Мы регулярно пополняем коллекцию историй о разных профессиях и доходе, который они приносят.

Художник-мультипликатор Полина Минаева рассказала, что не так с образованием аниматоров в России, как устроена работа над полнометражным мультфильмом и сколько стоит «маленький мультик минут на 10, типа как у Диснея».

Выбор профессии

Я с детства рисовала и любила смотреть мультики: советские, «Сейлор Мун» и диснеевские полнометражки. Ходила в художественную школу имени Ватагина, где был факультатив по анимации и рисованию на компьютере. Там мы делали маленькие проекты. А еще примерно в 13 лет я пошла с тетей в кинотеатр на мультфильм Хаяо Миядзаки «Унесенные призраками». Он произвел на меня неизгладимое впечатление. Я решила, что хочу делать такие мультфильмы, и надолго увлеклась японской анимацией.

Когда в старших классах я думала, какую профессию, связанную с рисованием, выбрать, то поняла, что анимация — отличный вариант. Во-первых, мне это нравится, во-вторых, можно будет найти работу, за которую регулярно платят деньги, а у тех же художников и иллюстраторов с этим бывают проблемы.

Выбор мест, где учат на мультипликатора, небольшой: в Москве ВГИК — единственный вуз, где есть бюджетные места по этому направлению. Еще можно было пойти в колледж, но моя семья недвусмысленно намекала на то, что мне нужно высшее. Поэтому сразу после школы я пошла во ВГИК на художника анимации и компьютерной графики.

К экзаменам необходимо получить допуск — принести папку со своими работами. К самим вступительным испытаниям лучше готовиться заранее, желательно с репетитором или на подготовительных курсах. Первые два экзамена стандартны для всех художественных вузов: рисунок — портрет и обнаженная фигура, а также живопись маслом — натюрморт и поясной портрет с руками. Есть и специфические для ВГИКа испытания: раскадровка детского стиха и разработка темы.

Еще нужно сдать ЕГЭ по литературе и русскому, а в конце абитуриентов ждет собеседование, на котором они отвечают на общие вопросы по истории искусства, кинематографа и анимации, рассказывают о своих планах на жизнь.

Конкурс каждый год разный. Когда я поступала, он был около 10 человек на бюджетное место. В моей мастерской пять человек учились на бюджете и пять — на коммерции. Сейчас группы стали больше, в них может быть и 20 студентов.

Я училась на специалиста шесть лет. Основной предмет называется «Мастерство», его содержание сильно разнится в зависимости от опыта и манеры наставника. Во ВГИКе много пожилых мастеров, они не всегда связаны с профессией сейчас. Но мне повезло: нас вела Татьяна Ильина, которая в это время как раз работала над мультфильмом «Ку! Кин-дза-дза» с Георгием Данелией. Мы делали раскадровки, разрабатывали свои истории, находили интересные решения для существующих произведений. Помимо этого у нас было много скучных теоретических предметов, которые преподают во всех гуманитарных вузах.

Для того чтобы реально получить профессию, не хватало практики.

Работать я начала после четвертого курса в студии «Тунбокс». Я была стажером, получала 20 тысяч в месяц и очень этому радовалась. Делала анимацию на сериалах «Куми-Куми», «Загадки шамана» и «Котики, вперед». Меня курировал взрослый аниматор: он комментировал мои сцены, вносил много правок, показывал всякие приемы.

Приходилось совмещать работу с учебой, на пятом курсе я пропускала много пар и попала на пересдачу, но ни о чем не жалею: студия дала мне реальные навыки, благодаря которым я в том числе подготовила портфолио. А мой дипломный фильм получил студенческую «Тэфи», интернет-награду Vimeo Staff Picks и награду юных зрителей швейцарского фестиваля Fantoche. Однажды после показа на «Святой Анне» ко мне подошла зрительница и сказала: «Я вообще мультики не люблю, но ваш очень понравился!» Такое приятно слышать.

Дипломный фильм Полины «Душа короля»

К концу обучения во ВГИКе я решила, что для качественной работы нужно бы подтянуть технические навыки. Мне хотелось получить международный опыт, поэтому еще год я училась на магистра в школе анимации в Париже. Она занимает первое место в мировом рейтинге анимационных школ. Во Франции вообще хорошее образование в этой области, и по цене оно доступнее, чем американское или канадское. К тому же мне нравится французская анимация: она богата изысканными визуальными стилями.

Чтобы поступить, нужно было прислать мотивационное письмо и свой шоурил — портфолио анимационных работ. Потом меня пригласили на собеседование, в итоге я оказалась в числе пяти поступивших.

В школе были только практические задания, а курировали наши проекты молодые люди, которые сами работают в индустрии. Для меня этот год оказался достаточно полезным. Например, одним из заданий было придумать концепцию анимационного сериала, и я пришла к идее, которую развиваю до сих пор и хочу воплотить.

Вакансий для художников в анимации много.

Крупные студии, которые делают детские сериалы типа «Сказочного патруля» или «Маши и медведя», постоянно расширяются. У «Союзмультфильма» есть проекты поменьше. Еще существуют игровые компании, где нужны художники и аниматоры для мобильных игр. Наконец, можно работать над рекламой и клипами. Примерно половина моих однокурсников из ВГИКа работают по специальности. Некоторые становятся свободными современными художниками, занимаются керамикой и иллюстрацией или преподают.

Суть профессии

Производство мультфильма делится на несколько этапов: сначала продюсеру или режиссеру приходит в голову идея, затем сценарист пишет сценарий, режиссер адаптирует его под метод реализации и свое видение — получается режиссерский сценарий. После этого он зовет художника и тот разрабатывает концепты локаций и персонажей, а режиссер по ходу дела высказывает свои пожелания.

Часто режиссер сам рисует, поэтому может создать персонажей и задать стиль фильма. А еще он делает раскадровку и собирает из нее аниматик — макет фильма с записанной озвучкой. Все это относится к препродакшену.

Затем начинается продакшен — собственно производство. Тут в дело вступают аниматоры, их может быть несколько. Будущий фильм делится на сцены, и, как правило, каждый аниматор получает эпизод — набор соседних сцен в одной локации. В раскадровке задана крупность плана, ракурс, длительность сцены, и, конечно, показано, какие персонажи в ней участвуют. Режиссер объясняет аниматору, что должно произойти в сцене. Иногда он может сам что-то изобразить — например, взмахнуть руками с какой-то эмоцией, пройти и развернуться в нужную сторону. Аниматор должен все это воплотить в рисунках. Нужно продумать игру персонажей: что и как они будут делать, о чем думать.

Показать мысли героя через позу или мимику — это высший пилотаж.

От художника аниматор получает библиотеку, или гид: лист с эмоциями персонажа и его фигуру во всех ракурсах, чтобы правильно его нарисовать. А какое выражение лица будет в конкретной сцене, как герой будет двигаться — решает сам аниматор. Он может добавить новую эмоцию в гид, если, по мнению художника или режиссера, она не выпадает из характера персонажа.

Аниматоры занимаются исключительно персонажами. Еще над мультфильмом работает много художников по фонам. Потом фон и анимацию совмещают компоузеры, они же добавляют спецэффекты — лучи, тени, отражения, сияние. Это очень интересная профессия, у нас на нее почти не учат. Считается, что она техническая, но на самом деле это не так: хороший компоузер не только умеет работать в программе, но и обладает вкусом, понимает принципы живописи, следит за трендами. Поэтому всем желающим работать в анимации и не учиться при этом профессионально рисовать советую идти туда: там имеешь дело с готовым материалом. А получают компоузеры обычно больше аниматоров.

Художник-аниматор, который знает основные принципы мультипликации, может работать в разных техниках, но чаще специализируется на какой-то одной. Это может быть кукольная анимация, сейчас ее не так часто встретишь, но иногда случается: например, в фильмах «Коралина в Стране кошмаров», «Паранорман» и «Легенда о Кубо», которые выпускает студия Laika, в нашей «Гофманиаде». Или пластилиновая анимация, которая у нас тоже потихоньку живет благодаря выходцу из студии «Пилот» Сергею Меринову.

Классическая 2Д-анимация, которая используется во многих диснеевских мультфильмах или, например, в работах студии «Мельница», — самая трудозатратная и сложная техника, потому что для нее надо много и хорошо рисовать. Более популярна сегодня «перекладка» — сериальная 2Д-анимация, в которой используется кукла-модель персонажа и каждый кадр рисовать не нужно, а стиль при этом похож на классический. Я работаю в этих двух техниках.

Большинство проектов сегодня делают с помощью компьютерной 3Д-анимации: так сняты все новые фильмы студии «Пиксар» и Диснея, а также популярные сериалы типа «Маши и медведя». Она позволяет сблизить кино и анимацию, но для работы в этой технике нужны топовые компьютеры и много высококлассных специалистов.

Вообще аниматору нужно владеть многими программами. Сейчас стандартным для индустрии считается пакет «Адоуб»: «Фотошоп», «Анимейт», «Афтер-эффектс», «Премьер». Для анимации используется ToonBoom или TVpaint, для 3Д-анимации — Maya. В университете кинематографии номинально есть пары по компьютерной графике, но ничему полезному там не учат, разве что случайно. Зато всему можно научиться по урокам на Ютубе или во время практики на студиях, если приставать к уже работающим людям с вопросами. А чтобы освоить 3Д-анимацию, мы с одногруппницей прошли специальные курсы.

Надо быть готовым к тому, что необходимость доучиться может возникнуть в любой момент: в индустрии все время появляется что-то новое. Например, относительно недавно стала популярной VR — виртуальная реальность, в ней тоже можно делать анимацию.

Работая в анимации, ты постоянно узнаешь о мире что-то новое.

Например, твой персонаж танцует — значит, надо изучить все фигуры этого танца, посмотреть много роликов в интернете. Также мы часто используем практику видеореференса: сам отыгрываешь сцену и записываешь на видео, а потом смотришь, анализируешь движения и создаешь анимацию со своим персонажем — и не важно, чайник это, бегемот или милая девочка. Так что тут пригодится актерское мастерство.

У Полины и ее друзей есть группа во «Вконтакте», где они делятся своими проектами и пишут про анимацию
У Полины и ее друзей есть группа во «Вконтакте», где они делятся своими проектами и пишут про анимацию

Еще профессия художника-мультипликатора требует усидчивости: над каждым действием в сцене нужно сидеть очень долго. Но обязательно делать перерывы, нельзя работать больше восьми часов подряд. У меня после долгого дня болит рука, у некоторых — спина, у многих проблемы со зрением. Тут помогает активный отдых и регулярные занятия спортом без фанатизма — я, например, плаваю и катаюсь на велосипеде.

Хорошие мультфильмы: выбор Полины

💎 Классикой и вершиной мастерства, по которой стоит учиться, я считаю мультфильмы Диснея.

💎 Четвертая часть «Истории игрушек», мне кажется, даже гениальнее и чище первой.

💎 Японская анимация часто затрагивает сложные подростковые переживания, японцы очень чувствительны. Я восхищаюсь мультфильмами Хаяо Миядзаки, еще люблю Сатоси Кона и Масааки Юасу.

💎 Люблю работы Уэса Андерсона, «Фантастический мистер Фокс» и «Остров собак» — очень своеобразные кукольные мультфильмы.

💎 Из советской анимации считаю гениальными режиссерами Федора Хитрука и Романа Давыдова, который снял «Маугли».

Место работы

Последние три года я работаю на полнометражном анимационном фильме «Огонек-огниво». Выход в прокат планируется в 2020 году. Это проект кинокомпании «Вверх», но наш офис существует как отдельная анимационная студия. Бюджет мультфильмов такого плана — от 4 миллионов долларов.

Хронометраж нашего мультфильма — 89 минут, сейчас он практически готов, заканчивают последние минуты анимации. Три года — нормальный срок для создания полного метра. Конечно, если усовершенствовать техническую часть и нанять больше аниматоров и художников, можно уложиться и в два, но без длительной подготовки к проекту и разработки сценария все равно не обойтись.

Сценарий для фильма писала мой мастер из ВГИКа, так я о нем и узнала. При приеме на работу смотрели портфолио. Тестовые задания оплачивались, если в итоге шли в дело. У меня было что-то вроде испытательного срока — пара месяцев, чтобы притереться и понять, чем именно мне предстоит заниматься. Затем я девять месяцев занималась раскадровкой и сделала примерно треть фильма. Потом перешла непосредственно к анимации.

На нашем мультфильме занято около 70 человек: 30 на студии, остальные удаленно. У нас разновозрастная команда: есть недавние выпускники, а есть «динозавры», которые работали на всех российских анимационных проектах. Это познавательно, но найти общий язык получается не всегда.

Рабочий день

У нас восьмичасовой рабочий день. Я прихожу в офис до 12 — почему-то во всех известных мне студиях работа начинается именно с полудня. Хотя есть и редкие аниматоры-жаворонки, которые приходят в 10 и уходят тоже раньше остальных.

В офисе обычно тихо: все сидят за компьютерами в наушниках и рисуют. Иногда что-то обсуждают — например, киноновинки. Если никто не против, можно поставить саундтрек из нашего фильма.

Для работы мы используем графические планшеты. На них рисуешь стилусом, как на бумаге, а изображение появляется на компьютере.

Получив техническое задание, делаешь наброски, отдаешь режиссеру, потом отрисовываешь сцену до финального вида — аккуратно и со всеми деталями, добавляешь движения волос и одежды.

Нужно учитывать характер героя, его место в фильме — главный он или второстепенный, положительный или отрицательный. Например, в нашем мультфильме «Огонек-огниво» я часто работала над сценами с Благородной королевой и ее преданным слугой. Королева — злодейка и жертва обстоятельств, и я старалась, чтобы ее движения были скупыми и точными. А слугу, наоборот, сделала мягким, чувствительным и милым, но с активной и даже комедийной жестикуляцией — для контраста.

Так зритель сразу понимает, кто есть кто.

Мы не всегда отрисовываем сцены по порядку, после их нужно расставить по местам. Несколько раз в неделю проводится просмотр текущего материала, чтобы все были в курсе, кто что сейчас делает.

Сейчас в «Огоньке-огниве» около 8 минут моей анимации. В среднем в классической рисованной анимации диснеевского типа за день удается сделать всего одну секунду мультфильма.

После 19:30 заканчиваю работать, час еду на МЦК, иду через парк и только около 21:00 наконец захожу в квартиру, очень уставшая и голодная.

Доходы

Моя зарплата — 80 тысяч. Больше — думаю, от 100 тысяч рублей — получают супервайзеры и режиссеры анимации, но на них и ответственность больше. Супервайзер пишет или рисует комментарии к сценам других аниматоров, дает правки по тому, как улучшить анимацию, соблюдать выбранный стиль. Режиссер больше следит за смыслом сцен, монтажом и процессами на производстве в целом. В будущем я могу претендовать на эти должности: в своем дипломном фильме я была режиссером и комментировать чужую работу тоже умею.

На некоторых студиях есть градация: стажер, начинающий аниматор, средний аниматор и ведущий аниматор. Последний делает самые сложные сцены, работает максимально эффективно и получает больше, чем начинающие и средние аниматоры, — от 80 тысяч рублей.

У нас в студии многие аниматоры работают на фрилансе и получают оплату за сделанные сцены: чем больше сдашь, тем больше получишь. Но, поскольку это очень кропотливое дело, одновременно много и хорошо не получается. Зато у фрилансеров свободный график, они могут брать несколько проектов одновременно.

Меня устраивает зарплата, поэтому подработки я не беру. Но вообще их достаточно легко найти: есть чаты и группы для художников, где дают объявления. Бывает, знакомые пишут с какими-то идеями. А если у вас есть портфолио, в интернете будут просто писать люди со своими предложениями. Это могут быть продюсеры рекламных компаний или хэдхантеры с новых проектов анимационных студий. А могут попасться желающие сделать анимированную поздравительную открытку или клип для группы. Такие клиенты обычно обращаются в последний момент и хотят получить через неделю «маленький мультик минут на 10, типа как у Диснея».

Это даже для студии может быть год работы, а цена такого ролика — минимум 200 тысяч за минуту.

Можно, конечно, сделать анимацию попроще, это будет быстрее и дешевле, но не как у Диснея. Впрочем, клиент, скорее всего, этого не заметит.

Фрилансер может заработать от 15 000 рублей, если нужно сделать что-то очень маленькое и простое, до 100 000 рублей и больше, если это серьезный профессиональный заказ.

Расходы

Наш с мужем бюджет можно назвать частично совместным. Как правило, одежду и личные вещи каждый покупает для себя, а дом, еду, быт оплачиваем по очереди.

Больше всего денег уходит на еду — около 17 000 Р, из них 7000 Р я трачу на ланчи в кафе. В офисе есть кухня, обед можно приносить с собой, но я не очень люблю готовить и предпочитаю выйти прогуляться. Расходы на продукты в магазине — порядка 10 000 Р. Я часто покупаю макароны и твердые сыры, могу взять рыбу или креветки по акции. Периодически беру на ужин итальянскую пиццу за 250 рублей.

Квартира у нас своя, коммунальные платежи составляют около 9000 Р. За телефон и интернет отдаю еще 700 рублей, 1800 Р кладу на проездной.

На развлечения тратится до 5000 Р. Мы ходим на стоящие фильмы и новые мультфильмы, чтобы быть в курсе новинок. А еще в музеи, на выставки, концерты, бываем в баре-бильярде и кафе с азиатской кухней. Но в основном развлекаемся прогулками по городу или в парке и делаем зарисовки с натуры.

Еще я хожу в бассейн, одно посещение стоит 400 рублей. В месяц выходит 1600 Р, но иногда трачу меньше, если пропускаю неделю.

У меня стоит автоматический ежемесячный платеж на сумму 200 рублей — пожертвование центру «Сестры», а где-то раз в полгода перечисляю 500 рублей другим фондам через «Такие дела».

Раз в полгода хожу к классной парикмахерше в дорогой салон, делаю стрижку и сложное окрашивание, которое выглядит уникально, — это обходится в 9 тысяч. Если сравнивать с бюджетными парикмахерскими, тут впечатления и результат совсем другие.

Одежду и обувь я покупаю раз в сезон, если аналогичные вещи пора сдавать в утиль, трачу на это около 6000 рублей. Косметикой не пользуюсь — я слишком ленивая для такого. Раньше покупала много книг, теперь читаю на киндле или телефоне.

Получается около 40 000 рублей в месяц регулярных трат.

Экономия и накопления

Я не экономлю специально, но стараюсь придерживаться принципов минималистического потребления. Мне кажется, меня так воспитали: мама любит экономить, но она никогда не говорила, что мы чего-то не можем себе позволить, а всегда объясняла, почему этот предмет или продукт нам не нужен. При таком подходе ты от чего-то отказываешься осознанно и с пользой для себя.

Я предпочитаю долго обдумывать каждую покупку, искать варианты и в итоге часто прихожу к выводу, что обойдусь без этого. К тому же каждой вещи нужно место и уход, все это отнимает время, пылится, захламляет пространство. Поэтому я покупаю что-либо, только если оно мне очень нужно или очень нравится.

Мне трудно отказаться от покупок карандашей и блокнотов в художественном магазине. Еще обязательная статья расходов для людей моей специальности — это хороший компьютер с качественным монитором и графический планшет. Дома у меня 27-дюймовый Аймак, купила его в 2016 году на «Авито» тысяч за 60—70. Планшет-экран Wacom Cintiq 13 дюймов тоже взяла с рук за 35 тысяч, новый стоит около 70. Еще у меня есть планшет для поездок, тоже с функцией рисования — Surface Pro3. Его я купила новым где-то за 50 тысяч.

Каждый месяц 30 тысяч автоматически переводятся с моей зарплатной карты на депозит.

Для лишних денег у меня есть счет в евро. Еще я пользуюсь тревел-картой, на ней хорошо накапливаются мили. Мы стараемся много путешествовать, раза четыре в год ездим за границу, много денег уходит на билеты и отели. В молодости я часто ходила в походы, поэтому неприхотлива к условиям, главное — это впечатления.

В основном путешествуем по Европе, но были и в Японии. Ездили туда на 12 дней во время цветения сакуры и потратили по 150 000 рублей на каждого. Самым дорогим в этом путешествии был проезд по самой Японии и жилье, а самым дешевым и очень вкусным — еда. К сожалению, нам не удалось попасть в музей моего вдохновителя Миядзаки, билеты туда раскупают молниеносно. Придется ехать снова.

Финансовая цель

Я бы хотела свою студию. Сейчас разрабатываю собственный образовательный проект для детей, у меня есть и другие идеи — в основном мобильные приложения с анимацией и играми, их проще запустить и монетизировать. Чтобы заплатить другим людям за работу над прототипом, нужна некоторая стартовая сумма, как минимум 3000 евро. В принципе, столько у меня уже накоплено. Конечно, я боюсь нестабильности, боюсь, что проект не найдет инвесторов и не окупится, но сейчас я ничего не теряю.

Могу вернуться в офис, если не получится — это не страшно.

Также нужна подушка безопасности, желательно от полумиллиона рублей.

И еще хотелось бы, чтобы была возможность помогать родителям в старости. Все нужное они себе уже купили, теперь это надо содержать.

Будущее

Увеличить доход в моей профессии реально, если заниматься игровой или рекламной анимацией. Но мне хотелось бы создать свой окупаемый и в идеале прибыльный бизнес, попытаться выйти на рынок со своими сериалами или анимацией в других медиаформатах.

Я постоянно учусь, в последнее время особенно интересуюсь организацией производства, продюсированием и разработкой проектов: смотрю открытые вебинары, хожу на лекции, читаю книги, консультируюсь с коллегами. Собираюсь поехать на еще одну короткую образовательную европейскую программу.

В мире вообще не очень много стран, где делают анимацию. Америка, Япония, Китай, Корея подтягивается, Соединенное Королевство, Франция — она входит почти в каждый европейский копродакшен — и Россия. У нас масштаб индустрии меньше, чем в той же Франции, но все-таки она существует — уже неплохо. В Европе у мультипликаторов идет непрерывный обмен опытом и с Америкой, и с Японией, люди постоянно ездят работать за границу. А мы отстаем в подготовке кадров, нашим мультфильмам не хватает вдумчивой работы над сценарием, бюджеты у нас гораздо скромнее американских. В результате все время приходится изобретать велосипед. Иногда получается гениально.

Вы можете стать героем нашего нового материала. Заполните анкету и расскажите о своей профессии.