10.11
35K
137

Сколько зарабатывают айтишники в России

Разработчик, тестировщик, программист 1С, системный аналитик и другие — о своей работе и доходах

Сколько зарабатывают айтишники в России

Читатели Т—Ж каждую неделю рассказывают о своих профессиях.

В этом выпуске мы собрали истории восьми ИТ-специалистов из разных городов и с разным профилем работы. Они рассказали, сколько зарабатывают программисты в регионах, как начать карьеру с нуля, сколько платят новичкам и какой потолок в их профессии, а также легко ли найти работу после 40 лет.

Веб-разработчик

Город: Москва
Возраст: 22 года
Доход: 50 000 Р

Я окончил бакалавриат Финансового университета по программе «прикладная математика и информатика». После второго курса стал замечать, что специалистов выпускают, мягко говоря, посредственных. Понял, что надо срочно брать быка за рога и придумывать запасной план. Тогда, в 2016 году, ИТ-индустрия уже лезла изо всех щелей. Мне хотелось разбираться во всех новых и модных технологиях — от разработки мобильных приложений до больших данных и компьютерного зрения.

Я загорелся идеей делать приложения для Андроида, для этого пришлось учить язык Java. Учиться по видео на «Ютубе» проще, но для меня они оказались бесполезны — помогли только книги. Еще эффективный метод — пошаговые онлайн-академии, где расписан весь учебный процесс. Спустя пару месяцев вписался с друзьями в стартап, который был похож на сервис «Юду». Серьезная ответственность мотивировала изучать быстрее и делать лучше.

С третьего курса искал стажировки с упором на программирование. Про то, как относятся к стажерам, можно написать отдельную грустную статью, но с третьей попытки я нашел подходящее место. Меня приняли в отдел разработки внутренних продуктов страховой компании. Там разрабатывали общий корпоративный портал и другие сайты для внутренних нужд. На собеседовании мне помог прототип того стартапа. Я показал мобильное приложение интервьюеру, и он понял, что со мной можно иметь дело.

После полугодовой стажировки меня взяли младшим веб-разработчиком. Веб-разработчики занимаются серверной частью сайта или пользовательским интерфейсом. Первых называют бэкендами, вторых — фронтендами. Еще есть фулстек-разработчики, которые работают и с тем и с другим.

Если проще, от фулстека ждут полностью рабочий сайт, который может отправлять запросы на сервер и реагировать на нажатие пользователем кнопок. В фулстеке меня больше всего привлекает независимость от других разработчиков. Например, если заниматься только пользовательским интерфейсом, а разработчики серверной части не уложатся в срок, то продукт не получится. То же самое работает и в обратную сторону. Хотя с появлением новых техник ведения проектов ситуация улучшилась и ответственность между разработчиками стала прозрачнее.

Но чтобы стать профессионалом в фулстеке, нужно буквально освоить две профессии. При этом профессиональный фулстек-разработчик может зарабатывать меньше, чем профессионал-фронтенд.

Условия работы в ИТ-департаменте страховой компании нельзя сравнивать с условиями в компаниях вроде «Яндекса» или «Мэйл-ру»: основной бизнес здесь все-таки страхование, а не ИТ-услуги. Тут нет мини-кухни с бесплатным кофе и фруктами, нет спортзала в здании. Офис без дизайнерских изысков, он не работает 24/7. По той же причине здесь обычно менее напряженный график, нет жестких дедлайнов. Если работа на сегодня выполнена, я не теряю время: изучаю что-то новое в программировании, занимаюсь дипломным проектом или осваиваю полезные навыки, например учусь печатать вслепую.

Разработчики всегда могут найти подработки: фриланс, стартап или участие в хакатонах — это соревнования для программистов, компании приходят туда с проблемами, которые не могут решить сами. Обычно запрос выглядит как «придумать что-то новое, чтобы компания получила миллионную прибыль». Команды программистов создают рабочий прототип за 2—3 дня, делают его пятиминутную презентацию, а потом отвечают на вопросы. Лучшее решение получает денежный приз.

Я участвовал в самом крупном хакатоне России с призовым фондом 3 млн рублей.

Моя зарплата — 50 000 Р. Для младшего разработчика она соответствует рынку. Для повышения надо нарабатывать больше опыта, развивать soft skills и изучать другие сферы программирования.

Пока живу с родителями, на продукты трачу тысяч 10—12, на развлечения — около 8 тысяч. Скоро перееду со своей девушкой в новую квартиру. Хочу устроить там уголок программиста: широкий стол с двумя мониторами и дорогое кожаное кресло.

Главная мечта — к старости купить домик наедине с природой где-нибудь в Скандинавии, лучше всего в Швеции. К этому моменту я уже должен иметь столько денег, чтобы можно было не беспокоиться об их количестве. У меня уже есть инвестиционный портфель, иногда я получаю дивиденды или фиксирую прибыль продажей акций, но деньги не вывожу, а инвестирую вновь. Каждый месяц добавляю минимум 10 тысяч.

В будущем точно останусь в сфере ИТ, но не уверен, что я навсегда в веб-разработке. В программировании много областей, хочется изучать все. Уверен, что с опытом будет расти и зарплата. Планирую тратить максимум времени на участие в разных стартапах, чтобы в итоге что-то выстрелило. Еще хочу поступить в магистратуру, например изучать анализ больших данных в ВШЭ или Сколтехе. Ну а если поступлю куда-нибудь за рубежом, то будет совсем замечательно. Через 15—20 лет все мои нынешние старания непременно окупятся.

Программист 1С

Город: Архангельск
Возраст: 49 лет
Доход: до 100 000 Р

Я поступил в Ленинградский электротехнический институт, проучился там полгода и ушел. Работал на фанерном заводе, потом геодезистом. В 1989 году меня призвали в армию. Так получилось, что службу я начал в бухгалтерской части: рассчитывал денежное содержание военных строителей и офицеров. Там познакомился с правилами бухгалтерского учета. Вернулся из армии и пошел учиться на бухгалтера. При этом мне еще в школе нравилось программировать — я ходил на дополнительные занятия к своим бывшим преподавателям даже после армии.

В начале 90-х мы с другом открыли бизнес — компанию по ремонту кассовых аппаратов. Там я написал программу для ведения бухгалтерии на языке Visual Basic. Но постоянные изменения законодательства вынуждали вносить изменения в логику программы. Я стал искать альтернативные варианты, и мне посоветовали решения фирмы 1С. Был удивлен, что программировать можно и на русском языке. Постепенно навык программиста 1С прокачался до того, что появилось много клиентов, теперь это мой основной доход.

Мнение о том, что 1С используется только для учетных и бухгалтерских программ, неверное. Конечно, в основном его используют для этого, но возможности гораздо шире. Особенно у мобильной версии платформы: она позволяет использовать фото и видео, геопозиционирование, отправлять смс и пуш-сообщения. Например, я с нуля написал программу для городской телефонной службы и ресторана. А однажды пришлось программировать мобильное приложение для работников аварийных бригад водоканала. Оно помогало получать заявки об авариях на водопроводной сети и оперативно реагировать на них. Диспетчер в офисе принимает заявки, а те через интернет синхронизируются с планшетами или телефонами работников.

Так я узнал, что для 1С практически нет ограничений в сферах применения.

Основное место работы сейчас — федеральная торговая сеть по продаже оптики. Мои задачи — улучшать автоматизацию тех участков работы, где есть такая возможность, устранять ошибки в программе, если она работает не так, как надо. У меня почти свободный график, главное — чтобы задачи выполнялись.

Профессия подходит одиночкам, которые умеют мыслить логически и находить стандартные решения в нестандартных ситуациях. Нравится, что у нас маленькая конкуренция: специалистов моего уровня в России немного, поэтому я работаю удаленно для клиентов из разных городов — Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Самары, Саратова.

На основной работе я получаю 40 000 Р, для нашего города это неплохо, хотя для программистов — не предел, платят и 60—80 тысяч. Но меня устраивает лояльное отношение руководства к рабочему времени. Подработки приносят еще столько же, в целом за месяц выходит 60—100 тысяч рублей.

Правда, много денег уходит на содержание детей, их у нас шестеро. В основном трачу на питание, одежду, коммунальные услуги. Редко — на поездки по России. Откладывать пробовал, но сейчас запасы иссякли, пришлось даже брать кредит на крупный ремонт в квартире.




Тестировщик

Город: Новосибирск
Возраст: 28 лет
Доход: от 50 000 Р

Я окончил Новосибирский государственный технический университет по специальности «инженер средств связи с подвижными объектами». Устроился в службу поддержки интернет-провайдера для юридических лиц. Занимался там выявлением проблем в сети, удаленной настройкой железок, помогал клиентам. Чаще всего просили «починить интернет». Получал там 25 000 Р.

Потратил 12 000 Р на годовые курсы разработчиков приложений на языке Java. После курсов пошел на собеседование на позицию джуниора в банковской сфере. Это младшая позиция: человек, который понимает теорию, может написать код и выполнить поставленную задачу, но не имеет опыта. Он не знает, как сделать правильно: например, чтобы не возникало неожиданных ошибок, когда пользователь нажал не туда.

На тот момент компании требовались только опытные разработчики. Мне предложили начать с тестирования — с последующей возможностью уйти в разработку. Сейчас я тестирую новые продукты, проверяю, что все связанные системы работают так, как нужно. Моделирую нештатные ситуации, когда что-то может пойти не так, и проверяю отклик системы.

В целом мне нравится, но иногда приходится работать до ночи, чтобы уложиться в сроки.

Получаю больше 50 тысяч рублей — считаю, что это чуть выше рынка. Зарплаты обычно пересматривают несколько раз в год, но я уверен, что максимальный рост будет только при смене работы.

Половину откладываю, остальное трачу на продукты, коммуналку, еду собаке, проезд, спорт и развлечения. Из одежды без необходимости ничего не покупаю. Но если надо, могу купить что-то хорошее — в пределах 2—7 тысяч, в зависимости от типа одежды.

Думаю, что в ИТ я на ближайшие 3—5 лет. Дальше надо будет решать, куда расти профессионально.

Программист

Город: Воткинск
Возраст: 42 года
Доход: до 100 000 Р

У меня профильное высшее образование и ученая степень — кандидат технических наук. Начинал в вузе — и дальше по карьерной лестнице: старший преподаватель, доцент, заведующий кафедрой, начальник управления информатизации. В 40 лет понял, что сильно устал от всей этой бюрократии, псевдонауки, фиктивных показателей. Доход в вузе начался с 1500 Р, при увольнении был 54 000 Р.

Благодаря бывшим студентам нашел работу программистом на удаленке. Сразу предложили 60 000 Р, через два года подняли зарплату до 85 000 Р.

Последние три года работал в иностранной компании, которая разрабатывает ПО. В среднем зарабатывал около 100 тысяч, из них тысяч 15 — за счет сторонних проектов. Зарплата вполне соответствует, учитывая удаленный режим работы. Для повышения можно искать больше заказов, перейти на работу в офисе или на иностранные биржи фрилансеров.

Финансовые цели в основном локальные: сменить машину, построить баню, беседку, съездить на юг к родственникам. Когда чего-то такого хотелось, находил подработку на фриланс-биржах. Поначалу было тяжело, но с появлением репутации заказчики стали сами выходить на связь.

Сейчас компания, в которой я работал, в связи с кризисом закрыла все проекты, программистов отправили в неоплачиваемый отпуск. Теперь весь мой доход — это заказы с фриланс-биржи. С утра пишу по два-три отклика на задания и в течение дня жду решения заказчика. Доход уменьшился на 30—40%, зарабатываю около 60 тысяч. Высока вероятность, что работу не вернут.

К сожалению, в этой профессии очень распространена возрастная дискриминация.

Компании крайне критично относятся к программистам старше 45 лет, несмотря на их опыт и умения. Думаю, что к 50 годам нужно создать что-то свое — либо переходить на офисную работу, чтобы уже там доработать до пенсии.




Инженер-программист

Город: Зеленоград
Возраст: 29 лет
Доход: 80 000 Р

Я получил высшее образование в Московском институте электронной техники. Место для практики нашел не по своей специализации, но тоже в области микроэлектроники: устроился на одно из предприятий города и зарабатывал поначалу 3500 Р. Когда получил диплом, остался на том же месте, но уже на должности инженера с зарплатой 25 000 Р.

Так получилось, что Зеленоград — это город инженеров, в частности инженеров-электронщиков. Я уже больше двух лет работаю на одном из ведущих предприятий в своей отрасли. Уходил сюда с должности ведущего инженера на должность техника. Принял такое решение, так как понял, что перспективы развития гораздо важнее выгоды в моменте. За три месяца испытательного срока я узнал больше, чем за три года на предыдущем месте работы. И меня пригласили на мою нынешнюю должность.

Наша компания специализируется на разработке и производстве микросхем и радиоэлектронной аппаратуры. Так как выпуск готовой продукции исчисляется сотнями и тысячами штук, необходимо создать рабочее место с измерительным оборудованием и таким ПО, которое позволит оперативно измерять готовые образцы и отбраковывать неисправные. Работа инженера-программиста заключается как раз в том, чтобы автоматизировать измерения выпускаемой продукции. В итоге можно за несколько секунд сказать, годный образец перед тобой или нет. Обычный человек, измеряя все руками, потратил бы на это не меньше 15—20 минут.

Для работы в этой области необходимы знания фундаментальной физики, электроники, а также умение логически мыслить и составлять алгоритмы — как и для любого программиста.

Самое трудное, по-моему, — постоянно отслеживать современные способы измерения. У всех производителей измерительного оборудования есть свои стандарты, свои разработки и уникальные решения. Иногда сложно уследить за новыми веяниями в современной электронике и состыковать работу устройств разных производителей.

Большую часть рабочего времени я сижу за компьютером и за измерительным оборудованием. Иногда консультируюсь с разработчиками измеряемых изделий и с коллегами по отделу. Если необходимо развеяться, можно выйти ненадолго в парк по соседству.

Я интроверт, поэтому выбрал такую работу отчасти для того, чтобы можно было не коммуницировать с другими.

Люблю приходить чуть раньше, чтобы не встречать толпы по пути на работу, а потом и до дома. Так как город небольшой, большинство объектов находится в пешей или велосипедной доступности. На работу я дохожу пешком за 30 минут.

У нас на предприятии нет моды на подработки: они случаются редко, в основном когда поджимают дедлайны и нужно срочно что-то доделать. Если нужны дополнительные деньги, остается только искать что-то на аутсорсе.

Мой доход — это только зарплата, 80 000 Р. Я считаю, что это довольно неплохо на фоне остального рынка. Наша организация имеет хорошую репутацию в области микроэлектроники и среди потенциальных соискателей работы. У нас ДМС, питание за счет организации и относительно высокие зарплаты по сравнению с конкурентами. В микроэлектронике много других направлений, некоторые ценятся значительно выше. Однако для этого нужно иметь знания конкретной направленности. Например, быть разработчиком-схемотехником или программистом микроконтроллеров.

Львиную долю бюджета съедает ипотека. Если бы не она, было бы намного легче, я бы мог позволять себе больше и цели достигались бы быстрее. Но собственная квартира, как и любой комфорт в нашей жизни, имеет свою цену.

Бизнес-аналитик в ИТ-проектах

Город: Москва
Возраст: 24 года
Доход: 165 000 Р плюс тринадцатая зарплата

Я с четвертого класса мечтала поступить на мехмат МГУ, но с физикой у меня не ладилось, хотя с математикой всегда все было отлично. Тогда я поняла, что нужны резервные варианты. Пойти на бизнес-информатику мне посоветовала школьная учительница по информатике — сказала, что ИТ будет гораздо перспективнее чистой математики. Это был очень полезный совет.

К 2012 году ВШЭ стала очень модным вузом, конкурс был высоким, многие бюджетные места занимали олимпиадники. На мехмат я не добрала ровно один балл. Плакала недолго, потому что на бизнес-информатику набрала на один балл больше, чем нужно.

Я похоронила детскую мечту и пошла учиться на айтишника.

На бизнес-информатике учат ИТ-менеджменту, программированию, работе с базами данных и даже основам финансовой грамотности. В конце третьего курса я решила найти стажировку в классной компании. Подавалась в «Теле-2» и JTI — это крупнейшая табачная компания в России, один из лучших работодателей в своей сфере. Конкурс на стажировки был большой, но меня взяли в JTI. Я была очень довольна, моя первая зарплата там — 30 000 Р на руки за 30 часов работы в неделю.

Сейчас работаю бизнес-аналитиком в ИТ-проектах в крупной российской интернет-компании. Наш департамент делает B2B-проекты для внешних клиентов. Когда заказчик хочет что-нибудь автоматизировать или внедрить новую систему, он приходит к нам. Я общаюсь с ним и узнаю, какие у него цели и в чем его боль.

Часто заказчикам кажется, что им нужно решить одну проблему, а дело оказывается совсем в другом. Я собираю бизнес-требования — ответ на вопрос «чего они хотят», пытаюсь составить концепцию автоматизированного решения — ответ на вопрос «как это реализовать». Пишу что-то вроде ТЗ, набор документов очень различается в зависимости от проекта. Мы обсуждаем это с архитекторами и руководителем проекта, проектируем архитектуру, продумываем, какие могут быть экраны у приложения.

После этого я долго работаю с UI-дизайнерами, мы создаем макеты экранных форм, иногда даже кликабельные прототипы. Все это согласовывается с заказчиками, а потом идет в разработку — я должна описать задачи для разработчиков и сопровождать процесс.

Это мой круг задач, но роль аналитика в целом на разных проектах сильно различается. У руководителей проекта разный стиль работы: некоторые любят глубоко погружаться в анализ и мы можем плотно работать вместе, другие больше занимаются контролем сроков и регулировкой взаимоотношений с заказчиками, тогда я работаю более независимо.

В любой момент ко мне может кто-то обратиться и попросить сделать что угодно: помочь с административной работой, написать документ типа функциональных требований с нуля или поправить за кем-то, отработать замечания со встречи по экранам и передать их дизайнеру, назначить и провести созвон по какому-нибудь сложному вопросу. После сложных задач я люблю позаниматься чем-то рутинным, например написать с наушниками в ушах какой-нибудь длинный, но несложный документ.

У нас нет фиксированного рабочего дня. Можно приходить и уходить когда хочешь, лишь бы задачи были закрыты вовремя и к тебе не было вопросов. Я обычно приезжаю примерно к девяти: слежу, чтобы мой рабочий день был стандартным, и мне нравится уходить в районе 18:00.

Сейчас я зарабатываю 165 000 Р чистыми, есть тринадцатая зарплата. Это вполне нормальная сумма для бизнес-аналитика с опытом 3—5 лет в Москве. Подработки не беру, хотя иногда предлагают пофрилансить на каком-нибудь стороннем проекте. Работа аналитика требует большого вовлечения, совмещать ее не получится.

Мне кажется, люди со стороны не представляют, насколько большой процент ИТ-проектов забрасывается на середине или откладывается до бесконечности. Например, на моем предыдущем месте работы, в крупной продуктовой ретейл-сети, мне дали задачу по автоматизации одного сложного отчета, который сотрудники HR-отдела долгое время собирали вручную. Аналитик, на место которого я пришла, занимался этой задачей несколько месяцев и ушел, не доведя ее до конца. Я потратила примерно месяц на то, чтобы разобраться с логикой, написала требования для отчета, но когда попыталась передать его в разработку, айтишники из управляющей компании сказали, что сделают только через 8—9 месяцев. Заказчики поругались, но смирились. Естественно, когда срок подошел, там еще и конь не валялся. В итоге все откладывалось, откладывалось, я уволилась. Где-то через год они принялись за этот отчет, сейчас пытаются его реализовать. Думаю, что в день, когда его все-таки внедрят, я выйду на пенсию.

Если честно, при устройстве на эту работу меня подкупил офис, хотя у меня было пять офферов, все в неплохие компании и примерно на одинаковые деньги. У нас есть подземная парковка, фитнес-зал, спортивная площадка, фреш-бар и огромная зона отдыха. Я часто приезжаю сюда в субботу позаниматься в зале или поиграть с друзьями в настольные игры. Компания очень много делает для сотрудников. Например, как-то на спортивной площадке устроили лазертаг, а летний корпоратив однажды проводили в яхт-клубе: была отличная погода, мы танцевали под Дорна и Монеточку, а потом смотрели очень красивый салют. Иногда я задумываюсь о том, куда бы хотела перейти, и становится немного грустно, потому что компаний, в которых так же приятно работать, почти нет.

Я ужасная транжира, всю жизнь считала, что если не хватает денег, то нужно стараться больше зарабатывать, а не меньше тратить. Уверена, что при желании могла бы найти работу с зарплатой до 200 тысяч, но это был бы российский ИТ-консалтинг, где всегда не хватает рук на больших сложных проектах. Или, допустим, системные аналитики: это более технические специалисты, они зарабатывают на 10—20% больше, но мне это не очень интересно.

Для меня самое важное — это work-life balance, я не готова пожертвовать им ради 10—30 тысяч прибавки. Думаю, реальный способ получать больше — развиваться на этом месте, научиться управлять командой аналитиков и уйти на позицию руководителя группы. Таких вакансий не очень много, но я поставила себе цель. Мне приятно, когда то, что я делаю, приносит людям пользу и облегчает им жизнь. Иногда, как и многие работники офиса, я ощущаю тягу бросить все и… Но пока мне очень нравится жить с большим, стабильным и постоянно увеличивающимся доходом.




Системный аналитик

Город: Москва
Возраст: 27 лет
Доход: до 230 000 Р

Я окончил МФТИ. Первые четыре года занимался физикой, но денег в этой сфере не заработаешь: аспирант с пятилетним опытом работы получает 20 000 Р в месяц. В магистратуре занимался экономикой — оценкой эффективности инвестиций. По специальности устроиться не смог, везде нужен был опыт. Поэтому пошел программистом в небольшую бухгалтерскую компанию. Там работало всего 20 человек, так что кроме разработки приходилось заниматься тестированием и аналитикой. Получил практический опыт — и на следующую работу пошел системным аналитиком.

Системный аналитик — человек, который рассказывает разработчикам, что нужно сделать, исходя из требований заказчика. Моя задача — выявить реальную проблему заказчика и предложить варианты решения. Обычно это несколько вариантов со своими плюсами, минусами и разными сроками. Это могут делать и программисты, но обычно не хотят. В маленьких организациях все делает разработчик: и с заказчиком общается, и документацию пишет, и тестирует. А дальше каждый выбирает свою специализацию: разработчик только пишет код, аналитик только составляет техническое задание, тестировщик только тестирует.

После общения с заказчиком аналитик описывает поведение программы: что должно произойти, если нажать на эту кнопку, какие должны быть доступны фильтры и сколько цифр нужно отправить в смс-коде. Подходит тем, у кого хорошо с логикой, кто знает, чем JSON отличается от Java. Обязательны навыки общения: нужно постоянно договариваться с коллегами, разработчиками, заказчиками. Самое трудное — правильно расставить приоритеты.

Заказчиков всегда гораздо больше, чем ресурсов у команды.

Упрощенный пример: заказчик хочет сделать сторис в мобильном банке. У меня возникает сразу несколько вопросов: сторис будут персональные или одинаковые для всех? Или и так и так? Кто будет готовить контент? Надо продумать механизм загрузки контента — как часто будут добавлять новые сторис? Продумать все ограничения — максимальный вес картинки, количество символов в тексте, количество слайдов в сторис: нужно, чтобы все отображалось корректно и не загружалось долго, так как это напрямую влияет на пользовательский опыт.

Я обсуждаю детали с заказчиком и разработчиком, в итоге это превращается в описание на 2—3 страницы. Разработчики читают, пишут код. Потом тестировщик читает и проверяет, что все работает именно так. Самое удивительное — когда задача делается в срок и без багов.

Я работаю в банке, поэтому зарплата процентов на 30 выше, чем в других отраслях. Получаю 200—230 тысяч в месяц на руки, зависит от премий. Это практически потолок в моей профессии. Можно получать на 10—20% больше, если пойти в международную компанию и работать на иностранных заказчиков.

Правда, подработок на стороне не найдешь, так как без команды разработчиков аналитик бесполезен. Но у меня много свободного времени, и я помогаю ребятам из других команд. Попросил за это повышенную премию, обещали дать, когда будут деньги.

IT Product Owner

Город: Москва
Возраст: 33 года
Доход: 350 000 Р

Мое первое образование — строитель ядерных установок, но я практически сразу ушел в ИТ. У меня были друзья, с которыми мы организовали небольшой сервис по ремонту компьютеров и обслуживанию сетей. Вскоре мы научились выигрывать тендеры, я получил дополнительное образование — MBA в ВШЭ. До сих пор работаю в ИТ, но уже наемным сотрудником. За плечами более 12 лет работы руководителем проектов и ИТ-менеджером: в крупном банке, в одной из крупнейших букмекерских контор России, в третейских судах и стартапах.

Суть работы — коммуникация с разработчиками и владельцами бизнеса, трансформация их фантазий в готовый продукт или процесс, который приносит прибыль компании и повышает ее статус.

Моя задача — понять всех и придумать, как заработать деньги, используя те возможности, что есть.

Обычно у заказчика есть некая идея или относительное понимание какой-то проблемы, реже — базовые знания по маркетингу, финансам, ИТ. Это нормально: никто не ожидает, что все будут гуру. Моя задача — собрать воедино то, что есть в голове заказчика, и предложить решение по реализации этой идеи. Я могу дать первоначальную оценку, например сформулировать гипотезы для проверки, предложить, как именно можно создать продукт, понять, какие специальности могут понадобиться на проекте, как потенциально продукт может продвигаться. Посмотреть на идею со стороны пользователя, постараться определить слабые места, которые требуют переосмысления.

Во время реализации продукта я главный организатор процесса — подбираю все необходимые специальности, ставлю задачи, оцениваю результат, синхронизирую работу команд, вношу коррективы, устраняю препятствия в работе. Нужно быть связующим звеном между всеми участниками проекта, при этом продумывать результат и помогать сделать продукт таким, чтобы заказчик получил желаемое.

В среднем зарабатываю 350 тысяч рублей в месяц чистыми. К сожалению, не всегда удается откладывать: много путешествую, не отказываю себе и жене в маленьких радостях, снимаю квартиру в элитном доме, занимаюсь спортом с личным тренером, помогаю близким. Мне нравится создавать вокруг себя комфорт, а это ежемесячные расходы. Следующая цель — своя квартира в хорошем доме и доход не менее 700 тысяч в месяц.

Несомненно, моя профессия будет востребована в будущем. Рано или поздно бизнес не сможет игнорировать преимущества современных коммуникаций и ИТ. Скорее всего, появится четкое понимание, что Product Owner — одна из ключевых должностей практически в любой компании.



Ильнур Шарафиев
Тоже работаете в ИТ? Расскажите, как там у вас:
УЧЕБНИК

Расскажем, как получать пассивный доход

Бесплатный аудиокурс для начинающих инвесторов: слушайте уроки по 10 минут в день — и уже через неделю вы сможете собрать свой первый портфель
  Скачать для Айфона  
Лучшее за неделю
Море полезных статей о финансах
В вашей почте дважды в неделю. Рассказываем только о том, что касается вас и ваших денег