Во время карантина только и остается, что вспоминать прошлые путешествия и завидовать самому себе.

Мы попросили читателей поностальгировать и рассказать об их лучших отпусках. Они поделились историями о том, как объедались на 100 рублей в Китае, поднимались на вулканы в Петропавловске-Камчатском, смущали местных в Японии, дружили с полицейскими в Турции и убегали от гусей под Оренбургом. Публикуем их впечатляющие рассказы.


Венгрия: малолюдные улицы и милые бездомные

Никогда не хотела в Будапешт! Даже не думала, что однажды вообще там окажусь. Но наступает отпуск, и после недолгих уговоров в августе 2019 года я уже ною из-за 36-градусной жары, сходя с трапа самолета в аэропорту имени Ференца Листа. Я ведь так давно хочу в Париж. Почему я здесь?!

В процессе полета успеваю познакомиться с попутчиками и выкупить у них за 90 € (7650 Р) лишний билет на Сигет на этот же день, в конце которого выступает моя любимая Флоренс Уэлч. Путаю острова на Дунае и не успеваю на ее выступление. Что вы хотели от меня, я тут впервые. Приняв и смирившись с судьбой-злодейкой, отмечаю прибытие в первом попавшемся открытом баре на Магрите. Праздно шатаюсь по туристическим местам и все яснее осознаю фразу знакомых.

Они говорили: «Будапешт — это Петербург с человеческим лицом».

Наслаждаюсь малолюдными улицами и катаюсь на самокате по набережной вечерами. Посещаю кладбище Керепеши и провожу там полдня. Еду в аэропорт встречать друга, заглянувшего в город по делам. На следующий день топим его скейт в Дунае, не чувствуем ни малейшей горечи по этому поводу. Пару дней подряд по дороге домой покупаю бездомному кебаб по его просьбе, а на следующее утро он встречает меня возле моей парадной со свежей пахлавой из той же кебабной. Супермило.

Несколько дней спустя в руин-баре «Симпла Керт» криком объясняю бармену, что такое коктейль сидероль и как он мне жизненно необходим. Потом лежу там же в кафельной ванне-диване и понимаю, что влюбилась в этот город бесповоротно и, будь моя воля, осталась бы тут навсегда.


Иран: фиолетовые горы и гигантские базары

Я видела контрастный Иран в 2014 году: древние города с зеркальными дворцами и мечетями, колоритные базары и просто гигантский тегеранский базар. Гранд-базар в Стамбуле — младенец по сравнению с ним.

Горы Ирана — это параллельная вселенная. Они разного цвета — есть даже розовые и фиолетовые — и совершенно нереальных форм. Чего стоит одно только ущелье Чах-Кух — погуглите. Одна из самых больших водных пещер мира Али-Садр имеет девять этажей. Даже чтобы пройти маленький кусочек последнего, нам понадобилось три часа. Там встречаются такие образования, что теперь мало какая пещера сможет меня удивить.

В Иране потрясающе дружелюбные и гостеприимные люди. Еще я побывала в нескольких климатических зонах: ощутила жару в Персидском заливе и попала в снегопад у Али-Садра. Шесть лет спустя я могу очень долго говорить про эту поездку.


Юго-Восточная Азия: шумные города и необычные встречи

В конце 2014 года я убежал от надоевшей офисной жизни на тропический остров в Таиланде для перезагрузки. Проторчав там три месяца и проев всю наличность, решил возвращаться в Россию автостопом. Как раз в это время был первый массовый исход русских из Таиланда, доллар уже стоил 50 рублей. Дешевых билетов вообще не было, а мне предстояло добраться до Новосибирска.

Рано утром в конце февраля 2015 года я отправился в свое путешествие. За 42 дня я преодолел почти 11 тысяч километров. На все про все у меня ушло 39 тысяч рублей. Передвигался на поездах, автостопом, на спальных автобусах, с дальнобойщиками. Останавливался в хостелах, каучсерфил, бронировал жилье на Airbnb. Питался в местных уличных едальнях.

Сначала в Бангкоке подал документы на визу в Китай. Как раз попал на китайский Новый год и ждал визу почти неделю. Дальше — поездом на границу Таиланда с Лаосом.

Обалдел от Лаоса: вкусные французские багеты на каждом углу, ароматный кофе, захватывающие дух пейзажи.

Ненадолго тормознул в Ванг Вьенге. Там толпы обкуренных европейских и американских молодых людей целыми днями лежат в кафешках и смотрят сериал «Друзья», который показывают бесконечно на подвешенных под потолком мониторах. Один из журналистов выразился так: «Если бы миром правили тинейджеры, это был бы Ванг Вьенг».

После культурной столицы Лаоса, города Луангпхабанга с умилительной колониальной архитектурой, был долгий переезд в Ханой на спальном автобусе. Ханой — это, пожалуй, единственный город в Юго-Восточной Азии, где абсолютно не на что посмотреть, кроме путаницы улочек в самом центре города. Lonely Planet об этом честно предупреждает.

Затем был переход через границу Вьетнама и КНР, и я оказался в южной столице Китая — прекрасном городе Наньнине. Снова культурный шок. Трехмиллионный город, в котором царит полная тишина, настолько резонирующая с шумом Ханоя, что становится как-то не по себе. Я поселился в квартире у местного судьи, господина Ли, который выписал мне дорожную грамоту китайскими иероглифами. Этот документ реально помог мне в дальнейшей поездке через всю Поднебесную.

По совету судьи я отправился на скоростном поезде в Гуйлинь, а оттуда — в курортный городок Яншо, который чем-то напомнил мне алтайский курорт Белокуриху. Сутки я жил в номере, где вместе со мной были трое молодых ребят. Испанец, итальянец, француз и я, русский, — прямо как в анекдоте. Они попали в Китай из Европы, проехав через всю многострадальную Россию по Транссибу из Москвы до Владивостока. Оказывается, у них опыт пересечения России вызывает уважение.

Затем по плану был Гуанчжоу. Там я жил на квартире у китайских программистов, которые бесконечно трескали лапшу быстрого приготовления и беспрестанно курили. Оттуда отправился на остров Сямынь. Один знакомый дал мне контакт китаянки Марии, которая говорила по-русски. Мне удалось с ней встретиться и побывать у нее дома. Она снимала кондо вместе со своей сестрой. По случаю встречи с гостем из заснеженной Сибири они наготовили разных китайских вкусностей и откупорили полулитровую бутылку настоящего джина.

Из Сямыня я поехал на поезде в Шанхай в общем вагоне. Поразило то, что китайцы свинячат прямо себе под ноги. Практически все пассажиры затарились перед поездкой даже не ножками, а куриными лапками. И вот они всю дорогу грызут и сосут эти лапки, выплевывая косточки тут же на пол. Это считается в порядке вещей. Проводник время от времени проходит по вагону с метелкой, собирая мусор в мешок.

Ко мне, как к иностранцу, китайцы проявляли чрезмерный интерес: подходили, фотались на память и щупали волосы на моих руках. Видимо, для них это диковинка. Еще чего-то говорили на своем языке. Знание английского в Китае бесполезно, за исключением туристических мест в больших городах.

Шанхай выглядел настоящей столицей мирового капитализма, особенно Century Avenue в знаменитом районе небоскребов. Затем был очередной перегон в китайскую столицу Пекин. Я подхватил небольшую простуду с кашлем и температурой. Билетов на поезда из Шанхая в Пекин не было.

Пришлось взять стоячее место в общем вагоне и ехать тысячу километров стоя.

В вагон набилось такое количество людей, что не было даже возможности присесть на свои сумки. Сейчас я вспоминаю ту поездку из Шанхая в Пекин с улыбкой, но тогда она показалась мне сущим адом. Поскольку китайцы не могли пробраться до тамбура на перекур, они курили прямо в вагоне. Мне удалось вздохнуть свободно, только когда я вышел на привокзальную площадь в Пекине.

После заселения в гестхаус, в номер, где проживали три исландца, я отправился в русский район Ябаолу. С исландцами удалось сразу же подружиться, сказав всего три слова: «Оу, Исланд! Рейкьявик! Эйяфьятлайокудль!» После этой тирады я сразу же стал своим. Когда я показал им, как обходить китайский файрвол с помощью VPN и пользоваться «Гугл-картами», исландцы зауважали меня еще сильнее.

На улице Ябао я познакомился с русским предпринимателем. Он долго сетовал на то, что обвалившийся рубль поставил его бизнес на колени, порекомендовал мне не искать автостоп с китайским водителем: «Он будет чувствовать себя некомфортно с иностранцем в одной кабине. Лучше езжай до Урумчи на поезде».

Еще предприниматель посоветовал купить талон на питание в ресторане, если я хочу есть. Хочу ли я есть? Да я уже скинул килограммов 10 после всех этих азиатских харчей! Я купил талон у уличных торговцев за 10 юаней — тогда это было ровно 100 рублей — и зашел в ресторан отеля. В ресторане не было ни души, но там был шведский стол, как в фильме про Ивана Васильевича: еда такая, еда сякая и вот еще вам на десерт.

Я ни разу в жизни так не объедался на 100 рублей.

Следующие двое суток я провел в общем вагоне поезда Пекин — Урумчи. Китаец, с которым мы договорились о каучсерфинге, не отвечал на сообщения, поэтому мне пришлось поменять планы и найти неплохой хостел. Погода портилась. От тропиков Азии не осталось и следа, и мне уже очень хотелось вернуться домой. В Урумчи я провел только одну ночь, потом на рынке Бенджан нашел казахских дальнобойщиков, которые довезли меня до пограничного пункта Хоргос. По дороге они угощали меня вкусными лепешками с мясом, бешбармаком, настойчиво предлагали водки.

После Хоргоса начался живописный пейзаж по пути в Алма-Ату: горы, каньоны, убитые местные аулы. Когда мы проезжали мимо расположенных вдоль дороги кладбищ, сидевший за рулем казах бросал на время руль, складывал ладони в пригоршню и проводил ими по лицу, бормоча свои молитвы.

В Алма-Ате я заселился в хостел, где снимался один из эпизодов «Орла и решки». Хозяйка хостела очень этим гордилась. Несмотря на то что начался апрель, погода испортилась окончательно: снег, слякоть. Гулять по улицам было некомфортно. Я сел на автобус Алма-Ата — Семей (Семипалатинск) и провел еще сутки в старом раздолбанном Икарусе. Надо же, они еще на ходу.

В Талдыкоргане автобус опустел, и до Семея из пассажиров я ехал один, рассказывая водителям о своих китайских приключениях. Мне нужно было добраться до алтайского города Рубцовска, но был вечер и все автобусы уже ушли. Мне порекомендовали поехать на международный автовокзал на другом конце города. Там должен отходить автобус на Барнаул. Я как раз успел к отправлению, но снятых в банкомате тенге на билет до Рубцовска мне не хватило. По безналу оплату автовокзал не принимал. К счастью, водитель автобуса дядя Коля оказался из Барнаула, вошел в мое положение и взял меня до Рубцовска.

Первый раз за все путешествие мне устроили досмотр на пограничном переходе в Веселоярске: и на казахской стороне, и на русской. Причем русские пограничники долго рассматривали штампы в паспорте и никак не могли понять, как же я несколько месяцев назад вылетел из Новосибирска, а сейчас опять оказался в Сибири, только с другой стороны.

Перекантовавшись до утра в Рубцовске, который в советские времена выпускал красные гусеничные тракторы Т-4, а в настоящее время знаменит своими четырьмя культурно-исправительными учреждениями, я взял последний автобусный перегон до деревни, где меня уже ждала мама.

Помню, как мы обнялись, потом я сел в старенькое кресло и сказал: «Мам, как же я устал!»

Но это была не физическая усталость, а перегруженность впечатлениями. С момента того путешествия прошло уже 5 лет, но воспоминания до сих пор такие яркие и живые. Любое путешествие — это маленькая жизнь.


Япония: горячие источники и высокие горы

Я съездила в Японию в 2016 году. Совершила финт ушами: нашла себе школу японского для иностранцев, выцарапала разрешение работать по полдня в офисе моей компании в Японии, оформила хитрый полуотпуск и уехала на месяц.

Утром училась, вечером работала, в выходные моталась по окрестностям. Мне было интересно именно это ощущение, когда ты пробуешь пожить в стране так, как будто ты вообще там живешь.

Вставала и рано утром ехала со всеми в поезде на работу. В женских вагонах психологически комфортнее, но там и пассажиров больше. На обед шла с потоками работников.

Поздно вечером ехала домой — вымотавшись, как все. Вон в углу лежит перепивший с коллегами саларимен. Народ сочувственно косится и обходит его стороной.

Смотрела, как люди живут, как они ездят на велосипедах и в поездах, покупают кофе и булочки утром, выбирают бэнто днем, бродят по супермаркетам вечером и чем наполняют свои тележки. Подсказка: всякой хренью. Здоровую еду покупают домохозяйки, а они ходят в магазины днем.

О, сакура рядом с домом отцвела. А ведь еще вчера была в полном цвету… Или позавчера… Так забегалась, что и не вспомнить.

В выходные шла куда-нибудь с друзьями или могла в одиночку сесть на поезд и выйти на случайной станции, чтобы посмотреть, что там вокруг. Однажды собрала рюкзак и рванула поближе к горам. Там фуникулер, виды, горячие источники.

Можно вломиться в общественные бани и смущать местных тетушек своей тушкой в общей купальне. Видно, что им жуть как любопытно и хочется как-нибудь заговорить, но очень стесняются. Я тоже. Так и сидим, перемигиваясь украдкой.

Устала я тогда тотально, мозг был перегружен новым языком, обычной работой и впечатлениями. В один из последних дней я просто отрубилась на месте. Сидишь как чурбанок: вроде в сознании, а мозг уже никакие сигналы не регистрирует.

Зато есть что вспомнить, и вообще прекрасный был месяц. Можно освежать в памяти и радоваться, сколько бы времени ни прошло.


Хорватия и Босния: смесь культур и дивная природа

В июне 2019 года была в Хорватии и Боснии. Даже не буду описывать, скажу только, что в этой поездке я повидала все, что можно, — от древностей и дивной природы до случайного танцевального шоу на набережной. Пережила треки почти в неизвестность, нечаянный автостоп и ночевку у незнакомца не по каучсерфингу. Чего стоит смесь культур, особенно в Боснии: там турки, славяне, австро-венгры. Еще видела пещеру, которая светилась голубым цветом.

Особенно хочу отметить красоту и идиллию островов Хорватии. Они точно вошли в мой личный топ из всего, что я пока повидала. Под конец я плакала, как девочка, что не хочу уезжать.


Абхазия: добродушные местные и невероятная природа

7 лет назад поехал с уфимским велоклубом в поход в Абхазию. Это был сказочный отпуск в стране души: тепло, инжир, виноград, ежевика, море, горы, лазурные озера, речки зелено-бело-голубого оттенка. И невероятно добродушное местное население.

Заехали в горы, встретили пастухов. Они свозили нас на конях по тайным тропам к вершинам за деньги, потом бесплатно накормили всем имевшимся в доме и оставили ночевать.

Как-то едем по трассе, стемнело, ищем ночлег. На посту ГАИ тормозят: «Кто такие и куда едете?» Рассказываем. Один отходит, кому-то звонит, возвращается: «Вон поворот, первая улица, второй двор». Заезжаем. Поместье соток 30, сад, в глубине дом. Навстречу идет хозяин и говорит, мол, вставайте, где хотите, вон колодец с водой. Пока ставим палатки, тащит фрукты-ягоды.

Утром предложили денег за ночлег. Он в ответ угорает: «Вы думаете, оно мне погоду сделает?» У него огромный коттедж и два Мерседеса у двора стоят. Вообще, вся страна ездит на мерсах — легковых и Спринтерах. Второй по популярности транспорт — открытый УАЗ для экскурсий в горы.

Подняться вверх на 2000 метров на велике, местами по сплошным камням, сложно и интересно. Увидеть Гегский водопад, поломать голову над тем, с какого ракурса его снимали в роли Рейхенбахского и на каком уступе боролись Шерлок Холмс и Мориарти, бесценно. Ехать туда в кузове УАЗа мне было бы скучно и прибавило бы седых волос, хотя охотно прокатился бы за рулем по дороге до Рицы.


Камчатка: домашние вулканы и марсианские пейзажи

Кажется, когда меня спрашивают про путешествия, я всегда сначала вспоминаю Камчатку. Моя мама невероятно любит путешествовать, а я был только за.

Вылетев из Екатеринбурга, мы приземлились в Иркутске. Оттуда полетели во Владивосток и только потом в аэропорт Петропавловска-Камчатского. В целом сам перелет занял около 12 часов. И уже это было удивительно.

В аэропорту столицы Камчатки нас встретили три вулкана. Местные называют их домашними. Конечно, мы решили забраться на один из них — на Авачинскую сопку высотой 2741 метр. Вместе с инструктором выехали из гостиницы в 6 утра, затем пару часов на машине. Сначала кажется, что подняться просто нереально, особенно если смотреть наверх.

Инструктор наш, похоже, тоже в нас не верил.

Внизу было лето и росла трава, а в середине пути пришлось пробираться через снег. У вершины уже была метель, дикий ветер, надо было хвататься за веревку, чтобы не потонуть в снегу. Казалось, все, пора сдаться! Но мы дошли, а у кратера нас ждал марсианский пейзаж.

Подъем занял восемь часов, спуск — еще четыре. Вернулись в первом часу ночи, а на следующий день ноги болели так, что трудно было ходить. Но это было невероятно.


Евротур: внезапные задачи по физике и невероятное гостеприимство

Мы с женой сели в наш караван — домик на колесах — и отправились в путешествие по 12 странам длиной 9 тысяч километров. Караван был куплен за пару месяцев до поездки и оснащен всем необходимым — от газовой плиты и душа до двух солнечных батарей и дизельной печки. Естественно, есть места, где спать, работать, питаться.

По ходу движения мы осваивали технику вождения каравана. Он прицеплен к машине — отсюда особенности скоростного режима, парковки. Еще в дороге постоянно что-то приходится подкручивать.

Про каждую из стран можно рассказывать отдельно: Рождество в Вильнюсе, Новый год в Варшаве, неожиданный мороз −12 °C в солнечном Белграде и, конечно, пальмы и апельсины на деревьях в греческой Каламате.

Основное в таком путешествии — это возможность испытать себя и узнать множество людей вокруг. Решать постоянно возникающие проблемы: что делать, если разрядился аккумулятор или оказались закрыты — зима же — кемпинги, как найти место не на парковке и обаять греческих полицейских, чтобы они не выгнали со стоянки возле Икеи.

Путешествие полезно для повторения школьной программы. Как параллельно или последовательно подсоединить два тяговых аккумулятора, чтобы напряжение было 12 вольт, а не 24? Насколько высоки Татры и потянет ли машина караван на зимней дороге? Кто из династии Габсбургов был наиболее влиятельным и как правление Марии Терезии, королевы австрийской, повлияло на отношения Австрии и России? Для нас совершенно очевидно, что изучать историю, географию, физику, языки и другие предметы надо именно в таком режиме.

Удивительно сравнивать холодных и чопорных литовцев с теплыми и открытыми греками, доброжелательных любящих русских сербов с совершенно фантастическими, гостеприимными и помогающими турками.

Дорожные полицейские в Турции проверили документы и угостили нас домашними пирожками.

В Измире, когда нам понадобился силикон для изоляции люка на караване, а Гугл привел нас не к магазину, а какому-то оптовому складу, пять человек проводили нас в нужное место и наперебой объяснили владельцу, что и зачем нам надо. Хозяин склада наотрез отказался брать с нас деньги.

На ремонтируемой автозаправке под Балыкесиром мы уже в темноте встали после 400 километров дороги и утром были разбужены стуком в дверь. Что подумает в подобной ситуации российский человек? Конечно же, что пришли выгонять! Однако на пороге стоял турок-сторож и держал в руках две чашечки кофе. Он увидел, что ночью мы встали в уголке площадки, и решил утром так нас поприветствовать.

Когда началась пандемия коронавируса, мы с женой на одном из последних самолетов отправились продолжать наше путешествие в Турцию — туда, где наша машина и караван дожидались нас с начала лета.


Деревня у бабушки и дедушки: отсутствие мобильной связи и побег от гусей

Ездил в «российские здравницы»: Турцию, Египет и еще на Кипр. Почти всегда брал авто, составлял маршрут по пляжам, интересным местам, чтобы получить больше впечатлений и не проваляться около моря. Деньги не экономил, покупал, ел, что нравится. Везде было круто, но…

Самый приятный, душевный отдых был у бабушки с дедушкой несостоявшейся жены в деревне под Оренбургом. Расслаблялся душой, телом, головой: там очень плохо ловила связь, ибо деревня хотя и ухоженная, но тихая, никаких залетных, находилась в глубинке.

Такого умиротворения, спокойствия, заботы от бабушки и дедушки я не ощущал давно.

Никаких звонков и работы, никаких планов на день, никаких посторонних людей, гаджетов и суеты. Ты просто встаешь, завтракаешь, и дальше у тебя наиприятнейший выбор: полежать во дворе, ни о чем не думая, пойти погулять по деревне, посмотреть на коз, убежать от гусей, залезть в старую ферму, доехать до проточной речки, около которой ни души. И приятный бонус — секс в чистом поле. Красота!

Хотите рассказать о своем лучшем или худшем путешествии? Заполните анкету и станьте героем нашего нового материала.