24.12.20
31K
83

«Не сказал бы, что я разбогател»: сколько зарабатывает разработчик в финтех-стартапе

В Роттердаме

«Не сказал бы, что я разбогател»: сколько зарабатывает разработчик в финтех-стартапе

Читатели Т—Ж регулярно делятся рассказами о своей работе и зарплате.

Герой этого выпуска — бывший трейдер из Екатеринбурга, который в 32 года решил стать программистом. За несколько лет он успел поработать в местной ИТ-компании, переехать в Москву, а затем в Нидерланды. Сейчас он занимается финтех-стартапом в Роттердаме и морально готовится устраиваться в «Теслу» или «Гугл».

Это история читателя из Сообщества Т—Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Образование

Мое образование абсолютно не связано с программированием. Я получил диплом по специальности «финансы и кредит», изучал биржевое дело во второсортном институте фондового рынка в Екатеринбурге. Несмотря на то что это было образование ради корочки, в студенческие годы я действительно полюбил трейдерскую деятельность. После выпуска пошел работать по профессии: в середине 2000-х устроился арбитражным трейдером в местную инвестиционную компанию. Торговал ценными бумагами и другими инструментами.

Каждый, кто хочет быть трейдером, считает, что в этой сфере очень просто заработать, что это просто Клондайк. На самом деле, чтобы реально что-то заработать в трейдинге, нужен большой опыт и хорошее понимание рынка. Знаю людей, которые лишь спустя десять лет работы начинают что-то понимать в профессии и получать за это приличные деньги.

У меня была сдельная зарплата: минимальный окладик — 10 000 Р, чтобы уложиться в МРОТ, плюс процент от биржевого заработка — сколько заработал, столько и получил. Иногда это были хорошие проценты, порой их не было совсем. Когда мне везло, я мог заработать 250 000 Р за день. Но потом я мог в один момент проиграть те же деньги. В среднем выходило тысяч 20—30 сверх оклада. Итого порядка 40 тысяч — средний доход для того времени.

За четыре года из простого «пушечного мяса» я дорос до управляющего филиалом. Отвечал за все бизнес-процессы, проводил риск-менеджмент для находившихся у меня в подчинении трейдеров, следил, чтобы они не проигрывали много денег. Но я был слишком заносчивым руководителем. Не хочу больше занимать руководящие должности — это не для меня, мне нужно что-то более креативное.

Работа трейдера в целом мне нравилась. Но она довольно нервная: никогда не знаешь, как закончится месяц, получишь ты свои проценты или нет. Тебя кидает из крайности в крайность.

Когда что-то зарабатываешь, чувствуешь кайф, когда теряешь, ощущаешь злость и бьешь по клавиатуре кулаком.

Серьезно, клавиатура там была расходным материалом. Весь этот стресс может вылиться в болезни. За годы работы трейдером у меня развился гастрит, и я даже попал в больницу.

Поэтому однажды я решил поменять работу на более спокойную и ушел в казначейский отдел банка. Мне нравилась эта работа, это опыт, о котором я ни капли не жалею. В отличие от трейдинга, где я все время сидел в одиночестве перед монитором и торговал, здесь мне нужно было общаться с контрагентами или клиентами, которые хотят купить валюту или облигации: ты называешь им цену, котируешь, так сказать, и проводишь сделку. Я постоянно был на телефоне и оттачивал свой коммуникационный скилл.

Все это время я имел дело с чужими деньгами и ответственности за действия клиентов не нес, просто выполнял их ордера. Например, однажды мне нужно было купить 2 млн евро для одной уральской спортсменки. Выходить на рынок с таким объемом стрессово: твою заявку сразу увидят и начнут от тебя «бегать». Поэтому мне пришлось покупать по чуть-чуть в течение дня, но я справился, и это было приятно.

В банке я проработал три года. Там у меня была стабильная зарплата — 50 000—75 000 Р. Это неплохая сумма для Урала — думаю, и сейчас в Екатеринбурге можно нормально жить на такие деньги.

Программирование

Все эти годы работы в финансовой сфере я интересовался программированием и активно его изучал в свободное время. Благо в банке у меня его было очень много между всеми этими звонками.

Посреди рабочего дня я спокойно занимался своим хобби — спасибо моему начальнику, который закрывал на это глаза.

Если бы он загрузил меня чем-нибудь, я бы не научился всему так быстро. Например, именно тогда я начал делать интерфейсы и скрипты VBA в «Экселе» для упрощения различных расчетов, и в итоге именно это переросло в желание развиваться дальше и освоить VB.NET и Delphi.

Как выяснилось, я люблю программировать. Я все время что-то оптимизировал и автоматизировал — начал с внутренних процессов в отделе. Например, в нашем казначействе был терминал Bloomberg, в котором можно найти всю информацию о ценных бумагах. Он довольно дорогой, поэтому стоял только на одном компьютере, к которому специально подходили все, кому нужно было что-то посмотреть по инструментам, облигациям, акциям.

Думаю, именно лень толкает многих программистов что-то автоматизировать. Вот и меня в этой ситуации не устраивало вставать со своего места и куда-то идти. Поэтому за пару недель я написал первую рабочую версию клиента TCP/IP, который коммуницировал с нужным компьютером онлайн через локальную сеть. Сервер, стоявший на машине с терминалом, получал данные из Bloomberg и отправлял через сеть на другие компьютеры. Так стало возможным получить нужные данные, не вставая с места.

Потом я написал еще одну программку с простым интерфейсом. Она получала данные о текущих торгуемых акциях с сайта Московской биржи и рисовала карту, где на оси времени и доходности видна кривая, показывающая, какие ценные бумаги в настоящий момент выгодно купить, а какие не очень. Такая карта активно используется в мире фондового рынка. Затем — самое важное, конечно, — я сделал калькулятор доходности облигаций. Его тоже все использовали в деле, потому что иначе пришлось бы считать в «Экселе» или использовать какие-то платные утилиты — например, с сайта для казначеев Cbonds.

Словом, я многому тогда научился в программировании. Начал осваивать C#,.NET и веб-разработку. В какой-то момент я понял, что могу автоматизировать все, что приходит в голову, проектики, которые я написал, тогда мне казались очень крутыми, я считал себя практически богом программирования.

Работая трейдером или казначеем в екатеринбургском банке, я не видел для себя перспектив. Чтобы расти в этой сфере, мне нужно было идти в менеджмент, а как я уже упомянул, у меня нет скилла управления людьми. Поэтому я решил, что надо попробовать себя в программировании.

Мне было страшно начинать с нуля, я не знал, как это — работать программистом, не понимал, что меня ждет. Я долго сомневался: у меня семья, ребенок, зачем идти сейчас куда-то в неизвестность, когда здесь я стабильно получаю свои 75 000 Р? Но жена убедила меня попробовать.

Спустя четыре года работы в трейдинге и три года работы в банке я принял непростое решение: перечеркнуть все, к чему шел, и в 32 года начать заново.


Смена профессии

Я стал искать работу. Но у меня не было профессионального опыта в разработке, и никто не решался взять меня в мои 30 с лишним лет программистом на ту же зарплату, которую я получал в банке. На это пошла только одна аутсорсинговая ИТ-компания. Ее ресурсы находятся в Екатеринбурге, Красноярске и других дешевых по зарплатам городах, а основной бизнес — в США. Так можно продавать услуги клиентам за американские доллары, а платить зарплаты в российских рублях. Возможно, поэтому для них зарплата 75 000 Р была не такой уж большой и они готовы были взять меня джуниором, то есть начинающим программистом. Но мне поставили условие: за месяц я должен был освоить ряд технологий, среди которых Angular и.NET.

Я быстро понял, что все мои знания в разработке на тот момент были просто каплей в море.

Мне приходилось тратить все свободное время, чтобы наверстать упущенное. Но это было важно и интересно, и мне удалось за месяц освоить все необходимое. В принципе, у меня неплохо получалось, но я понял, что все, что я написал до этого, извините, было говнокодом.

Так я начал работать в команде разработчиков по agile-методологии. До сих пор безмерно благодарен компании за то, что дали мне шанс «перепрыгнуть» на верный путь. Я проработал там два года — этого хватило, чтобы понять, как устроены процессы в программировании и как работать в команде.

В сфере ИТ высокая текучка: год-два — и нужно что-то менять. Всем компаниям требуются программисты, а хороших специалистов мало, и поэтому их перекупают, люди часто переходят на другое место ради большей зарплаты. Недавний тренд — особый спрос на фронтенд-девелоперов, которые пишут юзер-интерфейс. Иногда даже в шутку говорят, что фронтендеры сидят на золотых унитазах, — возможно, так и есть. Но на самом деле все программисты сейчас очень востребованы.

В общем, спустя пару лет я понял, что мне нужно двигаться дальше. В Екатеринбурге мне уже становилось тесно, и я начал искать работу в Москве. Опять было страшно, но супруга вновь меня поддержала.

Многие провинциалы не любят столицу, называют ее Москвабадом и другими прозвищами. Я был в Москве только один раз в детстве и ехал с дурным предчувствием. Несмотря на все это — а возможно, как раз благодаря таким ожиданиям, — Москва мне очень понравилась, и я до сих пор считаю ее лучшим городом — по крайней мере, в России.

В столице меня взяли в Luxoft — довольно крупную аутсорсинговую компанию. Мне пообещали, как я думал, большую зарплату.

120 000 Р — вау, в Москве столько платят?

Правда, на новом месте мне совсем не понравилось. На моем предыдущем месте работы все было лампово, по-домашнему, было немного людей и все друг друга знали, а здесь принцип «сиди и работай».

Буквально в течение месяца я нашел замену — ушел работать в «Лабораторию Касперского» уже за 170 000 Р, потом зарплату мне повысили до 180 000 Р. Конечно, я удивился, как так — там 120 000 Р, тут 170 000 Р, как-то странно. Но я был счастлив.

Сначала я даже не знал, что в ИТ такие высокие зарплаты. Когда я уходил из банка и менял направление деятельности, у меня не было никакой финансовой подушки. Я жил на зарплату и, если честно, вообще не думал о деньгах. Мне хотелось профессионально заниматься тем, что мне нравится. Деньги стали «побочным эффектом» любимого дела. И я до сих пор считаю, что лучший способ прийти к финансовому успеху — интересоваться и любить то, что делаешь.

Я проработал в «Касперском» меньше года, но это были лучшие времена в моей карьере программиста. По ощущениям, это практически как работать в «Гугле». Было весело: хорошая команда, много друзей. Шикарные бенефиты — кафе, настольный теннис, спортзал, и все это дается тебе просто так. Компании, которые борются за программистов, вынуждены их таким образом привлекать. Если честно, меня и правда этим подкупили.

Место работы

Изначально я не планировал уезжать, рассматривал переезд в Европу лишь как долгосрочную цель. А когда увольнялся из банка, это вообще была моя несбыточная мечта. Но уже спустя год после переезда в Москву мне подвернулась такая возможность. Мой бывший коллега из Luxoft, с которым я успел поработать в течение месяца, устроился в нидерландский стартап и позвал меня с собой. Конечно, я не стал отказываться. Тем более что за время работы программистом мне удалось неплохо подтянуть английский.

Оказалось, что это финтех-стартап, разрабатывающий платформу Banking-as-a-Service для доверительных управляющих на фондовом рынке. Это мне идеально подошло. Я не хотел терять опыт работы в банке и трейдинге, и поэтому у меня была цель найти работу программистом, но связанную с финансами, — я знаю всю эту подноготную и могу привнести дополнительную ценность в такой проект.

И вот я третий год работаю в этой компании и собираюсь продолжать. Я мог бы сейчас — и это было бы рационально — с уже полученным опытом пойти дальше, на большую зарплату.

Но мне нравится моя работа и проект, который мы делаем. У меня получается мои знания из прошлого с помощью моих знаний из настоящего воплощать в продукте, который нравится людям.

Это доставляет мне больше удовольствия, чем пилить какой-нибудь порносайт за более высокую зарплату.

Конечно, здесь много других хороших проектов, например «Букинг», куда меня взяли бы на большую зарплату уже сейчас. Но, по отзывам, атмосфера там примерно такая же, как в Luxoft, — нужно просто сидеть и работать. А в нашем стартапе все гораздо проще, у меня нет никакого графика — только пул задач. Можно в любой момент взять отпуск или день отгула, если заболел или просто хочешь поехать отдыхать, за счет незначительного уменьшения зарплаты. Я не готов от этого отказываться. Поэтому за меньшую зарплату работаю здесь с большим удовольствием.

Конечно, в нашем стартапе есть и недостатки — например, здесь скудные бенефиты. Тем не менее это лучшая компания, где мне доводилось работать, по ряду показателей: балансу между работой и личной жизнью, свободе разработки и современному стеку технологий.


Суть профессии

Мой путь в программисты был не так уж тяжел, не сказал бы, что я сильно напрягся: возможно, мой мозг от природы работает в нужном направлении, плюс сыграло свою роль то, что я всегда интересовался этой темой. Однако я знаю много людей, у которых ничего не получилось, потому что они не понимали, что нужно делать и как все это работает.

В общем, программирование определенно не для всех. Хотя, например, если в «Экселе» вы не просто переставляете ячейки местами и используете простые формулы, а пытаетесь самостоятельно писать макросы, то, вероятно, вы можете задуматься о профессии программиста. Но только если у вас действительно есть желание заниматься этим сутки напролет.

Разработка подходит только тем, кто в состоянии по восемь часов сидеть перед монитором, выполняя рабочие задачи, а вернувшись домой, пробыть у компьютера еще столько же времени, делая что-то для себя. Нужно быть готовым к тому, что придется тратить все свое свободное время, порой в ущерб семье, на освоение нового. Знания не возникают сами по себе — их нужно добывать, начиная с основ и заканчивая какими-то деталями. А для этого нужно много работать.

Рабочий день

Мой типичный день начинается в 08:00 — просыпаюсь, принимаю душ, завтракаю, смотрю «Ютубчик». В 09:00 открываю лэптоп и смотрю задачи. В 10:00 у нас обычно стендап-митинг, а с 10:30 начинается полноценная работа. С 13:00 до 14:00 прерываюсь на обед, а затем снова возвращаюсь к работе.

Рабочий день обычно заканчивается тогда, когда я справляюсь с текущей задачей или теряю концентрацию внимания. Иногда это происходит в 16:00, иногда в 20:00 — мне нравится, что за временем можно не следить.

Подработки не беру, чтобы оставалось время на жизнь и саморазвитие.

Моя мечта — уехать в австрийские горы и работать удаленно из какой-нибудь тирольской деревушки. Из-за пандемии я уже полгода работаю из дома, и мне это очень нравится.

Все о работе и заработке
Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Доходы и расходы

Сейчас моя зарплата до налогов — примерно 5000 € в месяц с учетом вычета, предоставляемого Нидерландами высококвалифицированным мигрантам. Это чуть меньше, чем я мог бы получать как программист в Амстердаме, но для Роттердама — даже чуть выше среднего. Хотя в целом и здесь не составит труда найти зарплату выше.

Не сказал бы, что я разбогател. Просто получаю среднюю для программистов зарплату. И в Москве, и в Екатеринбурге она у меня тоже была средней. В общем, я средний программист, не то чтобы разбогатевший.

Я не уехал в Кремниевую долину, не организовал свой стартап и не заработал миллионы.

Может быть, когда-нибудь это случится, но не сейчас. Если бы я остался в финансовой сфере, то вряд ли получал бы сейчас столько же. Сопоставимую с моей московской зарплатой — возможно. Но в любом случае мне пришлось бы уехать в Москву, потому что в Екатеринбурге довольно узкий рынок финансовых специалистов и буквально по пальцам можно пересчитать банки, имеющие казначейство.

Но останься я на прежнем месте, вряд ли я смог бы уехать работать в Европу. Опыт работы в финансах в России за рубежом не нужен. Кроме того, работа программистом зачастую предполагает общение с иностранными клиентами и параллельно ты оттачиваешь свой английский. В российской финансовой сфере язык я бы не подтянул.

Конечно, теперь я зарабатываю раза в три больше, чем в Москве. Но мою зарплату в Нидерландах лучше не переводить в рубли: здесь иной уровень жизни и другие цены. Я бы даже сказал, что, получая 180 000 Р в Москве, я чувствовал себя немного свободнее в финансовом плане. Здесь везде subscription, то есть подписка на услуги, и в течение жизни ты подписываешься на такое их количество, что в итоге к концу месяца, когда все это автоматически списывается с карточки, от твоей зарплаты ничего не остается. Но откладывать сейчас у меня все равно получается больше, чем в Москве, и я этим доволен.

Сейчас я могу позволить себе все, что необходимо для повседневной жизни, не задумываясь о том, когда будет следующая зарплата. Хотя, конечно, есть потребности более высокого класса, например покупка автомобиля или выбор места отдыха, которые я все еще не могу совершить, не оценив предварительно свой баланс. Все еще приходится выбирать между трехзвездочным отелем в Швейцарии, четырехзвездочным в Италии или пятизвездочным в Турции. Будь у меня зарплата в два раза больше, я бы об этом не думал и просто ехал, куда хочется.

Решить поехать на целый месяц в Исландию и просто сделать это — вот для меня богатство.

Сейчас я такой возможности не имею, потому что у меня нет соответствующих накоплений. И работать все-таки нужно. Для меня быть богатым — не значит обладать яхтой или каким-нибудь Мазерати. Думаю, богатство — это финансовая независимость от кого бы то ни было. Я понял бы, что разбогател, когда мне не пришлось бы экономить.

Не помню таких случаев, когда я прямо шиковал. Вообще, шик для меня — это не отдых с друзьями на яхте где-нибудь в Сен-Тропе, а пеший поход в горы на Урале, посещение Эйгера, подъем на Монблан, поездка на Язык Тролля в Норвегии. Мечтаю на целый месяц уехать в США, прокатиться по трассе 66.

Этим летом мне все-таки удалось на неделю съездить в Швейцарию. Это был пеший поход с другом, отель нам не был нужен, и вышло довольно недорого. С семьей летом я ездил в Сен-Тропе. Правда, без яхты и не в люксовый отель на берегу, а просто в семейный кемпинг, где собралось много детей, — поехали туда, исходя из интересов ребенка. Вышло тоже недорого — около 2000 €.

Финансовые цели

Моей первостепенной финансовой целью был дом в Нидерландах. Здесь дешевле взять дом в кредит и выплачивать ежемесячные ипотечные платежи, чем платить аренду. Цены на хорошие новостройки тут начинаются от полумиллиона евро. Я купил вторичку за 340 тысяч, это средняя цена. Взял ипотеку на 30 лет. За аренду я платил 1250 €, а ипотечные платежи обходятся чуть дешевле — 1230 €.

Теперь хочу поменять мой старый Фольксваген Гольф на БМВ второй серии, Мини Кантримен или Фольксваген Тигуан.

Еще одна моя финансовая цель — накопить подушку безопасности. Еще в будущем хочу иметь пассивный доход, но конкретного плана, как это сделать, у меня пока нет. Сейчас деньги, которые остаются после всех ежемесячных трат, инвестирую в акции зарубежных фондовых рынков.

Будущее

Я уже сейчас пытаюсь подаваться на работу в крупные компании вроде «Амазона», «Теслы» или «Гугла», чтобы узнать, как это — работать в одной из ведущих компаний в мире.

Надеюсь, что стартап, в котором я работаю сейчас, однажды «выстрелит» и, как владелец некоторых акций, я получу неплохие бенефиты. В том числе поэтому я пытаюсь делать все возможное, чтобы наш продукт был качественным.

В Кремниевую долину и вообще в Америку меня пока не тянет. Но я думаю про свой стартап, собираю идеи, даже самые безумные, — а вдруг они и не безумные вовсе?

Все безумные идеи — это что-то новое в итоге.

Пока я активно создаю небольшие опенсорсные программки, проекты с открытым исходным кодом, которые, возможно, помогут людям. Делаю это из альтруистических соображений — просто хочу поделиться, законтрибьютить в мир, так сказать. Возможно, когда-то я и правда создам что-то свое, но пока не дорос.

Олеся Власова
Решились бы в 30 лет все изменить? Или вы уже? Поделитесь мечтами, планами или опытом:
УЧЕБНИК

Расскажем, как получать пассивный доход

Бесплатный аудиокурс для начинающих инвесторов: слушайте уроки по 10 минут в день — и уже через неделю вы сможете собрать свой первый портфель
  Скачать для Айфона  
Лучшее за неделю
Море полезных статей о финансах
В вашей почте дважды в неделю. Рассказываем только о том, что касается вас и ваших денег