Как мы лечили дочери астигматизм с дальнозоркостью

В итоге зрение улучшилось, но мы зря потратили 8000 ₽

15
Как мы лечили дочери астигматизм с дальнозоркостью
Аватар автора

Марина Шум

лечила зрение дочери

Страница автора

Моей дочери 11 лет, и сейчас у нее отличное зрение, но так было не всегда.

Когда дочке было пять, я случайно обнаружила, что она плохо видит вблизи, а проверка у офтальмолога показала всего 40% остроты зрения. Расскажу, с какими диагнозами мы столкнулись, какие назначения делали врачи и как в итоге изменилось зрение.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Что такое дальнозоркость и астигматизм и почему они появляются у детей

Гиперметропия, или дальнозоркость, проявляется тем, что человек начинает хуже видеть вблизи. Например, ему может быть сложно читать. У совсем маленьких детей она бывает нормой, а с возрастом проходит.

Детскую дальнозоркость не всегда выявляют вовремя: дети умеют фокусировать взгляд лучше, чем взрослые. Из-за этого нечеткость предметов вблизи может компенсироваться, жалоб на зрение у ребенка нет. Но это приводит к напряжению глаз, повышенной утомляемости, головным болям.

В большинстве случаев причина дальнозоркости неизвестна. Она может быть связана с наследственностью: у детей, чьи родители страдали гиперметропией с детства, вероятность столкнуться с ней выше.

Дальнозоркость относят к нарушениям рефракции, как и близорукость, то есть нарушение зрения вдаль, которая встречается чаще.

Рефракция — это процесс преломления света. Свет проходит через роговицу и хрусталик, преломляется и попадает на сетчатку глаза. Она реагирует на него и отправляет в мозг сигналы о том, что мы видим.

При дальнозоркости пучок преломленного света попадает не на сетчатку, а за нее, при близорукости, наоборот, фокусируется перед ней.

Астигматизм — нарушение зрения, при котором человек нечетко видит предметы и вдали, и вблизи из-за неправильной формы роговицы или хрусталика.

При этом световые лучи преломляются неоднородно, пучки света как бы расходятся в двух направлениях. В итоге формируется два изображения, которые накладываются друг на друга, делая общую картинку нечеткой.

Ребенок может с трудом читать, плохо видеть информацию на доске, жаловаться на усталость или дискомфорт в глазах.

Астигматизм, как правило, сочетается с близорукостью или дальнозоркостью. То есть один или оба пучка преломленного света могут фокусироваться не на сетчатке, а впереди или позади нее.

У моей дочери сначала обнаружили дальнозоркость небольшой степени, а потом выявили еще и астигматизм.

Как диагностируют дальнозоркость и астигматизм у детей

Аватар автора

Вадим Бондарь

детский офтальмолог

Для диагностики близорукости, дальнозоркости и астигматизма нужны обследования, которые помогают оценить рефракцию глаза.

Самый простой метод — ретиноскопия. Это осмотр глаза с помощью специального прибора — ретиноскопа. Такую методику оценки рефракции используют более 100 лет, но она до сих считается одной из основных.

Важное условие правильной диагностики — циклоплегия, когда мы блокируем движения линзы хрусталика, нужные для фокусировки глаза. Если этого не сделать, он будет двигаться и менять оптику в процессе диагностики, поэтому мы не получим точных цифр.

Перед обследованием в глаза закапывают специальные капли, чтобы вызвать временный паралич мышц, двигающих хрусталик. Так мы достигаем стабильной рефракции и после этого проводим осмотр.

Так выглядит ретиноскоп. Этот прибор, несмотря на свою простоту, позволяет точно поставить диагноз
Так выглядит ретиноскоп. Этот прибор, несмотря на свою простоту, позволяет точно поставить диагноз

Как мы выяснили, что у дочери дальнозоркость

Первый осмотр офтальмолога. Я стараюсь следить за здоровьем детей: посещаю профилактические осмотры, делаю прививки, регулярно вожу на прием к стоматологу. Поэтому плохое зрение дочери для меня стало неожиданностью — я заметила это случайно.

Однажды, когда дочери было пять лет, я читала ей книгу и попросила малышку прочитать простое слово в названии сказки. Я точно знала, что она знает все буквы и справится с просьбой. Но дочь сначала пыталась шутливо угадать название по картинке, а потом расплакалась и сказала, что не видит букв.

К этому возрасту ее уже четыре раза проверяли офтальмологи на профилактических осмотрах и при стационарном лечении, и всегда врачи говорили, что все в порядке.

К тому же дочь никогда не жаловалась: гуляя по городу, она спокойно находила буквы на вывесках, считала цифры на светофоре, рисовала, лепила, выполняла задания в детских пособиях.

Примерно через неделю я обратилась к детскому офтальмологу, с которым уже была знакома. Это врач республиканской клинической больницы, она наблюдала и оперировала младшего сына с дакриоциститом новорожденных — непроходимостью слезных каналов. Я доверяла ее мнению. Прием был платным, стоил около 1000 ₽.

Доктор была спокойна и ласкова, но дочь почему-то нервничала. Ей проверили зрение по таблице с картинками, там она назвала только четыре верхние строчки. При попытке рассмотреть строку ниже залилась слезами: говорила, что изображения расплывчатые и ничего невозможно различить.

После детального осмотра врач меня успокоила: никаких проблем с глазами не видно, теоретически дочь должна была бы видеть 100%. Еще она отметила, что дочь была не в настроении и плохо шла на контакт, что тоже могло помешать объективно оценить остроту зрения.

Решили наблюдать ребенка в динамике. Также доктор посоветовала соблюдать режим дня и много гулять на свежем воздухе.

Первая запись в карточке
Первая запись в карточке

Повторный осмотр офтальмолога. На него мы пришли спустя год, снова платно, примерно по той же стоимости. Он прошел спокойно: дочь не нервничала и хорошо контактировала с врачом. Однако даже в уравновешенном состоянии она видела всего шесть верхних строчек. В этот раз ей закапывали специальные капли для расширения зрачка.

После закапывания мы около часа погуляли, подождали, пока вещество подействует, а затем вернулись в кабинет доктора. Врач осмотрела дочь на диагностических аппаратах, посмотрела глазное дно. Появился первый диагноз — гиперметропия слабой степени. Так как в целом динамика была положительной, а дочь не жаловалась на дискомфорт, врач решила продолжить наблюдение.

Третий осмотр офтальмолога. Через пять месяцев я повела дочь на бесплатный профосмотр по возрасту в государственную поликлинику, ей как раз исполнялось семь лет.

Тут она впервые показала разную остроту зрения глаз: правый видел 50%, а левый — всего 30%. Диагноз был все тот же — гиперметропия слабой степени.

Врач на профосмотре сказал, что надо вновь дообследоваться с каплями для расширения зрачка. Также посоветовал делать упражнения для глаз, хотя никаких доказательств их эффективности для улучшения зрения нет.

Еще он рекомендовал соблюдать зрительный режим, чтобы глаза не уставали: смотреть мультфильмы максимум 30 минут в день, не играть на телефоне, следить за освещением в комнате при чтении.

Рассылка о том, как быть здоровым
Поможет лечиться эффективно и недорого. В вашей почте дважды в месяц, бесплатно

Как дочери диагностировали астигматизм и выписали очки

Обследование у офтальмолога. Я была встревожена и растеряна. Судя по последнему обследованию, положительная динамика сошла на нет и видела дочь совсем плохо, хотя диагноз вроде был нестрашным.

К тому же дочь начала жаловаться на утомляемость глаз и головные боли, а через полгода начиналась школа — с повышенными зрительными нагрузками.

Я обратилась за советом к педиатру в нашу поликлинику — она порекомендовала мне сходить к офтальмологу там же.

Через месяц после профосмотра мы пришли на обследование в поликлинику. Врач сразу нашла общий язык с ребенком, и прием прошел в комфортной обстановке. Большинство моих знакомых избегают визитов в обычную поликлинику, но на самом деле там много прекрасных специалистов.

На приеме дочь опять увидела всего шесть строчек. К предыдущему диагнозу добавился астигматизм. Врач посоветовала носить очки, чтобы дочь лучше справлялась со зрительными нагрузками и комфортнее чувствовала себя в школе.

Новость про необходимость носить очки я восприняла двояко. С одной стороны, обрадовалась, что не нужно делать никаких операций для коррекции зрения. С другой стороны, переживала, что дочь будут дразнить в школе.

Видя мои сомнения, врач отправила дочь погулять на полгода до сентября — порекомендовала больше прогулок на свежем воздухе, спать не меньше девяти часов, не переутомляться. Я спросила также про витамины и БАДы — она ответила, что нет никаких исследований, подтверждающих эффективность пищевых добавок для улучшения зрения.

В положенный срок мы снова пришли к врачу поликлиники — уже для подбора очковых линз для коррекции. И снова при проверке зрения один глаз выдавал 50% остроты зрения, а второй — всего 30%. Это еще раз убедило меня в правильности решения носить очки, а не просто ждать, что ребенок перерастет болезнь.

Чтобы точнее подобрать линзы, врач осматривал дочь дважды — сначала с расширенным зрачком, а ровно через неделю — на узком зрачке. Уточненный диагноз — «сложный гиперметропический астигматизм».

После капель для расширения зрачков появляется светобоязнь. Врач предупредил, чтобы мы взяли с собой солнцезащитные очки
После капель для расширения зрачков появляется светобоязнь. Врач предупредил, чтобы мы взяли с собой солнцезащитные очки
Исследование на широком зрачке в условиях циклоплегии
Исследование на широком зрачке в условиях циклоплегии
Исследование через неделю на узком зрачке и уточненный диагноз
Исследование через неделю на узком зрачке и уточненный диагноз

Чем сложный астигматизм отличается от простого

Аватар автора

Вадим Бондарь

детский офтальмолог

При астигматизме свет, проходя через оптические среды глаза, преломляется неоднородно. Линза глаза как будто согнута пополам — получается два меридиана преломления света, между которыми преломляющая сила максимально различается. Это похоже на согнутый пополам лист бумаги — у него тоже формируется два меридиана: один по линии сгиба, другой под углом 90°.

Некоторые офтальмологи делят астигматизм на простой и сложный. В чем разница? При простом астигматизме есть только одна аномалия рефракции — свет по одному меридиану фокусируется не на сетчатке, как должно быть в норме, а по-другому — за сетчаткой или перед ней. Такое встречается редко. При сложном астигматизме оба фокуса находятся за сетчаткой или позади нее. Такое встречается в большинстве случаев.

На самом деле подобная классификация не отражает реального состояния дел. То есть простой астигматизм может быть более тяжелым, а сложный — не приносить никаких трудностей. Это не влияет на подбор лечения или прогноз, поэтому я считаю, что такое деление использовать не стоит. Современные офтальмологи от него отказались, в классификации болезней нет таких диагнозов, как простой и сложный астигматизм.

Покупка очков. Мы купили дочери симпатичные очки в стильной оправе — вместе с линзами и работой они обошлись в районе 4000 ₽. Линзы, которые ей назначили, считаются достаточными слабыми, носят их только при зрительных нагрузках.

Мои страхи по поводу того, что дочь будут дразнить в школе, не оправдались. Некоторые девочки из класса, наоборот, говорили, что носить очки — круто. На переменах они с удовольствием примеряли очки дочери и делали селфи. Думаю, не последнюю роль в такой толерантности сыграл Гарри Поттер — популярный герой книг Джоан Роулинг и их экранизаций.

В школе у детей с плохим зрением есть небольшие преимущества — они сидят не дальше третьей парты. С учетом того, что в классе учатся 30—40 человек, это неплохо. Мне кажется, чем дальше сидит ребенок, тем больше он отвлекается.

В первом классе дочь была единственной, кто носил очки. К пятому классу очки носят уже три человека. На фото — дочь в своих вторых очках
В первом классе дочь была единственной, кто носил очки. К пятому классу очки носят уже три человека. На фото — дочь в своих вторых очках

Когда дальнозоркость и астигматизм у детей можно не лечить, а когда очки обязательны

Аватар автора

Вадим Бондарь

детский офтальмолог

Дети, которые уже говорят. У них могут быть жалобы, связанные с дальнозоркостью или астигматизмом. Но иногда жалоб нет, а нарушения зрения есть.

В любом случае мы можем проверить остроту зрения и определить, что ребенок не видит или сильно напрягается. Если острота зрения снижена либо есть проблемы, связанные с нарушениями рефракции, мы выписываем очки.

Дети, которые еще не говорят. Здесь врачи ориентируются на цифры, полученные при диагностике. Считается, что дальнозоркий астигматизм степенью более 1,5—2 диоптрий должен быть откорректирован. Если есть анизометропия, значимая разница в рефракции между глазами, то корректируют и астигматизм меньшей степени.

Такие цифры указаны в рекомендациях одной из оптометрических ассоциаций. Однако некоторые офтальмологи, и я в том числе, считают, что астигматизм меньше 1,5 диоптрий стоит корректировать, даже если между рефракцией глаз нет разницы.

Я не назначаю очки, только если есть подозрения, что рефракция может измениться в ближайшие месяцы. Тогда за ребенком можно наблюдать — при условии, что степень астигматизма одинаковая на обоих глазах. Например, такое бывает у детей до года — у них степень астигматизма может уменьшиться через несколько месяцев сама по себе.

Кроме астигматизма, показанием к коррекции очками будет и степень дальнозоркости. То есть астигматизм может быть очень слабым, а дальнозоркость при этом выраженная, и ее нужно корректировать.

Как мы пытались восстановить зрение лечением на аппаратах

После школы в первом классе дочь занималась хореографией. Когда я приводила ее на занятия, периодически оставалась попить кофе с мамами из нашей группы.

Однажды мы заговорили про зрение — и оказалось, что в нашем городе есть центр реабилитации, где обещают восстановить зрение.

Я решила сходить туда. Но подождала, пока закончится учебный год, ведь центр специализировался на аппаратном лечении, которое надо было посещать шесть раз в неделю, и записалась на прием.

Первичный прием в центре реабилитации мог быть как бесплатным по ОМС, так и платным. Он стоил относительно недорого, 500 ₽, что в два раза дешевле, чем средняя цена в платных клиниках. Лечение же было только платным.

Бесплатные окошки на консультации нужно было ждать неделю-две, платно можно было записаться уже на следующий день. Я записалась бесплатно по ОМС.

В назначенный день мы с дочкой пришли на первичную консультацию и осмотр. Прием был разделен на несколько этапов. Сначала я оформила ребенка в регистратуре, затем заняла очередь в кабинет врачей-диагностов.

Очередь была общая: в одном кабинете диагностировали как детей, так и взрослых. За счет того, что одновременно диагностировали три врача, ожидали мы недолго. Пока дочь обследовали и заполняли диагностическую карту, я сидела в этом же кабинете на стуле. Ее смотрели на разных аппаратах, мне показалось, что их было больше, чем обычно.

За год очковой коррекции зрение у дочери улучшилось: правый глаз видел 80%, левый — 75%. Эти цифры обнадеживали. Тогда я надеялась, что аппаратное лечение доведет зрение до 100%. Начав работать над этой статьей, я поняла, что нет достоверных исследований о том, что аппаратное лечение действительно помогает. И с нами чуда тоже не случилось.

После диагностики нас направили к лечащему врачу. Он оценивает результаты диагностики, делает заключение и подбирает лечение на аппаратах, которые есть в центре.

Есть базовый набор аппаратов — на них занимаются все. В зависимости от диагноза назначают дополнительные аппараты. Врач сделала назначения в карте, мы подобрали удобное время и оплатили в кассе сразу все процедуры за 12 дней. Вышло около 7500 ₽.

7500 ₽
мы заплатили за аппаратное лечение
Дочь занимается на аппарате, который не входит в базовый набор, а специально подобран в соответствии с ее диагнозом
Офтальмологические компьютерные программы входили в базовый протокол лечения
А это электростимуляция глаз дозированным током низкой интенсивности
Вибромассажный стимулятор зрения
Тренировка аккомодации на аппарате «Ручеек»

Дочери выдали специальную книжечку — процедурную карту. В ней отмечался каждый день аппаратного лечения. Кроме занятий, дочери еще прописали электростимуляцию и массаж глаз.

Занятия на аппаратах занимали около 30 минут. Дочь хорошо воспринимала их, говорила, что там показывают мультфильмы. Первые несколько дней она жаловалась на нагрузку — немного болели глаза.

После окончания курса дочь вновь отправили на диагностику. Цифры поменялись незначительно: правый глаз стал видеть на 10% больше, а левый так и остался со своими 75%. А вот с очками она стала видеть лучше: 100% правым глазом и 90% левым, до аппаратного лечения эти цифры составляли 95% и 75% соответственно. Очки оставили прежними.

После курса дочь перестала жаловаться на утомляемость глаз и головные боли. Я была очень рада этому. Однако сейчас думаю, что результаты, возможно, были связаны с тем, что наступило лето: зрительных нагрузок стало значительно меньше, а вот здорового сна и прогулок — гораздо больше.

На этой странице выписки можно сравнить показатели зрения при поступлении и после аппаратного лечения
На этой странице выписки можно сравнить показатели зрения при поступлении и после аппаратного лечения

Через год я вновь записала дочь в реабилитационный центр с желанием повторить курс аппаратного лечения. Мы даже успели пройти диагностический и консультационный этапы. В этот раз я записалась на платный прием — он стоил 550 ₽.

По сравнению с предыдущим годом зрение дочери за год немного упало: правый глаз видит 80%, левый — 70%. В итоге начать лечение на аппаратах у нас не получилось из-за того, что появилось много других проблем, более актуальных.

Еще через год я предприняла еще одну попытку пройти аппаратное лечение. Мне все время казалось, что просто носить очки недостаточно. Я искала центр поближе к дому, чтобы сэкономить время. Недалеко от нас есть два офтальмологических центра с аппаратами, но очередь на них была расписана на несколько месяцев вперед.

В процедурной карте для аппаратного лечения указывают диагноз и исходную остроту зрения
В процедурной карте для аппаратного лечения указывают диагноз и исходную остроту зрения

В итоге я все-таки записалась на прием к врачу в частный офтальмологический центр, но попали мы туда только через четыре месяца. Дочери тогда было десять лет. Все потому, что врач заболела коронавирусной инфекцией и очень долго восстанавливалась после болезни. Стоил прием 1700 ₽.

Там мы выяснили, что острота зрения дочери стала выше — 100% остроты зрения правым глазом и 95% левым. Без всяких аппаратов и другого лечения.

Врач также сказала, что стоит поменять очки, а никакое аппаратное лечение не нужно. Диагноз поменялся: вместо сложного стал простой гиперметропический астигматизм.

В этом же офтальмологическом центре мы сразу подобрали новую оправу и заказали очки. Все вместе с аксессуарами стоило 6200 ₽.

Выписка с заключением врача
Выписка с заключением врача
В таком конверте мы получили готовые очки по рецепту. Очень удобно, что консультанты расписали, что и сколько стоило. Внутри также остался рецепт от доктора и конвертики от линз
В таком конверте мы получили готовые очки по рецепту. Очень удобно, что консультанты расписали, что и сколько стоило. Внутри также остался рецепт от доктора и конвертики от линз

Помогают ли занятия на аппаратах, электростимуляция или массаж глаз восстановить зрение

Аватар автора

Вадим Бондарь

детский офтальмолог

Все эти методы не помогают восстановить зрение, они не работают — точно так же, как редиска не помогает лечить рак.

Обсуждение подобных методик лечения нецелесообразно. Отчасти это мешает обратить внимание на более важные темы. Например, генетическую терапию заболеваний сетчатки и другие проблемы современной офтальмологии.

Мы застреваем на примитивных представлениях о том, как должны лечиться глазные болезни, потому что аппараты, электростимуляция, массаж глаз и прочие подобные методы — значительная часть заработка некоторых клиник. Однако они использоваться не должны.

Как сейчас дела со зрением у дочери

Через несколько месяцев я попыталась попасть к офтальмологу в поликлинике по ОМС. Это тот еще квест: в августе-сентябре многие врачи уходят в отпуск, кто-то болеет, да и в саму регистратуру бывает сложно дозвониться — постоянно занято. В некоторые дни я набирала регистратуру более чем 20 раз.

Мне удалось записать дочь к офтальмологу только на конец сентября, но накануне приема врач ушла на больничный, поэтому пришлось перезаписываться на октябрь.

Как раз в это время у детей появилась страховка ДМС — я воспользовалась ею и записалась в частный медицинский центр рядом с домом. Дочери уже было 11 лет.

Прием врача в центре стоит 1700 ₽, но по страховке вышло бесплатно. К слову, записалась я к тому же самому врачу, что и в своей поликлинике.

На осмотре врач впервые зафиксировал остроту зрения дочери 100% на обоих глазах. Надеюсь, дочь как можно дольше сохранит такой результат. Сказать, что я счастлива — это ничего не сказать.

Последний осмотр у офтальмолога
Последний осмотр у офтальмолога

Может ли гиперметропический астигматизм пройти самостоятельно

Аватар автора

Вадим Бондарь

детский офтальмолог

Гиперметропический и другой астигматизм может пройти с возрастом. Обычно это происходит из-за изменений на уровне передней линзы роговицы: она растет в ширину, ее центр уплощается, а степень астигматизма — снижается. Кроме того, астигматизм претерпевает изменения в течение жизни, его ось может меняться в незначительной степени.

В детстве может случиться так, что астигматизм исчезнет практически полностью. Надежды на это мало, если его степень умеренная или выраженная. В целом такие случаи бывают, но это не закономерность.

Сколько мы потратили на лечение астигматизма с дальнозоркостью

Наши основные затраты — это двое очков, на которые ушло около 10 000 ₽, и ненужные аппараты для восстановления зрения. Лечение на них вместе с платной консультацией в центре, когда я хотела повторить курс, стоило около 8000 ₽.

Первые очки были немного дешевле, 4000 ₽. К ним я купила футляр и салфетку для чистки, это обошлось примерно в 300 ₽. Вторые очки вместе с работой стоили 5900 ₽.

Оправу мы подбирали по принципу удобства и красоты, металлическая оправа черного цвета Mario Rossi стоила 3300 ₽. Линзы — 2000 ₽ за обе. Работа мастера-оптика — 600 ₽. Я также купила футляр для очков за 250 ₽ и салфетку из микрофибры для протирания за 50 ₽.

За пять лет мы потратили на лечение астигматизма с дальнозоркостью 22 250 ₽

УслугаСтоимостьНа чем можно сэкономить
Двое очков9900 ₽Можно выбрать оправы дешевле
Аппаратное лечение и прием врача центра восстановления зрения8050 ₽Эффективность не доказана, можно не тратить деньги
Платные приемы врачей в больницах3700 ₽Можно ходить бесплатно по ОМС
Чехлы и салфетки для двух очков600 ₽

За пять лет мы потратили на лечение астигматизма с дальнозоркостью 22 250 ₽

Двое очков
Двое очков9900 ₽
На чем можно сэкономитьМожно выбрать оправы дешевле
Аппаратное лечение и прием врача центра восстановления зрения
Стоимость8050 ₽
На чем можно сэкономитьЭффективность не доказана, можно не тратить деньги
Платные приемы врачей в больницах
Стоимость3700 ₽
На чем можно сэкономитьМожно ходить бесплатно по ОМС
Чехлы и салфетки для двух очков
Стоимость600 ₽

Запомнить

  1. Дети могут не осознавать, что у них есть проблемы со зрением. Именно поэтому важно проходить диспансеризацию по возрасту и обращать внимание на жалобы детей.
  2. Для диагностики близорукости, дальнозоркости и астигматизма обычно не нужны сложные обследования. Достаточно оценить рефракцию, остроту зрения и осмотреть глаза после специальных капель.
  3. Не стоит бояться очковой коррекции — сейчас носить очки даже модно. А еще это простой и эффективный способ сохранить здоровье глаз.
  4. Аппаратные методы лечения не работают, у них нет доказанной эффективности, поэтому не стоит тратить деньги.
  5. В детстве астигматизм может исчезнуть почти полностью, но так бывает далеко не всегда.

У вас тоже была болезнь, которая повлияла на образ жизни или отношение к ней? Поделитесь своей историей
Вы сталкивались с нарушениями зрения у детей? Как справлялись?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество