Как я перевела мошенникам «из банка»‎ 85 000 ₽

Хотя чувствовала, что меня обманывают

464
Аватар автора

Ольга Петрова

поверила мошенникам

Страница автора

Я всегда поражалась, как люди попадаются на уловки мошенников. А потом сама повелась на самый известный развод.

25 января 2021 года около 20:00 мне позвонили с незнакомого московского номера. Я живу в Ленинградской области, и из Москвы мне звонят только с рекламой, поэтому обычно я не отвечаю. Но в тот вечер почему-то взяла трубку.

Мужчина представился сотрудником службы безопасности Сбера и сказал, что по моей карте замечена подозрительная активность — деньги нужно срочно спасать. В следующие два часа я общалась с ним, его «коллегой из Тинькофф-банка»‎ и даже со лжеполицейским. В их словах было много нестыковок, но я все равно дошла до банкомата, сняла с карты 85 000 ₽ и перевела аферистам.

Мои деньги уже не вернуть, но я не хочу, чтобы кто-то повторил мою ошибку. Рассказываю, что именно мне говорили мошенники, как я пыталась им не верить и почему все равно поверила.

Какая легенда была у мошенников

Звонивший сказал, что его коллега из Сбера совершал махинации с картами клиентов, в том числе с моей. И что он хотел снять с нее деньги, но система заблокировала операцию.

Я ответила, что на карте Сбера у меня почти нет денег: на нее приходит только детское пособие, а пользуюсь я картой Тинькофф. Тогда аферист сказал, что мои карты в разных банках привязаны к одному счету и все сбережения по факту лежат на нем. Что у «преступника из Сбера»‎ есть к ним доступ и скоро он опять попробует их снять. Но не факт, что система снова заблокирует списание.

Собеседник мне не нравился и почему-то раздражал. Однако я заволновалась: на карте Тинькофф у меня было 88 000 ₽, и я боялась их потерять.

Аферист сказал, что деньги можно спасти только одним способом — составить «заявку для полиции»‎. Тогда она подключится к внутреннему расследованию Сбера, создаст ячейку для моих денег и будет их надежно охранять. И что если на картах меньше 50 000 ₽, то заявку рассмотрят в течение суток. А если больше — то всего за 15 минут, потому что заявка будет срочной. Видимо, так он хотел узнать, сколько у меня денег, но в тот момент я ему это не сказала. Однако мошенник не подбивал меня снять деньги и куда-то их отправить, и это усыпило мою бдительность. Я согласилась составить срочную «заявку»‎.

Тогда мужчина попросил меня медленно назвать номер карты Сбера, чтобы система распознала мой голос и признала клиентом банка. Я объяснила, что когда оформляла карту в отделении, то отказалась подключать голосовую верификацию. То есть моего голоса вообще нет в базе. Аферист замешкался: он явно не понял слово «верификация». Но потом он несколько раз повторил, что идентифицировать голос очень важно. Говорил так настойчиво и уверенно, что я засомневалась: вдруг это и правда нужно? И назвала ему номер карты так, как он просил.

После этого он со мной попрощался и велел ждать звонка из полиции. С ним я в тот вечер больше не разговаривала.

Что меня насторожило

Не думайте, что я тогда полностью поверила собеседнику, — я сильно нервничала, чувствовала подвох и раздражалась. Я даже гуглила номера, с которых он звонил, но ни один из них поиск не находил.

Этих номеров была два. В какой-то момент аферист понес что-то несуразное, и я бросила трубку. Тогда он перезвонил с другого номера и строгим голосом спросил: «Почему вы это сделали? Неужели вы не понимаете всю серьезность ситуации?»‎ Как ни странно, это на меня подействовало, и больше я звонки не сбрасывала.

Слова звонившего часто противоречили тому, что я знала, но я все равно продолжала разговор. Рассказываю, какие факты были очевидны, но мне не помогли. Надеюсь, они помогут хотя бы вам.

У каждого банка — свои счета, и никакого «единого счета» не существует. Я подумала об этом, но не возразила мошеннику, когда он убеждал меня в обратном.

Банк всегда сообщает про отмену списаний. Например, Тинькофф присылает уведомление в мобильное приложение, а отмененное списание можно найти в истории операций.

В Сбере не так: пока мы разговаривали, я зашла в мобильное приложение и не увидела там заблокированной операции. Мошенник сказал, что ее и не должно быть: она же не завершилась. Я поверила и только потом узнала, что вместо уведомлений в приложении Сбер присылает смс о том, что операция отклонена как подозрительная, а карта заблокирована. Мне таких смс не приходило.

Это скриншот из приложения Тинькофф. Если операция заблокирована, ее все равно можно увидеть в истории
Это скриншот из приложения Тинькофф. Если операция заблокирована, ее все равно можно увидеть в истории
А такие смс присылает Сбер, если операция подозрительная
А такие смс присылает Сбер, если операция подозрительная
1/2
Это скриншот из приложения Тинькофф. Если операция заблокирована, ее все равно можно увидеть в истории

Сотрудник банка никогда не спросит у клиента номер карты, в том числе для голосовой верификации. Если это настоящий сотрудник, он и так видит во внутренней системе номера всех карт, которые вы открыли в этом банке. Но ситуация вообще не логична: банк не будет звонить клиенту и просить доказать, что он и правда клиент.

Заявление в полицию не пишут по телефону и через банк. Его можно написать только в отделении полиции, в присутствии сотрудника дежурной части. Либо вызвать домой участкового и оформить заявление с ним.

Все это я отмечала в голове во время разговора с мошенником. Но потом почему-то ответила на все звонки его сообщников.

Почему я поверила

Через минуту после разговора с «сотрудником банка» мне позвонила женщина — опять с нового номера. Она представилась Демеевой Викторией Сергеевной — начальницей службы безопасности Тинькофф-банка. Сказала, что банк в курсе ситуации и я должна ждать звонка из полиции.

Женщина говорила и что-то еще, но остальное я не разобрала. Казалось, она звонит из подвала — связь была очень плохой.

Сразу после этого мне позвонили с петербургского номера. Некий мужчина представился сотрудником полиции и сказал, что работает в УМВД по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга. Чтобы я поверила, он попросил погуглить номер, с которого он звонит, и убедиться, что он и правда полицейский. Я проверила — это был номер приемной начальника отделения. Скорее всего, это был подменный номер.

Тогда я не знала, что номера можно подделать, к тому же меня подвела вера в полицию. Ведь с детства нам внушали, что полицейский олицетворяет закон, борется с преступностью, к нему всегда можно обратиться за помощью. В общем, я полностью доверилась звонившему, и мои сомнения испарились.

«Полицейский» заново пересказал мне легенду о коварном сотруднике Сбера и убедил, что вся эта история реальна. Еще он заверил, что Виктории Сергеевне можно полностью доверять и она поможет мне с заявлением.

Как меня убедили молчать

«Полицейский» сказал, что все происходящее нужно хранить в строжайшем секрете, иначе я помешаю расследованию. Тем более в деле замешаны персональные данные других клиентов банков — я же не хочу поставить под удар их деньги.

Он назвал какую-то статью УК, где якобы расписано, что бывает за разглашение тайны следствия. Я не запомнила ее номер и потом не смогла проверить, о чем она на самом деле. Но полицейский говорил так уверенно, убедительно и логично, что я испугалась и обещала ничего не рассказывать мужу. Он в тот момент был дома, но слег с высокой температурой и спал.

И тут «полицейский»‎ провернул очень важный трюк! Он сказал, что включил диктофон, и попросил повторить за ним фразу вроде этой: «Я — фамилия, имя, отчество — обязуюсь не посвящать в дело третьих лиц и понимаю возможную ответственность за разглашение тайны следствия. И обещаю выполнять инструкции Виктории Сергеевны Демеевой, которая помогает в расследовании»‎.

Я послушно повторила за ним эту фразу. Мне тут же стало не по себе. Я захотела разбудить мужа и все ему рассказать, но испугалась: вдруг в полиции про это узнают, а диктофонная запись докажет мою вину? В итоге решила промолчать.

Затем мы с «полицейским»‎ попрощались, и я стала ждать второго звонка Виктории Сергеевны — она и довела этот развод до конца.

Как я шла к банкомату

Виктория Сергеевна позвонила мне сразу после «полицейского». Теперь связь была лучше, и я не напрягалась, чтобы ее расслышать. Она объяснила, что аферист из Сбера в любой момент может списать деньги с моей карты Тинькофф. Поэтому мне нужно скорее снять их в банкомате и положить в банковскую ячейку, которую уже создала для меня Виктория.

Я ответила, что лучше переведу деньги на карту мужа. Но она стала меня отговаривать: якобы так мошенник получит и его данные. Тут я вспомнила, что «полицейский»‎ просил доверять Виктории, и согласилась пойти к банкомату.

Виктория сказала, что с этого момента мы должны с ней непрерывно оставаться на связи — в целях безопасности. Не обязательно держать телефон у уха, можно положить его в карман, но не сбрасывать звонок. С этим мне тоже пришлось согласиться.

Ближайший банкомат Тинькофф был в 40 минутах пешком. Мне ужасно не хотелось идти так далеко, но я верила, что это необходимо. Я быстро оделась и наконец растолкала мужа: дома был наш 11-месячный сын, и я не могла оставить его без присмотра. Я сказала мужу, что мне нужно срочно уйти и что это очень важно. Он пытался меня расспрашивать, но я уже вылетела из квартиры: магазин, где находился банкомат, мог закрыться в любой момент.

Всю дорогу Виктория действительно была на связи. Если звонок случайно сбрасывался, она тут же перезванивала с нового московского номера. Мы почти не разговаривали, только иногда она спрашивала, все ли нормально и далеко ли еще идти. Уже потом я поняла, зачем это было нужно: по дороге мне звонил муж, а я не могла ему ответить. И Виктория не давала мне остаться наедине с собой, собраться с мыслями и проанализировать ситуацию.

Но сделать это мешал еще и страх за сына. Я все время боялась, что из-за температуры муж уснет и с ребенком что-то случится. А то, что происходило со мной, отошло на второй план.

Как перевела деньги в «банковскую ячейку»

Когда я была у банкомата, Виктория сказала, что я должна снять с карты 85 000 ₽ и положить их в банковскую ячейку — потом она оказалась обычной банковской картой. До этого я говорила, что у меня есть 88 000 ₽. Но, видимо, Виктория решила не оставлять меня совсем без денег. Очень благородно, ничего не скажешь.

В банкомате Тинькофф был лимит на снятие наличных — не больше 15 000 ₽ за одну операцию. Поэтому я пять раз сняла по 15 000 ₽ и один раз — 10 000 ₽. Когда деньги оказались у меня в руках, началась настоящая борьба. Я не хотела переводить их в никуда и не понимала, почему мне нельзя просто оставить их при себе.

Что только Виктория мне не говорила! Даже то, что эти деньги принадлежат не мне, а банку и даже самому Олегу Тинькову. И что если я оставлю их, то присвою чужое и меня осудят за кражу. Почему деньги теперь не мои, она тоже как-то объяснила, но я не помню эти подробности.

В итоге она надавила на жалость: сказала, что, как и я, действует по инструкции ОВД. И если я не переведу деньги, то накажут нас обеих. А заодно напомнила, что я под запись обещала выполнять ее инструкции. Тогда я сдалась.

Напоследок я только спросила, отобразится ли в моем личном кабинете, что я положу деньги в ячейку. Виктория ответила, что перевод отобразится только через сутки, но обещала сразу прислать в «Вотсап» подтверждающий документ.

Я выбрала в банкомате опцию «Отправить перевод» и ввела 16-значный номер «ячейки», который продиктовала Виктория. На экране отобразилось, что это номер обычной банковской карты «Виза», но меня это почему-то не смутило. А в уголке был значок банка «Уралсиб»‎ — Виктория сказала, это партнер Тинькофф. Я поверила, вложила в банкомат наличные и нажала кнопку «Отправить». После этого Виктория дежурно меня поблагодарила, пожелала хорошего вечера и отключилась.

Когда деньги ушли, мне в «Вотсап»‎ пришел вот такой полностью поддельный «документ»‎. Даже в нем я потом нашла нестыковки: он был от Тинькофф-банка, а подписала его якобы начальник филиала Сбера
Когда деньги ушли, мне в «Вотсап»‎ пришел вот такой полностью поддельный «документ»‎. Даже в нем я потом нашла нестыковки: он был от Тинькофф-банка, а подписала его якобы начальник филиала Сбера
Не понимаю, как я сразу не осознала, что перевожу деньги не в защищенную ячейку, которую создала полиция, а на обычную банковскую карту физического лица
Не понимаю, как я сразу не осознала, что перевожу деньги не в защищенную ячейку, которую создала полиция, а на обычную банковскую карту физического лица
Чтобы меня обработать, мошенники потратили около двух часов. Это только часть скриншота со звонками
Чтобы меня обработать, мошенники потратили около двух часов. Это только часть скриншота со звонками
1/2
Не понимаю, как я сразу не осознала, что перевожу деньги не в защищенную ячейку, которую создала полиция, а на обычную банковскую карту физического лица

Что мне сказали в службах поддержки банков

Когда я вышла из магазина, то дала волю панике. Меня всю трясло, и я не верила, что только что перевела мошенникам такую большую сумму.

Я стала писать и звонить в службы поддержки банков: Сбера, Тинькофф и «Уралсиба»‎ — чтобы убедиться, что меня не обманули. Но везде говорили, что это был развод и нужно идти уже в настоящую полицию.

В Сбере подтвердили, что никто не пытался снять деньги с моей карты. И что их сотрудник не стал бы спрашивать ее номер. На всякий случай эту карту заблокировали, чтобы аферисты не воспользовались ею позже.

В Тинькофф зарегистрировали мое обращение, но не могли отменить перевод: я же сняла деньги с карты банка и внесла на счет мошенницы наличные.

Банк «Уралсиб»‎ тоже не мог просто так списать деньги с карты своего клиента и отправить мне, даже если бы я переводила их со счета. Для этого нужен был официальный запрос из полиции, но и потом не факт, что банк вернул бы мне деньги.

Переписка с Тинькофф началась эмоционально: я очень себя казнила. И мне сразу ответили, что я общалась с мошенниками
В «Уралсибе»‎ мне тоже посоветовали обращаться в полицию. Так я потеряла надежду что⁠-⁠то вернуть
В «Уралсибе»‎ мне тоже посоветовали обращаться в полицию. Так я потеряла надежду что⁠-⁠то вернуть

Как я общалась с оперуполномоченным и следователем

Дома я рассказала все мужу, и он позвонил в районное отделение полиции. Оперуполномоченный сразу сказал, что про деньги можно забыть: вернуть их нереально, потому что мошенники переводят их за рубеж или на криптокошельки. Но обещал приехать к нам на следующий и записать показания.

На следующий день в восемь утра он был у нас. Посмеялся над моей историей и сказал, что в полицию поступают десятки таких обращений. И открытым текстом заявил, что преступников вряд ли найдут.

Полицейский без особого интереса расспросил меня о том, что случилось, записал мой рассказ и номера, с которых мне звонили. Я сказала, что ночью пыталась набирать их, но оказалось, их уже не существует. Работал только один — мобильный, с которого мне в «Вотсапе» прислали «документ»‎. После этого оперуполномоченный попрощался со мной и ушел.

Через два с половиной месяца мне позвонили из полиции и пригласили повторно дать показания. Оказалось, недавно мошенники так же выманили у пенсионера 1,5 млн рублей, и полиция решила, что эти эпизоды связаны.

Я пришла и на этот раз разговаривала со следователем. Он вел себя более профессионально: внимательно слушал, что-то записывал, уточнял детали и не смеялся. В конце следователь сказал, что есть небольшой шанс найти преступников и вернуть деньги пострадавшим. Но с тех пор прошло полгода, и никаких новостей я не получала.

Что я потом узнала от мошенника

Ночью, после того как я отправила деньги, я списалась с мошенниками в «Вотсапе»‎ по номеру, с которого пришел «документ». Он действует до сих пор. Мошенник представился Сергеем, оказался общительным, попереписывался со мной и явно был уверен, что полиция ничего ему не сделает.

Сначала он издевался: говорил, чтобы в следующий раз я быстрее шла к банкомату. И чтобы я заходила к нему на чай в главный офис Сбера. Потом признался, что ему 20 лет и на таких разводах он очень много зарабатывает. И что никакая официальная и законная работа не дала бы ему такой доход.

Мошенник сказал, что на развод ведутся многие, но в основном пенсионеры. И у них всегда самые большие сбережения. Что иногда ему их жалко, но он все равно не собирается «увольняться»‎ с такой прибыльной работы. После этого мы больше не переписывались.

Моя переписка с мошенником началась с издевок. Он явно ничего не боялся
Потом мы разговорились, и мошенник рассказал о своих главных жертвах
Потом мы разговорились, и мошенник рассказал о своих главных жертвах

Какие выводы я сделала

Деньги, которые я перевела мошенникам, были отложены на мебель. Мы внесли за нее аванс, и он бы сгорел, откажись мы от заказа. Так что нам пришлось взять кредит. Сейчас мы его выплатили, я наконец успокоилась и уже не жду, что мне что-то вернут.

Но я много вынесла из этой истории и делюсь с вами своими выводами.

Мошенники — рядом. Раньше, когда я слышала об аферах, то думала, что мошенники где-то далеко и вряд ли позвонят именно мне. И что они охотятся в основном на пенсионеров, а молодых обходят стороной.

Но это оказалось не так: преступники могут добраться до любого и застать врасплох. Вот мне позвонили, когда муж спал, а я была одна с маленьким сыном. Я отвлекалась на него, и мое внимание рассредоточилось. К тому же за два года в декрете я расслабилась и отвыкла быть начеку. Я общалась только с близкими и забыла, что не все люди на свете желают мне добра.

Мы сами выбалтываем информацию о себе. Аферисты не знали, где я живу, сколько у меня денег и картой какого банка я пользуюсь — все это я рассказала сама. Я даже не помню, как они сначала ко мне обращались: по имени, имени и отчеству или просто «вы»‎. Но в «документе» потом появились мои полные данные — потому что я их назвала. Специалисты по переговорам называют это «рассыпать бобы»‎, то есть случайно выболтать важную информацию.

Нужно доверять близким. Мошенники были очень профессиональны: подменили номер телефона и сумели надавить на совесть. Ведь в итоге я перевела деньги, когда побоялась подставить «Викторию Сергеевну». Для меня был только один способ не поддаться — рассказать все мужу, но я этого не сделала. Зато теперь знаю, как важно доверять близким и спрашивать у них совета.

В общем, не повторяйте моих ошибок и будьте бдительны. А главное, расскажите мою историю своим пожилым родственникам и попросите сразу класть трубку, если «сотрудник банка» просит назвать номер карты. Как признался мне мошенник, пенсионеры — самые уязвимые жертвы.


Редакция
А вам когда-нибудь звонили мошенники? Чем все закончилось?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество