Этот текст написал читатель Т—Ж. Если вы тоже хотите поразмышлять о чем-то вслух и открыть свою дискуссию, заполните эту форму.

Возможно, вы уже занимаетесь делом вашей жизни, но даже не подозреваете об этом.

В 2019 году я открыла студию росписи стен, которая стала довольно успешной. Как у любого творческого человека, мой путь был полон терзаний и сомнений: предстояло понять, как и где найти тот самый баланс между заработком и творчеством.

С чего все начиналось

Когда мне было 14 лет, мы с семьей переехали в Санкт-Петербург. Я как раз окончила девятый класс, и нужно было определиться, где учиться дальше. Петербург показался мне очень творческим и вдохновляющим городом, и на этой волне я решила поступить на художника. Просто захотелось — и все.

Мне всегда нравилось рисовать, но у меня не было мысли, что каждый может заниматься творчеством. До переезда я планировала посвятить свою жизнь — или какую-то ее часть — ветеринарии. Запасных вариантов у меня не было, хоть я и подозревала, что могут возникнуть сложности. Мой план был таким: учиться и трудиться столько, сколько потребуется.

Я поступала в художественное училище имени Рериха. Вступительные экзамены, конечно же, провалила, потому что никакого художественного образования у меня не было. Всего было две попытки поступить. В первый раз меня даже не допустили до экзаменов, во второй я сдавала рисунок, живопись и композицию, но не прошла по баллам, хотя добросовестно посещала подготовительные курсы.

Когда я в печальном состоянии покидала училище, на выходе поджидала женщина — представительница художественного лицея. В их учебное заведение спокойно принимали тех, кто не прошел в училище Рериха. Другие абитуриенты сдавали стандартный набор: рисунок, композицию, живопись. После провала на вступительных я решила пойти в лицей на специальность художника-альфрейщика — этот тот, кто занимается созданием и реставрацией настенной живописи, а также подготовкой поверхности для изображения.

Я решила параллельно заниматься в художественной школе, чтобы в перспективе поступить в хороший вуз: мне очень хотелось научиться академическому рисунку, но знаний, которые давали в лицее, было мало. В итоге я стала учиться еще и в детской художественной школе. На тот момент мне было уже 16 лет, и меня записали в старшую группу. Оба учреждения были государственными, поэтому за обучение я не платила.

Первый заказ

К 17 годам во мне проснулся интерес к стрит-арту и граффити, и я начала выкладывать свои работы во «Вконтакте». Тогда-то и пришел мой первый заказ на роспись стен. Это был 2009 год, продвижение услуг через интернет было еще не слишком развито, особенно среди подростков. Я выкладывала свои работы без какого-либо подтекста — о создании специальной группы с моим творчеством не шло и речи.

Мне кажется, в те времена люди добавлялись в друзья без разбора.

У меня в друзьях оказался незнакомый молодой человек, который хотел сделать сюрприз для своей девушки. Он искал художника, чтобы нарисовать сакуру в домашнем интерьере. Пролистывая ленту соцсети, он увидел мои работы, написал мне — и через несколько дней все уже было сделано.

Так как это был мой первый опыт, я не понимала, какие краски нужно использовать и стоит ли брать за это деньги. Заказчик тогда меня очень поддержал и не задавал лишних вопросов, когда я по сто раз перерисовывала контуры дерева. За свой первый заказ я получила 2000 Р. Сейчас уже не помню, на что их потратила, но, скорее всего, это были обеды в лицее и оплата проездного на месяц.

Мне понравился процесс, но я не думала о том, чтобы зарабатывать на росписи стен. Это была скорей авантюра, чем заработок.

Продолжение учебы и работа дизайнером

После окончания лицея я поступила на графического дизайнера в академию Штиглица. Было прикольно, но не так чтобы очень. Ежегодно несколько тысяч человек отправляются в свободное плавание из художественных вузов Петербурга. В результате многие ребята становятся профессионалами своего дела, но в академии никто не учит зарабатывать деньги и продвигать себя как специалиста.

Сейчас в моей команде 8 человек, и у всех ребят есть высшее художественное образование, на получение которого они потратили от 4 до 8 лет. Это ландшафтные дизайнеры, дизайнеры интерьера, академические художники, средовики и иллюстраторы. Думаю, учеба в вузе, особенно в художественном, закаляет, потому что приходится трудиться на постоянной основе — увиливать не получится.

Параллельно я начала работать дизайнером. Первым официальным местом работы была компания Love Republic, вакансию нашла на «Хедхантере». На тот момент зарплата составляла 40 000 Р в месяц.

Тогда я впервые осознала, что дизайн, которому тебя учат, и дизайн, за который платят, — это совершенно разные вещи.

Этот опыт был полезным, хоть и травмирующим: получился выход из зоны комфорта на все 100%. Я проработала в мире моды около 6 месяцев: было сложно совмещать с учебой, да и чувствовала какое-то выгорание. Приходилось очень много работать, и со временем я стала ощущать себя выжатым станком по производству каталогов и баннеров.

После того как я поработала в нескольких крупных компаниях, поняла, что у меня было слишком романтизированное представление о профессии. Творчество в ней есть, но его мало. Чтобы не было совсем грустно, я начала заниматься иллюстрацией: хотелось получить новый опыт и добавить в жизнь больше творчества. Я сутками напролет рисовала разных девчонок и думала, что нашла свое призвание. Уж очень мне нравилось.

Со временем у меня появилось желание двигаться в направлении фэшн-иллюстратора, но за год я получила только два заказа. Например, нужно было сделать отрисовку моделей для дизайнера одежды. За каждую иллюстрацию, на которую уходило примерно два часа, мне платили 1600 Р, всего нужно было нарисовать 18 изображений.

Я продолжала получать заказы по росписи стен, но это все еще было скорее хобби. Я никак не продвигала свои услуги, источником новых заказов долгое время служила соцсеть «Вконтакте»: друзья и знакомые делали репосты моих работ, и это помогало. Но в моей голове роспись стен ограничивалась оформлением салонов красоты и кафе, поэтому я и не думала заниматься этим всерьез. В год я закрывала около четырех проектов на сумму 60 000 Р только благодаря постам в соцсетях и рекомендациям друзей.

Одной из самых запоминающихся работ в то время была роспись в студии танцев. В срочном темпе нужно было нарисовать пять огромных портретов известных личностей. Помню, как приехала за зарплатой, а клиент меня спросил: «Если тебе нравится рисовать, зачем ты берешь за это деньги?» Сказать, что я была в шоке, — ничего не сказать.

Первый серьезный проект

Постепенно меня начала отпускать иллюстрация и всякие творческие потуги, перестало мотать от одного к другому. Пришло блаженное смирение. С кукухой, правда, шли дебаты, и меня мучили вечные терзания: хотелось быть свободным художником или дизайнером, а постоянных заказов не было.

В декабре 2019 года мой брат готовился к открытию фитнес-клуба. Мы решили, что мои навыки росписи стен отлично пригодятся этому проекту. Тогда я еще работала графическим дизайнером в компании, которая занималась недвижимостью, за 30 000 Р в месяц. Я договорилась с начальством на время росписи перейти на удаленку. Они все поняли и отпустили.

Это было интересно и одновременно пугающе. На первой встрече мы разобрали, что и где будет находиться, сделали замеры, и я пошла работать над концепцией. Площадь клуба — 2500 м2, а на работу дали всего лишь месяц. Я бы не смогла закрыть такой проект в одиночку, поэтому начала искать команду. Найти людей, которые без раскачки добьются классного результата, да еще и обладают опытом росписи стен и определенным уровнем навыков, было довольно сложно. Так, в первую неделю работ несколько участников были с осторожностью и нежностью отлучены от проекта. Мы не сошлись, хотя условия были заранее известны.

В итоге над проектом трудились 8 человек. Работать зимой во время стройки в слабо отапливаемом помещении, когда дедлайны горят самым ярким огнем, — так себе. Процесс был плохо выстроен, так как у меня еще не было опыта управления таким большим коллективом. Сейчас мы ведем учет всех инструментов и у нас есть график работ, но тогда это было похоже на один большой нервный тик. Но мы, конечно, все успели. За тот заказ я получила 270 000 Р.

По окончании проекта я поняла:

  1. Мне нравится обеспечивать работой своих друзей-художников.
  2. Роспись стен приносит хорошие деньги — если постараться, можно выйти на постоянный поток заказов.
  3. В этой сфере есть гарантированная свобода творчества.

В итоге я ушла с официальной работы и решила с головой окунуться в роспись стен.

Своя студия росписи стен

Помню, в свой первый рабочий день в агентстве недвижимости я сидела за компьютером и не понимала, что я вообще тут делаю. Масла в огонь подливали подкасты про селф-мейд-личностей, которые я постоянно слушала. Я хотела чего-то большего, чем зарплата в 30 000 Р, и чего-то своего.

Я решилась на открытие студии, когда осознала, что действительно люблю это дело и могу его монетизировать. Тем более после завершения первого проекта не было ни одного человека, который бы не спросил, когда уже можно приступать к новой росписи.

После увольнения у меня оставались сбережения, которые я отложила после первого проекта. Сейчас большую часть заработка я стараюсь инвестировать, но тогда мои финансы находились в режиме пассивного исчезновения. Но фриланс, связанный с графическим дизайном, никуда не делся, так что голодать не приходилось.

Первым делом нужно было создать сайт студии и смонтировать видеоролик, демонстрирующий процесс нашей работы. Также я завела страницу нашей команды в «Инстаграме» и оформила ИП, чтобы работать официально и только по договору. В самом начале потратилась только на оплату платформы для сайта и домена, а также на регистрацию ИП — на все ушло около 16 000 Р.

На тот момент в команде было шесть человек, но не было никакого плана. Когда мы расписывали стены в фитнес-клубе, я снимала процесс и выкладывала много сторис — это помогло получить несколько небольших заказов от кафе. Но первым осознанным шагом к поиску клиентов стала просьба о репосте записи, которую я сделала во «Вконтакте». Мне было сложно понять, как выстроить процесс работы, что за чем должно следовать, как и где искать заказчиков. Тут мне, художнику и дизайнеру, пришлось погрузиться в профессиональную литературу по маркетингу, разработке стратегии и прочему.

Следующий проект пришел через два месяца после первого заказа, и он был куда масштабнее. Кстати, он нашел нас благодаря репосту во «Вконтакте».

За год официальной работы нашей студии я ни разу не делала рекламу. Честно говоря, наш сайт и сейчас не очень популярен. Обычно на встречах с клиентом я просто показываю ПДФ с ключевыми работами. Основной поток заказов приходит по сарафанному радио. Как правило, через дизайнеров интерьера и клиентов, с которыми мы раньше сотрудничали.

Так получилось, что основные заказы — это роспись для петербургских застройщиков: фитнес-клубы, детские сады, навигация и прочее. Мы делаем около трех крупных проектов в год: крупными я считаю росписи в помещениях площадью более 300 м2. Также каждый месяц мы выполняем несколько маленьких росписей — чаще всего это развлекательные центры, кафе и квартиры.

Мой «чистый» доход за пять месяцев составил 1 200 000 Р.

Во время пандемии некоторые проекты впали в кому, а другие и вовсе пришлось отменить. Так как большая часть работы — это коммерческая роспись, людям было страшно тратить сбережения на декор стен. Но сейчас дела идут уже куда лучше.

Выводы

  1. Если вы подумываете о своем деле, начинайте как можно быстрее и не откладывайте на потом, ведь время играет против вас. Пока вы ждете, кто-то другой уже забирает себе проект вашей мечты.
  2. Работайте официально. Тщательно изучайте договоры перед подписанием и добивайтесь внесения корректировок, если вас что-то не устраивает.
  3. Делайте каждый новый проект уникальным. Конечно, можно полениться и просто скопировать картинку из интернета, особенно если это пожелание заказчика. Но если вы рисуете что-то массовое и совсем обычное, к вам не придет крупный заказчик с хорошим проектом.
  4. Помните, что качественная роспись — это не только хорошая краска и мастерство художника, но также хорошо подготовленные стены и выполнение заданных заказчиком сроков.