«В Мосул въехал в багажнике»: как я путешествовал по Ираку с севера на юг

Этот текст написал читатель в Сообществе Т⁠—⁠Ж

Я отдыхал в Ираке в 2019 году 9 дней, хотя слово отдых к этой стране применить сложновато. После того, как я проехал по земле весь Ирак с севера до юга, с риском для жизни заглянув в Мосул — экс-крупнейший город под контролем Исламского государства (организация признана в России экстремистской и запрещена), путешествия для меня разделились на до и после.

Путешественники делятся на два типа — одни хотят расслабляться, другие — преодолевать. Спокойно и безопасно мне в Москве, от путешествий же я хочу получить выброс адреналина и уникальный опыт, балансируя на грани «рискованно» и «безрассудно».

Катаясь по миру с 18 лет, и на момент покупки билетов, имея за плечами около 60 стран, я вывел для себя два фундаментальных тезиса:

  1. Наша планета в целом безопасна, если придерживаться здравого смысла и базовых мер предосторожности. Медиа часто нагоняют панику: не так страшен черт, как его малюют.
  2. Поездки по Алжиру или Зимбабве остаются в моей памяти намного дольше, чем компанейские тусовки в Португалии или осмотр легендарной Эйфелевой башни.

И раз поездка — это испытание, а комфорт — далеко не высшая ценность, испытание Ираком я все же решил принять.

Руины Мосула
Руины Мосула

Я прилетел в конце января 2019 года, покинул страну в начале февраля. По закону без регистрации в Ираке можно находиться не более 10 дней, а проходить все круги бюрократического ада в местных органах власти, несмотря на полный порядок с документами, мне не хотелось.

Я брал билеты с четырьмя компаньонами летом 2018 года, но по разным причинам все они отказались лететь. Сказать, что на протяжении всей поездки я был один, нельзя: я лишь был единственным россиянином среди иракцев. Как везде на Ближнем Востоке, в Ираке сильны традиции и личные связи, и мне повезло встретить хороших людей, благодаря которым такая поездка не только не закончилась плачевно, но и стала самой запоминающейся и экстремальной авантюрой в жизни.

Пешмерга в Эрбиле
Пешмерга в Эрбиле

Перелет

Рассылка одной известной в кругах путешественников группы удивила рекордной ценой Royal Jordanian из Москвы в Багдад и Эрбиль. Билеты туда-обратно с короткими стыковками в Иордании стоили 18 775 рублей. Не будучи уверенным в том, что сложная виза Ирака, позволяющая посетить арабскую часть страны, мне покорится, я взял билет до Эрбиля, столицы курдской автономии на севера Ирака. В Курдистане, к слову, и уровень сервиса на высоте, и безопасно как в Европе. Такой вот неиракский Ирак. Но визу на всю страну, задействовав контакты, мне все же удалось получить.

Курды в Эрбиле
Курды в Эрбиле

Жилье

Я не хотел повторить судьбу эстонских путешественников, которые попали автостопом в иракскую тюрьму (их отчет о поездке так и называется, его можно найти в сети), переночевав в палатках под мостом в казалось бы безопасном Эрбиле. Так что если вас занесло ненароком в Ирак, а знакомых там нет, с кем не бывает, — прямой путь на «Букинг».

Цены там конские, выбор скудный — было доступно 109 отелей на всю страну, из них в арабской части Ирака лишь 30. Цены в Багдаде начинались от 70 $ за ночь, в Басре — от 100 $.

В Курдистане же все демократичнее: за 30-40 $ можно снять весьма неплохой номер, да еще и с завтраком.

Впечатления от иракских отелей, если рассматривать именно арабскую часть страны, противоречивые. С одной стороны, даже за 70 $, что дешево по местным меркам, вы получите стандартные номера с удобствами а-ля европейские три звезды, с другой — уровень сервиса около нуля: долгое ожидание хоть кого-то на ресепшене и посредственный завтрак.

Основной минус, с которым я столкнулся — игнор звонков и писем, а это может быть критично для путешественника. Приезжая в новый город после заката, я пару раз оставался у закрытых дверей отеля. Трубки никто не брал, звонок не работал. Приходилось в моменте бронировать отель с круглосуточным ресепшеном, а это совсем другие деньги за примерно то же качество.

Нюанс. Местные могут пригласить вас переночевать у них, но соглашаться рекомендую только в совсем безвыходной ситуации. Хоть сейчас обстановка в стране и спокойнее, чем 3—4 года назад, Ирак остается Ираком. Путешественникам без знания арабского, а также местных обычаев и ситуации с безопасностью на конкретной местности, лучше переплатить пару сотен долларов за отель. Жизнь дороже.

Все становится сложнее, если судьба-злодейка завела вас в город, где вообще нет отелей. В неспокойном Киркуке, который пережил и войну с ИГИЛ (организация признана в России экстремистской и запрещена), и бои курдского ополчения с иракской армией, мне пришлось ночевать у местных — они приняли меня как дорогого гостя. Но не факт, что вам повезет так же, как и мне.

Еда

Кухня в Ираке вкусная, но довольно однообразная: бесчисленные кебабы из разного вида мяса, много риса, овощи, свекла, оливки, финики, лаваш. Разнообразие мест питания зависит от города. В развитых Багдаде и Эрбиле можно найти практически все, что и в условном Стамбуле. Да, алкоголь в Ираке тоже продается.

Обедая в багдадском рыбном ресторане в парке Al Nuwas, я попробовал самую мягкую и вкусную рыбу в жизни. Ее прямо при мне выловили из бассейна, стукнули несколько раз палкой, выпотрошили и поставили томиться на угли. Час ожидания стоил того!

Плотный обед из двух блюд с напитком в крутом по местным меркам ресторане обойдется в 40—50 $. В среднем в день на еду уходило 30 $ — пища для меня скорее топливо, чем изыск.

Типичная еда в Ираке
Типичная еда в Ираке

Будьте готовы к тому, что владелец ресторана — а он может быть и шеф-поваром, и кассиром — спросит откуда вы и, если симпатизирует СССР, предложит обед за счет заведения. В целом, курдская часть страны отчетливо равняется на США, а арабская неоднородна. К России отношение положительно-сдержанное, агрессии после слов «ана мин Русья» не встречал ни разу, скорее удивление и интерес.

Сам ничего из еды не готовил — во-первых, проще пойти в кафе и надеяться найти кого-то со знанием английского, что в Курдистане не такая уж редкость; во-вторых, супермаркетов в классическом понимании этого слова я и не встречал, лишь мелкие продуктовые лавки.

Ни разу за поездку мне не стало плохо после еды, разве что от обжорства — нормы санитарии в целом соблюдаются, мясо всегда выглядело качественным и прожаренным. Но питаться в совсем уж сомнительных забегаловках стоит лишь тем, кто готов потестить иракскую медицину. У меня такого желания не возникло.

Транспорт

Моей целью было пересечь Ирак на авто с севера до юга, покататься по месопотамским болотам на лодке и вернуться из Басры в Эрбиль на самолете, тем самым испытав все доступные в стране виды транспорта.

В каждом крупном городе есть свой стихийный автовокзал, но можно словить авто и в городе, договорившись, например, о пятичасовом вояже из Киркука в Багдад. Без знания арабского и контактов с местными фиксерами в стране ориентироваться сложно: спасает скачанный гугл-переводчик и неплохо работающий интернет. Выбор таксиста на междугородний маршрут — всегда риск: ничто не мешает ему оказаться Бармалеем и увезти ваше тело бренное черт знает куда, а знакомые у многих иракцев есть по обе стороны баррикад.

Автовокзал Эрбиля
Автовокзал Эрбиля

Хоть сейчас война с ИГ (организация признана в России экстремистской и запрещена) окончена, террористы лишь ушли в подполье, и узнать, кто перед тобой — честный таксист или радикал, который пару лет назад ходил с черным флагом, становится решительно невозможно. Безопаснее всего садиться в то авто, где уже ждут последнего пассажира 2—3 иракца, в идеале чтобы все ехали до конечного пункта. Найти англоговорящего в арабской части страны крайне трудно. Но рукопожатие, улыбка и несколько вопросов через гугл-переводчик о том, знает ли пассажир водителя, не будут лишними.

Дороги в Ираке хорошие, пробок почти нет. На междугородних трассах в неспокойных регионах через каждые несколько десятков километров блок-посты, где военные как правило никогда не видели иностранца. Водитель притормаживает, поднимает руку в знак приветствия, и, если не вызывает подозрений, едет дальше. Бывают и фейковые блок-посты террористов, но о них разговор отдельный.

Блок-пост
Блок-пост

Для водителя считается нормальным брать деньги с пассажиров при оплате лишь со второго-третьего раза, сначала кокетливо отказываясь от купюр. Это не уловка, а часть местной культуры: для всех сторон очевидно, что дорога будет оплачена. Сложилось ощущение, что этим водитель показывает — для него такси это не только способ заработка, но и помощь людям.

На цену влияет куча факторов от опасности проезда по той или иной трассе — за 85 км из Эрбиля в Мосул цена будет в разы выше, чем за 270 км из Багдада в Самаву — до настроения водителя, но ориентироваться нужно на 15-20 $ с пассажира за междугородний рейс при полной посадке. Это средняя температура по больнице.

Самолеты — безопасный, но муторный способ путешествия по стране. Мы привыкли тратить на покупку билета 2 минуты — зашел в агрегатор, выбрал маршрут и оплатил картой. В Ираке же все как в России 1990-х — авиакасса, очередь, сотрудник, ожидание, получение талона, другая очередь, другой сотрудник, оплата наличными, возвращение к первому сотруднику… Бинго! На руках громоздкий и неудобный билет. Не знаю, посадят ли на самолет, если его потерять.

Добираться до здания аэропорта Басры, что в 20 км от центра, пришлось полтора часа. Почему? Иракская специфика. Никакого общественного транспорта нет, дороги часто перекрывают, приходится объезжать. Маршруты в Maps.me неактуальны и ведут в строительный мусор. А потом цепочка из блок-постов.

До отправления рейса оставался час, а еще проходить регистрацию. Любая задержка могла стать фатальной. Приезжаем к терминалу в 3 км от аэропорта, дальше гражданским машинам въезд запрещен. Сканируем вещи (№1), проходим проверку билетов. Дальше на выбор микроавтобус либо отдельное аэропортовое такси. Я опаздывал — выбрал такси. Оплата идет не водителю, а кассиру. За 3 км пути отдано 25 $. И это не развод, а обычная цена за машину.

Через километр снова сканируем багаж (№2). Что могло произойти за эту минуту пути? Подъехали к терминалу аэропорта. На входе вновь сканируем вещи (№3), заходим внутрь. Проходим 10 метров до Departures, и… еще раз (№4) сканируем багаж! Но теперь бонусом снимаем обувь и верхнюю одежду. Прошел в зал регистрации, бегу к сотруднице с паспортом и билетом. Без проблем — тут такое вообще возможно? — получаю посадочный.

Дальше паспортный контроль. Да, я лечу внутренним рейсом по Ираку, но контроль полноценный. Задают на ломаном английском вопросы о цели визита, маршруте, контактах, просят показать билеты домой и даже корешки посадочных на рейс прилета в Ирак. Благо, я их не выбросил. Тем временем, китайцев от соседней погран-будки уже уводили в специальную комнату…

Cамолет Iraqi Airways
Cамолет Iraqi Airways

Контроль пройден, хорошо хоть штампы на внутреннем рейсе не додумались ставить. Теперь снова сканируем багаж (№5) и идем к гейту. Вход в гейт по посадочному, дальше снова (№6) проверяют вещи и, наконец, выпускают из здания аэропорта к автобусу, он везет пассажиров к трапу. Долетели нормально.

Кормят: гранатовый сок, шоколадный батончик, мощнейшая по уровню влаги салфетка, арахис, печенье и турецкая вафля в шоколаде. Плюс вода. Лететь чуть больше часа, цена 88 $.

По прилете в Эрбиль меня ждал еще один паспортный контроль и досмотр вещей. По итогу за день я на внутреннем рейсе прошел 2 паспортных контроля, 3 проверки посадочного и 7 просветок багажа.

Салон самолета
Салон самолета
Бортовое питание
Бортовое питание

Связь

Симку без проблем купил в аэропорту Эрбиля, интернет стабильный и на удивление быстрый. Цена вопроса около 15 $. Объема трафика не помню, но на 9 дней без ютуба и тяжелых приложений его хватило. Особенность — сканирование не только паспорта с визой, но и отпечатка пальца.

Важно. В Ираке вы можете лишиться телефона: во избежание потери контента выгружайте все сразу в облако, не скупитесь на самый большой объем трафика.

Я совершил дилетантскую ошибку: не знал как проверить, сколько гигов осталось, и не выгружал фото через 3G — боялся остаться посреди опасных мест без сети, исчерпав трафик.

Покупка симкарты
Покупка симкарты

Это могло привести к печальным последствиям — военные вправе посмотреть ваш смартфон и, увидев что-то, принять за шпиона или журналиста, который хочет выставить их страну в дурном свете. Всегда знайте, сколько гигов у вас в запасе, пополняйте счет вовремя и выгружайте материал в облако.

Достопримечательности

Мое путешествие было бы неполным без визита в один из самых опасных и труднодоступных городов мира. За сутки до своего вылета из Ирака я все же попал в Мосул. Возможно, став первым россиянином, который побывал там без охраны после войны. И уж точно первым, кто заехал туда в багажнике.

Именно в мечети Ан-Нури в 2014 году лидер террористов Исламского государства (организация признана в России экстремистской и запрещена) Абу Бакр Аль-Багдади провозгласил создание всемирного халифата.

В неспокойной провинции Найнава также можно увидеть церкви в Каремлеше и Каракоше. Там проживают ассирийцы, еще 2000 лет назад принявшие христианство.

Все основные достопримечательности Ирака бесплатны для посещения. В Эрбиле стоит посмотреть цитадель, погулять по самому проамериканскому городу Ирака в толстовке Russia: там настолько привыкли к иностранцам, что местные даже научились обсчитывать в кафе, задирать цены на такси и всячески перенимать стиль соседней Турции. Благо сотрудники сферы услуг в Эрбиле пока не настолько наглые, как в той же Турции или Египте: за руки на рынке не хватают. И даже дают для фото бесплатно подержать пачку местных купюр.

В Киркуке из достопримечательностей в классическом понимании слова смотреть нечего — город серьезно пострадал от войны с ИГ (организация признана в России экстремистской и запрещена), а затем от боев с республиканской армией. Удалось найти типично иракский памятник, типично иракский рынок, билборд c розыском бармалеев и внезапно бочки «Газпром-нефти».

В Багдаде обязателен к посещению Памятник Мученикам Нусб аш-Шахид. Интересностей в столице много, от музеев — они уже платные — до величественных монументов, от крутых ресторанов до беднейших кварталов. В Багдаде буквально бурлит жизнь, а военные, кажется, уже и не так удивлены иностранцам.

Наджаф расположен в паре часов от Багдада, этот город — шиитская святыня. Тут находится Мечеть Имама Али, ближайшего родственника пророка Мухаммеда. Со всего мира в Наджаф стекаются шиитские паломники. Здесь же расположено крупнейшее в мире кладбище Вади ас-Салам, где захоронено более 5 миллионов человек.

Движемся дальше на юг по Евфрату, до сюда террористы ИГ (организация признана в России экстремистской и запрещена) не добирались. Около 150 000 иракцев живут на болотах: их так и называют болотными арабами. Мне посчастливилось увидеть их быт, прокатившись на лодке с представителями региональной элиты. Места в провинции Ди-Кар довольно дикие, вопрос финансовых договоренностей рассматривается индивидуально. Велик шанс получить прогулку по болотам бесплатно как знак внимания к гостю.

Неподалеку находится и Зиккурат — раз в жизни и его надо увидеть.

Басра — экономический центр страны. Путешественнику смотреть тут решительно нечего, зато можно встретить неспешно прогуливающихся нефтяных магнатов, внезапно услышав в Ираке идеальный английский, и сфоткаться по их, магнатской, инициативе. Полный сюрреализм!

Безопасность

Страна очень неоднородна: есть космополитичный Курдистан, где привыкли к иностранцам и равняются на западный стиль жизни. У этой автономии все свое: флаг, герб, армия и язык, свой парламент и свои визовые правила, по которым граждане стран ЕС, а также США, Канады и других, могут въезжать без визы. Россия не в их числе, но визу получить вполне реально. Нет ни единого шанса, что вас пустят в основную часть Ирака по курдской визе. Погранконтроли между регионами похлеще, чем на многих внешних границах.

За полтора года до моего визита Курдистан даже провел референдум о независимости (93% за), который Ирак не признал и ввел в автономию свои войска, забрав под контроль нефтеносную область близ Киркука.

Флан Курдистана
Флан Курдистана

Ирак дело тонкое — против террористов ИГ (организация признана в России экстремистской и запрещена) курды и арабы воюют вместе, затем не отказываясь от соблазна пострелять и друг в друга.

Все это приправлено шиитско-суннитскими противоречиями и интересами десятков разных ополчений (их называют милициями), крупнейшее из которых насчитывает 150 000 человек. Силы народной мобилизации внесли весомый вклад в борьбу с ИГИЛ (организация признана в России экстремистской и запрещена) и… сами обвиняются в военных преступлениях, будучи к тому же союзником Хезболлы, которую многие страны от США до Японии официально считают террористами.

Черт ногу сломит, где люди опасны, а где чересчур опасны. Где твое решение будет плохим, а где — чересчур плохим.

Да, иракские спецслужбы ставят на каждом шагу блок-посты, проводят регулярные рейды, опрашивают соседей и деревенских мухтаров (старост), арестовывают подозрительных личностей и кидают скрывающихся от правосудия в тюрьмы, но сил властей на столь сложной территории недостаточно, оттого и появляются разного рода ополчения с такими же разными, а зачастую полярными, интересами.

И все они вооружены до зубов. В классическом магазине оружия в Киркуке продают автоматы, гранаты, форму иракской армии. Все, что связано с войной — доступно как стакан воды. Этой доступностью и пользуются террористы, средь бела дня покупая под видом мирных жителей боеприпасы (не ищите противоречий, это Ирак), создавая затем на трассах фэйковые блок-посты и организуя нападения на целые поселки.

Магазин оружия в Киркуке
Магазин оружия в Киркуке

Я ехал 5 часов по трассе Киркук—Багдад, в этих краях вылазки террористов обычное дело. Оттого местные и строят баррикады с круглосуточным дежурством, чтобы чуть что могли отстреляться. Для спокойного прохождения большинства блок-постов в дневное время хватало нехитрой тактики: сесть на заднее сидение авто, надеть шапку и пить воду, когда водитель притормаживает перед военным — иностранца тут увидеть все равно никто не ожидает, а маскировка европейских черт лица и несвойственной для иракцев бритой головы служит еще одним подспорьем.

Ночью в Багдад я ехать не рискнул: во-первых, машин намного меньше, оттого бдительность военных выше, по крайней мере фонарем в лицо посветят; во-вторых — можно познакомиться с Бармалеями ближе, чем следует.

Баррикады
Баррикады

На сложных блок-постах, как при въезде в Багдад, приходилось показывать визу и давать телефоны тех, кто помогал с ее оформлением. Многое усугубляло незнание арабского. Так или иначе, вопросы с прохождением блок-постов порой долго, но решались.

На бытовом уровне, в отличии от Африки, не чувствовалось ни намека на коррупцию, где в отдельных странах полицейский может просто забрать паспорт и без решения вопроса обратно его ты не получишь. В Ираке же военные были максимально вежливы и дружелюбны. Главное не фотографировать их без спроса.

Военный на блок-посту
Военный на блок-посту

Еще был такой случай. Темнеет, до вылета домой каких-то 10 часов. Я еду из разрушенного войной Мосула в супер-развитой Эрбиль. В карманах — по смартфону, под стелькой — карта памяти GoPro. Время неспокойное. Губернатор Найнавы под страхом тюрьмы запрещает делать репортажи из центра Мосула даже местным журналистам — потеря уникального контента могла быть самым легким наказанием для залётного россиянина.

На одном смартфоне безобидные фото христианских церквей и скучные до зубного скрежета панорамы городов. В удаленных на другом — материал пожестче.

Выезжаю из Найнавы: рядовая проверка визы и фоток на «хорошем» телефоне — до свидания. Въезжаю в Курдистан: Пешмерга, армия непризнанного государства, задерживает меня и американку. У американки иракец — муж, у меня иракец — фиксер. Я общаюсь с американкой на английском, фиксер говорит с ее мужем на арабском. Она живет в Ираке уже 10 лет, есть местные документы, языка не знает, чем занимается не говорит. В Мосуле была «город с мужем посмотреть».

Авто в Мосуле
Авто в Мосуле

Мы сидим в душной комнате, перед нами военный, говорящий только на курдском. Он играет в телефон, а наши паспорта у него в столе. Требований не предъявляет, из комнаты не выпускает, телефоны забрал, содержимым не интересуется.

Так прошел час. Американка подписывает бумагу на курдском, что там написано так никто и не понял. Я отделался демонстрацией билета на рейс домой из Эрбиля.

Выводы:

  1. Порой иностранцы находятся в более выгодном положении, чем местные.
  2. Имейте при себе копию паспорта, визы, обратный билет и запасной смартфон.

Жители Мосула
Жители Мосула

Долго думал, как так могло повезти встретить американку на отдаленном блок-посту между Мосулом и Эрбилем, в голову закрадывались разные теории. От своей персоны она тему уводила, мной шибко не интересовалась: обсуждали как нам отсюда выбраться, стоит ли звонить в посольства, мельком про быт в США и России. Темы нашего общения были уж слишком безобидными, а интерес к моим целям поездки — чересчур скудным.

Что в итоге

Выдыхая дым приторно-сладкого кальяна в центре крупнейшего города, бывшего под контролем ИГИЛ (организация признана в России экстремистской и запрещена), параллельно всматриваясь то в разрушенные до основания здания Мосула, то в неуместно беззаботные лица местных жителей, я испытал наиболее сложные и противоречивые чувства за всю свою недолгую, но насыщенную жизнь. После такого опыта сложно найти в путешествиях что-то, что эмоционально возьмет сильнее.

Появляются обманчивые ощущения, что после такого можно и в Ливию, и в Йемен. Иллюзий питать нельзя: в Ираке активные боевые действия с артобстрелами и резанием голов на площадях уже прошли — Бармалеи по улицам хоть и ходят, но уже не чувствуют себя хозяевами положения.

Мечеть Ан-Нури в Мосуле
Мечеть Ан-Нури в Мосуле

Кульминацией стал не столько сам Мосул, сколько путь туда. Даже у местных спрашивают «к кому-зачем-почему», а для меня любой контакт с тамошними военными и вовсе чреват звонками наверх: «У нас тут россиянин», а дальше как повезет. Повышая свои шансы как на успех, так и на громкое фиаско, блок-посты на въезд в город я проходил в роли говорящего тела в багажнике.

Сейчас понимаю, что не стоило играть в иракскую рулетку — когда машина остановилась, я чувствовал животный страх. Оно и понятно: будь бритый россиянин найден в багажнике по пути в Мосул, картина у военных сложилась бы весьма красочная.

Я еще раз побывал в Ираке в июне 2021 года — сейчас в стране ситуация значительно спокойнее, чем была тогда. С весны 2021 года виза Ирака доступна для россиян по прилете, что сильно упростило посещение страны и подтолкнуло туризм к развитию.

Центр Мосула
Центр Мосула

Расходы

На поездку ушло около 100 000 рублей, если не считать визу и дорогу из Эрбиля в Мосул туда-обратно. Считаю это ничтожно низкой ценой за уникальное приключение, в котором мне удалось каждой клеткой тела прочувствовать весь спектр эмоций от восхищения до страха.

Советы путешественникам

Ирак не так страшен, как обыватели его привыкли представлять, но ездить за пределы Курдистана я бы советовал только бывалым путешественникам.

В арабской части страны приключение то напоминало затянувшийся хоррор-квест, где игра идет на крупных ставках, то весьма неожиданно давало чилл-тайм.

Мосул
Мосул

Ирак подойдет любителям древней культуры — развалины Вавилона и исторический музей в Багдаде не могут оставить равнодушным. Религиозные святыни поражают своей величественностью, а местные не избалованы туризмом и будут рады пообщаться с арабоязычным путешественником. В остальных случаях коммуникация может быть затруднена.

Без местных фиксеров в безопасности можно себя чувствовать только в Курдистане — если собрались к арабам, нужно будет провести серьезную подготовку и знать, куда ехать можно, а куда не стоит. С амостоятельным путешественникам рекомендую пользоваться тревел-методичкой британского правительства, информация там обновляется часто, в поле зрения все страны мира.

Будьте готовы ездить по Ираку с карманами, полными наличных: в стране карты бесполезны. И имейте план Б, если эта наличка куда-то денется.

Редакция
18.11, 06:49
Были в Ираке? Расскажите про поездку:

Мощщщно! Читал с запоем.

4

Лучшая статья о путешествиях, что я здесь читал

3

Очень интересная статья, читал на одном дыхании!
Не хватило только информации про визовые вопросы. Расскажите, как и где оформляли (в посольстве или по прибытии в аэропорту), сложен ли сам процесс?

2

Очень круто! Спасибо за статью.

2

Круто! Всегда удивлялся Варламову, который ездит в Ирак и Сирию, оказывается он не один такой.

1

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю