мы с братом, который заказал у этой фирмы тумбочку по старой дружбе без договора и тоже ничего не получил, начали думать, что нам делать дальше.

В переписке с производителем мебели я несколько раз интересовалась судьбой шкафа. Сначала мне отвечали с большой задержкой, а потом фирма окончательно пропала
В переписке с производителем мебели я несколько раз интересовалась судьбой шкафа. Сначала мне отвечали с большой задержкой, а потом фирма окончательно пропала
В отзывах на «Яндекс-картах» люди рассказывали, что после предоплаты фирма перестала выходить на связь
В отзывах на «Яндекс-картах» люди рассказывали, что после предоплаты фирма перестала выходить на связь
Так я поняла, что меня обманули
Так я поняла, что меня обманули

Попытка найти подрядчика

Мы с братом решили поехать по адресу производства, который был указан в договоре. Это оказалось в 30 километрах от моего дома. Параллельно я пыталась сообщить подрядчику по всем доступным каналам связи, что мы выехали и вызовем полицию, если он продолжит скрываться. Ответа на звонки и смс я не получила.

Мы приехали на производство — и не увидели примерно ничего: никаких людей или машин, только большие закрытые сооружения, похожие на ангары. На одном из них висела единственная желтая вывеска с названием фирмы, поверх которой был наклеен лист бумаги: «Закрыто! Не работаем!». Смысла вызывать полицию по этому адресу не было.

Расстроенные и злые, мы с братом отправились домой. Мы не понимали, что делать дальше и как вернуть хотя бы деньги за шкаф. Никакой мебели нам уже не хотелось. Брат, который заплатил за тумбочку 5000 Р, уже смирился с тем, что ни денег, ни тумбочки он не дождется.

В этот момент маме пришла в голову мысль сделать «новый заказ» для других людей по другому адресу — и так поймать мошенников. На звонки подрядчик не отвечал, поэтому мама отправила смс на номер замерщика: спросила, можно ли заказать мебель. Ответили ей что-то вроде «конечно, присылайте адрес».

Мы были неприятно удивлены тем, что по адресу производства никто уже не работает. И, судя по вывеске, довольно давно
Мы были неприятно удивлены тем, что по адресу производства никто уже не работает. И, судя по вывеске, довольно давно

Как прошла «контрольная закупка»

Мы выбрали день, когда должен был приехать замерщик, — 2 августа. План был такой: я и брат, как обманутые покупатели, должны были поджидать мастера в квартире родителей, готовые в любой момент вызывать полицию.

Мы придумали целый сценарий, как родители будут «заказывать» мебель для себя, а параллельно снимать все скрытым образом на телефон — впоследствии это должно было стать доказательством, что фирма все же работает и принимает заказы. Еще продумали, как сделать фотографию паспорта замерщика, на случай если он попробует скрыться до приезда полиции: в договоре были данные только юридического лица, а о мастере мы ничего не знали.

Все происходило как в типичном российском сериале нулевых про детективов: родители отыгрывали свои роли как настоящие актеры и параллельно вели съемку, а мы с братом прятались в соседней комнате и ждали момента, чтобы выйти «на сцену». Когда родители перешли к «заключению договора» и сделали фото документов замерщика, мы вышли и раскрыли истинную причину встречи.

Сказать, что замерщик — он же менеджер и генеральный директор, как мы уже поняли, — был в шоке, это ничего не сказать. Он пытался убедить меня подождать еще немного, но возвращать предоплату отказывался. На вопросы, почему он не выходил на связь, отвечал, что был слишком занят: много заказов.

Потом подрядчик начал спорить и звонить «своим юристам» — мирно решить спор и разойтись уже не получалось. В итоге мы вызвали участкового и наряд полиции, который прождали около часа, сидя все вместе на кухне.

С помощью участкового я написала заявление о мошенничестве. В документе указала свои требования: вернуть предоплату, выплатить неустойку и возместить моральный ущерб — 50% от размера предоплаты, то есть 19 000 Р. Сумму компенсации я установила самостоятельно: оценила свои моральные страдания и посчитала все издержки во время попыток урегулировать конфликт. Подрядчик в объяснительной написал, что в течение недели обязуется вернуть незаконно удерживаемые деньги.

Можно ли было снимать подрядчика на видео

Неудивительно, что подрядчик загрустил. Не знаю, что ему сказали «его юристы», но перспективы для него были весьма печальные: получать от людей деньги обманом — это мошенничество.

В случае Татьяны мошенничество выражалось в преднамеренном неисполнении договора. Она потеряла более 10 000 Р — это значительный ущерб.

За такое грозит уголовная ответственность: от штрафа в размере до 300 000 Р до лишения свободы на срок до 5 лет.

Правда, факт обмана не всегда просто доказать. Человек может сказать, что хотел выполнить заказ, но не успел: мол, сам не виноват, это все поставщики, мировой финансовый кризис и коронавирус. В такой ситуации полиция уголовное дело не возбуждает и, когда есть договор, отправляет решать спор в суд.

Татьяна практически не оставила подрядчику возможности оправдаться. То, что она сделала, нельзя назвать полноценной контрольной закупкой: такую закупку может проводить только орган государственного контроля. Он проверяет, как компании и ИП исполняют обязательные требования при продаже товаров, выполнении работ и оказании услуг. Бывает еще проверочная закупка — это оперативно-разыскное мероприятие, проводить которое могут только правоохранительные органы.

Действия Татьяны отдаленно похожи на проверочную или контрольную закупку, но фактически ими не являются. С точки зрения закона автор собирала доказательства. Она создала ситуацию, когда подрядчик при свидетелях заявил, что готов принять новый заказ, хотя никакого производства у него нет, а на двери офиса — замок.

С такими доказательствами у него почти не оставалось шансов: если бы он не вернул деньги или не сделал шкаф, полиция бы поняла, что он и не собирался ничего делать, а деньги хотел присвоить. Родители Татьяны могли дать показания, что подрядчик собирался заключить новый договор, а фотографии приобщили бы к уголовному делу как доказательства. Поэтому у подрядчика оставался единственный выход: вернуть деньги. Раз деньги вернули, то и ущерба нет, а значит, уголовное дело возбудить нельзя.

Сама Татьяна в процессе сбора доказательств закон не нарушила. Насколько я понимаю, ее родители не возражали против видеосъемки в квартире, а на своей территории собственники могут делать что угодно. Если бы подрядчик не вернул автору деньги, она имела бы полное право распространять видеозапись, например, в соцсетях. Предъявить претензии по поводу разглашения персональных данных подрядчик не смог бы, поскольку сам нарушил закон.

Спустя неделю фирма вернула мне 38 000 Р за шкаф, а брату — 5000 Р за тумбу. Еще через день на мою карту пришло 1721,28 Р — неустойка за просрочку изготовления мебели, которую подрядчик рассчитал по договору. Моральный вред мне никто компенсировать не собирался.

Я была возмущена суммой, которую выплатила фирма, потому что потратила много времени и нервов. К тому же я два месяца не могла закончить ремонт, мне надо было искать новых изготовителей и снова ждать, когда сделают шкаф. Позже я выяснила, что размер неустойки должен быть выше, чем было предусмотрено в нашем договоре.

А еще — что по закону «О защите прав потребителей» я могу рассчитывать на штраф за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя: 50% от суммы, которую взыщет суд. Я сообщила все это подрядчику в «Вотсапе» и пригрозила иском.

В переписке с подрядчиком я пыталась получить компенсацию и большую неустойку, но представитель фирмы утверждал, что это не предусмотрено законом. Возможно, я неправильно выразилась, а подрядчик не смог или не захотел разъяснить мне мои права
В переписке с подрядчиком я пыталась получить компенсацию и большую неустойку, но представитель фирмы утверждал, что это не предусмотрено законом. Возможно, я неправильно выразилась, а подрядчик не смог или не захотел разъяснить мне мои права
Предоплату подрядчик вернул 9 августа переводом на карту
Предоплату подрядчик вернул 9 августа переводом на карту
А 10 августа я получила 1721,28 <span class=ruble>Р</span> неустойки, которую подрядчик рассчитал в соответствии со своими же условиями
А 10 августа я получила 1721,28 Р неустойки, которую подрядчик рассчитал в соответствии со своими же условиями
Предоплату подрядчик вернул 9 августа переводом на карту
Предоплату подрядчик вернул 9 августа переводом на карту
А 10 августа я получила 1721,28 <span class=ruble>Р</span> неустойки, которую подрядчик рассчитал в соответствии со своими же условиями
А 10 августа я получила 1721,28 Р неустойки, которую подрядчик рассчитал в соответствии со своими же условиями

Отказ в возбуждении уголовного дела и подготовка иска в суд

Через 10 дней после «контрольной закупки» я получила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела: подрядчик вернул деньги, поэтому признаков преступления не было. А гражданско-правовой спор между мной и мебельной фирмой полиция предложила разрешить в суде.

Компенсацию подрядчик так и не выплатил — проигнорировал мое последнее требование. Поэтому я решила действовать по закону и взыскать деньги через суд. Я изучила законы и форумы, где люди рассказывали о похожих ситуациях. Как оказалось, вот на что я могла рассчитывать.

Пени за просрочку. В моем договоре подрядчик указал, что за каждый день просрочки обязуется выплатить штраф — 0,1% от цены заказа, но не более стоимости работы. А по закону, если исполнитель нарушает сроки, он уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3% от цены выполнения работы, но не более общей стоимости заказа. В договоре может быть установлен и больший размер неустойки, но никак не меньший.

Я посчитала, что просрочка составила 41 день, то есть сумма пени превысила стоимость шкафа:

3% × 41 × 53 790 Р = 66 161,7 Р

В таком случае я претендую на 100% от цены заказа — это 53 790 Р.

Компенсация морального вреда. Здесь я руководствовалась своим видением ситуации. Мне пришлось потратить много времени на разъезды в поисках подрядчика, посещение полицейских участков. Мои родственники тоже тратили время и нервы. А шкаф я так и не получила.

Закон не устанавливает каких-либо размеров компенсации — достаточно лишь факта нарушения прав потребителя.

Я посчитала справедливой компенсацию морального вреда в 25 000 Р.

Потребительский штраф. Поскольку подрядчик не выполнил все мои требования добровольно, я могла рассчитывать еще и на сумму штрафа по закону «О защите прав потребителей».

Заранее рассчитать размер штрафа невозможно: непонятно, сколько в итоге взыщет суд. Но итоговая сумма явно должна была получиться больше тех 1721,28 Р, что мне щедро выслал подрядчик.

Я никогда не имела дела с судами, поэтому обратилась к юристу. Он помог составить иск и разъяснил мне процедуру обращения в суд. На юриста я потратила 3000 Р.

Исковое заявление и приложения к нему — копии договора, квитанций о внесении и возврате предоплаты, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а также квитанцию об отправке экземпляра иска ответчику — я подала по месту своего жительства мировому судье, так как цена иска была меньше 100 000 Р. Госпошлину не платила: по искам о защите прав потребителей ее нет.

Документы пришлось направлять почтой, хотя здание суда находится в соседнем со мной доме: тогда действовали ограничения из-за коронавируса. Заказные письма с описью обошлись мне примерно в 1000 Р.

В иске я потребовала взыскать с мебельной фирмы неустойку в размере стоимости шкафа, моральный ущерб, а также штраф за то, что добровольно подрядчик эти требования не выполнил. Документы в суд я направила в середине октября
В иске я потребовала взыскать с мебельной фирмы неустойку в размере стоимости шкафа, моральный ущерб, а также штраф за то, что добровольно подрядчик эти требования не выполнил. Документы в суд я направила в середине октября

Как прошли заседания суда

Мой иск приняли сразу, собеседование — предварительное заседание — назначили на 5 ноября. Все этапы рассмотрения дела я отслеживала на сайте своего судебного участка.

Первое заседание было назначено на 25 ноября, но его перенесли, потому что подрядчик в суд не явился. После второго заседания, на котором также не было ответчика, мне сообщили, что я не могу претендовать на потребительский штраф: суд обратил внимание на то, что я не отправляла подрядчику письменную претензию.

Я была готова к такой ситуации и знала, что претензионный порядок в моем случае не обязателен, так как изготовление мебели не относится к услугам связи или перевозки. Свое несогласие с позицией мирового судьи я смогла выразить только по телефону: из-за коронавируса судебный участок закрыли для посещения. Оставалось только ждать. Рассмотрение дела несколько раз переносили — то из-за отпуска судьи, то из-за новогодних каникул.

Спустя три месяца, 14 января 2021 года, суд вынес заочное решение — удовлетворил мой иск частично: неустойку мировой судья определил в размере 51 638,4 Р, а моральный вред оценил в 3000 Р. Потребительский штраф составил 27 319,2 Р. Итого суд взыскал в мою пользу 81 957,6 Р.

Движение моего дела в суде. Заседания постоянно переносились — рассмотрение дела заняло почти три месяца
Движение моего дела в суде. Заседания постоянно переносились — рассмотрение дела заняло почти три месяца
Суд взыскал в мою пользу 81 957,6 <span class=ruble>Р</span>: моральный вред оценил в 3000 <span class=ruble>Р</span>, а не в 25 000 <span class=ruble>Р</span>, как я просила, и немного снизил неустойку
Суд взыскал в мою пользу 81 957,6 Р: моральный вред оценил в 3000 Р, а не в 25 000 Р, как я просила, и немного снизил неустойку

Попытки получить деньги

Мои первые эмоции после завершения судебного процесса были неподдельно радостными: я была уверена, что скоро получу положенные мне деньги. Но это было слишком оптимистично: за все время разбирательства подрядчик даже не подумал со мной связаться.

Я дождалась, когда решение вступит в силу — через месяц с момента вынесения, и получила на руки исполнительный лист. Чтобы взыскать деньги, решила подать лист напрямую в банк ответчика. По идее, так сроки взыскания должны были быть сильно короче, чем если бы я обратилась к судебным приставам.

Чтобы узнать, в каких банках открыты счета у подрядчика, я обратилась в налоговую инспекцию с копией исполнительного листа и заявлением о предоставлении такой информации. По закону взыскатель вправе получить выписку по счетам должника из ИФНС. Это занимает около недели.

В выписке, которую мне выдала инспекция, были указаны два разных банка, в которых у мебельной фирмы открыты счета. Из них нужно было выбрать один, так как исполнительный лист в банк нужно подавать в оригинале. Я так и сделала, а 28 апреля получила почтовое уведомление, что исполнительный лист приняли в работу. Как только на счете должника появятся деньги, в порядке очереди мне вернут взыскиваемую сумму. Пока этого не произошло.

Через неделю после моего обращения ИФНС прислала необходимые сведения о банковских счетах мебельной фирмы
Через неделю после моего обращения ИФНС прислала необходимые сведения о банковских счетах мебельной фирмы
В конце апреля банк подтвердил, что мой исполнительный лист в работе и деньги в мою пользу будут взыскивать по мере поступления на счет должника
В конце апреля банк подтвердил, что мой исполнительный лист в работе и деньги в мою пользу будут взыскивать по мере поступления на счет должника

Что в итоге

Разбирательства с мебельной фирмой заняли у меня девять с половиной месяцев — с даты, когда мне должны были привезти шкаф, и до момента подачи исполнительного листа в банк. Я никуда не спешила, в этот срок входят мои отъезды и другие события, из-за которых я не могла заниматься взысканием денег.

На спор с подрядчиком я потратила около 4000 Р — это расходы на юриста и почтовые отправления. Транспортные расходы на разъезды по всем необходимым инстанциям посчитать сложно.

Заявление в банк я подала 20 апреля 2021, и с тех пор ничего больше не произошло — в итоге мне удалось вернуть только 38 000 Р предоплаты и 1721,28 Р сверху. Денег по суду я так не получила. Нужно собраться с силами и продолжить борьбу — уже через приставов. Хотя на сайте Федеральной службы судебных приставов я увидела, что за время разбирательств у мебельной фирмы появились долги еще на 222 тысячи по исполнительным листам от других обманутых клиентов. Поэтому взыскать оставшиеся деньги, скорее всего, будет сложно.

А шкаф я в итоге заказала в другой небольшой фирме. Изготовили и собрали все в срок и очень качественно — так, как я и хотела. Так что ремонт я все-таки доделала.

Как оказалось, не одна я судилась с мебельной фирмой: долгов у подрядчика много
Как оказалось, не одна я судилась с мебельной фирмой: долгов у подрядчика много
Вот таким получился новый шкаф — все как я и хотела, кроме мягкого сиденья. Но позже моя мама сама сшила подушку на банкетку
Вот таким получился новый шкаф — все как я и хотела, кроме мягкого сиденья. Но позже моя мама сама сшила подушку на банкетку
Мой кот по имени Громобой тоже был очень рад обновке
Мой кот по имени Громобой тоже был очень рад обновке
Вот таким получился новый шкаф — все как я и хотела, кроме мягкого сиденья. Но позже моя мама сама сшила подушку на банкетку
Вот таким получился новый шкаф — все как я и хотела, кроме мягкого сиденья. Но позже моя мама сама сшила подушку на банкетку
Мой кот по имени Громобой тоже был очень рад обновке
Мой кот по имени Громобой тоже был очень рад обновке