03.12.20
27K
189

«Напоминало санаторий строгого режима»: сколько я потратила на лечение депрессии

Опыт и расчеты читательницы Т⁠—⁠Ж

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Впервые мне поставили диагноз депрессия — так, чтобы врач и в клинике, — 27 ноября 2014 года.

Мне было плохо довольно долго, и как-то друг предложил обратиться за профессиональной помощью. Помню, что для меня это было странно: про ментальные расстройства тогда почти нигде не говорили, а если и говорили, то за пределами моего информационного поля. Я не представляла, что с моей «ленью», апатией и тем, что я «просто спала» по 16—19 часов, можно было обратиться к врачу.

С чего все начиналось

Тогда я заканчивала магистратуру по урбанистике в Петербурге, куда приехала из Казани. Такое состояние продолжалось в течение нескольких месяцев. Я спала буквально большую часть жизни, пропускала все возможные дедлайны по диссертации, а когда не спала — смотрела «Друзей» в миллионный раз. Простые сериалы отлично спасают от сложных внутренних переживаний: как будто, пока их смотришь, ставишь свою жизнь на паузу. С сериалом и сном вся моя жизнь была одной большой паузой.

Параллельно с просмотром «Друзей» рисовала медитативные цветочки акварелью, чтобы у мыслей не было ни единого шанса просочиться
Параллельно с просмотром «Друзей» рисовала медитативные цветочки акварелью, чтобы у мыслей не было ни единого шанса просочиться
Параллельно с просмотром «Друзей» рисовала медитативные цветочки акварелью, чтобы у мыслей не было ни единого шанса просочиться
Параллельно с просмотром «Друзей» рисовала медитативные цветочки акварелью, чтобы у мыслей не было ни единого шанса просочиться

Уже потом, во время работы с психотерапевтом, мы обсуждали, что могло стать триггером такого состояния. На тот момент было сразу несколько факторов. Как минимум — новый город, в котором я долгое время провела в глубоком одиночестве. Потом у меня появилась пара друзей, но находиться так далеко от семьи, близких и родного места мне было очень тяжело. Дорога до Казани на поезде занимает 24 часа, а билеты на самолет стоят около 7000 Р. Я понимаю, что это не Америка и даже не Европа, но мне хватило.

Но самое большое влияние оказал внутренний конфликт из-за диссертации. У меня не было руководителя, который понимал бы сферу моей работы, да и сама я плохо разбиралась в теме, о которой хотела писать. Но если честно, о ней никто на курсе ничего не знал. А писать надо было, и писать хорошо.

Мои ожидания от своей работы были не то что высокими, они были заоблачными. Я должна написать стройный текст с разбором всех сфер законодательства, в которых пока ничего не понимала, и в итоге создать абсолютно восхитительную идею о том, как реструктурировать всю систему управления российскими городами и их территориальными резервами. И вот я сидела с этими ожиданиями, время шло, и конфликт усиливался. Я понимала, что за оставшееся время не написать работу, соответствующую моим стандартам, а плохо написать я не могу.

Представляла, как умираю от стыда перед профессиональным сообществом.

Тогда я подумала о том, чтобы бросить учебу, что спасло бы меня от стыдливой смерти, но тут включался другой рычажок: я не хотела разочаровать родителей. Семью, которая гордится своей магистранткой, и в особенности маму, которая спонсировала из своей скромной зарплаты мой первый год проживания в Питере. Я заперла себя в этом круге и, не видя выхода, начала ускользать из реальности в депрессию.

Возвращение домой и первый психотерапевт

Вернувшись на некоторое время в Казань, я не знала, к кому и куда идти, да и денег на платную помощь особо не было. Взяла с собой моральную поддержку в виде мамы, и мы пошли в государственный психоневрологический диспансер — сейчас он называется диспансерно-поликлиническое отделение республиканской клинической психиатрической больницы.

Рассказать все маме было легко: у нас с ней доверительные отношения, она уже долго переживала за мое состояние. Но сказать о происходящем папе было полнейшим ужасом. Я сразу представляла все возможные варианты ответов из мемов: «просто соберись», «надо постараться» или «а кому сейчас легко». Но, видимо, мое состояние было настолько пугающим, что мама успела сообщить папе, чтобы он отнесся к этому как к заболеванию. Он сказал: «Конечно, приезжай, отдохнешь». Это было новое ощущение папиной поддержки.

С бабулей было тоже сложно. Как рассказать послевоенному человеку, выросшему на колхозных полях, работающему всю жизнь на заводе, что у меня ментальное заболевание? Но ей тоже хватило одной встречи со мной, чтобы решить, что главное, чтобы я снова улыбалась, и не важно, от чего именно меня будут лечить.

Большая часть очереди в регистратуру диспансера — справки для ГИБДД, подтверждающие, что вы не стоите на учете. А мне нужна была реальная помощь. Особый вопрос для новичков в этой теме — к кому именно идти? Есть три типа специалистов с возрастающей степенью табуированности: психологи, психотерапевты и психиатры. Я тоже ничего тогда не знала, начиталась интернетов и решила начать с психиатра, потому что мое состояние меня реально пугало.

Кроме паспорта с пропиской и полиса ОМС, для бесплатного приема больше ничего не нужно. В окошке регистратуры женщина, отвлекшись от вышивки, назвала номер кабинета, куда мне идти. Диалог с психиатром был выдающийся:

— Голоса слышите?

— Нет.

— Галлюцинации есть?

— Нет вроде.

— Ну, тогда пока идите на третий этаж, к психотерапевтам. Если что — они уже сюда направят.

Меня отправили к психотерапевту, который был на смене, потом я записывалась к ней на часовые сессии, как с обычными платными психологами. Хочу отметить, что это не универсальная история и сейчас я лечусь именно у психиатра. В разных регионах все работает немного по-разному, так что узнавайте на месте, кто из специалистов может назначать рецептурные препараты.

Так я попала к своему первому психотерапевту. Мне было так плохо, что казалось, будто я одна на планете прохожу через это, — очень хотелось довериться кому-то и переложить часть ответственности. Мне повезло с психотерапевтом: она медицинский работник и многое объясняла при помощи доказательной медицины, так что я расслабилась и почти полностью отключила критическое мышление. Так началась моя первая терапия, которая включала в себя встречи раз в неделю и прием лекарств.

Тогда же начались и первые траты. Мне выписали два препарата. В месяц тратила на них в среднем в 2700 Р, сами сеансы психотерапии были бесплатными. Лечение длилось полгода, оно обошлось в 16 200 Р. Стоимость билетов в Казань не учитываю.

Очень редко удается сразу назначить идеальный препарат. В психиатрии все тонко и приходится часто экспериментировать. У меня было так же: мне меняли лекарства несколько раз, прежде чем найти нужные. Это привело к финансовым издержкам — оставалось много начатых, но незаконченных упаковок. Зато я экономила на вине, ведь алкоголь несовместим с антидепрессантами.

Лечение помогало, но не так эффективно, как мне бы хотелось. Сохранялся высокий уровень тревожности, настроение было нестабильным — я ощущала, что балансирую на краю пропасти. Я продержалась зиму, закончила магистратуру с классической студенческой историей о диссере, написанном за 10 дней, и вернулась в Казань.

Летом стало хуже: я жила у родителей и искала работу. Мне приходилось снова жить по родительским правилам, а найти в своем городе интересную вакансию не получалось — все это не способствовало внутреннему комфорту.

Лечение в стационаре и переезд в Москву

В сентябре 2015 года состояние ухудшилось, и в этот раз психотерапевт предложила дневной стационар. Ряд препаратов действует быстрее и эффективнее, если их вводят внутривенно, но делать это можно только в стационаре.

Я ездила в клинику почти месяц. Каждый день меня ждали капельницы, несколько сеансов с психотерапевтом и занятия ЛФК. На лечебной физкультуре рядом со мной на ковриках лежали 70-летние старушки, которые делали упражнения гораздо бодрее, чем я. Даже поднять ногу мне было безумно тяжело.

Кроме того, я посещала другого психотерапевта, и это был ужасно травмирующий опыт, но я уговаривала себя приходить за капельницами. Это была непробиваемая женщина, уверенная в своей гениальности. 90% сеанса она рассказывала о своей нелегкой жизни начинающего врача и о внучке, которая «тоже мечтала о крутой работе, но это все юношеский максимализм, ничего, пошла работать секретарем, поубавилось спеси за пару лет, поняла, что к чему в жизни». Полагаю, все это было о том, что нечего мне нос воротить и надо куда-нибудь да устроиться. Поменять психотерапевта было нельзя, так как врачи по очереди «дежурили» в стационаре в течение месяца.

Дневной стационар в казанском ПНД. Это палаты, где кровати заправлены, обтянуты полиэтиленом, поверх которого нужно класть свою простыночку. После капельницы невозможно не уснуть, выключает часа на три, поэтому хорошо, когда в женской палате оказывается свободное место
Дневной стационар в казанском ПНД. Это палаты, где кровати заправлены, обтянуты полиэтиленом, поверх которого нужно класть свою простыночку. После капельницы невозможно не уснуть, выключает часа на три, поэтому хорошо, когда в женской палате оказывается свободное место
Процедурная с капельницами
Процедурная с капельницами
Дневной стационар в казанском ПНД. Это палаты, где кровати заправлены, обтянуты полиэтиленом, поверх которого нужно класть свою простыночку. После капельницы невозможно не уснуть, выключает часа на три, поэтому хорошо, когда в женской палате оказывается свободное место
Дневной стационар в казанском ПНД. Это палаты, где кровати заправлены, обтянуты полиэтиленом, поверх которого нужно класть свою простыночку. После капельницы невозможно не уснуть, выключает часа на три, поэтому хорошо, когда в женской палате оказывается свободное место
Процедурная с капельницами
Процедурная с капельницами

Плюс такого формата — бесплатное лечение, которое к тому же помогает соблюдать режим. Но я не отходила положенный месяц: мне удалось найти работу в Москве, и я уехала. Еще в течение четырех месяцев я продолжала пить таблетки — в среднем уходило около 1000 Р ежемесячно.

Зарплата тогда была очень маленькая, и половину я тратила на аренду комнаты, так что о поиске поддержки в виде платных терапевтов речи не шло. Когда я ездила в Казань к семье или в командировки, старалась попасть на бесплатный сеанс к своему врачу, но через некоторое время она ушла в декрет.

В Москве мне было очень одиноко: я скучала по семье и друзьям. Казалось, что в столице я никогда не найду друзей, — за пять лет это убеждение не сильно изменилось. Я начала искать хоть какую-то поддержку, и в июне 2017 года обнаружила центры бесплатной психологической помощи в Москве. У меня не было московской прописки, которая нужна для бесплатного приема, но специалисты принимали и по справке с работы. Здесь нет особого выбора: просто записываетесь к тому, у кого есть свободное время. Подробнее о филиалах и условиях можно почитать на сайте центра.

Психолог мне попался специфический: много цитировал поэтов, любил копаться в снах и знаках судьбы.

Я не очень понимала, зачем к нему хожу, так как помощи не было ни с депрессивными эпизодами, ни с переживаниями по поводу отношений, с которыми я никак не могла разобраться. Хотя пару раз он направлял меня на бесплатные тренинги в центре, они были классные.

По правилам посещать центр можно было довольно редко: раньше предлагали десять бесплатных консультаций в год, которые я пыталась растянуть подольше, сейчас — только пять. Но по факту я приходила еще реже: кажется, у нас и было всего около пяти встреч. Главной помощью считаю то, что в начале 2018 года психолог предложил обратиться к врачу, так как мое состояние было вне его компетенций.

Тогда я принялась искать психиатра в Москве. Если у меня были силы, изучала с мамой на пару профили врачей на сайтах и читала отзывы. Если сил не было, ко мне приезжала сестра, вместе с которой я шла в государственную клинику, где прием стоил относительно недорого.

Я сходила к паре специалистов в частных и государственных центрах, но никто из них не вызывал доверия. Если врач отстраненно слушал меня минут 10, потом выписывал гору непонятных таблеток, в том числе нейролептиков, которых я тогда, как и многие, боялась, и говорил «ну приходите через месяц», а я в этот момент плавала в суицидальных мыслях и не видела никакого смысла жизни — к нему я больше не приходила. Потратила на приемы 7 тысяч рублей.

В апреле 2018 года я нашла психиатра в специальной клинике, и мы с ней сошлись, хожу к ней до сих пор. Она крутая, понимает мои состояния, в меру сострадательна и в меру прямолинейна. Прием стоит 3000 Р. Первое время я ходила раз в неделю или две, что обошлось в 9 тысяч рублей в месяц. Далее посещала ее уже один раз в месяц для мониторинга лечения.

Месяц в частной клинике

Летом я снова оказалась в дневном стационаре в Казани по той же причине: капельницы должны были помочь эффективнее. После этого мои состояния барахтались на нижней отметке приемлемости, но в конце осени стало невыносимо. Ко всем прочему появились уверенные суицидальные мысли, что хорошенько всех напугало. В итоге я легла в платную психиатрическую клинику. Это было очень сложным решением.

Там не было телефонов, интернета и реального мира. Только строгий распорядок дня, отдых, безопасность, таблетки, личная и групповая психотерапии. Лечения, как в «Пролетая над гнездом кукушки», не было: еще одна причина, почему я не стала ложиться в государственные психиатрические клиники. Это больше напоминало санаторий строгого режима, а не больницу. Обслуживающий персонал был очень сочувствующим и добрым, психологи тоже старались, хоть к квалификации некоторых были вопросы.

В клинике были хорошие палаты и вкусное питание. Правда, не запирались двери в туалет, но это ради безопасности, как и то, что при заселении у пациента проверяют все вещи и забирают острые и опасные предметы. Строже, чем проверка ручной клади в самолете. Последующие передачи тоже просматривают.

С посетителями можно было встречаться только пару раз в неделю. Телефон давали на пять минут в день, чтобы позвонить родителям, но только в присутствии психолога. Раз в несколько дней нас выводили погулять во двор. В клинике прошла моя первая групповая терапия, она вызывала во мне разные чувства: когда-то встречи раздражали и злили, но иногда я чувствовала поддержку и интерес.

Контингент был очень разный: и школьница с непонятным мне расстройством, которая крала мои шоколадки, и ровесники с депрессиями и биполярками, и взрослые женщины, и даже татарские дедушки, с трудом говорящие на русском. У нас был этаж психического здоровья, а вот на третьем находилась реабилитация от зависимостей, где все было гораздо строже.

Сложно оценить успешность этого предприятия, но это точно дало мне возможность притормозить и найти время на себя. Месяц в клинике обошелся в 60 тысяч рублей.

Как понять, что пора бить тревогу

Вспомните, каким человеком вы были раньше. При регистрации в клинике психиатр спросила мою маму немного с наездом: «Ну, рассказывайте, какая ваша дочь была, вы же мать». Мы немного растерялись, но потом она попросила описать, какой я была раньше и в каком состоянии нахожусь сейчас. Мама совладала с негодованием и ответила: «Раньше она была радостная, веселая, активная. Не то чтобы прям очень, но ей многое нравилось в жизни, а теперь ее как будто выключили».

Я считаю, это хороший способ оценить, что что-то идет не так, — вспомнить, как было раньше. Наверное, это не поможет с затянувшимися со школьных годов депрессиями, но если это длится несколько месяцев или лет — то очень даже.

Пройдите тест. Есть много тестов на депрессию по разным методикам, которые легко найти в интернете.

Следите за своим эмоциональным состоянием. Замечайте себя и свои состояния: если вам плохо и это длится уже довольно долго, то стоит обратиться за помощью. Мне нравится книжка Саши Скочиленко про депрессию. Хорошо помогает понять, что с тобой происходит и как объяснить это другим.

Если вам кажется, что с вами действительно что-то не так, можно сначала пойти к психологу. Возможно, он поможет раскрутить клубки эмоциональных проблем, и вам станет легче, или порекомендует врача и лечение.

Не бойтесь лекарств, которые вам выписывают по рецепту. Врачи аккуратны в их назначении, а сами таблетки уже гораздо более продвинутые, чем 50 лет назад. Если у вас есть сомнения по поводу назначенных препаратов, найдите такого врача, которому вы сможете доверять. Только, пожалуйста, не подбирайте лекарства самостоятельно.

Мои личные тревожные знаки, что что-то идет не так: сон кажется привлекательнее бодрствования, дистанцирование от реальности и проблем, ощущение, что жизнь не настоящая и все не имеет смысла. В такие моменты я не понимаю, зачем люди вообще ходят на работу и что-то делают. Звучит экзистенциальненько, но в такое время это насущные вопросы. Хочется хоть как-то зацепиться за реальность, соотнести себя с ней.

Когда я замечаю эти мысли, стараюсь дать себе больше времени на отдых и на что-то приятное. Если становится хуже, встречаюсь со своим врачом: мы корректируем лечение и обсуждаем план действий.

Выводы и итоги

После клиники я регулярно наблюдаюсь у своего психиатра, при необходимости прохожу амбулаторное лечение и почти всегда принимаю поддерживающую терапию. Стоимость лекарств в месяц может варьироваться от 500 до 3000 Р, но в среднем на них уходит около 1500 Р. За 28 месяцев лечения потратила 42 000 Р.

Сейчас уже все знают, что к депрессии нужно подходить комплексно и что на одних таблетках все равно долго не протянешь. Я упорно искала подходящего психолога. Ходила и к женщине из наркологического диспансера по родственным связям за 500 Р, и к девушке по рекомендациям друзей за 2000 Р, с которой не было ни прогресса, ни комфорта. Посещала сеансы психолога, который использовал технику когнитивно-поведенческой терапии, за 4000 Р: она действительно полезная, но только ее одной мне не хватало. Ходила даже к женщине из сервиса поиска психологов за 2500 Р, с которой мы распрощались после разговора про мужские и женские роли в семье.

Траты во время поиска подходящего психолога — 108 000 Р

4 сеанса с психологом из наркодиспансера 2000 Р
12 сеансов с психологом по рекомендации друзей 24 000 Р
8 сеансов со специалистом по КПТ 32 000 Р
20 сеансов с психологом из сервиса 50 000 Р
4 сеанса с психологом из наркодиспансера
2000 Р
12 сеансов с психологом по рекомендации друзей
24 000 Р
8 сеансов со специалистом по КПТ
32 000 Р
20 сеансов с психологом из сервиса
50 000 Р

Сейчас я наконец нашла психолога, с которой у меня есть и контакт, и прогресс, и ощущение поддержки. Ее мне посоветовали друзья, которые посещали ее сеансы и чьи жизненные убеждения я разделяю. До встречи с ней я была уже в легком отчаянии и мне казалось, что это уже со мной что-то не так, раз не могу найти психолога. Но все получилось, чему я очень рада. Сейчас я плачу за сеанс 2000 Р, посещаю психолога раз в неделю. За два месяца потратила 16 000 Р.

Ежемесячные расходы на ментальное здоровье — 13 500 Р

Прием у психиатра 3000 Р
4 занятия с психологом 8000 Р
Поддерживающая лекарственная терапия 2500 Р
Прием у психиатра
3000 Р
4 занятия с психологом
8000 Р
Поддерживающая лекарственная терапия
2500 Р
За шесть лет лечения я потратила на расходы, прямо связанные с ментальным здоровьем, 345 тысяч рублей.

Не хотела бы, чтобы у вас возникло впечатление, будто моя жизнь — сплошной депрессивный хоррор. Сквозь эти состояния и между ними я успевала продвигаться на работе, состоять в отношениях, ездить в отпуска и много чего еще. Было тяжело, иногда еще тяжелее. Страх того, что я никак не контролирую депрессию и она может начаться в любой момент, вызывал оцепенение. Но при этом понимание, что я справилась с ней, и уже не раз, дает силы верить, что смогу сделать это снова. Теперь я знаю, как себя поддерживать, и умею распознавать такие состояния, понимаю, как действовать, и осознаю, что есть люди, которые мне помогут, а это уже очень круто.

Редакция
Тоже лечились от депрессии? Рассказывайте, как справлялись:
Автор Т—Ж
Отредактировано

Депрессия мне обошлась дешевле просто потому, что повезло с больницей. Суммарно я провела в ней почти два с половиной месяца за два года. Это был дневной стационар. Психотерапия была бесплатной, лекарства тоже, а еще вкусно кормили и дома я только ужинала)). После того как выписали, покупала только антидепрессанты, в среднем около 1200 руб за пачку в месяц. В первое время пила еще и нейролептик, он мне был показан, в среднем +800 руб к чеку. Помню как у меня начался побочный эффект от антидепрессантов - эйфория. Такое бывает. Хотелось танцевать прямо на улице, петь и обнимать каждого встречного. Окружающие заметили изменения. Потом состояние стабилизировалось и появилось ровное настроение, но произошло это где-то на третий месяц приема препарата. Антидепрессанты не имеют мгновенного эффекта. Всего я принимала их 2, 5 года.

Я до сих пор благодарна своему психиатру и психотерапевту, а еще главному врачу нашего отделения, это золотые люди. С содроганием вспоминаю в каком состоянии к ним пришла с направлением, тогда мне казалось, что это конец. Направление в дневной стационар мне выдали в амбулаторном ПНД и сказали, что все плохо и здесь помочь не могут. И еще полтора месяца я думала идти или не идти. Знала, что никто мое решение не поддержит.

Депрессия это практически всегда в глазах окружающих лень. Тебе все говорят, что ты просто не можешь взять себя в руки, но это не так. Мне очень помогла работа с психотерапевтом в больнице. А потом еще и книги Роберта Лихи и Роберта Сапольски. Жалею, что не обратилась за помощью раньше. Столько лет потеряла.

Сейчас мне помогает режим. Стараюсь вставать и ложится в одно время. Разнообразно питаться, отдыхать, когда чувствую, что устала. Ищу занятия, которые восполняют ресурс. Внимательно отношусь к эмоциональному состоянию, например, ушла с нелюбимой работы, когда почувствовала, что снова проваливаюсь и заметила, что симптомы нарастают по новой, хотя находилась на антидепрессантах. Сейчас работа любимая и это дает мне дополнительные силы)))

Еще знаю, что в любой момент могу обратиться за помощью в психиатрическую больницу, потому что был положительный опыт и уже не страшно. Перед выпиской психиатр и психотерапевт дали одинаковые наставления, не терпеть и не думать, что само пройдет, при ухудшении сразу же обратиться к ним, не терять время.

Первое время очень сложно было говорить об этом, но сейчас мое окружение знает, что я пережила такой опыт. Про меня можно сказать, что я амбассадор психиатрической помощи, некоторых людей убедила обратиться к врачу психиатру, когда увидела похожую симптоматику. Всем и всегда рассказываю, что это не страшно, но может быть очень эффективно, зависит от конкретных врачей и больницы в целом.

122

Ольга, очень здорово! отдыхать я тоже учусь, и составлять график на неделю - так действительно проще проще. Удачи вам!

15

Ольга, спасибо ❤️ Я написала свой опыт и совсем забыла поблагодарить вас за статью, когда читала ловила флешбеки. Статья классная, очень подробная, мне интересен ваш опыт тем, что вы лечились не только в государственной клинике. Отдельное восхищение, что собрали и рассказали и не самые приятные воспоминания.

9

Ольга, вы молодец!! Как тут говорят - лучи поддержки вам!)

7

В комментариях, как всегда, отчасти, средневековое мракобесие, типа: "я пережила диссертацию, но я же смогла выкарабкаться безо всяких врачей, и надо было полететь в тайланд" (рука-лицо). Т-ж, где вы берете таких, не побоюсь этого слова - наивных и простодушных комментаторов? По существу вопроса, была сильная депрессия с суицидальными мыслями на фоне приёма сильных гормональных препаратов. Тогда я поняла, что наша сила воли, ясность сознания, контроль над жизнью - все это пшик, туман - если ваш гипофиз вдруг почему-то стал коряво работать, и ты получаешь чуть большую дозировку гормонов, чем надо. Мне повезло, я понимала, что моё состояние вызвано гормонами, и мне надо продержаться 4 месяца, потом курс будет окончен и я стану нормальной. Но 4 месяца это очень большой срок, когда стоишь перед открытым окном на 9 этаже и понимаешь, что это бы все решило. Мне очень помог справиться один психотерапевт, я работала с этими состояниями.

33

Natalia, даа, когда образ мыслей меняется сам по себе, а ты сама этого не замечаешь, так как привыкла думать, что твое сознание всесильно - это обезоруживает. Здорово, что у вас получилось справиться!

9

Natalia, у меня, как и у вас, началась депрессия от гормонов. Обычно я всегда полна сил, готова после работы заняться чем то, а тогда..я приходила домой, ложилась на диван и ждала 22.00. В это время я с радостью уходила в кровать. Но когда в голове начали крутиться мысли о том, как же так красиво и надежно завязать петлю на мою странную люстру, я бросила пить лекарства. Врач отговаривала, я пила их уже 4ый месяц, врач настаивал хотя бы на 6, хотя оперирующий меня врач говорил о 12-18 месяцах. И спустя какое то время, когда сама начала вникать в медицинские вопросы, я узнала, что принимать такие лекарства по протоколу можно не более 3 ех месяцев.

1
Герой Т—Ж

Смешанное тревожно-депрессивное поставили в сентябре прошлого года. Сменили несколько схем, но в итоге вышли на оптимальную — на неё уходит около 6-7к в месяц. Два антидепрессанта и нормотимик.
В самом начале, когда только настраивали схему, раз в месяц-два ходила к психиатру — это 5 тысяч.
В самый тяжёлый период приходилось почти еженедельно общаться с психотерапевтом — это ещё 12 тысяч.
Сейчас, слава богу, всё более-менее устаканилось, я трачусь только на фарму и, надеюсь, скоро выйду в стабильную ремиссию, а там и слезать потихоньку нужно будет — но под строгим контролем психиатра, конечно.

30

Больше всего в этой истории пугает не количество потраченных денег, а длительность лечения. Во всяких книжках и журналах про жисть так бодро всегда пишут, что уж в XXI веке-то депрессию научились лечить: быстро, эффективно - попил таблеточки, походил полгода к психологу, и жизнь заиграла новыми красками. А тут вона оно как, Михалыч.

Надеюсь, автор, у Вас уже всё хорошо или будет именно так в ближайшие время. И годы лечения дадут в итоге хороший стабильный результат.

30

Tanya, сейчас очень многие болезни научились эффективно лечить, не только ментальные. Но вопрос не только в жтомч но ещё и во враче, к которому вы попадете. Найти специалиста -- это очень сложно, увы:(

Ну и Элеонора права, часто депрессия возвращается, просто потому что этому способствубт особенности организма конкретного человека. Но дач хороший специалист поможет вам относительно быстро ее купировать.

6

Настя, Лечить научились, а с жизненно важными врачами ПРОБЛЕМЫ? Далеко зашёл прогресс...

0

Tanya, не те книжки и журналы, очевидно, читаете. Давно доказано, что это долгоиграющее состояние с нелегким и длительным лечением. Если, конечно, речь идет действительно о болезни, но про такое в космополитанах и гламурах не пишут))

1

Tanya, вообще везде, где мне попадалось, пишут, что от полугода. На таблеточках, в смысле.

0

Tanya, спасибо большое! сейчас налаживается спокойная стабильность, чего давно уже не было.

0

Автору — сил!

У меня с тревожно-депрессивной историей уходит около 1700 на препараты и 2000 на КП терапию: повезло со стоимостью. Упущенные рабочие возможности подсчитать уже никак нельзя.

И да, к слову о том что обязательно нужно какое то НЕРЕАЛЬНОЕ потрясение чтоб свалиться в яму. Мне хватило просто одного человека, который разрушил мою жизнь до основания.

28

Julie, иногда потрясений и не нужно. В случае героини, например, мне кажется большой проблемой стал её перфекционизм и достигаторство - не было бы этой проблемы, не мучалась бы она так над диссером и выбрала тему попроще, а в свободное время нашла бы друзей. Но вот был у неё такой заглюк в голове, который в итоге привёл к депрессии. Видела такое уже, и у себя такие глюки (потенциально ведущие к депрессии) отлавливаю.

3

Tanya, очень сложно сказать наверняка в чем дело. триггернул диссер, но подобные реакции возникают на разного рода внутренние конфликты. но и банальную химию никто не отменял

4

Tanya, я поняла,что ответ кроется в родителях,боязнь не оправлать их ожидания..

0

Julie, спасибо за поддержку!

0

Julie, держитесь! Держитесь! Все обязательно наладится.

0

Я лечилась от депрессии год. Прочитав статью понимаю, что мне повезло сразу найти подходящего психотерапевта. Лечение состояло из антидепрессантов, нейролептика и терапии по необходимости - где-то 1-2 раза в месяц. На таблетки уходило около 5000р в месяц, ещё 3-6 тысяч на психотерапевта.
Я работаю с врачом по КПТ, много читаю и изучаю сама про осознанность, эмоции. Могу сказать, что эффект от терапии очень небыстрый, положительные изменения я увидела где-то спустя полгода терапии.
Ещё хочу поделиться тем, что важную роль играет воспитание. Меня воспитывали в духе самодостаточности, в установках, что всякие депрессии это просто прихоть. И вообще эмоции это что-то неважное. Теперь приходится изучать то, что многим дано ещё в детстве.

24

Автор, большое спасибо, что делитесь своей историей. Когда-то давно заподозрить у себя депрессию мне помог такой же честный рассказ незнакомой девушки о борьбе с этим заболеванием, на который я случайно наткнулась в интернете. Тогда мне стало чуточку лучше уже от осознания того, что такое бывает и с другими, и главное, что это состояние можно корректировать. У меня появился лучик надежды, который в последствии помог научиться контролировать свою депрессию.

19
Герой Т—Ж
Отредактировано

Отдельно очень хочется обратиться к людям, которым "не верится" в депрессию. Рекомендую ознакомиться с вопросом глубже, чем позволяет какая-нибудь помойка с мемами ВКонтакте (или на чем вы там свою экспертизу выстраиваете) или премудрости вашего бати.

21

Мария, спасибо! трусила писать немного, но потом тоже подумала, как много опиралась на истории других людей. Я в тексте упоминаю книжку про депрессию, которую одна девушка нарисовала. Я в какой-то момент читала и думала: я не одна такая, значит с этим действительно возможно справиться. И это очень круто. Захотелось тоже как-то собрать свою историю в кучу)

5

Очень сочувствую автору, пережила похожее. Ложилась под утро, вставала вечером. Кое-как заставляла себя делать работу( я фрилансер). Жизнь была не мила, из дома могла не выходить неделю. Когда совсем прижала нашла психолога чуть ли не по объявлению. На сеансе на вопрос что мол пришли, рассказать не смогла, сразу начала плакать. После нескольких занятий стало легче. Психолог хоть и не советовала обратиться к психиатру, но допускала такой вариант. В итоге, она все сказала что это невроз, а не депрессия, подчеркнув что она не врач и не может точно поставить диагноз.

12
Герой Т—Ж

Звучит очень пугающе: долгие годы лечения, внутренняя борьба с самим собой. Давно хочу заняться своим ментальным здоровьем, но постоянно откладываю это дело в долгий ящик,ибо вообще не понимаю, с чего стоит начинать

11
Герой Т—Ж

Hhhjjj, с похода к грамотному психотерапевту. Он определит, необходимо ли чинить "железо" или хватит психотерапии.

13

Спасибо автору и всем, кто поделился историями. Скажите, а в в процессе лечения разбираются глубинные причины таких проявлений? Ну то есть, надеюсь не задену вас этим, отстойные ситуации бывают почти у всех в жизни, но далеко не всем нужна настолько сложная помощь - почему так? Генетика, травмы детства, приобретенный способ реакции на слишком сильный стресс? Или это не нужно знать, т.к. не влияет на скорость стабилизации и вероятность новых эпизодов?

11

Лекция Роберта Сапольски о депрессии, наверное сможет прояснить некоторые ваши вопросы:
https://www.youtube.com/watch?v=_UtA0dwGoUQ

10

Александра, сначала действительно все бросают силы на то, чтобы вывести из кризиса и настроить настроение/состояние. как я писала в статье, потом подключается психотерапия, чтобы была поддержка со стороны сознания, много чего теперь получается отслеживать уже самой (там писала про свои личные критерии).

а вот о причинах - всё действительно сложно и непонятно. сказать наверняка, что дело только в химии и что серотонин барахлит сам по себе, и уже именно он влияет на жизнь, а не наоборот, никто не может. нет таких тестов или анализов. про генетику тоже туманно.

а дальше все зависит от вас и вашего психолога, от вашей тактики терапии: можно копаться в детстве, в ранних псих.травмах и паттернах поведения, можно более бережно решать текущие конфликты и "отстойные ситуации", учиться уже на них)

5

Комментарий удален пользователем

Утка, спасибо, что поделились. да, у меня тоже +10 где-то получилось.

1

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю