Мою супругу в местной кондитерской однажды обвинили в оплате заказа чужой картой. Судя по камерам, она покупала на кассе кофе с собой примерно в то время, когда по той, чужой карте произошли транзакции.

Супруга пришла в кондитерскую несколько дней спустя, ничего не подозревая, а персонал вызвал полицию. Полиция уже занималась этим делом после заявления потерпевшей — женщины, которая эту карту якобы потеряла. Обвинения выглядели так: это точно вы, мы вас помним, и по камерам после вас у нас в кондитерской никого не было!

При этом показания свидетелей были, скорее, в нашу пользу. Кассир сбивчиво указывала на мою супругу, оплата заказа по пропавшей карте нигде не была зафиксирована, оплата кофе и мошеннические транзакции по той карте не совпадали по времени. Всего транзакций по пропавшей карте было четыре, а на видеокамерах из кондитерской четко видно, как моя жена прикладывает телефон к банковскому терминалу только один раз, чтобы оплатить свой кофе.

В общем, обвинения явно были ложными и дело «шито белыми нитками». Мы проконсультировались с адвокатами и обратились в прокуратуру. Спустя месяц нам позвонили из полиции и сказали «забыть об этом случае» без объяснений и пояснений.

Но как нам теперь про это забыть? Мы месяц всей семьей переживали за тот день. Представьте, прямо в заведении мою супругу, маму в декрете с четырехмесячной грудной дочкой в коляске, попросили «оставить ребенка кому-то из знакомых» и увезли в отделение на трехчасовой допрос. А на допросе, конечно, давили морально, уговаривали написать признание, отобрали телефон — и все прочие «радости» времяпровождения в полиции. А после этого еще весь месяц звонили, звали на процедуру «полиграф» — это такой многочасовой тест на детекторе лжи, снова уговаривали сознаться и не портить дочери жизнь своей будущей статьей после заведения дела! Жесть как она есть! И все это пришлось пережить молодой кормящей матери в течение месяца.

На нервной почве у супруги начались проблемы со здоровьем и сбои в кормлении дочки. Мы подняли всех знакомых и друзей, возмущению не было предела. Нам посоветовали стоять на своем, объявить войну жуликоватому персоналу и безучастному руководству кондитерской в соцсетях через знакомых местных блогеров и СМИ. Еще нам порекомендовали подать в суд на злополучное заведение, потребовать солидную компенсацию морального ущерба за ложные обвинения, нарушение прав потребителя и все остальное.

Уважаемая редакция, подскажите, как в нашей ситуации поступить? Как правильно оформить иск? Нужно ли предварительно уведомить о нем владельцев кондитерской, которые были в курсе ситуации, но не отнеслись к ней серьезно? Вместо того чтобы уладить ситуацию, внимательно просмотреть записи с камер и искать мошенников у себя за кассовым аппаратом, они лишь отмахивались от разбирательств и по сей день не думают извиняться.

Будем благодарны за ответ.

С уважением, поклонники Т—Ж

Это замечательно, что ситуация разрешилась удачно. И компенсацию вы вправе потребовать — только выплачивать ее вам, возможно, будет не администрация кафе, а государство.

Если ваша супруга была подозреваемой по уголовному делу, у нее есть право на реабилитацию.

Что вообще произошло

Судя по тому, что вы рассказываете, у какой-то женщины украли банковскую карточку. Она подала заявление в полицию, там возбудили уголовное дело.

Потом с этой банковской карточки списали деньги в кафе, где делала покупки ваша супруга. Сотрудники кафе дали показания, что платежи в период списания денег делала только она.

Соответственно, полиция на основании этих показаний заподозрила вашу супругу в том, что это именно она расплачивалась украденной банковской карточкой.

Из этого следует, что сотрудники кафе вашу супругу в краже не обвиняли. Маловероятно, что они присутствовали при факте кражи и могли показать на кого-либо — вот смотрите, мы видели, как этот человек вытащил из сумочки карточку и расплатился. Они лишь дали показания, что ваша супруга расплачивалась картой.

С точки зрения полиции, женщина, у которой украли карточку, — потерпевшая. Сотрудники кафе — свидетели. А ваша супруга — подозреваемая. И свидетельские показания — не в пользу супруги.

Сотрудники кафе никого не обвиняют, а говорят: «Это точно вы, мы вас помним, и по камерам после вас никого не было». Говорят они, скорее всего, это в полиции. Следователь или дознаватель записывает их показания в протокол.

Полиции кажется, что дело раскрыто — есть свидетельские показания. Чтобы подкрепить позицию обвинения, следователь изымает записи с видеокамер — он считает, что это точно подтвердит вину вашей супруги.

Но все наоборот — на записях ни время не совпадает, ни количество транзакций, ни способ оплаты — потому что ваша супруга платила телефоном вместо карточки. А в этом случае легко проверить, привязана ли к конкретному телефону банковская карта и чья она.

В суд дело с такими доказательствами передавать нельзя — судья вынесет оправдательный приговор.

Кто за все это отвечает

Отвечать за все это безобразие, по всей видимости, придется государству.

Государство должно гарантировать соблюдение прав граждан. Если человек необоснованно стал жертвой уголовного преследования — государство отвечает за то, чтобы ему возместили ущерб. И неважно, кто виноват в таком преследовании, — свидетели, следователи, дознаватели или прокурор. Отвечать должно государство, а компенсировать ущерб — деньгами из бюджета.

Как экономить, меньше тратить и больше зарабатывать
Рассказываем в нашей бесплатной рассылке. Подпишитесь, чтобы получать на почту лучшие статьи дважды в неделю
💎💎💎💎💎

Что такое реабилитация

Уголовное преследование легко превращает жизнь человека в кошмар — друзья отворачиваются, соседи показывают пальцем, а работодатель увольняет с работы. Приходится ходить на допросы и тратить деньги на услуги адвокатов. А потом человеку говорят — ошибочка вышла, ну ничего, вас же в тюрьму не отправили. Давайте все забудем. Так и получилось в случае с вашей супругой.

Переживания, страдания, потеря репутации — тоже ущерб, который можно посчитать в финансовом выражении и потребовать возместить. А еще вы пишете, что обращались за консультацией к юристам, — значит, вы потратили деньги. Их тоже можно вернуть. Возмещение любого ущерба и восстановление прав человека при незаконном уголовном преследовании — и есть реабилитация.

Вот пример из суда — против женщины в Ставропольском крае возбудили уголовное дело за дачу заведомо ложных показаний, но дело прекратили. Женщина подала в суд и получила с Минфина компенсацию в порядке реабилитации. К сожалению, размера компенсации в открытых источниках не указано. Но добиться такой реабилитации через суд возможно.

Право на реабилитацию

У вашей супруги возникло право на реабилитацию, потому что в отношении нее сначала возбудили уголовное дело, а потом прекратили его — она оказалась непричастна к преступлению.

Вы пишете, что вашей супруге позвонили и рекомендовали забыть о произошедшем. Возможно, сотрудники полиции решили подстраховаться. Так, к сожалению, бывает в РФ — человек по документам свидетель, но на допросе сотрудники требуют от него признательных показаний, отбирают телефон, разъясняют право не давать показаний против себя. Человек может считать себя подозреваемым, даже если следователь говорит — не волнуйтесь, все в порядке, вы же свидетель.

В случае с вашей супругой, по всей видимости, так и получилось — обвинений ей официально не предъявили, но все равно требовали сознаться в краже.

А как по закону?

Если все делать по закону — сотрудники полиции должны были действовать следующим образом:

  1. Сказать вашей супруге, в чем ее подозревают.
  2. Сообщить о ее правах — не давать показаний против себя, иметь защитника, а если его нет — предоставить за счет государства.
  3. Допросить под протокол по факту кражи. При этом предупредить, что любые показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.
  4. Вручить копию постановления о возбуждении уголовного дела либо копию постановления о применении меры пресечения — в случае, если такой мерой была подписка о невыезде и надлежащем поведении.

Если уголовное преследование прекращают — выносят соответствующее постановление. Его вручают подозреваемому, и разъясняют право на реабилитацию, а также направляют извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Ничего этого сделано не было.

Как на самом деле было у вас

Какой точно был статус у вашей супруги — свидетеля или подозреваемой — можно узнать из протокола допросов. Закон позволяет любому человеку знакомиться с материалами следственных мероприятий, которые проводились с его участием.

Я рекомендую требовать ознакомления с этим протоколом. Лучше всего оформить это требование письменно — направить следователю ходатайство с просьбой об этом. Такое ходатайство можно вручить следователю лично, а можно отправить заказным письмом с уведомлением о вручении. Если в ознакомлении откажут — обратитесь с жалобой в прокуратуру.

Из протокола будет видно, кем вашу супругу считало следствие, о чем спрашивали, как мотивировали изъятие телефона и отразили ли все факты объективно.

А еще я рекомендую очень внимательно присмотреться к вашей подписи под протоколом. Недобросовестные следователи в такой ситуации протокол переписывают, убирают из него все вопросы с требованиями признания, а подпись под ним подделывают.

Как составить иск и сколько просить в качестве компенсации

Выплаты в рамках реабилитации не происходят автоматически. Вашей супруге нужно будет обратиться в суд с иском.

Куда подавать. С исковыми требованиями вы можете обратиться по выбору в суд по месту жительства либо в суд по месту нахождения подразделения полиции. Подробнее об этом мы писали в статье «В какой суд подать иск».

Основание. По п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, которое связано с уголовным преследованием, имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям. Так и пишите. Еще сошлитесь на то, что преследование прекратили в связи с непричастностью к преступлению. Но окончательно это будет понятно после того, как вы ознакомитесь с протоколами.

Требования. Просите компенсировать моральный вред, который вам причинили в результате незаконного уголовного преследования, в порядке реабилитации. В иске можно указать, что супруга фактически являлась подозреваемой по уголовному делу, но была доказана ее непричастность к преступлению. В связи с этим вы просите возместить причиненный ущерб.

А еще можно написать в иске, что требуете принести официальные извинения. Это должен сделать прокурор от имени государства.

Размер компенсации. Окончательное решение о размере выплат будет принимать суд. Но желаемую сумму в иске указывать нужно будет вам. Рекомендую не ставить сумму с шестью нулями — она должна быть адекватной перенесенным страданиям.

Какой размер считать адекватным в этом случае — решать вам. Можете включить туда оплату услуг юриста, с которым консультировались, услуги няни, которая сидела с ребенком во время трехчасового допроса, возможно, деньги, которые вы потратили на поездку в полицию на такси и обратно, а также другие расходы, которые вы понесли в связи с этим обвинением. Самое главное, чтобы вы смогли подтвердить их документально — чеками, договорами, квитанциями. Проблемы со здоровьем и сбои в кормлении тоже нужно будет подтвердить — например, справками из больницы. На слово суды никому не верят.

Насколько это тяжело и сколько времени займет

У таких исков упрощенный порядок рассмотрения и сжатые сроки — в течение месяца судья должен принять решение о размере и порядке возмещения ущерба.

Но в вашем случае потребуется провести еще и подготовительную работу — ознакомиться с протоколами допросов в полиции, подготовить мотивированные исковые требования. Если нет опыта работы с такими документами, составить иск будет тяжело. Поэтому я рекомендую обратиться к юристу. Они обычно охотно берутся за дела, связанные с реабилитацией.

Оплату услуг юриста можете включить в исковые требования — это законно.

Можно ли привлечь к ответственности персонал кафе

За сам факт вызова полиции привлечь их к ответственности нельзя. Тем более что уголовное дело возбудили до их звонка по заявлению потерпевшей.

Но если в процессе следствия выяснится, что сотрудники кафе давали заведомо ложные показания — их можно привлечь к уголовной ответственности по статье 307 УК РФ. Санкция — от штрафа в размере до 80 тысяч рублей до исправительных работ на срок до двух лет либо ареста на три месяца.

Но однозначно утверждать, что персонал кафе привлекут к ответственности, сложно. Все зависит от их показаний. Если сотрудники кафе добросовестно заблуждались и просто говорили, что кроме вашей супруги в кафе никого больше не было, — оснований привлечь их к ответственности нет. А если говорили, что точно видели, как именно ваша супруга платила карточкой четыре раза, а на видеозаписи видно, что оплата производилась телефоном и один раз — им придется отвечать.

Как быть с соцсетями и блогерами

Соцсети, средства массовой информации и блоги — это замечательное средство распространения информации. И они могут дать результат, если использовать их по назначению. Например, для поиска свидетелей или сбора денег на адвоката.

Но если вы хотите получить компенсацию от государства, соцсети не помогут. Для этого придется читать законы и обращаться в суды. И если сделать все по закону — шансы получить компенсацию высокие.

Запомнить:

  1. Если вас необоснованно заподозрили в преступлении — появляется право на реабилитацию.
  2. Можно требовать компенсации материального вреда — например, вернуть деньги, потраченные на адвоката. А можно потребовать компенсировать моральный вред и даже получить извинения от прокурора.
  3. Требовать возмещения с государства для вас выгоднее, чем с сотрудников и администрации кафе. Судебным приставам не придется бегать за Минфином, государство не признает себя банкротом и не будет скрываться от должника. О том, как взыскивать долг с физических лиц, мы рассказывали в статье «Как взыскать долг через приставов», и там все непросто.
  4. Соцсети хороши для распространения информации и поиска свидетелей. Но получить компенсацию они не помогут.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.