В экономически благополучном 2019 году только МВД выявило больше 75 тысяч беспризорников.

Мы посмотрели статистику и узнали, сколько беспризорников в России, как с этой проблемой борется государство и насколько эффективны меры, которые принимают власти.

Кого считают беспризорниками

Отдельной статистики по беспризорникам нет. Государство считает одновременно и беспризорных, и безнадзорных детей, а это разные термины.

Безнадзорные дети — те, чьи родители не выполняют своих обязанностей по воспитанию, обучению и содержанию. Беспризорные — безнадзорные, которым негде жить.

Как показывают исследования, если безнадзорные дети уходят из дома, причины этого решения почти всегда в семье: родители пьют, жестоко обращаются с детьми. А еще влияет школа — например, когда учителя не обращают внимания на сложившуюся в семье ситуацию.

Беспризорных детей, которых выявила полиция или органы соцзащиты, помещают в социально-реабилитационные центры. Это место, где дети временно живут, учатся, общаются со сверстниками. Там же психологи и педагоги учат беспризорников самостоятельно жить в обществе, решать бытовые вопросы.

После того как ребенок покинет центр, его могут вернуть в семью, но при условии, что родители до этого выполняли свои обязанности. Бывает, что ребенка передают другим родственникам, например бабушке и дедушке. При этом родительских прав маму и папу не лишают. Если же выяснится, что ребенка дома унижали, били или он уже не первый раз сбегает, отца и мать могут лишить родительских прав, оштрафовать или даже осудить.

Когда родителей лишают родительских прав, ребенку пытаются найти опекуна — как правило из числа родственников — или приемную семью, но могут и отправить в детдом. В последнем случае он станет социальным сиротой. Так называют несовершеннолетних, которые остались без попечения родителей, — то есть детей, чьи родители живы, но лишены прав. К таким относится около 80% воспитанников детдомов.

С 2008 по 2019 год количество детей, родители которых ограничены в правах, росло на 6% ежегодно — за исключением трех лет. Это может быть связано не только с ухудшением климата в семьях: с 2007 года лишение родительских прав чаще стали заменять ограничением в правах.

Считается, что ограничение в правах позволяет наладить работу с проблемной семьей и не лишать ребенка общения со значимыми взрослыми. Но, по данным специалистов Фонда Елены и Геннадия Тимченко, после этого только около 10% родителей восстанавливают свой статус. Пока ребенок временно находится в детском учреждении, с самой семьей никто не работает. Центры реабилитации могут консультировать и поддерживать родителей лишь по их собственному запросу, а это происходит нечасто.

Насколько эффективна работа государства

В России накопилось много позитивного опыта по решению проблем с безнадзорными детьми, но на системном уровне пока остались механизмы «пожарной команды». Государство реагирует на уже перезревшие проблемы у конкретных детей и в конкретных семьях. Не хватает современной законодательной базы.

Сейчас основная задача — профилактика. Кризисной семье нужно помогать, причем не перекладывая на себя ответственность за детей, а добиваясь изменений в самой семье, чтобы она научилась заботиться о детях. Принято решение полностью переработать федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», чтобы он регламентировал методику раннего выявления неблагополучия и четкую организацию работы с каждым случаем с индивидуальным подходом.

В каких регионах ситуация хуже всего

Учет беспризорных и безнадзорных детей в России ведут несколько ведомств — Минтруд, Минздрав, МВД, но раскрывает данные только полиция. Правоохранительные органы считают тех, кого поймали на улице или задержали после совершенного правонарушения, а также детей, чьи родственники заявляют о пропаже ребенка. При этом, по данным поискового отряда «Лиза Алерт», родители из неблагополучных семей очень редко подают такие заявления.

В целом в России количество беспризорных и безнадзорных детей идет на спад: если в 2010 году в стране их выявили более 100 тысяч, то в 2020 — чуть меньше 60 тысяч.

Источник: МВД РФ
Источник: МВД РФ
Источник: МВД РФ
Источник: МВД РФ

Мы посмотрели, в каких регионах растет количество беспризорных и безнадзорных детей на 1000 жителей младше 16 лет. Чтобы исключить случайные колебания в отдельные годы, смотрели на ситуацию за два трехлетних периода: 2015—2017 и 2018—2020.

В 31 регионе из 81 (по четырем территориям данных нет) за последние три года количество таких детей выросло. Лидеры по количеству беспризорников — Тыва, Марий Эл, Псковская область, Хабаровский край и Курганская область: 6—8 человек на 1000 жителей младше 16 лет. Для сравнения, в среднем по стране — 2,2 человека. В целом получается, что чем выше уровень жизни в регионе, тем меньше там беспризорных детей.

Из каких семей уходят дети

Не существует каких-то однозначных характеристик, по которым можно выделить семьи, где дети подвержены риску безнадзорности. Обычно это семьи в кризисе. Источником последнего может быть негативный детский опыт родителей, их характер и особенности здоровья, зависимость от алкоголя, дефицит поддержки, серьезные социальные проблемы, на решение которых не хватает сил и внутренних ресурсов. Чаще всего семьи, которые не могут заботиться о детях, социально не адаптированы, но это не значит, что во внешне благополучных, материально обеспеченных семьях не может возникнуть таких проблем.

В неполных или конфликтных семьях, а также в семьях, где родители пьют или имеют криминальное прошлое, вероятность того, что ребенок уйдет на улицу, еще выше. Особенно если он сталкивался с насилием со стороны кого-то из близких. По нашим подсчетам, если ребенок ушел из семьи, то он пополнит ряды несовершеннолетних преступников с вероятностью 61%. Дети мигрантов, в том числе внутренних, которые не сумели найти работу и адекватное жилье, находятся в зоне повышенного риска.

Благотворительный фонд Тимченко и аналитический центр при правительстве РФ исследовали причины социального сиротства. Выяснилось, что родителей 40,4% таких детей лишили прав из-за злоупотребления алкоголем, 24,5% — из-за того, что уклонялись от воспитания и не смотрели за детьми, 14,1% — из-за материальных трудностей. Если ребенка не на что содержать, семья может отказаться от него добровольно.

Проблемами социальных сирот занимаются государственные и частные благотворительные фонды. Подобные программы есть у Российского детского фонда, Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, «Волонтеров в помощь детям-сиротам», Фонда профилактики социального сиротства, а также небольших фондов, которые работают в регионах. Они обучают специалистов работе с кризисными семьями, организовывают программы социальной адаптации, благотворительные акции, пропагандируют семейные ценности. Но основной фокус их работы — дети, оставшиеся без попечения родителей, и дети с особенностями развития.

Некоторые организации, такие как всероссийская «Расправь крылья!», петербургский «Апрель», тверская «Константа», вологодская «Дорога к дому», заботятся о детях, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Например, помогают семьям, пережившим пожар или наводнение, потерявшим единственного кормильца или таким, где есть дети с особенностями физического развития: передают вещи, оказывают психологическую и юридическую помощь. Часто российские фонды работают при государственной поддержке или при поддержке крупных компаний, в том числе государственных. Среди партнеров «Дороги к дому» — «Северсталь», «Константы» — «Лего».

Всего в России зарегистрировано 5133 НКО в сфере социального сиротства — это 1,7% от всех НКО социальной направленности. Для сравнения, общественных организаций, которые занимаются патриотическим воспитанием, — 17 582, а развитием физкультуры и спорта — 30 679.

Есть благотворительные фонды и пункты помощи при РПЦ. Часто религиозные люди сами организовывают благотворительные выезды и собирают пожертвования. Но масштабы такой ресоциализации небольшие: в стране насчитывается всего пара десятков детских церковных приютов.

Источник: Росстат
Источник: Росстат
Источник: Росстат
Источник: Росстат

Как у них

В США и Великобритании почти нет детских домов и центров реабилитации: считается, что они неэффективны. Вместо этого детей, оставшихся без попечения родителей, стремятся устраивать в приемные, или фостерные, семьи. Это не то же самое, что усыновление: государство заключает с такой семьей договор на воспитание ребенка, платит за это и проверяет условия содержания. 75% сирот в США и Великобритании живут в фостерных семьях.

Международные фонды и крупные НКО по борьбе с беспризорностью и безнадзорностью призывают направлять ресурсы на предупреждение беспризорности и на решение социально-экономических проблем, которые ее вызывают. Это считается более эффективным, чем попытки вытащить детей с улицы. Обычно программы таких организаций нацелены на поэтапную поддержку: оказать содействие беспризорным детям и вовлечь общественные институты.

Непосредственная помощь детям включает организацию приютов временного пребывания. В таких местах дети получают медицинскую, юридическую помощь, вещи первой необходимости. Под вовлечением общественности подразумеваются тренинги сотрудников НКО, привлечение местных общественных организаций, восстановление связей с родственниками и школой.

Главным пунктом реабилитации беспризорников фонды называют получение образования. А основной проблемой — недофинансирование и слабую развитость программ превентивной помощи. Детям некуда обратиться, и они идут искать лучшей жизни на улицах.

Как развивается международный опыт

Сейчас международные тренды — это прежде всего опора на доказательный подход в сфере детства. То есть любые услуги, программы, проекты реализуются с учетом как опыта самих специалистов, так и потребностей и обратной связи тех, кому помогают, включая детей, а также с опорой на научные исследования. Кроме того, делается акцент на профилактике сиротства — развитии спектра услуг и форм поддержки семей с детьми, повышении уровня их благополучия.