Как мы перешли границу с Казахстаном всего за 6,5 часа, пока другие стояли сутками

Как мы перешли границу с Казахстаном всего за 6,5 часа, пока другие стояли сутками

215
Аватар автора

Настя Ли

до сих пор не верит, что оказалась в Казахстане

Страница автора

В сентябре мы с мужем поехали в Казахстан на своей машине.

Между Россией и Казахстаном 30 автомобильных контрольно-пропускных пунктов. По дороге мы несколько раз меняли решение, через какой ехать. Нам удалось избежать многочасового стояния в пробках. Всего мы провели в дороге более двух суток, если считать от выезда из Петербурга до въезда в Костанай — город в 300 км от границы. Расскажу подробнее, как все происходило.

Смотрю и не могу поверить: неужели мы проделали такой путь за два с половиной дня?

Почему мы решили уехать

В обычное время в нашей семье я быстро решаю и делаю, а муж подолгу раздумывает и все взвешивает. Но в серьезных ситуациях все наоборот. Я несколько дней хлопаю глазами, а муж мгновенно реагирует и принимает решения: меняет доллары, снимает деньги, находит нужных людей. Так было в феврале 2022 года, так случилось и в сентябре. 22 сентября мы собирали вещи и колебались: стоит ли уезжать. Я не уверена до сих пор. Но мы рассудили так: лучше мы потом будем нервно хихикать, чем рыдать из-за того, что не уехали вовремя. В худшем случае у нас получится очень странный отпуск.

Проблема была с работой мужа. Я работаю удаленно, и моему нанимателю все равно, где я нахожусь. А руководитель мужа сначала сказал ему: «Если уедешь, с работой можешь попрощаться». Это можно понять: у него разбежалась половина сотрудников, причем некоторые просто поставили перед фактом.

Муж и его начальник переговаривались весь день 22 сентября и в итоге договорились, что супруг берет тайм-аут на четыре недели. После этого мы либо вернемся, либо они снова обсудят, как быть дальше. В итоге работодатель остыл: когда мы проделали половину пути до Казахстана, он согласился на удаленный формат.

А до этого было непонятно, на что мы будем жить. Спасли расчеты. У нас есть доходы от моей основной работы и фриланса, от сдачи жилья, бизнеса мужа — после февраля он пошатнулся, но все еще что-то приносит. Всего получилось около 130 000—150 000 ₽ в месяц. Мы поняли, что этого хватит на жизнь, даже если мужа уволят. Правда, тогда мы рассчитывали на старые цены на аренду недвижимости в Казахстане. На сайте «Крыша», который я нашла, приличные квартиры стоили 150 000⁠—⁠200 000 KZT⁣ (19 500⁠—⁠26 000 ₽) в месяц. Были даже варианты по 100 000 KZT⁣ (13 000 ₽).

Сейчас в объявлениях на «Крыше» цена может быть одна, а потом звонишь и тебе говорят: «Ой, это старые цены, сейчас в два раза больше». Источник: krisha.kz
Сейчас в объявлениях на «Крыше» цена может быть одна, а потом звонишь и тебе говорят: «Ой, это старые цены, сейчас в два раза больше». Источник: krisha.kz

Еще у нас есть подушка безопасности на общую сумму примерно 700 000 ₽. Она поможет продержаться, если что-то пойдет не по плану. Мы были уверены, что муж найдет новую работу: удаленно в России, на месте в Казахстане или где-то еще. Гарантий нет, но мы всегда находили работу и полагаем, что это случится и в будущем.

Вариант, при котором муж едет один, мы не рассматривали. Нам кажется, семья должна быть вместе. Если мужу нельзя будет вернуться, я слетаю в Россию и сделаю нужные документы, сдам квартиру, что-то продам. А если границы закроют — так тому и быть, зато мы будем вместе.

Письма о путешествиях и эмиграции
Истории о том, где отдыхать, учиться и жить, — в вашей почте по воскресеньям. Бесплатно

Почему решили ехать в Казахстан

Решение принимал муж, а я ему доверяю в таких вещах. Он может купить плохие помидоры или забыть запустить стиралку, но если в такой серьезный момент сказал «едем в Казахстан», то я уверена, что он хорошо подумал.

От вариантов лететь мы отказались: 22 сентября билеты на ближайшие дни были очень дорогие. К тому же своя машина — это определенная свобода и возможность взять с собой больше вещей. А если вдруг не выпустят из страны, на ней проще вернуться домой.

В Грузию к тому моменту уже было сложно попасть: там всего один переход через границу, и он дико загружен. 22 сентября машины стояли в пробках по 24 часа. Мы знали, что на границе с Казахстаном погранпереходов больше.

Я стала читать чаты в «Телеграме», где люди обменивались информацией по переходам через границы и обустройству на новых местах. Их много: по каждому КПП свой чат, несколько общих по Казахстану, отдельные по разным городам. Я не отписалась от большинства из них: некоторые до сих пор актуальны, а еще они вызывают приятное чувство родства с теми, кто плыл с тобой в одной лодке. В некоторых из них сидят десятки тысяч людей.

Это далеко не полный список чатов по релокации и погранпереходам
Это далеко не полный список чатов по релокации и погранпереходам

Как мы готовились к поездке в Казахстан

Мы планировали ехать в Астану. До релокации муж был там один раз в командировке, а я никогда не была в Казахстане. Мы не бронировали жилье, так как совершенно не представляли, когда и где окажемся. Думали, что в крайнем случае поспим в машине.

Люди в чатах писали, что на пропускных пунктах негде купить воды и еды. Часто автомобильный погранпереход находится посреди степи, и вокруг ничего нет, в том числе магазинов. Поэтому мы запаслись едой, включая яблоки, орехи, бананы. Хлеб и сыр потом пришлось выкинуть: мы про них забыли, они испортились. Муж купил на заправке канистру и залил туда десять литров бензина. Еще мы взяли из дома воду в канистрах. Она не пригодилась, и теперь мы так и возим ее с собой.

Я взяла все свои документы, старинную монету и кольцо, которые мне достались от прабабушки, — это мои реликвии.

С одеждой я прогадала. Посмотрела прогноз погоды на ближайшую неделю в Казахстане: обещали +25…30 °С. Я представила себе юг и жаркую степь. Взяла пакет летних платьев, а пуховик с зимними сапогами выложила. Не понимаю, как меня угораздило: бабушка, которую в войну сослали в Казахстан, рассказывала, как они там мерзли даже летом. Видимо, эти рассказы недостаточно хорошо отпечатались у меня в голове. К счастью, я на всякий случай взяла зимние кроссовки и теплую куртку, в них и хожу сейчас.

Вот эту сумку с летними вещами точно можно было оставить дома
Вот эту сумку с летними вещами точно можно было оставить дома

Обещанных +25 °С я так и не дождалась, но 6 октября в Астане потеплело до +18…20 °С. А вообще, здесь сильные перепады температуры: ночью может быть −9 °С, днем — +9 °С. Спасает, что в Казахстане, в отличие от Петербурга, очень сухо, и холод не так ощущается.

Еще я взяла с собой MacBook Air 13. Купила его за два дня до отъезда за 70 390 ₽. Покупка никак не связана с поездкой: я уже пару месяцев выбирала себе ноутбук. В итоге он меня просто спас: в дороге я работала на нем в машине и кафе, а еще штудировала карты и статьи про Казахстан.

В итоге я набрала кучу всего, а муж взял только рюкзак и небольшой чемодан. Как минимум одну мою большую сумку с одеждой можно было не брать, и я жалею, что она занимает место в багажнике. С другой стороны, неизвестно, куда нас занесет и надолго ли.

Некоторые вещи помогают сейчас создавать уют в чужой стране: например, моя мини-гитара, постельное белье. Я прочитала в одном чате, что лучше брать белье с собой: на съемных квартирах оно не всегда есть или не всегда чистое.

Мой новый ноутбук и папка с документами
Мой новый ноутбук и папка с документами
Когда я говорю «мини-гитара», многие думают, что речь об укулеле. Но на самом деле это совсем другой инструмент
Когда я говорю «мини-гитара», многие думают, что речь об укулеле. Но на самом деле это совсем другой инструмент

Как мы выбирали, через какой КПП ехать в Казахстан

23 сентября я открыла глаза в шесть утра и просто обалдела: что за ерунду мы собрались вытворить. Но это быстро прошло. Мы заехали к моим родителям обняться, купили чехол для моего нового ноутбука в DNS и в десять утра стартовали из Петербурга по платной трассе на Москву.

Если смотреть на карту, у Казахстана и России очень длинная общая граница — от Астрахани до Алтая. Самые близкие к Петербургу и Москве погранпереходы расположены в Саратовской и Оренбургской областях: «Озинки», «Теплое» и «Маштаково». Южнее, в Астраханской и Волгоградской областях, расположены «Караузек», «Полынный» и «Вишневка».

Изначально мы собирались ехать на КПП «Маштаково» недалеко от Самары. Судя по сообщениям в чатах, к 22 сентября он был загружен, но двигался. Мы рассчитывали пройти границу за несколько часов. Но к 23 сентября время перехода на нем исчислялось десятками часов. Люди писали про 12 и больше часов в очереди. Наш друг выехал из Петербурга в ночь на 22 сентября и застрял там на 28 часов.

Поэтому к моменту выезда на ближайшие переходы типа «Маштакова» или «Теплого» мы уже не рассчитывали. Думали про «Илек» или «Сагарчин» под Оренбургом. Мы планировали ехать более или менее спокойно, с двумя ночевками — в Москве и Самаре. Даже попросились переночевать у знакомой в Подмосковье. Но уже к середине дня 23 сентября стало ясно, что надо торопиться.

По сообщениям в чатах было видно, как быстро растут пробки перед АПП. Как я поняла, главная проблема была в том, что многие влезали без очереди и продавали места в ней. Люди, которым предлагали их купить, писали в чатах разные суммы — от трех до сотен тысяч рублей. Получалось непредсказуемое по времени ожидание: машины часами стоят, а очередь просто не движется.

Кто⁠-⁠то продавал место, которое до этого сам купил
Писали, что за место в очереди просят 50⁠—⁠100 тысяч
И даже полмиллиона
В пешей очереди тоже продавали места

Мы не стали заезжать в Москву, сразу поехали дальше. Торопились не только потому, что росли очереди на АПП. В чатах то и дело появлялись вбросы, что границы вот-вот закроют. С одной стороны, чаты поддерживали оптимизм: в них мы видели, как много людей вместе с нами решают ту же задачу. А с другой — наводили панику. Общая истерика заражала, хотелось как можно быстрее оказаться по ту сторону границы.

Обычно мы неспешно едем, выбираем кафе получше, я часто прошу остановиться, чтобы сходить в туалет или купить мороженое. В этот раз мы мчались, нигде не останавливались. Нормально поели только один раз, в кафе Traveler’s Coffee на объездной вокруг Твери, за 1655 ₽. Дальше покупали на АЗС «Сникерсы», а еще перекусывали яблоками, орехами и бананами из дома. Оказалось, когда очень надо, то и в туалет можно долго не ходить.

Сложно было точно решить, куда ехать. Мы знали, что нам нужно в Казахстан, и пытались понять, как это сделать с наименьшими потерями. Ехали по трассе и следили за чатами. Вечером 23 сентября я попыталась подбить результаты и даже сделала заметку на ноутбуке. Вот такая ситуация была на переходах:

  1. «Караузек» под Астраханью — там была мертвая пробка уже в ночь на 23-е, до того как мы выехали.
  2. «Маштаково» под Самарой — там застрял наш друг. Дальше он подробнее расскажет свою историю.
  3. «Илек» под Оренбургом — пробка минимум 10—12 часов.
  4. «Орск» в Оренбургской области — ситуация более-менее. В чатах писали, что там маленькие очереди, на пять-десять машин. Мы решили ехать туда, хотя понимали, что по дороге ситуация может измениться.
  5. «Исилькуль» в Омской области — судя по чатам, никого нет, но ехать на 1000 км дальше, чем до Орска.

Ночевка среди дальнобойщиков

Около восьми вечера мы поняли, что в течение пары часов надо найти ночлег. В тот момент мы ехали по трассе между Рязанью и Пензой. Я стала искать гостиницы на «Яндекс-картах» и «Островке». В пределах 100 км оставался только один вариант — гостиница «Все путем» в поселке Путятино. По отзывам на «Яндекс-картах» ее рейтинг был 4,5.

Я не забронировала ее сразу. Сейчас даже не понимаю почему: возможно, надеялась найти получше. Когда мы подъехали к гостинице, минут 20 не решались выйти из машины: кругом грязь, грузовики дальнобойщиков, бродячие собаки. Здание отеля было похоже на дешевую автомастерскую.

Эти 20 минут нас и подвели: на ресепшене мы узнали, что последние два номера только что заняли, остались койко-места в комнате на четверых. Администратор сказала, что там одна женщина, и пообещала больше никого не подселять. Койко-место стоило 700 ₽ с человека, а номер на двоих обошелся бы в 1950 ₽.

Администратор была суровая, но в целом дружелюбная — так я представляю себе советскую буфетчицу. При нас она покрикивала на мужиков-дальнобойщиков, и они ее слушались. Пьяный кругленький дальнобойщик начал выспрашивать, откуда мы и куда едем. Мы ответили, что направляемся в сторону Самары: технически это было правдой, а рассказывать подробности не хотелось. «Отдыхать? — спросил он. — А я так работаю».

Внутри гостиница тоже оказалась страшной. Грязный душ, в котором только что курили, с мерзкой липкой занавеской. Ни в одном из трех общих туалетов не было мыла. Сейчас, когда пишу статью, посмотрела ее рейтинг на «Гугл-картах» — 3,1. Это больше похоже на правду, чем 4,5 от Яндекса.

В номере нас ждала женщина неопределенного возраста, довольно потрепанная жизнью. Она испытала облегчение, когда увидела, что к ней подселили тихих безобидных туристов, и начала с нами общаться. Муж потом рассказал: пока я ходила в душ, она сообщила, что была звездой соцсетей, а потом «пришли англосаксы и все испортили». Мы быстро разделись, легли и громко сказали: «Спокойной ночи». Но она не утерпела и через пять минут все-таки сказала: «Ой, слышали новости-то, что творится на границе?» «Угу», — ответила я.

Соседка замолчала, но по коридору продолжали бродить пьяные дальнобои. Иногда они перекрикивались. Тогда выскакивала администратор и гораздо громче них вопила: «Чего тут орете, у меня люди спят». Постепенно мы все-таки уснули. Мне все время снилось, что мы опаздываем на границу.

Кажется, это наш номер. Источник: google.com
Кажется, это наш номер. Источник: google.com

Как мы оказались на КПП, где не было очередей

24 сентября мы вскочили в четыре утра, попрощались с соседкой, разбудили бедную сотрудницу ресепшена, чтобы купить бутылку воды за 30 ₽, и помчались дальше. В 05:15 заправились на «Газпромнефти». Еще набрали там кофе, чая и булочек на 950 ₽, но все оказалось бестолковое и невкусное. Я купила панини с курицей за 219 ₽ — худший в своей жизни. Доесть не смогла, хотя была ужасно голодная.

Нормально позавтракали уже около девяти утра в Пензе, во «Вкусно — и точка». Потратили 372 ₽, потом купили еще чая и кофе на 120 ₽. Муж хотел поспать в машине, но выпил два стакана кофе и сказал, что двигаем дальше.

После жуткой гостиницы зал «Вкусно — и точка» с горячим завтраком показался нам просто раем
После жуткой гостиницы зал «Вкусно — и точка» с горячим завтраком показался нам просто раем
Поражаюсь, что в такой ситуации не забыла принять прописанные витамины
Поражаюсь, что в такой ситуации не забыла принять прописанные витамины
1/2
После жуткой гостиницы зал «Вкусно — и точка» с горячим завтраком показался нам просто раем

С самого утра я погрузилась в «Телеграм». В чате перехода «Орск» писали, что уже и там люди стоят по 12—14 часов. Мы стали думать о том, чтобы ехать на омский АПП «Исилькуль». Я топила за эту идею, но муж был против: чтобы добраться туда, у нас ушли бы еще сутки — на дорогу и сон.

Из Пензы мы поехали в Самару. По дороге нужно было окончательно определиться, на какой АПП ехать, потому что от Самары маршруты на Орск и Омск расходятся. Но в этот момент меня подвели «Яндекс-карты».

Я составляла альтернативные маршруты и выписывала их в блокнот. И не заметила, что Яндекс-карты проложили мне маршрут от Самары до АПП «Исилькуль» через Казахстан. От Самары до Исилькуля напрямую — 1725 км, через Орск — 2075 км. А у Яндекса через Орск и Казахстан получилось 1825 км — всего на 100 км больше, чем по прямой. В нашем путешествии 100 км играли незначительную роль. Я радостно сообщила об этом мужу. И мы поехали к Орску: если там будет жесть на границе, просто поедем дальше, в Омскую область.

В Самарской области мы встали в пробку перед мостом на ГЭС. Я уже знала, что там часто бывают пробки: мост один на много километров вокруг и не слишком широкий. ДТП или ремонт — и все стоят. В нашем случае ремонтировали дорогу — прямо в дождь.

Если я не путаю, это подъемные краны на самарской дамбе. Они выглядят как шагоходы из «Звездных войн»
Если я не путаю, это подъемные краны на самарской дамбе. Они выглядят как шагоходы из «Звездных войн»
Я мечтала о виде с дамбы, но он оказался не особенно интересным. То ли погода виновата, то ли стресс
Я мечтала о виде с дамбы, но он оказался не особенно интересным. То ли погода виновата, то ли стресс
1/2
Если я не путаю, это подъемные краны на самарской дамбе. Они выглядят как шагоходы из «Звездных войн»

Где-то между Самарой и Оренбургом я с ужасом обнаружила свою ошибку с маршрутами. Я поняла: если мы увидим, что на АПП «Орск» все плохо, и поедем дальше к Омску, то потеряем на этом крюке время. Стала смотреть в интернете, что еще можно сделать. Вспомнила, что есть и другие переходы. Зашла в Википедию и узнала, что между Россией и Казахстаном 51 переход, но 20 из них — авиа, а еще один — речной.

Потом я нашла свежую статью Тинькофф Журнала об обстановке на погранпунктах. В ней упоминали АПП «Светлый» и «Комсомольский». Я слышала эти названия, но почему-то о них почти не писали в чатах. На пару человек, которые прошли через эти АПП, находилось десять, которые утверждали разное. Одни писали, что «Светлый» только для военных нужд, другие — что оба перехода закрыты, третьи — что они работают только днем, четвертые — что их вообще не существует.

По этим переходам не было чатов. С другой стороны, отдельного чата и частых упоминаний не было и про «Исилькуль». А там переход точно был: его редко, но регулярно упоминали люди в общих чатах о релокации в Казахстан. Но тот КПП далеко от Петербурга и Москвы, туда мало кто доехал. А «Светлый» и «Комсомольский» — всего в 180 и 250 км от «Орска», где томятся толпы. Было странно, что туда никто не едет. Мы колебались и думали, как быть.

В ночь с 24 на 25 сентября, ближе к полуночи, мы оказались в районе Оренбурга, примерно в трех часах езды от Орска. 24—25 сентября автомобили проходили АПП «Орск» по 20—30 часов, кто-то писал и про двое суток. Пешая очередь двигалась быстрее, но все равно люди ждали перехода часами.

В этот момент я увидела в чате перехода «Орск», что несколько человек отправляются на разведку к АПП «Комсомольский». Они наказали другим сторожить их места. Лидер «разведчиков» создал общий чат по переходам «Комсомольский» и «Светлый». Я добавилась, чтобы следить за результатами, — тогда в нем было всего 80 человек. Сейчас его уже удалили: появились отдельные чаты по «Комсомольскому» и «Светлому».

Когда мы приблизились к Орску, в чате написали, что переход «Комсомольский» работает, дорога не очень, но там всего две или три машины!

Люди в чате «Орска» обсуждали загадочные КПП «Светлый» и «Комсомольский»
Договорились их разведать
Разведчики отправились в дорогу
Радостная весть о том, что машин в очереди почти нет. Но кого⁠-⁠то больше интересует устройство личной жизни

Мы помчались к «Комсомольскому». В какой-то момент я подумала: а вдруг это какой-то розыгрыш, чтобы оттянуть народ от АПП «Орск»? Но мы рассудили, что ничем не рискуем: в крайнем случае вернемся на орский АПП и встанем в очередь или поспим и поедем к «Исилькулю».

Некоторые участники чата «Комсомольского» предлагали никому не говорить о нем, чтобы не превратить новооткрытый АПП в такой же ужас. Другие отвечали, что это ужасное свинство: все мы в одной лодке.

Я колебалась. Совесть боролась с эгоизмом. Но я подумала: если напишу сейчас в какой-нибудь общий чат, это будет непроверенная информация. Решила: если мы приедем и увидим АПП, через который можно проехать, — тогда и напишу, пусть люди знают. Но в итоге вышло по-другому — дальше расскажу подробности.

Споры в чате, стоит ли рассказывать другим про новооткрытый АПП
Споры в чате, стоит ли рассказывать другим про новооткрытый АПП
Споры в чате, стоит ли рассказывать другим про новооткрытый АПП

Как людям, которые обнаружили КПП без очередей, никто не поверил

Мы проехали 180 км от города Орска до АПП «Комсомольский» примерно за два часа. Сначала дорога была очень хорошая, последние 50 км — асфальт с ямами. Но все равно это не был тот ужас, что обещали разведчики. Муж ехал со скоростью 80—90 км/ч — и, насколько я понимаю, без ущерба для машины. Только меня немного укачало.

К пяти утра 25 сентября мы приехали на АПП «Комсомольский». Перед нами было примерно 20 машин, за нами тут же встали в очередь еще две. Водители, наученные горьким опытом АПП «Орск», вставали так, чтобы никакие обочечники и любители объезжать очередь по встречке не могли протиснуться. Мы последовали их примеру.

Машины встают «елочкой», чтобы никого не пропускать без очереди
Машины встают «елочкой», чтобы никого не пропускать без очереди

В какой-то момент в чате испуганно спросили, почему от границы едет белая машина: думали, кому-то отказали в выезде. Но оказалось, что это автомобиль пограничников. Было смешно.

Вообще, в чатах было много забавного. Например, какой-то пользователь в чате «Орск» начал отвечать на сообщения одним и тем же нецензурным словом из трех букв. Его пытались забанить. В «Телеграме» есть такая опция: человека удаляют из чата, если наберется достаточно голосов. Но не набралось. Я тоже голосовала против: почему-то эти однообразные высказывания поднимали настроение.

Когда я убедилась, что АПП «Комсомольский» на самом деле существует, хотела написать в общий чат «Орска»: «Скорее приезжайте, тут все хорошо». Оказалось, до меня это делали несколько раз. Разведчики писали, скидывали название АПП и координаты. Но им не верили, называли обманщиками и провокаторами. Люди решили, что их хотят оттянуть от АПП «Орск», чтобы потом продать места или пролезть самим.

Дошло до того, что человека, который первым предложил поехать к «Комсомольскому», просто забанили общим решением в чате «Орска». Это было так странно. В то же время я могу понять людей: когда уже простоял 10—20 часов, сложно поверить, что рядом есть свободный АПП. Пришлось бы обнулить свои усилия и начать все заново.

Энтузиасты с «Комсомольского» пытаются рассказать о своем открытии
Энтузиасты с «Комсомольского» пытаются рассказать о своем открытии
В ответ — бан
В ответ — бан
1/2
Энтузиасты с «Комсомольского» пытаются рассказать о своем открытии

Как мы перешли границу с Казахстаном

Когда рассвело, мы с удивлением обнаружили себя в степи. Странное чувство: еще вчера мы ехали мимо леса. Было очень красиво. Я впервые увидела перекати-поле — движущиеся шары из высохших частей растения. До этого только читала про них и смотрела по телевизору.

А еще было очень холодно. Я то выходила из машины, чтобы подышать, то забиралась обратно греться. Муж пытался спать, но каждые 10—15 минут мне приходилось будить его, чтобы продвинуться в очереди.

Я не могла спать: меня трясло от страха, что муж оказался в списках на мобилизацию и его не выпустят. К тому моменту в чатах разных погранпереходов выкладывали отчеты — кто прошел, кого завернули и почему. Не проходили либо должники, либо те, кто находился в списках мобилизации.

Рассвет на АПП «Комсомольский»
Рассвет на АПП «Комсомольский»
Вот такие отчеты регулярно постили в чате о пограничном контроле между Россией и Казахстаном

Через три с половиной часа мы заехали на российскую границу. Пограничники вели себя дружелюбно. Нас обоих спросили, первый раз мы едем в Казахстан или нет. Когда муж сказал, что несколько лет назад был в Астане в командировке, они почему-то удивились. У меня почти ничего не спрашивали, а с мужем у них был такой диалог:

  • — Куда едем?
    — Астана.
    — Цель поездки?
    — Командировка.
    Связана ли поездка с мобилизацией?
    — Нет.

В ответ пограничник сказал «угу» со скепсисом.

  • Есть ли военный билет?
    — С собой нет.
    — Откуда узнали о КПП?
    — Из Гугла и телеграм-чатов.
    — Ограниченно годен?
    — Да.

Сотрудница таможни тоже была милой. Правда, нам пришлось вытащить из машины все вещи. Я чувствовала себя довольно глупо после наших слов о командировке: вещей был полный багажник. Машину и даже колеса осмотрели специальным зеркалом на палке. Сумки не трогали, но попросили открыть бардачок.

В девять утра мы пересекли нейтральную полосу и встали в очередь на казахстанской границе. На нейтральной территории жуткая дорога — гравийка, быстрее 40 км/ч ехать не хотелось. Я испытывала огромное облегчение, что нас пропустили, но его отравляла мысль, что казахов мы уже достали и сейчас нас отправят обратно. Это была паранойя, помноженная на недосып, но в тот момент такой вариант казался вполне возможным.

Вдоль нейтральной полосы пасутся коровы
Вдоль нейтральной полосы пасутся коровы

Перед границей Казахстана мы провели час или два. Точнее не помню, все было как в тумане: к тому моменту мы не спали больше суток, а до этого — всего четыре часа. Я пару раз заснула минут на 20, стало легче. Было ощущение, что мы не между странами находимся, а в каком-то коридоре между мирами.

Вспомнился рассказ Пелевина «Вести из Непала» и фильм Джима Джармуша «Мертвец», где герои не осознают, что они умерли. Думаю, такие мысли можно объяснить измененным состоянием сознания из-за отсутствия сна. В то же время для нас это действительно было преодолением порога. Мы всю жизнь прожили там, где родились, хотели переехать, но все время что-то мешало. И вот впервые решились.

Еще чуть-чуть — и мы в Казахстане
Еще чуть-чуть — и мы в Казахстане

Наконец казахи запустили нас и еще одну машину на контроль. Они оказались супердружелюбны, мы были в шоке. Я не хочу сказать, что наши таможенники и пограничники злые, но, как правило, они ведут себя строго или по меньшей мере сдержанно. А здесь — шуточки, личные вопросы. Пограничник спросил, не холодно ли мне: я была в блузке, юбке и легкой куртке. У мужа спросил, не айтишник ли он. Пожалел, что мы трое — я, муж и пограничник — недостаточно умны, чтобы быть программистами: катались бы как сыр в масле, а не мерзли в степи.

В то же время они не пренебрегали обязанностями. Даже этот милый разговор, мне кажется, выполнял функцию контроля: по людям видно, как они реагируют на вопросы и шутки, нервничают или идут на контакт.

Мы опять вытащили все вещи, показали бардачок, а некоторые сумки и чемодан даже открыли. У меня с собой была маленькая гитара, ее чехол тоже попросили открыть. Увидели в пакете лимонад, похожий на пиво, спросили, сколько с собой алкоголя. У нас его не было. На паспортном контроле спросили, первый ли раз мы в Казахстане, — здесь тоже удивились, что муж уже был в Астане.

Всего мы провели на границе шесть с половиной часов и въехали в Казахстан 25 сентября в 11:44 по местному времени. В тот же день на АПП «Комсомольский» скопилось столько машин, что даже 12 часов на переход стали считать везением.

«Я три дня жил в машине»

Аватар автора

Иван Николаев

не спал

Я выехал из Петербурга в ночь с 21 на 22 сентября и поехал на АПП «Маштаково» недалеко от Самары. Ехал один, поэтому у меня не было возможности постоянно штудировать чаты. Мельком увидел в них, что можно пройти границу за 4—5 часов. Тогда казалось, что это много, но желание выехать побыстрее пересилило мысли об ожидании в очереди.

Обычно на «Маштаково» выстраиваются две очереди: по полосе движения становятся фуры, а параллельно, почти посередине дороги, — легковые машины. В обычное время легковушек мало, поэтому очередь движется довольно быстро.

К въезду на АПП ведет спуск, а после него — поворот направо. Фуры после спуска поворачивают очень осторожно. После 21 сентября перед ними стали проскакивать легковушки, заставляя тяжелые фуры тормозить.

К границе я подъехал утром 23 сентября. В тот день дальнобойщикам надоело, что легковые постоянно проскакивают вперед, — они перегородили дорогу и стали заставлять всех вставать в одну очередь. Это решение стало большой ошибкой: образовалась пробка из грузовых и легковых машин. Пока перед спуском не встал пограничник для регулирования, машины так и стояли вперемешку.

Многие водители вылезали на встречку и даже на встречную обочину, чтобы объехать очередь. Когда им навстречу ехали машины со стороны Казахстана, все вставали: назад было уже не сдать, там подпирали другие желающие. В итоге получалось, что все намертво застревали на много часов. Между водителями случались стычки.

Я видел драку 20—30 человек и машину с разбитым лобовым стеклом.

К вечеру 23 сентября все настолько ожесточились, что перестали пропускать без очереди машины с грудными детьми. 23-го, когда пришло принятие неизбежного ожидания, их снова стали пропускать. У меня с собой была вода — я делился с другими ожидающими, а меня за это подкармливали.

Перед АПП было кафе, но до него нужно было идти несколько километров. А если ты на машине, уйти невозможно: когда очередь продвигается, нужно реагировать. По той же причине невозможно было спать.

В итоге я простоял на АПП «Маштаково» 28 часов. В общей сложности, вместе с дорогой от Петербурга и до первой нормальной ночевки в Костанае, я прожил в машине три дня. В ней и ел, и спал.

После перехода границы я поехал в Уральск. Жилья там не нашел, поспал в машине во дворе. Утром поехал в Костанай — там я мог переночевать у знакомого, который снимал номер в гостинице. Оттуда планировал поехать в Астану, где у меня живут родственники.

Вечером 24-го, когда до Костаная оставалось еще 150—200 км, я встал на обочине и решил поспать. Через 20—30 минут меня разбудил стук в стекло. Местные ехали на машине и остановились спросить, что у меня случилось. Они настойчиво предлагали свою помощь. Когда я сказал, что все в порядке, несколько раз уточнили, правда ли ничего не нужно. Было приятно. Но от этого стука в стекло на пустынной дороге у меня случился такой прилив адреналина, что я полностью проснулся и поехал до Костаная не останавливаясь.

Первые дни в Казахстане

После перехода мы планировали поспать — было ощущение, что больше не выдержим. Но когда выехали с АПП, оказались в голой степи на гравийке — и поехали дальше.

Было безумно красиво и очень пустынно. Дорога была ужасной: сначала гравийка, потом асфальт с коварными ямами — мы замечали их только в последний момент. Несколько раз нас неслабо тряхануло. Мне показалось, что муж несся так, словно за нами кто-то гнался. Я попросила его остановиться на обочине и выдохнуть. Машина — наш ценный ресурс, было бы обидно раздолбать ее по кочкам. После этого мы поехали помедленнее.

Мы словно оказались в другом мире — настолько иначе все выглядело
Гугл сказал, что там на горизонте асбестовые отвалы
Так они выглядят вблизи
Вдоль дорог пасутся коровы

Ближе к Костанаю дорога стала получше, навстречу начали попадаться машины. Мы ехали до Костаная почти без остановок — это 307 км от АПП. По пути поняли, почему АПП «Комсомольский» настолько непопулярен: дорога ужасная, ничего нет.

Примерно к пяти вечера мы приехали в Костанай. Поменяли деньги в обменнике, муж купил местную симкарту «Билайна». Сама карта стоила 500 KZT⁣ (66 ₽), абонентка на месяц с безлимитным интернетом и звонками по стране — 4990 KZT⁣ (655 ₽). Можно даже звонить на номера «Билайна» в России.

Хотели снять в банкомате Сбера деньги с карты «Мир». Она не сработала — судя по чатам, это вопрос везения. Позже, когда мы приехали в Астану, у мужа сработала карта в банкомате в отделении, а моя в банкомате в магазине — нет. Но мою потом тоже принял банкомат в одном из трех отделений Сбера.

В Костанае точкой притяжения приезжих стал «Макдональдс». Мы пришли туда поесть и увидели кучу народа с рюкзаками и сумками. Сотрудники заведения обалдевали от такого наплыва. Многие позиции в меню закончились — не осталось ни сладостей, ни фишбургеров. Зато картошка оказалась вкуснее, чем во «Вкусно — и точка».

Мы просидели там несколько часов. Муж искал нам жилье, а я работала: доделывала лендинг, который не успела закончить в дороге. Сейчас смотрю на него и думаю: как же я крута — в таком состоянии сделать адекватную работу!

С жильем нам повезло. В Костанае с ним большие проблемы из-за наплыва гостей из России. Но муж начал звонить во все отели подряд, которые находил на «Гугл-картах», и примерно через 20 минут обнаружил номер в гостинице «Остров»: в него не заехали те, кто застрял на границе. Мы пять дней прожили в люксе с джакузи за 18 000 KZT⁣ (2364 ₽) в сутки.

Наш номер
Наш номер
Холл гостиницы
Холл гостиницы
1/2
Наш номер

В обычной жизни я бы морщила нос: номер прокуренный, чистота неидеальная, душ все время падал. Из-за джакузи неудобно мыться. Я даже в страшном сне не могла представить, что плескаюсь там, — брезговала. По ночам в коридоре матерились и хлопали дверьми сотрудники. Но с учетом ситуации этот номер стал нашим спасением. Он был просторным, мы работали и не мешали друг другу. К тому же сейчас в Казахстане нет номеров за такие деньги — дальше я расскажу, сколько стоит жилье.

На момент написания статьи мы провели в Казахстане уже две недели. Пробыли пять дней в Костанае, потом доехали до Астаны. В отеле, где ночевали по пути, я встретила своих хороших знакомых — музыкантов из Петербурга. Было неожиданно и приятно. Они ехали в Алматы.

Время в Казахстане на три часа опережает московское: когда в Астане девять, в Москве и Петербурге еще только шесть. Поэтому мы просыпаемся, занимаемся личными делами, а потом работаем по московскому времени.

Я немного погуляла по Костанаю — такие верблюды стоят у вокзала. В Казахстане много подобных объектов
Я немного погуляла по Костанаю — такие верблюды стоят у вокзала. В Казахстане много подобных объектов

Что сколько стоит в Казахстане

Жилье. После 21 сентября свободные гостиницы на «Букинге» в Астане либо дорогие, либо с ужасным рейтингом. Квартиры предлагают от 20 000 KZT⁣ (2627 ₽) за сутки. По местным меркам это очень дорого: раньше можно было снять за 6000 KZT⁣ (788 ₽).

Цены на долгосрочную аренду тоже взлетели: раньше приличная двушка в Астане в отличном доме в центре стоила 215 000 KZT⁣ (28 242 ₽) в месяц. Сейчас наш друг еле-еле нашел однокомнатную за 250 000 KZT⁣ (32 840 ₽) — убитую и грязную. Люди в чатах уверяют, что раньше можно было снять приличную однокомнатную за 80 000 KZT⁣ (10 509 ₽).

Нам опять повезло. В Астане мы как-то легко нашли на сайте «Крыша» что-то вроде мини-квартиры — их называют малогабаритками или малосемейками. Сперва платили за нее 10 000 KZT⁣ (1314 ₽) в сутки. Она даже меньше, чем студия, не больше 20 м². Спустя пять дней нам подняли аренду до 13 000 KZT⁣ (1708 ₽) в сутки. Было немного обидно, но мы все равно скоро поедем в Караганду.

Продукты стоят дешевле или так же, как в Санкт-Петербурге. Например, «Сникерс» — 250 KZT⁣ (33 ₽), упаковка черного чая «Гринфилд» в пакетиках — 835 KZT⁣ (110 ₽), печенье «Орео» — 429 KZT⁣ (56 ₽) за 95 г. В Астане мы съездили в «Магнум» — гипермаркет вроде «Ленты». Купили там хлопьев, молока и творога примерно на 15 300 KZT⁣ (2010 ₽) — хватило на завтраки на четыре дня.

Такие же спагетти я покупала в Петербурге. В «Ленте» со скидкой 29% они стоят 90 ₽, в Казахстане — 549 KZT (72 ₽)
Такие же спагетти я покупала в Петербурге. В «Ленте» со скидкой 29% они стоят 90 ₽, в Казахстане — 549 KZT (72 ₽)

Еще я люблю детское питание, оно тоже в пересчете на рубли получается чуть дешевле. Яблочную «Фрутоняню» я покупала по 445 KZT⁣ (58 ₽) за 250 г — в России на «Озоне» она стоит 61 ₽. Банановые «Сады Придонья» — 305 KZT⁣ (40 ₽) за 80 г, на «Озоне» — 46 ₽. Творог «Простоквашино» в 290-граммовой упаковке — 1165 KZT⁣ (153 ₽), на «Озоне» — 259 ₽.

Ассортимент продуктов в Казахстане примерно такой же, как в России, но с национальным колоритом. Например, четыре вида халвы в обычном супермаркете — для меня это необычно.

Халва на любой вкус
Халва на любой вкус

Фастфуд. В Костанае мы чаще всего ели на фуд-кортах в торговых центрах. Было сложно найти диетическую еду для моего слабого желудка: все жирное или острое, много мяса и теста. Вообще, на фуд-кортах не очень хороший выбор европейской еды — только пицца и гамбургеры. «Мак-комбо» в «Макдональдсе» стоит 1950 KZT⁣ (256 ₽), чай — 300⁠—⁠350 KZT⁣ (39⁠—⁠45,5 ₽), молочный коктейль — 1000 KZT⁣ (131 ₽). Пицца с овощами и грибами в «Додо-пицце» — от 2600 KZT⁣ (342 ₽).

В турецкой забегаловке, название которой уже забыла, я брала куриный суп. Он оказался битком набит лапшой. Другой суп был острый. Но все они дешевле, чем у нас на фуд-кортах: например, турецкий суп стоил 700 KZT⁣ (92 ₽).

В Астане мы нашли более-менее приличный местный фастфуд в «Траттории» — там есть пицца, наггетсы и картофель фри. Мы заказывали пиццу, по две порции наггетсов и картофеля и два соуса. Все вместе стоило 5050 KZT⁣ (663 ₽), доставка была бесплатной.

Еда в кафе и ресторанах. В Астане мы встретились с другом, который ехал в Казахстан через АПП «Маштаково», — это он прожил три дня в машине. Встреча была очень эмоциональной. Мы не суперблизкие друзья, но вдали от привычных мест знакомое лицо — просто чудо какое-то. Сидели в кафе в ТЦ «Хан Шатыр», потратили на троих 10 000 KZT⁣ (1314 ₽) на чай, кофе и пирожные. Это недорого, но было не очень вкусно.

Нам с мужем понравился в Астане ресторан Take Eat Easy — европейское место в центре города. Симпатичный интерьер — видно, что на нем не экономили. Еда вкусная. Мы заказали лингвини с креветками, куриный суп, американо и заплатили 7667 KZT⁣ (1007 ₽).

В ресторанах в счет включают 10% за обслуживание.

В ресторане Take Eat Easy стоит машина, а в ней расположен бар
Еще там симпатичная барная стойка
ТЦ «Хан Шатыр» в Астане огромный. Еще он меняет цвета ночью
Снаружи «Хан Шатыр» мне понравился, но не особенно впечатлил. А внутри я остолбенела. Вверху по периметру потолка катаются вагонетки — мне тоже захотелось прокатиться

Одежда показалась дешевле, но, возможно, я просто давно не приценивалась в России. Муж купил в Костанае теплую кенгурушку The North Face за 17 500 KZT⁣ (2299 ₽) и маленькую сумку-слинг Springfield за 13 990 KZT⁣ (1838 ₽).

Бензин в Казахстане намного дешевле, чем в России. АИ-95 в Санкт-Петербурге стоит 51 ₽ за литр, здесь — 218 KZT⁣ (29 ₽). Например, муж залил 45 литров за 9810 KZT⁣ (1289 ₽).

Что нужно сделать по приезде в Казахстан

Пребывание. Граждане России могут находиться в Казахстане 30 дней, не совершая никаких телодвижений. Чтобы пробыть 90 дней, нужно уведомить миграционную службу.

Я звонила в миграционную службу в Костанае, там мне сказали: «Если вы остановились в отеле, это сделают за вас». Но лучше уточнить у администратора своего отеля, сделали они это или нет. Если живете у друзей или на съемной квартире, хозяевам тоже нужно напомнить. О нашем прибытии уведомили миграционную службу и гостиница в Костанае, и хозяева квартиры в Астане.

Если вы собираетесь провести в Казахстане больше 90 дней, нужно получить РВП — разрешение на временное проживание. Для этого гражданам России нужны особые основания, например работа, учеба, лечение, бизнес, воссоединение с семьей. Подробнее об этом рассказывают в другой статье Тинькофф Журнала. Другой вариант — выехать из Казахстана, а через 90 дней вернуться. В чатах пишут, что на практике это раньше не соблюдалось: некоторые жили в Казахстане годами, каждые 90 дней выезжали в соседнюю страну, ставили штамп в паспорт и в тот же день возвращались. Как будет сейчас, в связи с наплывом приехавших из России, — непонятно.

Банковские карты в Казахстане. Чтобы получить карту местного банка, нужно оформить ИИН в ЦОН — Центре обслуживания населения. В первые дни после 21 сентября в Астане были огромные очереди. Но мы еще в Костанае доехали до местного ЦОН и обнаружили, что он больше не принимает приезжих. Для мигрантов сделали отдельный ЦОН в помещении школы. Мы приехали туда на следующий день и меньше чем за два часа получили ИИН.

Муж оформил карту «Каспи-голд» со счетом в тенге. Оформляет еще в двух банках — Сбере и «Фридом-финансе». Сбер нужен, чтобы перекидывать деньги между российской и казахской картами с комиссией 1%. Карта «Фридом-финанса» будет мультивалютной — рубли, тенге и доллары. Все три карты оформляют бесплатно. У Сбера со второго года будет небольшая плата, но мы даже не уточняли сколько.

Я заведу свою карту, когда пойму, какая удобнее всего. Пока я попросила работодателей переводить мне зарплату и деньги за фриланс на сберовский «Мир».

Что в итоге

Мы хотим посмотреть, что будет дальше. Но я не уверена, что вернемся в Петербург, даже если окажется, что зря психанули. Ситуация пнула нас из зоны комфорта, и это здорово. Сейчас мы знаем про себя и наши отношения намного больше. Оказывается, мы классно работаем в команде, умеем быстро принимать сложные и страшные решения. Можем многое сделать на адреналине, но при этом не сжечь мосты. Еще мы доверяем друг другу. Это очень крутые знания для нас.

Про себя я теперь знаю, что могу работать в самых разных условиях. Раньше меня все время что-то отвлекало, раздражало и смущало: то не так посмотрели, то музыка мешает, то жарко, то холодно. Но в этой поездке с Макбуком на коленях, в стрессе и после суток без сна я делала лендинг и писала тексты.

В то же время я чувствую, что стресс этой поездки никуда не делся и может еще аукнуться. Например, я работаю и не могу остановиться, набираю проекты, хотя мне давно пора отдохнуть. При этом постоянно занимаюсь думскроллингом. Не могу выспаться с тех пор, как мы приехали: ложусь по московскому времени, а встаю по местному, когда в Петербурге еще только шесть утра. Буду очень стараться выдыхать: все, что от нас зависит, мы сделали.

Хочется поблагодарить жителей Казахстана. Приезжие наводнили страну и ведут себя не всегда идеально. Цены на недвижимость взлетели до небес, в гостиницах нет мест, попасть в ЦОН в первые дни наплыва было невозможно. И даже в «Макдональдсе» все съели и выпили: когда мы пришли туда в Костанае второй раз, даже кофе не было. При этом на каждом шагу мы видим благожелательность и активную помощь местных.

Чаты наводнены предложениями бесплатной еды, помощи с документами и жильем. Хотя есть и те, кто пользуется ситуацией: например, предлагают за 10 000 KZT⁣ (1314 ₽) оформить ИИН, хотя это делают бесплатно. Или просят 1 000 000 KZT⁣ (131 400 ₽) в месяц за аренду довольно простого дома — это в три-четыре раза дороже, чем обычно.

Новости, которые касаются путешественников, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @t_chemodan.

Ехали недавно в Казахстан? Расскажите, как это происходило:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество