Мы с моим бизнес-партнером Алексеем — парикмахеры из Белгорода.

Мы вместе работали в найме в одном из барбершопов Белгорода. В какой-то момент доросли до того, чтобы открыть свое место. Мы знали всю внутреннюю кухню, что как работает. И спросили себя: зачем нам работать в найме?

Нашли помещение, подписали договор аренды, через пару месяцев доделали ремонт и открыли свой барбершоп. На запуск хотели потратить 500 000 Р, но в итоге получилось больше миллиона рублей. В первый же месяц вышли в плюс. Это было 2016 году.

Потом пробовали открыть вторую точку, но повторить успех не удалось — пришлось ее закрыть. Расскажу, почему так произошло.

Днем работал в таможне, вечером — парикмахером

До открытия своего барбершопа мы с партнером работали вместе в одном салоне. У меня это была единственная работа, а Алексей совмещал. Днем он работал в таможне, а вечером подрабатывал парикмахером.

В 2016 году я понял, что увеличить доход в найме не смогу. У меня была полная запись из клиентов, и принимать больше клиентов было невозможно. Зарабатывать при полной записи мастер мог 120 000 Р, и это был потолок.

Единственный вариант, который я видел, чтобы двинуться дальше — открыть свой барбершоп. У меня были накопления, и я думал, на что их потратить: купить машину или вложить в барбершоп. Машина денег не принесет, разумнее вложить в бизнес.

Я спросил у Алексея, придет ли он работать, если я открою барбершоп. Он ответил: «Только если совладельцем». Так мы решили делать бизнес вместе.

В 2016 году в Белгороде работало два барбершопа, мы открыли третий. Анализ рынка мы не делали, спрос не считали — рассчитывали на своих постоянных клиентов. Мы предполагали, что они перейдут в новый барбершоп вместе с нами. Большинство людей все-таки ходят стричься к конкретному мастеру, а не в салон.

У нас было около 600 клиентов. Из них человек 150 — «железные» постоянщики, которые регулярно стриглись только у нас.

Серьезного финансового плана мы не делали. Прикинули примерные траты: аренда, коммунальные, налоги, расходники — всего около 70 000 Р в месяц. Стрижка у нас стоила 1000 Р, такую цену мы и хотели оставить.

Чтобы покрыть расходы и свою зарплату, нам надо было стричь по четыре человека в день. Мы были уверены, что столько клиентов точно наберется — и зарплату мастера в любом случае заработаем.

Контактов клиентов у нас не было — их записывали через администратора барбершопа, в котором мы работали. Но Белгород — маленький город, все друг друга знают и подписаны в соцсетях. Новые места привлекают внимание, люди не потеряются. Попробуют записаться на стрижку, поймут, что мы там больше не работаем, и разберутся, как нас найти.

Мы планировали снять помещение в том же районе, где работали в найме. Рядом был элитный жилой комплекс. Оттуда ходило много клиентов, и мы не хотели эту клиентскую базу терять. В приоритете были варианты в пешей доступности от этого места. Но мы сразу договорились — если найдем классное место дальше, тоже рассмотрим его.

Помещение для барбершопа: ремонт неизбежен

Нам было неважно, будет помещение в проходном месте или в закутке во дворе. Есть две модели посещения парикмахерских: «пошел в ближайшую» и «приехал по записи». В первом случае парикмахерская должна стоять в проходном месте или в спальном районе, чтобы туда ходили местные. Во втором — она может быть где угодно, лишь бы было удобно приехать.

Модель с расчетом на тех, кто будет проходить мимо, нам не подходила. В барбершопах Белгорода стрижка стоила 1000 Р, а средняя цена в обычных парикмахерских — 300—400 Р.

Люди, которые заходили в барбершоп случайно, отваливались со словами: «Сидите дальше за тысячу рублей».

Мы искали помещение от 60 м². Сразу прикидывали, что и куда поставить. Идеальное помещение для барбершопа должно быть прямоугольным, чуть вытянутым, без закоулков. Чтобы со входа были видны рабочие места: было понятно, куда проходить, видна атмосфера.

Должна быть стена, где можно обустроить рабочие места с большими зеркалами. Если в помещении четыре стены, и на трех из них — огромные окна, а четвертая стена короткая, то вешать зеркала будет некуда. Работать без зеркала барбер не может.

На входе должно быть место для стойки администратора — минимум 3 м², в идеале — 4,5 м². Также нужно место под зону отдыха, где удобно поставить диван и стол.

Интерьер помещения и отделка нас не интересовали. Мы сразу понимали, что будем делать ремонт. Найти готовое место под барбершоп почти нереально — только если там раньше уже был салон. Нужна особая планировка помещения: разводка электричества к местам работы мастеров, подводка воды к мойке. Ремонт неизбежен.

Подходящее помещение нашли через «Авито» — 98 м² на первом этаже жилого дома. Оно было в центре города на Свято-Троицком бульваре — через два дома от места, где мы работали раньше.

Схема барбершопа, которую сделал дизайнер. Основной зал — 65 м². Здесь зона отдыха для гостей, бар, стойка администратора, стеллажи с косметикой. Полоски на чертеже означают, что тут должен быть ламинат. 15 м² рядом — тоже часть основного зала, рабочая зона. Она выложена плиткой. 3 м² — туалет. Еще 15 м² — зона отдыха персонала
Схема барбершопа, которую сделал дизайнер. Основной зал — 65 м². Здесь зона отдыха для гостей, бар, стойка администратора, стеллажи с косметикой. Полоски на чертеже означают, что тут должен быть ламинат. 15 м² рядом — тоже часть основного зала, рабочая зона. Она выложена плиткой. 3 м² — туалет. Еще 15 м² — зона отдыха персонала

Рядом — бесплатная и платные парковки. Платная стоит 30 Р в час. Даже если клиенты будут парковаться там, мы можем компенсировать им расходы.

Владелец хотел сдать помещение за 80 000 Р в месяц. Это средняя цена для Свято-Троицкого бульвара. Но мы поторговались и сбили цену до 50 000 Р.

Аргументом было то, что мы надежные арендаторы, снимаем надолго, будем делать серьезный ремонт и никуда не съедем через пару месяцев. Сами предложили договор на пять лет. Прописали штрафные санкции: если мы съезжаем раньше, платим три стоимости аренды. Если он нас просит съехать — компенсирует расходы на ремонт.

Еще 25 000 Р заплатили риелтору. Его нанял собственник. Когда мы позвонили по объявлению на «Авито», с нами общался он. Его задача — состыковать нас с собственником. Если подпишем договор, он получает гонорар. Риелтор помог нам договориться с арендодателем о снижении стоимости.

13 сентября 2016 года мы подписали договор аренды. Зарегистрировали ООО, чтобы официально закрепить доли. Как оказалось в будущем, такая форма — не самый удобный вариант работы для парикмахерской. Со временем мы решили сделать ИП — так проще в плане отчетности и налоговой нагрузки.

С начальством не получилось расстаться по-хорошему

Мы стали искать помещение, когда еще работали в найме. Хотели поговорить с руководителями про свой бизнес чуть позже — когда подпишем договор аренды. По-моему, есть смысл это делать тогда, когда понятно, что мы точно реализуем идею. Предполагали, что все объясним, останемся в хороших отношениях — и даже сможем поработать какое-то время. Но не успели.

Через два дня после того, как мы подписали договор аренды, меня уволили. Риелтор нас опередил — тот самый человек, который помог нам сбить цену. Он рассказал нашим руководителям все быстрее. Выглядело это так, будто мы делаем все за их спиной. Мы знали, что риелтор был клиентом барбершопа, в котором работали, но не думали, что он что-то расскажет.

Алексей уволился из барбершопа сам. В таможне проработал еще три месяца, пока мы готовились к запуску.

В день увольнения я пошел в бар, там были знакомые и клиенты. В Белгороде все ходят в одни и те же места. Рассказал, что больше не работаю — люди стали спрашивать, где им стричься, пока наш барбершоп не открылся.

Через пару дней я арендовал рабочее место в парикмахерской за 5000 Р. Купил бутылку шампуня Davines, к которому привыкли клиенты, пачку одноразовых полотенец, и начал стричь там.

Условия, комфорт, атмосфера там были совсем не такие, к которым привыкли клиенты барбершопов. Я предложил платить столько, сколько они посчитают нужным. Важно было не заработать, а сохранить клиентов. Они платили как обычно.

Барбершоп как в Роттердаме

Сразу после того, как мы заключили договор аренды, мы заказали у знакомого дизайн-проект.

Это не только красивые картинки интерьера и эскизы мебели, но и расчеты, схемы, чертежи, по которым предстоит делать ремонт. Из дизайн-проекта понятно, как подключать вентиляцию, сделать разводку к электричеству и коммуникациям. За это мы заплатили 40 000 Р.

Нужно было уместить четыре рабочих места, мойку, зону отдыха и стойку администратора.

Референсом был популярный барбершоп из Роттердама — Shorem. Хотели что-то похожее. В нем висела голова оленя — выглядело брутально. У нас висела голова кабана, которого Алексей добыл когда-то на охоте.

Нам нужно было сделать много эскизов мебели. Дизайнер делал их постепенно — вплоть до открытия.

Через месяц после того, как арендовали помещение, мы заказали фирменный стиль, тоже у знакомых. Стоил он 50 000 Р. Нам дали заполнить бриф, что мы хотим. Дальше ребята все разрабатывали сами, мы только согласовывали. На разработку ушел месяц.

В фирстиль входит брендбук с цветами, которые мы можем и не можем использовать. Например, в промоматериалах, в постах в соцсетях. Там же был логотип, визитки, фирменные футболки, брендированные кружки, бланки и макет вывески.

Главное — название. Ребята предложили несколько вариантов. «Дарвин» — с посылом «сделаем из тебя человека». Такой барбершоп уже был в Воронеже. Также были варианты «Барбосс», «Дикобраз», «Груша», «Агава». Нам больше всего понравилось название «Соль».

Моя фамилия Ульжаев, в России есть соленое озеро «Ульжай».

Потом стали разгонять идею: соль — самый распространенный усилитель вкуса, а мы улучшаем вкус.

Цвета, которые мы можем использовать для окраски логотипа — те, что подходят к нашей стилистике
Цвета, которые мы можем использовать для окраски логотипа — те, что подходят к нашей стилистике
А это цвета, которые использовать нельзя
А это цвета, которые использовать нельзя

Джентльменское соглашение

Мы арендовали помещение в сентябре 2016 года. Заплатили сразу за два месяца — декабрь и январь. На три месяца — с сентября по ноябрь — нам дали арендные каникулы. За это время мы должны были сделать ремонт.

Часть ремонта делали сами. Например, ломали старые перегородки в помещении. Для остального наняли строительную бригаду.

Один наш клиент — прораб. Сразу обратились к нему. Договор не подписали, заключили джентльменское соглашение на словах. Оговорили, какие работы они делают и сколько это будет стоить. В итоге денег попросили больше, чем изначально договаривались.

Например: «Смотрите, как красиво электрик разложил проводку по потолку. Накиньте десятку, человек старался».

Такие ситуации возникали не раз, но мы ничего сверху не платили. Качество ремонта было средним. Стены до конца не прокрашены, еще и кривые. Мы предупреждали прораба: стена для зеркал должна быть ровной. Это требование мастеров по установке зеркал. В итоге стена шла волной.

Пришлось снова ровнять и красить. Переделывала та же бригада, ничего дополнительно не платили. Но установка зеркал из-за этого затянулась на неделю.

Материалы покупали сами, пару раз просили прораба что-то докупить. На материалы и работу строителей потратили 250 000 Р.

Еще 45 000 Р ушло на свет. Для барбершопа лучше всего использовать лампы накаливания, но они потребляют много электричества и дорого стоят. Люминесцентные лампы дешевле, но мигают и дают неприятный холодный свет. Подобрали светодиоды — что-то среднее.

Хотели трековые светильники — лампы на них крепятся на одной шине, они стоили дорого
Хотели трековые светильники — лампы на них крепятся на одной шине, они стоили дорого
В итоге купили в «Икее» части от светильников и сварили их в автосервисе
В итоге купили в «Икее» части от светильников и сварили их в автосервисе

Хотели потратить 500 000 Р, а получилось больше миллиона

Больше всего денег потратили на мебель. Часть заказывали с производств в Китае. У нас есть клиент, который давно занимается закупками в Китае, мы попросили его помочь.

Мы сами нашли парикмахерские кресла на «Алибабе», а клиент отправил знакомого в Китае на производство. Тот посмотрел, что оно вообще существует и нас не обманут. Он же организовал нам доставку. Каждое кресло стоило 60 000 Р, за четыре мы отдали 240 000 Р.

Мы тогда не понимали, чем кресла отличаются друг от друга. Выбирали только по дизайну. Через два года кресла начали «сыпаться» — скрипеть, ломаться. Купили четыре новых. Эти потом использовали во втором нашем барбершопе. Об этом еще расскажу.

Еще купили детскую сидушку. Она устанавливается на взрослое кресло, чтобы было удобно стричь ребенка.

Мойка у нас одна, ее тоже заказали в Китае. Она идет с креслом. Большинство моек в парикмахерских устроены так, что человек сидит почти под прямым углом и закидывает шею назад. В моей практике был случай — у человека была проблема с позвоночником: если ему передавить шею, он отключается. Так что было важно найти мойку, где такого не случится. Выбрали ту, что предназначена для массажа головы — она под нужным углом. Стоила она 30 000 Р.

Зимой нельзя было заниматься реконструкцией фасада и вывеской. Строителей наняли только в апреле, фасад и вывеска обошлись в 150 000 <span class=ruble>Р</span>
Зимой нельзя было заниматься реконструкцией фасада и вывеской. Строителей наняли только в апреле, фасад и вывеска обошлись в 150 000 Р
Фото мойки — как видите, клиент лежит так, что голова не запрокидывается назад
Фото мойки — как видите, клиент лежит так, что голова не запрокидывается назад

Купили бойлер для нагрева воды на 60 литров. Но он не успевал греть воду — объема было недостаточно. Потом купили еще один — на 100 литров. Его нам посоветовал продавец. Сказал, что этот экономичный, с нагревателем в защитной колбе, долго прослужит. Он тоже не справлялся с потоком — долго нагревался.

Через месяц мы купили еще один бойлер на 100 литров, фирмы «Аристон». Он нас устраивает.

Диван в зону отдыха нашли на «Авито». Мастер из Москвы изготавливал диваны, они подходили нам по стилю. Алексей ездил по старой работе в командировку в Москву, посмотрел там диван, он ему понравился. Мастер не работал с другими городами, но Алексей уговорил его отправить в Белгород транспортной компанией. Диван и доставка обошлись нам в 35 000 Р.

Всю остальную мебель по проекту дизайнера делал знакомый мебельщик. Он изготовил рабочие столы мастеров, журнальный стол для зоны отдыха, стойку администратора, стеллаж, чемодан для продукции и барную стойку.

Звуковое оборудование покупать не собирались, но Леша нашел на «Авито» комплект акустики «Боуз» за 12 000 Р. Это звук для коммерческих помещений: ресторанов, кафе, торговых центров. Стоит он обычно дороже, видимо, продавец был не в курсе. Мы купили шесть колонок и два сабвуфера по низкой цене. Потом узнали, что еще нужен усилитель. Он стоил 200 000 Р, и мы тогда подумали, что купили что-то не то. Но Леша — мастер-авитолог, найдет любую вещь на «Авито». Он нашел усилитель за 25 000 Р в Воронеже.

В итоге звуковое оборудование с доставкой обошлось нам в 40 000 Р. В магазине такой комплект стоит 260 000 Р.

На открытие у меня было 500 000 Р. Но потом появились мелкие расходы. Я добавлял свои деньги, плюс моя жена взяла кредит на 200 000 Р.

Алексей брал почти всю сумму в кредит. Я узнал об этом только года через два. Спрашиваю его: «А если бы не пошло?» Он отвечает: «Ну, выплачивал бы кредит».

Расходы на запуск барбершопа — 1 555 500 Р

Мебель и интерьер 500 000 Р
Парикмахерские кресла и профоборудование 350 000 Р
Ремонт помещения 250 000 Р
Наружная отделка фасада 150 000 Р
Косметика, расходные материалы 65 500 Р
Фирменный стиль 50 000 Р
Свет в рабочей зоне 45 000 Р
Звуковое оборудование 40 000 Р
Оформление документов 40 000 Р
Дизайн-проект 40 000 Р
Плата риелтору 25 000 Р
Мебель и интерьер
500 000 Р
Парикмахерские кресла и профоборудование
350 000 Р
Ремонт помещения
250 000 Р
Наружная отделка фасада
150 000 Р
Косметика, расходные материалы
65 500 Р
Фирменный стиль
50 000 Р
Свет в рабочей зоне
45 000 Р
Звуковое оборудование
40 000 Р
Оформление документов
40 000 Р
Дизайн-проект
40 000 Р
Плата риелтору
25 000 Р

Инструменты и расходные материалы

Инструменты мы не покупали. У всех мастеров свои, это нормальная практика. Всем удобно пользоваться личным оборудованием, это влияет на качество стрижки. К тому же к своему другое отношение: если купить инструменты для мастера, он не будет их беречь.

Минимальный набор инструментов барбера такой:

  1. Ножницы. Их должно быть минимум две пары: прямые и филировочные. Начинающие мастера покупают дешевые ножницы за 1000 Р — во время учебы денег на хороший инструмент, как правило, нет. Но ножницы должны быть хорошими — например, Suntachi, Mizuka.
  2. Шаветт — опасная бритва. Выглядит как складной нож.
  3. Машинки для стрижки, триммеры, шейверы. Покупать обязательно профессиональные модели. У барбера машинки работают целый день. Ни одна бытовая не выдержит такой нагрузки.
  4. Фен. По той же причине нужен профессиональный. Мы используем BaByliss Pro, JLR. Оптимальная мощность для работы в барбершопах — от 2000 кВт.
  5. Расчески для стрижки и укладки.
Ножницы. Лучше взять недорогую линейку у хорошего бренда, чем самые дорогие у какого-нибудь могилевского завода. Ими невозможно стричь
Ножницы. Лучше взять недорогую линейку у хорошего бренда, чем самые дорогие у какого-нибудь могилевского завода. Ими невозможно стричь
Опасная бритва. Лезвие одноразовое
Опасная бритва. Лезвие одноразовое

Инструменты нужно стерилизовать. Мы используем химическую стерилизацию. Купили пластиковую емкость и дезинфицирующие средства. Каждый инструмент после использования замачиваем в дезинфицирующем растворе, ополаскиваем под проточной водой и сушим.

Купили одноразовые полотенца для стрижки. И многоразовые для распаривания кожи перед бритьем. Многоразовые стираем в химчистке — стоит 10 Р за каждое. В начале карьеры я работал в парикмахерской, где босс экономил.

Беру полотенце, чтобы вытереть голову клиента, а на него сыпется миллион чужих волос. Я запомнил это надолго.

Клиент, наверное, тоже. Шампуни, бальзамы, средства для укладки и прочую косметику купили тех марок, с которыми уже работали: Mr Natty, «Бородист», Morgan’s.

Для камуфляжа седины используем краску от American Crew. Краситель приглушает цвет седых волос за 5—10 минут. Также купили одноразовые пеньюары — это накидка на клиента, чтобы не запачкать его одежду краской.

Парикмахерам нельзя платить оклад

Сперва в команде были я, Леша и один мастер. Потом к нам пришла Аня, я учился с ней вместе на парикмахера 13 лет назад. Она долго сомневалась, работать у нас или нет. Боялась — вдруг мы закроемся, и она останется без работы. Но потом рискнула.

Еще позже появились Дима и Сережа. Они не сработались с новым руководителем своего барбершопа и пришли к нам со своей клиентской базой. Оплата мастеров сдельная — 50% от стоимости услуги.

Парикмахерам ни в коем случае нельзя платить оклад. Желание работать пропадает сразу же.

А так они заинтересованы в том, чтобы принять больше клиентов и сделать свою работу хорошо — тогда клиент вернется.

Кроме парикмахеров у нас есть два администратора. Самый первый администратор, Леня, пришел из того же салона, где мы работали. Он был мастером, но решил пойти к нам администратором. Сейчас команда немного поменялась.

Один наш мастер переехал в Грузию. Это был первый и пока единственный случай, когда от нас ушел парикмахер
Один наш мастер переехал в Грузию. Это был первый и пока единственный случай, когда от нас ушел парикмахер
Часть его клиентов осталась с нами, но большинство до сих пор «плавают» — пока не определились, к какому мастеру ходить
Часть его клиентов осталась с нами, но большинство до сих пор «плавают» — пока не определились, к какому мастеру ходить

Их ставка — 1500 Р в день плюс 10% от продажи косметики. Они записывают клиентов, наливают чай и кофе, рассчитывают, поддерживают чистоту в зале и ведут соцсети. За шесть лет через эту должность прошло пять человек.

В штате также есть уборщица, ей мы платим 8000 Р в месяц за ежедневную уборку. Все сотрудники оформлены по трудовому договору.

Бухгалтерия — на аутсорсе, платим 4500 Р. Бухгалтер сдает отчетность и взаимодействует с налоговой. Этим сначала занимался Алексей, но не успевал вовремя сдавать отчеты — наши счета несколько раз блокировали. Когда целый день стрижешь, не всегда можешь вспомнить, что 15-го числа надо было заплатить налоги и до 25-го сдать отчетность.

Прибыль за первые две недели — 45 000 Р

Мы открылись 17 декабря 2016 года. Сделали вечеринку — позвали в барбершоп всех клиентов. У нас была музыка, работали бармены, фотограф, все общались и веселились. Люди приходили и уходили, постоянно в помещении было 40—50 человек.

На открытие мы пригласили двух девушек-текильщиц, заплатили им 2000 Р. Они разливали клиентам текилу, мотивировали их делать фото, выкладывать в соцсети и отмечать наши аккаунты. Правда, что-то пошло не по плану, и отметок в соцсетях было только две.

На открытии я стриг и укладывал волосы клиента с завязанными глазами
На открытии я стриг и укладывал волосы клиента с завязанными глазами

С первого дня у нас был стабильный поток клиентов. Большая часть на старте — те, кого мы стригли, когда еще были в найме. Позже мы считали, что сохранили при переходе из найма в бизнес 80% клиентов.

Через две недели работы, 31 декабря, выручка барбершопа составила 237 810 Р. На свою зарплату и зарплату администраторов мы потратили 133 000 Р. Еще 60 000 Р ушло на аренду помещения и коммунальные платежи. Чистая прибыль за первые две недели работы — 45 000 Р.

Как мы продвигаемся

Как я уже говорил, у нас была стартовая база клиентов. Мастера тоже приходили со своей базой. Новые клиенты приходят за счет сарафанного радио. Когда администратор спрашивает, откуда про нас узнали, — обычно отвечают, что кто-то посоветовал.

В ноябре 2018 года начали работать с маркетинговым агентством. Они вели соцсети, делали рекламу. Платили им 35 000 Р в месяц. Особого результата не было. Спустя год перестали работать вместе.

В пандемию совсем подзабили на соцсети. Фото надо было делать в масках, а это некрасиво.

Сейчас соцсетями занимаются администраторы. Они должны делать один пост раз в два дня. Пока у них не очень классно получается, но научатся.

Такими выходили снимки в пандемию. На фото — я стригу клиента
Такими выходили снимки в пандемию. На фото — я стригу клиента
Или такими
Или такими

Соцсети для нас — это имиджевая история, а не инструмент привлечения клиентов — с этим у нас проблем никогда не было. Как это работает: человеку кто-то рассказал про нас, он хочет записаться. Заходит в соцсети, смотрит живые фотки в ленте, наши работы и решает, идти к нам или нет.

Когда мы открывались, то были третьим барбершопом в городе. Сейчас их уже 27. Конкуренция выросла, но приток новых клиентов остался на прежнем уровне.

Записывать новых клиентов нам часто некуда. Они приходят, чтобы постричься прямо сейчас, а у нас физически такой возможности нет. На два дня уже все расписано.

Одновременно у нас могут работать четыре мастера. Сколько клиентов они примут, зависит от них. Но есть минимум — 11 человек. Один наш мастер принимает 24 человека в день — это максимум.

В продвижение мы не вкладываем деньги. Наша задача — чтобы те клиенты, которые есть, возвращались. А это зависит от того, хорошо работают мастера или нет.

Мы проверяем показатель возвращаемости клиентов у каждого мастера. 80% — хороший показатель. Хуже у нас пока не было.

Вначале был период, когда показалось, что все расслабились. Я сделал чат, чтобы мастера скидывали фото их работ. Смотреть все — не было цели. Но надо было, чтобы барберы старались. А когда фотки смотрят — стараться будут
Вначале был период, когда показалось, что все расслабились. Я сделал чат, чтобы мастера скидывали фото их работ. Смотреть все — не было цели. Но надо было, чтобы барберы старались. А когда фотки смотрят — стараться будут

Со временем все встало на рельсы. Необходимости контролировать работу мастеров сейчас нет. У всех опыт больше семи лет, барберы понимают, что они делают. И клиенты уже знают, как их подстригут.

Каждые 25 дней отправляем клиентам смс, что пора записаться на очередную стрижку. Вроде никого не бесит.

За шесть лет мы вложили еще 2 млн рублей

Сказать точно, на что ушли эти деньги, — сложно, точный учет трат не ведем. Где-то надо было сделать косметический ремонт, подкрасить, подмазать. Например, перетянули диван: была экокожа, стала дорогая итальянская. За материал отдали 35 000 Р. За работу не платили — делал товарищ.

Сделали стойку с алкоголем. Ее изготовил наш клиент, у которого мы заказывали почти всю мебель. Предложили концепцию, а он реализовал. Правда, все еще не доделано — внутри должен светиться наш логотип, а пространство вокруг должно быть заполнено солью.

Через два года купили четыре новых кресла, каждое — 105 000 Р. Японские кресла топовых производителей на тот момент стоили 400 000 Р, для нас это было дорого. Мы ездили на выставки в Москву и смотрели кресла там.

Такие расходы мы обычно не планируем. Есть деньги — купили. Но на кресла откладывали.

Это наши новые кресла
Это наши новые кресла

Мы не продаем алкоголь из нашего бара. Наливаем его гостям бесплатно. В основном клиенты не позволяют себе напиваться. Но те, с кем мы давно уже в приятельских отношениях, иногда позволяют себе лишнее. Пару-тройку раз выгоняли людей за поведение.

Убыточные услуги не убираем

Мы делаем классические мужские прически: помпадур, фэйд, полубокс, стрижки американских пехотинцев. Стрижем бороду и усы, бреем опасной бритвой.

Бритье опасной бритвой убыточное — много расходов. Перед бритьем наносим прешейв — размягчает щетину, защищает кожу. На процедуру надо два грамма, стоит 200 Р. На крем для бритья тратим еще 144 Р, на бальзам после — 330 Р. Еще 114 Р на одеколон, 20 Р — на лезвие, 10 Р на химчистку полотенца. Оплата работы мастера — 750 Р. Себестоимость услуги — 1568 Р.

Стоит опасное бритье 1500 Р, занимает 1,5 часа. За это время мастер мог бы подстричь три человека по 1200 Р.

Поднять цену не получится: клиенту не объяснишь, почему побрить лицо стоит 3000 Р, а подстричься — 1200 Р. Но и без этой позиции никак, у нас же барбершоп.

Думаем завязать с камуфляжем седины. Эта услуга тоже убыточная. Цены на краску сильно выросли, в наличии у дистрибьюторов ничего нет, надо заморочиться, чтобы найти и купить краску. А финансовой выгоды мало.

Самая популярная услуга — мужская стрижка за 1200 Р. Чаще всего все барбершопы делают примерно одну стрижку — бока покороче, сверху длиннее. Варьируется только длина и пробор — налево или направо.

Бывают какие-то новые тренды. Молодежь смотрит соцсети и приходит с новыми запросами.

Есть услуга «отец и сын» — 1800 Р, «отец и два сына» — 2500 Р. Если отец и сын пользуются акцией, их по очереди стрижет один мастер.

Если клиент хочет сэкономить время и параллельно стричь себя и ребенка у разных мастеров, это будет считаться отдельно как мужская и детская стрижка
Если клиент хочет сэкономить время и параллельно стричь себя и ребенка у разных мастеров, это будет считаться отдельно как мужская и детская стрижка
Это косметика, которую мы продаем. К сожалению, доходы от косметики сильно снизились из-за маркетплейсов. Об этом рассказываю ниже
Это косметика, которую мы продаем. К сожалению, доходы от косметики сильно снизились из-за маркетплейсов. Об этом рассказываю ниже

Сейчас школьники и студенты в Белгороде в основном делают тиктокерские стрижки — удлиненные, с пробором пополам.

Мы еще зарабатываем на продаже косметики. Продаем средства, которые нравятся самим, и что используем в работе. Мастера не навязывают ничего клиентам, у них нет скриптов, по которым они обязаны продавать. Обычно получается так: использовали косметику в работе, клиенту понравилось, он спросил, что это, купил.

Сейчас доход от продажи косметики почти сошел на нет. Отчасти из-за маркетплейсов. Было время, когда на маркетплейсах стали продавать ту же косметику дешевле, чем мы покупаем ее у дистрибьюторов. Хотя есть установленная розничная цена. Как именно получилось так, что продавали дешевле закупки, мы не знаем. Сейчас дистрибьюторы пытаются контролировать розничную цену на маркетплейсах, но все равно многие покупают там.

Плюс закупочная цена косметики за последние месяцы сильно выросла. Например, глина для укладки волос Mr Natty стоила 980 Р, а теперь — 1500 Р.

Цены на свои услуги за все время мы поднимали один раз. В январе 2020 года увеличили на 200 Р.

Мастера хотели больше зарабатывать, так как цены на все увеличились, расходные материалы и косметика подорожали, да и коммуналка постоянно растет. В основном клиенты поняли наше решение. Был один недовольный клиент — перестал к нам ходить.

Еще раз повышать цены пока не планируем. Людям сейчас непросто — даже не с деньгами, а эмоционально. Но если у нас вырастет цена на аренду, придется вернуться к этому вопросу.

В пандемию собирались работать курьерами

В 2020 году я месяц был на Бали. Когда прилетел, две недели был на карантине — началась пандемия. Затем нас всех закрыли на локдаун. На счете у нас было 40 000 Р и непонятно, что будет завтра.

Мы уже собирались идти в «Деливери» и подрабатывать курьерами на своей машине. Ходили слухи, что только курьеры и смогут работать. Но все наладилось.

Собственник дал нам арендные каникулы. Пока не работали, аренду не платили. Это продлилось недолго: у нас в области руководство лояльно отнеслось к бизнесу и мы не были закрыты только три недели
Собственник дал нам арендные каникулы. Пока не работали, аренду не платили. Это продлилось недолго: у нас в области руководство лояльно отнеслось к бизнесу и мы не были закрыты только три недели

Наша ошибка была в том, что у нас не было запаса денег на форс-мажор. Но к счастью, мы проскочили.

После локдауна поток людей снизился на 30%. Люди боялись куда-то ходить. Но через пару месяцев все вернулось в свое русло — волосы-то растут. Многие начали стричься дома под машинку, посмотрели, как это выглядит, вернулись к нам.

Открыли еще один барбершоп — неудачно

Мы решили открыть второй барбершоп — экономный. У нас в городе не было дешевых барбершопов, мы хотели занять эту нишу. Это еще был плацдарм для подготовки новых мастеров. Там они должны были практиковаться, потом приходить в основной барбершоп.

Стрижка там стоила 500 Р. Уровень мастеров, которые стригут два месяца и 12 лет — разный, поэтому и цена разная. Плюс нет кофе, алкоголя, дополнительного сервиса.

Это был 2019 год, тогда в Белгороде открылось пространство: общепит, кальянная, молодежные магазины. Там мы и начали делать эконом-барбершоп. Собственник помещения был еще и нашим инвестором. Его расходы на открытие мы не знаем. На нем была отделка помещения и мебель.

Мы потратили 394 000 Р. В основном мелкие расходы: на инструменты, рамки для фото, канцтовары. Из крупных трат — 60 000 Р ушло на обучение четверых парикмахеров. Обучали наши же специалисты.

На рекламу потратили 22 500 Р. Ролик крутили в автобусах. Пришло очень мало людей.

Кресла стоили 200 000 Р, но эти деньги мы не тратили. Поставили старые кресла из первого барбершопа.

Весь процесс запуска в основном контролировал Леша, я тогда был на Бали.

В день, когда мы должны были открыться, объявили локдаун.

Первые месяцы, когда мы, наконец, начали работать, точка приносила порядка 20 000 Р. Прибыль мы с инвестором договаривались делить 50 на 50. Плюс оплачивать аренду по договору.

Клиентов было мало. Проход к нам был через зону общепита, общепит был закрыт, и трафика людей почти не было. Мастера-новички хотели работать в полную силу, но не могли. В итоге они перегорели — кто-то ушел на старую работу, кто-то собрался уходить.

У нас уже не было ресурсов, чтобы этим заниматься, заново кого-то учить. Покрутились немного, а потом собственник помещения решил все это закрыть и сдать пространство под госучреждение. Ему так было выгоднее и стабильнее.

Расходы на запуск экономного барбершопа в 2019 году — 394 537 Р

Кресла 200 000 Р
Обучение персонала 60 000 Р
Инкассация 59 000 Р
Реклама 22 500 Р
Реклама в автобусе 20 000 Р
Оплата Yclients 18 300 Р
Ножницы 3200 Р
Рамки для фото 2600 Р
Покраска бойлера 2500 Р
Кресло для администратора 2167 Р
Маски 1841 Р
Канцтовары 1500 Р
Свитч для подключения интернета 400 Р
Кошелек для хранения наличных 279 Р
Блок питания 250 Р
Кресла
200 000 Р
Обучение персонала
60 000 Р
Инкассация
59 000 Р
Реклама
22 500 Р
Реклама в автобусе
20 000 Р
Оплата Yclients
18 300 Р
Ножницы
3200 Р
Рамки для фото
2600 Р
Покраска бойлера
2500 Р
Кресло для администратора
2167 Р
Маски
1841 Р
Канцтовары
1500 Р
Свитч для подключения интернета
400 Р
Кошелек для хранения наличных
279 Р
Блок питания
250 Р

Хотим отойти от работы мастера

В феврале 2022 года оборот «Соли» был 939 657 Р. Расходы, включая ФОТ, — 814 337 Р. Прибыль — 125 320 Р. Мы получаем свою зарплату, а прибыль забираем по мере необходимости. Нет четкого принципа, как делим процент между собой.

Сейчас в Белгородской области объявлен желтый уровень террористической опасности. Что может случиться, что будет с помещением, никто не знает — всякое может быть.

Думали застраховать помещение, но это бессмысленно. Прилет ракеты — это форс-мажор.

Но мы не надеемся, что и дальше все с нашим барбершопом будет хорошо.

Изначально мы заключили договор аренды на пять лет. Спустя год, когда изменили юридический статус нашей компании с ООО на ИП, перезаключили договор. Снова на пять лет.

Скоро срок подходит к концу, и мы должны заключить новый договор. Нам предстоит пойти на переговоры с арендодателем и согласовать условия.

За это время цена на аренду выросла с 50 000 до 70 000 Р. Что будет дальше — неизвестно. С одной стороны, из Белгорода уезжает много людей, многие компании закрываются, коммерческие помещения пустуют. С другой стороны, цены на все растут и арендодатель тоже может захотеть поднять ставку. Надеемся, что нам удастся договориться, и мы останемся на выгодных условиях в этом помещении.

Мы с партнером хотим отойти от работы как мастера и заниматься только управлением бизнесом, но пока найти кого-то вместо себя не получается. Мастеров надо растить, а времени на это нет. Будем думать, как решать.

Операционные расходы в феврале 2022 года — 814 337 Р

Зарплатный фонд 539 337 Р
Налоги за квартал 170 000 Р
Аренда помещения 70 000 Р
Расходные материалы 15 500 Р
Коммунальные услуги 14 500 Р
Кофе и молоко 5000 Р
Зарплатный фонд
539 337 Р
Налоги за квартал
170 000 Р
Аренда помещения
70 000 Р
Расходные материалы
15 500 Р
Коммунальные услуги
14 500 Р
Кофе и молоко
5000 Р

Самое интересное про бизнес — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @t_biznes.