КУРС
Как найти вакансию мечты и рассказать о себе

Как я работала в исправительной колонии

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография.

В моей трудовой книжке есть запись: «Профессиональное училище №249 ФСИН России, секретарь учебной части». Это было 10 лет назад. Я тогда была молодая, глупая и без опыта, а голове — один «социализм»: не стремилась зарабатывать, а хотела приносить пользу обществу. И не важно, за какие деньги.

Почему я пошла работать в колонию

По специальности, а я по образованию специалист по социальной работе, меня никуда не брали из-за отсутствия опыта. Поэтому я пошла туда, куда взяли без проблем — в это самое профессиональное училище. Оно находилось на территории исправительной колонии общего режима. Там же другие нужные для осужденных подразделения: школа, больница, производство.

Мой рабочий кабинет находился в вольном штабе, то есть не совсем на самой зоне, а училище — на его территории. Помимо меня в нем сидела бухгалтер, каждый день появлялись другие сотрудники, которые работали непосредственно со спецконтингентом — преподаватели, директор и его заместитель. Я была самая молодая, а ближайший ко мне по возрасту — 28-летний преподаватель одной из технических дисциплин. Средний возраст преподавателей — крепко за 40, самому старшему уже было за 70. Среди педагогов были две женщины.

Что входило в мои обязанности

Кадровое делопроизводство. Я занималась всей документацией по сотрудникам и вносила записи в трудовые книжки, вела архив по кадрам. Самую первую запись я внесла в свою трудовую. Это было страшно. Боялась сделать малейшую помарку.

Чисто секретарская работа. Печатала приказы, распоряжения и другие внутренние документы, копировала их, бегала как курьер в различные организации. Тогда я поняла: ненавижу бумажную работу. Бухгалтер мне советовала окончить курсы секретарей или что-то в этом роде, годик поработать и искать место получше. Как она была права!

Обслуживание оргтехники. Периодически я бегала заправлять картридж для МФУ. Потом, когда выделили деньги, я купила новую МФУ.

Обслуживание учебного процесса. Преподаватели мне приносили списки учащихся, и я делала приказы по ним о зачислении, отчислении (некоторых переводили в другие колонии, у кого-то заканчивался срок) и документы по итогам аттестации — свидетельства и дипломы. Из-за проблем с программным обеспечением нередко эти документы заполняла от руки. Часто в этих списках были ошибки. Поэтому я сверяла списки с данными спецчасти и невольно узнавала, за что сидят ученики. Огромные сложности возникали с иностранцами, имена которых порой сложно было прочитать, не то что написать. Также я тесно общалась с сотрудниками школы — по работе и просто так, мы дружили.

Зарплата и траты

Это были слезы, но тогда мне хватало. Со всеми надбавками (особые условия труда, уральский коэффициент, трудность) платили в среднем 11-12 тысяч рублей, с кучей премиальных максимум выходило 15 тысяч. Надо отдать должное директору, который каждый месяц пытался выписать мне максимальную премию и как-то поддержать.

Я снимала комнату у бабули за 6 тысяч рублей недалеко от работы и ходила пешком. На работе обед из трех блюд с мясом и гарниром обходился в 25 рублей. В среднем я тратила на обед 20 рублей. Столовая находилась на территории колонии. Проход туда — это отдельная тема, не думаю, что стоит рассказывать об этой специфике. В столовой за обедом я иногда общалась с православным священником в форме ФСИН и с погонами майора. Такой мудрый человек оказался! Ужинала бесплатно.

По вечерам я работала на общественных началах в газете одной организации левого политического направления. Там бесплатно кормили и «поили», собиралась веселая компания — журналисты, общественники, политики… Впоследствии меня они заметили как автора и помогли устроиться на новую более интересную работу — в СМИ.

Что запомнилось

Иногда в училище приходили или писали бывшие ученики с просьбой выслать свидетельство или диплом. Один парнишка прошел пешком 15 километров, потому что у него не было денег на проезд. А обратно, как он мне сказал, больше не хочет. Немало парней благодаря училищу получили шанс начать жизнь заново, поскольку в его стенах им давали ходовую профессию: повар, швея, столяр, плавильщик пластмасс, электрик… Поэтому я порой ощущала моральное удовлетворение, помогая этим ребятам.

Мне даже хотелось остаться в кадрах, носить погоны, тем более специальность в дипломе этому соответствовала. Но вышло иначе. Мне директор, а он бывший офицер ФСИН, сказал, что я не пройду комиссию по здоровью из-за плохого зрения. В системе очень жесткие требования. Значит, не судьба.

Итоги

Чему меня научила эта работа: внимательности, ответственности и…законопослушности. Я не раз была на территории колонии и видела жизнь осужденных в режиме «лайт». Туда я не хочу. Ни за что! И никому не желаю туда попасть.

Ушла я спустя год. Причина банальна: зарплата. «Социализм» в голове почти отгремел, денег стало не хватать, я задумалась о себе. Ушла на секретарскую работу в вуз в надежде перейти на должность преподавателя. Там платили на 5 тысяч рублей больше и была перспектива получить служебное жилье. График работы позволял совмещать такой труд с общественной деятельностью. Для меня тогда это было важно, поскольку я чувствовала, что это принесет свои плоды. Так и случилось. Спустя полгода после увольнения из системы ФСИН я попала в журналистику.

Я снова оказалась в училище летом 2015 года уже как корреспондент газеты. Мне дали задание сделать интервью с иностранцем, который выучил русский язык как родной. Для этого нужно было узнать его имя и договориться о встрече (в запросе нужно было указать ФИО осужденного). Это была не проблема. Пришла в школу, а там все новенькие. Имя парня мне сообщили. Потом заглянула в училище. Там новые секретарь и бухгалтер. Поинтересовалась у секретаря по поводу зарплаты. Все также — 12-15 тысяч рублей. Стабильность! Бывший начальник и его заместитель встретили меня очень душевно.

Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Lalune Duvale

Я работала на заводе в отделе маркетинга и вела " изделие" от и до.( от кол- ва закупаемоего материала, где именно закупаемого, до покупателей и прибыли на год вперед). При заводе была колония и я ходила смотреть на детали - меня не устраивало качество, нужно было посмотреть на весь процесс изготовления, на станок, для улучшения качества. Мне неприятна была атмосфера в колонии, состоящая из страха, почти тупые, безразличные лица осужденных. Кстати при колонии была неплохая столовая, все просто, по домашнему и вкусно. P.s. Не хотела бы работать в самой колонии.

6

Сообщество

Лучшее за неделю