Как я живу с неспецифическим язвенным колитом

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография.

Мне 27 лет. До недавнего времени я работала авиадиспетчером. Учусь в аспирантуре Московского государственного технического университета гражданской авиации. Диагноз — НЯК или неспецифический язвенный колит.

Как я узнала о своем диагнозе

Первые симптомы — примеси крови в стуле. Казалось, ничего серьезного. Я обратилась к врачу в течение первого месяца: выбрала ближайшую клинику по ДМС, где терапевт направил к проктологу. Проктолог без дополнительных обследований поставил диагноз — геморрой. Выписал лечение, которое не помогло, а при повторном обращении направил на колоноскопию в другую клинику этой же сети. По результатам колоноскопии наконец был поставлен диагноз — неспецифический язвенный колит.

Я продолжала наблюдаться у проктолога, но по рекомендациям выбрала другого врача в частной клинике, не входящей в программу ДМС, и консультировалась у него. При двух обострениях в течение полугода лечение помогало.

К гастроэнтерологу обратилась много позже, когда узнала, что заболевание лечит не только проктолог. Гастроэнтерологов сменила несколько: только спустя 10 месяцев узнала у другого врача, что диету «Стол №4» нет нужды соблюдать.

Расходы

Диагностика по большей части оплачивалась полисом ДМС. Один значимый анализ стоит около 3000 Р, он не входит ни в программу ДМС, ни в ОМС, в сумме — около 20 000—25 000 Р. Пять раз оплачивала седацию и работу анестезиолога — каждое около 8000 Р. На консультацию сторонних врачей потратила около 20 000 Р. Биологическую терапию удалось получать по ОМС.

На лечение в месяц уходит не меньше 15 000 Р, бывало и 30 000 Р за месяц.

Как болезнь изменила мою жизнь

9 месяцев на работе не знали о моем заболевании, я не брала больничный и делала вид, что все хорошо. Потом попала в больницу и провела там в сумме 21 день за месяц. Это был мой первый больничный.

Из-за специфики работы меня отстранили по медицинским показаниям и какое-то время я работала на другой должности, но много времени провела в отпуске, так как сил работать просто не было и это было выгоднее, чем больничный. Еще три раза за 2 месяца брала больничный для проведения терапии в стационаре.

Коллеги и начальство отнеслись к моему заболеванию по-разному, но согласно законодательным документам я больше не могу работать диспетчером, осуществляющим непосредственное управление воздушным движением. Домочадцы с друзьями пытались поддерживать, было сложно и мне, и им.

Как выздороветь полностью, ученые пока не придумали. Сложно судить о стойкости ремиссии, когда симптомов нет всего полтора месяца. Но несмотря на все невзгоды этой болезни, моя жизнь меняется и мне нравится происходящее в других аспектах жизни. Я стараюсь быть бережнее и внимательнее к себе, поменялось отношение к своим чувствам, и чувствам других, начала заботиться о ментальном здоровье.

За все время лечения врачи попадались разные, но сейчас я в хороших руках. После больницы стала больше уважать весь медперсонал: столько милосердия и любви я не встречала нигде.


Это жесть. Мне 30, МСК, IT-шник. Благо есть возможность большую часть времени работать на удалёнке. Уже 5 лет борюсь с этим НЯК с переменным успехом(таблеток 10 в день), помогают также трёхнедельные поездки в Ессентуки с процедурами и лечением, правда это недешёвое удовольствие, порядка 10-15к в сутки(санатории Русь и Источник), но выбора особо нет.
Психолога подключайте.

1

Сообщество

Лучшее за неделю