«Ранняя помощь всегда эффек­тив­нее»: чем зани­ма­ется дефектолог

«Ранняя помощь всегда эффек­тив­нее»: чем зани­ма­ется дефектолог

И когда к нему нужно обращаться

Обсудить

Родители часто обращаются к дефектологу, чтобы помочь ребенку заговорить.

Но иногда проблема глубже, чем кажется. Поговорили с логопедом-дефектологом клиники DocDeti Дарьей Иванченко о том, чем дефектолог отличается от логопеда, на что обратить внимание при выборе специалиста и можно ли скорректировать развитие ребенка самостоятельно.

— Чем занимается дефектолог и как родителям понять, что нужна помощь такого специалиста?

— Дефектолог в широком смысле — педагог для детей с особенностями. Логопеды, сурдопедагоги, тифлопедагоги, олигофренопедагоги — все они дефектологи. Также есть бытовое использование этого слова: дефектологом называют специалиста, который занимается детьми с проблемами развития внимания, памяти и мышления. Любой учитель в школе для детей нарушением интеллекта — это дефектолог.

Часто родители примерно представляют, чем занимаются логопеды, сурдо- и тифлопедагоги: первые помогают детям, чья речь развивается медленнее, чем у ровесников, вторые — тем, у кого есть проблемы слуха, третьи — слабовидящим и незрячим.

Дефектолог же может работать с любой из этих категорий детей, если им нужны занятия по развитию внимания, памяти, мышления, повышение уровня произвольности, адаптация образовательного материала. Можно сказать, что это педагог, который знает много способов обучить того, кому учиться нелегко.

С детьми до трех лет дефектолог работает в паре с логопедом или в составе команды раннего вмешательства, куда входят и другие специалисты: физический терапевт, эрготерапевт, психолог. Найти такого специалиста можно в детском саду, специальном центре, коррекционных школах. Также дефектологи часто ведут частную практику.

— Как родителям понять, что нужна помощь дефектолога?

— Родителям не всегда очевидны трудности развития маленького ребенка. Поэтому лучшим способом понять, нужна ли помощь дефектолога, будут доверительный разговор с педиатром, наблюдающим ребенка, и плановые консультации с неврологом. Это позволит оценивать развитие в динамике.

Невролог может рекомендовать обратиться к логопеду, дефектологу, поведенческим специалистам или направить ребенка в программу раннего вмешательства. В раннем возрасте занятия будут показаны детям, о которых мы с рождения знаем, что развиваться они будут в более медленном темпе. Как правило, это дети с генетическими нарушениями, включающими в себя задержку развития.

Если ребенок проходит психолого-медико-педагогическую комиссию, ПМПК, ее члены также смогут рекомендовать занятия с логопедом, дефектологом или психологом.

Я рекомендую родителям сначала провести всестороннюю оценку развития ребенка у врачей и педагогов. Только после этого совместно со специалистами принимать решение о необходимости занятий, определять их кратность и продолжительность.

Современные родители читают много книг и блогов с информацией разного качества. Ответственных родителей, желающих своим детям только лучшего, легко может растревожить что угодно. Они начинают паниковать, что ребенок не собирает пирамидку, не складывает пазл или не читает в свои два года. И какая-то часть консультаций у меня в кабинете — это снятие тревоги с родителей детей, у которых нет проблем развития.

— С какими запросами к вам обращаются чаще всего?

— Ко мне обычно приходят с детьми от полутора до трех лет по направлению от невролога, психиатра или генетика. Иногда логопеды могут направлять детей дошкольного возраста, когда видят, что развитие речи тормозится за счет развития мышления, проблем с концентрацией внимания или особенностей памяти.

Чаще всего родителей волнуют проблемы речи, так как они заметны. Но среди попавших в кабинет будут те, кому нужна только логопедическая помощь, и те, кому нужен дефектолог и другие специалисты.

Также приходят с детьми, имеющими генетические заболевания, которые оказывают влияние на развитие. Такие малыши должны попадать в поле зрение педагогов как можно раньше — иногда и на первом году жизни, потому что он уходит на адаптацию семьи, обучение родителей и уходу за ребенком, и специальным играм. И часто бывает, что обучение, игры и адаптация среды становятся основным методом лечения.

— Как проходят занятия с дефектологом?

— У детей разного возраста занятия будут различаться.

Примерно до четырех лет они напоминают естественную игру лишь с тем отличием, что она имеет цели по развитию и ведет ребенка к их достижению. У ребенка пяти-шести лет это будут игровые задания на развитие внимания, памяти, ориентировки в пространстве и логики, формирование математических представлений.

В школьном возрасте занятия напоминают уроки, на которых ребенку дают задания, помогающие продвигаться в развитии. Еще дефектолог может дополнительно отрабатывать задания от школы и адаптировать учебный материал.

Длительность курса занятий зависит от степени нарушения. Кому-то хватит курса длиной в один год, кому-то потребуется три-четыре, а кому-то придется заниматься с раннего возраста и до совершеннолетия, а дальше будет сопровождение на протяжении всей жизни.

— На что обратить внимание при выборе специалиста?

— Меня беспокоит, что появляются дефектологи без высшего образования, прошедшие короткие курсы. По сути, человека научили механически проводить тесты, но у него нет профессионального мышления, которое позволяет рассматривать ребенка с разных сторон, учитывать медицинские особенности и выстраивать коррекционный маршрут. Поэтому не стесняйтесь просить показать документы об образовании. Если у специалиста есть свой сайт или канал, они могут быть представлены там.

У дефектолога должно быть высшее дефектологическое образование. Может быть еще вариант педагогического или психологического образования, если на этой базе изучалась дефектология. Тогда мы надеемся на то, что он хорошо изучал психологию детского возраста, ориентируется в широте нормотипичного развития и знает критерии расстройств развития, следит за новыми данными в науке.

В начале занятий попросите разрешения присутствовать занятиях и посмотрите, как дефектолог общается с ребенком. Устраивает ли это вас? Открытость, построение партнерских отношений с семьей и этичность необходимы. Детское обучение построено на привязанности — отношения у ребенка и педагога будут складываться постепенно, ведь привязанность формируется не сразу. Родитель на занятии обеспечивает безопасность ребенка во всех смыслах: насилие, повышение голоса недопустимы.

— Как дефектолог работает с родителями?

— Сначала хороший специалист проводит диагностику и рассказывает о сильных сторонах ребенка и его дефицитах, трудностях. Дает рекомендации, как заниматься дома. Проговаривает цели, в идеале — пишет программу. Принимается решение, когда и как все будут обсуждать результаты достижений. Лучше это делать раз в шесть месяцев.

В присутствии ребенка хороший дефектолог рассказывает родителю не о том, как плохо тот себя вел, а что хорошо сегодня получилось на занятии, указывает на хоть и маленький, но прогресс. А уже в личном разговоре с родителями обсуждает трудности. Но не сверху, а с позиции партнерства. Это помогает гармонизировать отношения — и обучение становится более эффективным.

Дефектолог должен разъяснять, как знания, полученные на занятиях, могут пригодиться ребенку в жизни, как переносить новые навыки за пределы кабинета и закреплять достижения. Не должно быть идеи, что ребенок учится, чтобы быть успешным в кабинете. Он учится, чтобы с новыми умениями выходить в реальную жизнь.

— Некоторые боятся признать, что ребенок отстает в психическом развитии, и не идут к дефектологу. Насколько такое промедление опасно?

— Ранняя помощь всегда эффективнее: чем младше ребенок, тем выше у него пластичность мозга, способность к адаптации. Если при общих трудностях детей-ровесников один начнет заниматься в три года, а другой — в полтора, вероятнее, что второй будет прогрессировать быстрее.

Промедление родителей не всегда связано с отрицанием проблем. Часто его причина — недоступность помощи, некачественная диагностика и равнодушие специалистов к жизни конкретного ребенка. Так теряется драгоценное время. Но бывают и противоположные случаи, которые вызывают недоумение: дети с нормальным интеллектом попадают в среду обучения для детей с нарушенным интеллектом. Такое часто случается в детских домах, но бывает и с кровными детьми, растущими в семьях.

Однажды на консилиум, в котором я участвовала, приехал ребенок школьного возраста. Во время локдауна из-за пандемии COVID-19 по решению ПМПК его определили на онлайн-обучение в первый класс для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. А потом так и оставили учиться в онлайн-формате. Учителя занимались с ребенком, у которого нормальный интеллект, как с тем, у кого интеллект сильно снижен. По сути, это было не обучение, а «развивашки» на уровне детей раннего возраста. В третьем классе мальчик не умел ни читать, ни писать и полностью потерял мотивацию.

Этот мальчик из многодетной семьи, которая живет в отдаленном селе. Школа одна на район. Учителя и администрация были совсем не заинтересованы в том, чтобы ребенок получил хорошее образование, и не настаивали на том, чтобы он перешел в обычную школу. Все делали вид, что ребенок учится, а оказалось, что нет.

На консилиуме мы провели диагностику, рекомендовали заниматься с репетиторами — учителями начальных классов, чтобы ребенок догнал через год-другой ровесников и смог перейти в общеобразовательную школу.

Могут ли родители самостоятельно решить проблему?

— Не будет общего ответа для всех. Лучше, когда обучением руководит специалист, но бывают разные случаи. Например, родители обладают педагогическим талантом и хорошо понимают, что будущее ребенка нужно формировать уже сейчас, даже если дефектологов нет в том месте, где они живут. Такие родители обучают своих детей бытовым делам, приобщают к помощи, дают поручения, включают в семейный бизнес, думают о профессиональной ориентации, о деле, которое выросшего человека сможет кормить. И встречаются очень крутые кейсы. Но это нестандартное решение, родители должны обладать высокой креативностью.

Если родители хотят учиться, чтобы помогать своему ребенку, я рекомендую пройти курсы не по дефектологии, а по ABA-терапии, потому что на них научат работать над мотивацией ребенка. После таких курсов родитель быстро начнет анализировать поведение ребенка с точки зрения того, как тот обучается, и будет знать, что сделать, чтобы получалось лучше. На курсе же дефектологии дадут что-то общее, не имеющее отношения к проблемам конкретного ребенка.

Плюс дефектология не имеет инструментов для работы с нежелательным поведением, отказами, снижением мотивации, которые возникают при обучении в любом случае. Такой навык и у специалиста возникает не потому, что он окончил институт, а потому, что читал книги по ABA-терапии, изучал дополнительно литературу по мотивации, приобретению навыков у детей.

— Наука не стоит на месте, и во многих сферах появляются новые практики лечения, коррекции. Как обстоят дела в дефектологии?

— К сожалению, печально. Отечественная дефектология упорно отстаивает свою уникальность. Игнорирует мировые тенденции в подходах к обучению, работе с поведением, эмоциями и организацией среды, к формированию максимально адаптированной личности, способной к независимой жизни. Если гнаться за академическими знаниями, но игнорировать жизненные навыки ребенка с особенностями развития, перспективы подросшего человека весьма туманны. Согласитесь, что по итогам школьного обучения сидеть у родителей на шее и смотреть телевизор — так себе перспектива. А родители не вечны.

Коррекционному образованию необходимо постоянно пересматривать подходы, настраивать индивидуализацию обучения: опыт детей и семей сейчас очень разный, а запрос на толковое, практически ориентированное обучение растет. Нужно учитывать контекст, в котором живет ребенок, культурные и религиозные аспекты жизни семьи и формировать личность.

Если прийти в детский сад или школу и посмотреть, чему и как обучают детей с особенностями, можно увидеть подходы, которые уже устарели. Как будто туда не проникает ничего нового — это грустно.

— Какой совет вы бы дали родителям детей с особенностями развития?

— Отношусь к таким семьям с огромным уважением, так как понимаю, что им приходится все время преодолевать препятствия. Это закаляет характер, но вряд ли добавляет здоровья и бодрости. Родителям важно регулярно заботиться и о себе. Понимать, в каком вы состоянии, где искать поддержку, кого определить в помощники. Делать паузы, не забывать о своих увлечениях, о восполнении ресурса. Это не эгоизм, а ответственное отношение к своей жизни. Случись что с родителем, некому будет позаботиться о ребенке.

Еще стоит помнить о будущем и моделировать его в настоящем, чтобы подросший ребенок после ухода родителей в мир иной не попал в психоневрологический интернат, а мог вести самостоятельную жизнь, оброс крепкими социальными связями, мог обращаться за помощью и выполнять посильную работу. Этому надо обучать, и желательно не строить иллюзий, будто все получится само. Детям с особенностями мы формируем будущее намного раньше и прикладываем больше усилий. Это многолетний марафон.

Материалы, которые помогут родителям сохранить бюджет и рассудок, — в нашем телеграм-канале @t_dety

Ваш ребенок занимался с дефектологом? Расскажите, каких результатов удалось достичь:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество