Брутальные супруги из Казани нашли вдохновение для семейного бизнеса в двух тысячах километров от родного города.

Сегодня тату-студия приносит им до 350 тысяч в месяц.

Как сварщик и парикмахер задумали открыть тату-студию

Эдуард с детства любил рисовать: переносил на бумагу узоры, которые видел вокруг, и придумывал свои. Он мог заниматься этим сутками, прерываясь лишь на еду и сон. В 2001 году друзья подарили ему на семнадцатилетие тату-машинку, и Эдуард стал своим первым клиентом. За следующие пять лет он набил себе 12 татуировок. Процесс так понравился, что молодой человек решил стать профессиональным татуировщиком.

Проблема была в том, что в России нет ни профессии татуировщика, ни колледжа, где можно получить специальность. Если татуировщик работает в штате, в трудовой книжке ему пишут «художник-оформитель». Многие тату-мастера вообще не оформлены официально.

Эдуард не нашел решение этой проблемы и пошел учиться на сварщика. Работа ему не нравилась, он мечтал о художественном творчестве.

В 2010 году молодой человек познакомился с будущей женой Юлией. Она училась на парикмахера-колориста, но всегда хотела развивать собственное дело. Начали мечтать вместе.

В том же году Эдуард оставил работу сварщика и пошел учеником в известный казанский тату-салон. Он рисовал эскизы, накладывал штрихи и отрабатывал узоры.

Через месяц наш герой освоил технику и начал сам наносить татуировки. Его профессиональные навыки росли, а отношения с руководителем портились: Эдуард предлагал новые виды татуировок и хотел привлекать новых клиентов, но не встречал поддержки и очень переживал.

В августе 2011 года наш герой на три недели слег с бронхитом, и руководитель его уволил. За полтора года Эдуард успел стать профессиональным тату-мастером, но понятия не имел, куда идти со своими навыками. Иногда он делал татуировки дома тем, кто сам находил его через друзей.

В ноябре Эд с Юлией отправились к друзьям в Калининград и посетили студию «Молотов-тату». Там не было дорогостоящего ремонта или оборудования, зато царила творческая и дружеская атмосфера. Тогда пара решила открыть собственную студию, где каждый клиент будет другом.

Как вести бизнес по закону
Подпишитесь на нашу рассылку для предпринимателей, чтобы быть в курсе
💎💎💎💎💎

Первая студия

Эдуард и Юлия посчитали расходы на запуск: требовалось минимум 350 тысяч рублей. Эд хотел набивать татуировки, а Юля — свое дело. Решили, что он будет ведущим мастером, а финансовые вопросы будут на ней. Накоплений у них не было, и в декабре 2012 года Юлия пошла оформлять кредит. Оказалось, что в 21 год без кредитной истории это непросто. Девушка обошла шестнадцать банков, в январе 2013 года наконец получила 500 тысяч рублей, а в феврале оформила ИП.

Место искали две недели с помощью знакомых и на «Авито». Выбрали подвальное помещение в центре города на 113 м² с большим залом и хорошей планировкой.

Ресепшен выложили декоративным кирпичом — получилось стильно, но процесс отнял много сил и времени. Ребята формировали выкладку почти две недели
Ресепшен выложили декоративным кирпичом — получилось стильно, но процесс отнял много сил и времени. Ребята формировали выкладку почти две недели
Стены расписывал Амир Хаски — известный в Казани тату-мастер и художник. На работу ушло два дня и ноль рублей: он решил бесплатно помочь друзьям
Стены расписывал Амир Хаски — известный в Казани тату-мастер и художник. На работу ушло два дня и ноль рублей: он решил бесплатно помочь друзьям

Работать позвали друзей-татуировщиков, которые также предложили помочь с ремонтом. За 3 недели вместе покрасили и расписали стены, установили перегородки для рабочих мест и оформили ресепшен — наняли только электрика и сантехника.

1 марта 2013 года мастерская открылась — под названием «Хорошая Работа». Хотя на свой салон наших героев вдохновила мечта о дружелюбной обстановке и клиентах-друзьях, главное — это хорошо сделанная татуировка.

Расходы на открытие первой студии в 2013 году — 470 770 Р

Оборудование

Визитка мастера — тату-машинка, с которой он работает. Каждый мастер сам решает, сколько машинок ему нужно для работы. Один всю жизнь работает тремя, а другому для сложных дорогих татуировок нужно больше десятка.

Худший кошмар мастера — это когда машинка сломалась, а надо работать. В студии, где учился Эдуард, новые мастера выходили на работу со своими инструментами — они были дешевыми и ломались в самый неподходящий момент. Эдуард и Юлия решили выбрать качественные машинки для своих мастеров и дать им возможность выкупить их. Они выбрали фирму «Влад-блэд» Влада Барихина — он дает на машинки 25 лет гарантии. Суммарная линия контуров, сделанных на его оборудовании — половина расстояния от Москвы до Нью-Йорка.

К открытию студии приобрели 6 машинок и оборудование к ним. Мастера, которые хотели инструменты в собственность, отдавали часть их стоимости с месячного заработка. Предприниматели признались, что никогда не записывали внесенные суммы и часть долга подарили своим ребятам.

Внешне тату-машинки одинаковые, но для мастера между ними огромная разница. Та, что с золотой лентой, нужна для закрашивания узоров, с синей — для нанесения толстого контура, а с зеленой — для тонкого контура
Внешне тату-машинки одинаковые, но для мастера между ними огромная разница. Та, что с золотой лентой, нужна для закрашивания узоров, с синей — для нанесения толстого контура, а с зеленой — для тонкого контура
Все машинки на фото разные и стоят от 14 до 20 тысяч рублей
Все машинки на фото разные и стоят от 14 до 20 тысяч рублей

Помимо машинок, каждому мастеру нужны:

  1. Иглы для нанесения краски.
  2. Уплотнительные кольца, сдерживающие вибрацию аппаратуры: чем меньше вибрация иглы, тем менее болезненна процедура и четче рисунок.
  3. Блок питания.
  4. Клип-корд для подачи напряжения с блока питания и подключения педали.
  5. Пигменты (они же краски либо чернила) разных цветов.
  6. Емкости под пигмент.
  7. Трансферная бумага и тату-маркер, чтобы перенести эскиз на кожу.
  8. Средства дезинфекции.

Примерно четверть посетителей приходит, чтобы свести татуировку. В первые годы работы в студии не оказывали эту услугу: лазерный аппарат для сведения татуировок стоит 300 тысяч рублей, а стоимость процедуры — 2 тысячи. Клиентов было недостаточно, чтобы он окупился.

Позже администратор «Хорошей Работы» по прозвищу Кролик нашел аппарат за 250 000 рублей, купил его на личные средства и уже четыре года сам удаляет татуировки. Эдуард поддерживает инициативы сотрудников: для процедуры лазерного удаления выделили и оборудовали отдельный кабинет.

Процесс работы

Нанесение татуировки повреждает верхний слой кожи, поэтому важно соблюдать стерильность, чтобы на травмированные участки не попала инфекция.

Перед процедурой каждый мастер тщательно стерилизует рабочее место. Сначала обрабатывает все поверхности дезинфицирующим средством: кушетку, тумбочку, полку. Ждет пять минут, пока средство подействует. Затем стерилизует провода — в том числе от тату-машинки и настольной лампы. Спустя пять минут протирает все поверхности одноразовой салфеткой и плотно оборачивает полиэтиленовой пленкой в несколько слоев. Затем надевает на все провода и флаконы с жидкостями плотные одноразовые пакеты. Пакеты скользкие, поэтому он фиксирует их скотчем или монтажной лентой.

После подготовки рабочего места мастер тщательно моет руки по локоть антибактериальным мылом, протирает руки сухой одноразовой салфеткой, надевает форму и одноразовые перчатки, которые также обрабатывает антисептиком. Под каждого клиента стелет одноразовую простыню.

Во время работы с кожей мастер расходует много стерильной ваты, кремов, заживляющих пенок и других антисептиков. В месяц уходит примерно 20 л антисептика и 3 кг заживляющих средств.

Все инструменты перед работой проходят трехэтапную подготовку:

  1. Дезинфекция (замачивание в дезрастворе).
  2. Предстерилизационная очистка (использование ультразвукового стерилизатора).
  3. Стерилизация инструмента в автоклаве при высокой температуре.

Стерильные инструменты убирают в индивидуальную упаковку и запечатывают. Упаковку с инструментами мастер вскрывает строго при клиенте, чтобы доказать безопасность оборудования.

В мастерской есть отдельное помещение для стерилизации инструментов и хранения расходных материалов. Слева в черных упаковках лежат одноразовые перчатки, под ними — одноразовые пеленки для заматывания свежей татуировки после сеанса. В центре — жидкости для замачивания железных инструментов
В мастерской есть отдельное помещение для стерилизации инструментов и хранения расходных материалов. Слева в черных упаковках лежат одноразовые перчатки, под ними — одноразовые пеленки для заматывания свежей татуировки после сеанса. В центре — жидкости для замачивания железных инструментов
Инструменты проходят этап стерилизации в автоклаве при температуре +134 °C
Инструменты проходят этап стерилизации в автоклаве при температуре +134 °C

Три года в подвале

Первый квартал клиентов приходило мало: 10—15 человек в месяц. За первый месяц ребята заработали 250 тысяч рублей — из них 50 тысяч чистой прибыли.

Через год начали принимать на работу учеников. Помня опыт ученичества в своей первой мастерской, Эдуард курировал новых сотрудников сам: помогал отрабатывать эскизы, ставил руку. Одним, чтобы научиться, хватало и месяца, а другим требовалось полгода.

Когда Эд решал, что ученик готов, начинал давать ему несложные заказы. Стоимость татуировки зависит от размера, поэтому ученики зарабатывают меньше опытных мастеров, чем больше опыта — тем выше плата. За 6 лет у Эдуарда было 30 учеников. Примерно треть ушли, не закончив обучение. Остальные стали мастерами, несколько человек открыли свои тату-студии, шестеро остались и сейчас работают в мастерской.

В первом помещении мастерская проработала три года, но со временем оно устраивало все меньше. Однажды утром предприниматели пришли на работу и обнаружили, что в студии потоп. На улице шел сильный ливень, вода текла отовсюду: лилась через порог, проникала в окна, сквозь стены и щели в потолке. Так выяснили на практике, что подвал — это брутально и атмосферно, но сушить его трудно.

Затем рядом открылась кальянная. Ее владельцы не установили обязательную вытяжку, и запахи сводили с ума персонал и клиентов «Хорошей Работы». Договориться не получилось: хозяева кальянной грубили и проблему не признавали.

Со временем всплыли проблемы, на которые вначале не обратили внимание: маленькие окна студии пропускали мало солнечного света, это портило зрение сотрудников и ухудшало качество работы. Искусственное освещение эту сложность не решало.

Прибыль мастерской росла в среднем на 50 тысяч в месяц. По мере прибавления заказов постепенно увеличивали штат. За 3 года Эдуард и Юлия погасили кредит, накопили 350 тысяч рублей и решили переезжать на новое место.

Так выглядело рабочее место мастера татуировки в первой студии. Слева на полке стоят краски для татуировок, справа — стол с лампой. Лампа обязательна: мастер часами работает над эскизом, поэтому ему нужно много света, чтобы не испортить зрение и качество рисунка
Так выглядело рабочее место мастера татуировки в первой студии. Слева на полке стоят краски для татуировок, справа — стол с лампой. Лампа обязательна: мастер часами работает над эскизом, поэтому ему нужно много света, чтобы не испортить зрение и качество рисунка

Новая студия

Супруги выписали критерии помещения, которое будут искать: просторное, светлое, с большими окнами, на первом этаже и в центре города. Через две недели нашли такое на улице Пушкина.

1 апреля 2016 года началась новая жизнь мастерской. Теперь в студии есть два входа и 170 м², которые разделены на большой зал, туалет, комнату для лазерного удаления татуировки, комнату дезинфекции и кабинет руководства.

Новое помещение было с ремонтом — нужно было сделать только перегородки из гипсокартона и стойку ресепшена. Выручил друг, он больше хотел помочь, чем заработать, поэтому построил все за 15 тысяч рублей. Теперь он один из почетных гостей мастерскойТак выглядит основной зал. Систему освещения из канатной веревки и лампочек придумала Юлия, а Эдуард воплотил в жизньРабочее место мастера татуировки оборудовано кушеткой, полками для хранения красок, оборудования, инструментов и расходных материалов. Мастера украшают рабочие места своими картинами, игрушками и другими памятными вещами

У предпринимателей только одна забота: включать и выключать отопление. Ничего не протекает, из окон не дует, а главный вход через охрану страхует от случайных посетителей. С владельцем здания они почти не контактируют: только раз в месяц переводят деньги на расчетный счет.

Аренда в 2016 году обходилась в 86 тысяч рублей, а к 2019 году выросла до 120 тысяч. Вся мебель была в наличии — для новой студии докупили только два дивана в прихожую. На запуск ушло 297 тысяч рублей и три недели.

Расходы на открытие второй студии — 297 000 Р

Клиенты: романтичные, лживые, азартные и знаменитые

Посетители мастерской — мужчины и женщины от 25 до 40 лет. Люди приезжают со всего Поволжья. Как правило, приходят с готовой идеей — мастер не тратит время, чтобы выбрать и согласовать эскиз.

В «Хорошей Работе» набивают татуировки в разных стилях: японский, орнаментальный и геометрический орнаментальный, акварельный, неотрадиция, глэм-трад, реализм и хоррор-реализм. Самый популярный — реализм, его выбирает большинство посетителей. Средний чек — 6 тысяч рублей.

Однажды в мастерскую пришел друг Эдуарда и Юлии. Он сделал татуировку с предложением руки и сердца своей девушке. Парень целый месяц скрывал от будущей невесты живот, пока кожа не восстановилась. Когда татуировка зажила и предложение было сделано, девушка пришла в студию и набила на руке ответ: «Я согласна». Пара развелась через полгода. Сводить татуировки они приходили по отдельности.

В 2018 году в мастерскую обратился мужчина с портретом красивой девушки. Рисунок был практически во всю спину, и мастер Анастасия набивала его несколько сеансов. Через два месяца Анастасии начала угрожать незнакомая женщина. Оказалось, это жена того клиента: она считала, что на спине у мужа должен быть ее портрет. Клиент не сознался жене, что решил набить изображение другой девушки и сказал ей, что это мастер так испортил ее портрет. «Хорошая Работа» встала на сторону своего сотрудника, и больше они об этой паре не слышали.

Часто приходят клиенты, которые проиграли в споре: набивают шутки, приколы и матерные слова. Однажды в студию ввалилась группа молодых парней: один из них проиграл в споре и должен был набить на ноге татуировку «человек нетрадиционной ориентации». Проигравший терпел боль, а его друзья внимательно следили за процессом. Сводить татуировку молодой человек не приходил.

За шесть лет работы через мастерскую прошло немало известных посетителей. В основном — рок-музыканты, которые приехали в Казань на гастроли. В 2013 году мастерскую татуировки посетила американская рок-группа Defiler. Музыкантов так впечатлили город и поездка в целом, что они всей группой решили набить татуировки в память о туре.

Японскому стилю уже больше тысячи лет, такие татуировки носили даже монархи: король Дании Фридрих IX, английский Эдуард VII и, по преданию, Николай II. Эту татуировку Эд набивал четыре сеанса, и она обошлась клиентке в 40 тысяч рублейТатуировка в стиле глэм-трат — современная версия олдскульной татуировки, для нее характерны четкие черные контуры и ограниченная цветовая гамма. Обычно в этом стиле обыгрывают морскую тематику или несуществующие предметы и животныхРеализм — самый сложный вид татуировки. Для него характерны изображения людей, животных и вещей. Мастер должен профессионально рисовать, тщательно подбирать цветовую гамму, кропотливо накладывать штрихи и контуры. Эту татуировку мастер Анастасия набивала 6 сеансов в течение полугода, она стоила 60 тысяч рублейШуточные татуировки — не редкость в студии. Каждый день мастера набивают персонажей мультфильмов, комиксов и мемов. Мастер студии Эвелина Ситсали набила ее за один визит клиента и 8 тысяч рублейОдин из участников группы Defiler набил татуировку с логотипом водки марки «Русский стандарт» в память о пребывании в РоссииСергей «Бай» Байбаков из московской панк-группы Distemper специально приезжал на четыре дня в Казань, чтобы «по максимуму забиться обновками» в студии. Набил 5 татуировокАлександр Тетерин — вокалист киевской группы AS/DS, одной из лучших трибьют-групп легендарных AC/DC в Восточной Европе. Он приезжает на гастроли каждый год и каждый раз увозит новую татуировку

Как собрать всех вместе

Эдуард и Юлия редко покупают рекламу в интернете и раскручивают мастерскую самостоятельно. Например, устраивают ночи открытых дверей Walking night: в этот день любой посетитель может за фиксированную сумму воспользоваться услугами мастерской. Стоимость участия — 3 тысячи рублей. На такие мероприятия приходят новые люди: те, кто еще не решился на татуировку или недавно узнал про студию.

Каждый месяц проходят акции. Пользуются успехом дни одной тематики, когда за фиксированную стоимость можно набить один вид татуировки или получить 50% скидку на процедуру.

Одно из самых успешных мероприятий — «День не-татуировщика», когда любой человек, никак не связанный с тату, надевает форму мастера и создает узор на теле другого человека. Конечно, это происходит под присмотром самых опытных мастеров и в условиях строгой стерильности. Лучшим не-татуировщикам торжественно вручают призы от студии: деньги, алкоголь или футболки с логотипом «Хорошей Работы».

Чтобы сплотить тусовку татуировщиков, Эдуард приглашает мастеров из других городов для работы в студии и предоставляет им материалы салона. Часто татуировщики оказываются замкнутыми людьми, поэтому собирать их непросто. Однажды организовали встречу мастеров, освободили целый день от клиентов, купили еды, продумали программу. Никто из гостей на встречу не пришел. Погрустив о зря потраченном дне и упущенной прибыли, угощение съели сами.

На Walking Night 2018 мастер Илья переносит эскиз будущей татуировки на кожу посетительницы
На Walking Night 2018 мастер Илья переносит эскиз будущей татуировки на кожу посетительницы
Видео с первого мероприятия «День не-татуировщика» с интервью участников
О приезде мастеров из других городов ребята сообщают в группе Good job family
О приезде мастеров из других городов ребята сообщают в группе Good job family

Профессиональные фестивали

Дважды в год мастерская татуировки «Хорошая Работа» участвует в главном событии этой сферы — Фестивале татуировки. В 2019 году московский Фестиваль собрал 6 тысяч участников, а питерский — 7 тысяч. На это мероприятие производители оборудования и красок привозят новую продукцию и дают их попробовать. Именитые мастера проводят мастер-классы — можно подсмотреть интересную технологию или вместе придумать что-то новое. Мастера и модели находят здесь друг друга, чтобы набить тату своей мечты. И много тяжелого рока.

Ключевой элемент фестиваля — можно помериться силами в профессиональных конкурсах. Мастера на глазах у всех набивают татуировки, а жюри оценивает и награждает лучшие работы.

Нарезка событий московского Фестиваля татуировки, чтобы оценить масштаб и атмосферу события. Мастера «Хорошей Работы» никогда его не пропускают
Мастера «Хорошей Работы» с призами за Фестиваль-2019 в Москве: «Лучшая черно-белая татуировка» — первое место, «Лучший скетч» — первое место и приз симпатий жюри, «Ориентальная татуировка» — второе место, «Лучший неотрадишнл» — первое место
Мастера «Хорошей Работы» с призами за Фестиваль-2019 в Москве: «Лучшая черно-белая татуировка» — первое место, «Лучший скетч» — первое место и приз симпатий жюри, «Ориентальная татуировка» — второе место, «Лучший неотрадишнл» — первое место
Эта работа принесла мастеру студии Эвелине Ситсали победу в номинации Best of Day на фестивале татуировки в Санкт-Петербурге в 2019 году
Эта работа принесла мастеру студии Эвелине Ситсали победу в номинации Best of Day на фестивале татуировки в Санкт-Петербурге в 2019 году

Благотворительность

Мастерская татуировки «Хорошая Работа» помогает детским домам и приютам для животных. В марте 2019 года собирали деньги в поддержку казанского приюта для животных. За пожертвование больше 50 рублей каждый посетитель получал в благодарность значок с логотипом мастерской. Собрали 20 тысяч рублей и в апреле передали в приют.

За годы работы в мастерской скопилось больше сотни рисунков. Однажды предприниматели решили их продать, а вырученные деньги отдать нуждающимся. В декабре 2017 года организовали благотворительную выставку при поддержке казанской группы во Вконтакте «Календарь благотворительности».

Картины продавали по 1,5—8 тысяч в зависимости от стоимости рам и других материалов для оформления. За два дня выручили за рисунки 24 тысячи рублей и перевели все деньги в детский приют Казани.

Постер благотворительной акции. На игрушечном мишке — значок, который получал каждый участник
Постер благотворительной акции. На игрушечном мишке — значок, который получал каждый участник
Эдуард на благотворительной выставке на фоне картин, выставленных на продажу
Эдуард на благотворительной выставке на фоне картин, выставленных на продажу

Результаты и планы

Ежемесячная прибыль мастерской — 200—350 тысяч рублей. 95% прибыли идет от оказания услуг, 5% — от продажи средств для ухода после процедуры и расходных материалов.

Кроме Эдуарда и Юлии в мастерской работают 10 человек: один администратор и 9 мастеров. Распределение ролей у супругов за 6 лет не изменилось: Эд увлеченно набивает татуировки, Юлия ведет бухучет, платит налоги, аренду, зарплаты и решает оргвопросы. Продвигают студию и придумывают мероприятия вместе.

Мастерская открыта 5 дней в неделю. Заработок не зависит от времени года: поток клиентов примерно одинаковый. Максимальное количество посетителей в месяц — 250.

В ближайшем будущем супруги хотят открыть в городе секс-шоп. Такой смелый выбор объясняют тем, что мало конкурентов: тематических магазинов в городе почти нет. Сейчас Эдуард и Юлия ищут помещение, ведут переговоры с поставщиками и пишут бизнес-план.

Прибыль за июнь 2019 года — 200 000 Р

Операционные расходы за июль в 2019 году — 605 000 Р

Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.