В августе «Газпром» сообщил, что экспорт в страны дальнего зарубежья за 7,5 месяца упал на 36%, а добыча сократилась на 13,2%.

Из-за решения ФТС не публиковать данные по экспорту есть сложности с оценкой потоков, но если судить по европейским данным, то в июле экспорт из России составил порядка 3,7 млрд кубометров газа. Это примерно в три раза меньше, чем в июне прошлого года, когда Россия экспортировала 12,4 млрд кубометров.

Сейчас разрыв газовых связей между Европой и Россией идет с двух сторон. Европа заявляет, что хочет полностью отказаться от российского газа к 2027 году, а Россия принимает схему расчета за газ в рублях, не торопится забирать из Германии турбину для «Северного потока-1» и прокачивает по трубопроводу все меньшие объемы.

Рано или поздно это двустороннее движение может привести нас к новому миру, где Европа полностью живет без российского газа, а «Газпром» — без экспорта в Европу. Расскажу, как, вероятно, этот мир может выглядеть.

Сколько газа добывает «Газпром»

Каждый год Россия добывает 720 млрд кубометров природного газа. Экспортирует всего чуть больше 200 млрд, в прошлом году — 204 млрд. Из них 130 млрд кубометров — в Европу.

В прошлом году Россия поставила в Китай 10,5 млрд кубометров газа, а в этом планирует от 16 до 20 млрд. На Турцию приходится 27—28 млрд кубометров, 30 млрд — на страны СНГ, еще 20 млрд — на Беларусь.

Но большая часть добычи — около 500 млрд кубометров — идет на внутренний рынок.

Как сейчас выглядят поставки газа на экспорт

На «Северном потоке-1» — основном трубопроводе на европейском направлении — сейчас работает всего одна турбина из шести. Остальные, по версии компании, отработали межремонтный ресурс. Одна турбина, отправленная на ремонт, сначала застряла в Канаде из-за санкций, потом была отправлена в Германию, но «Газпром» не торопится ее забирать, ссылаясь на неясности санкционного законодательства. В конце августа «Северный поток» будет остановлен на три дня.

Россия поставляет в Европу в том числе сжиженный природный газ — СПГ. Его экспортом занимается «Новатэк», в частности, компания экспортирует газ во Францию, Испанию и Нидерланды. Но завод «Новатэка» «Ямал СПГ» работает на полную мощность, больше сжиженного газа он поставлять не в состоянии. Также есть экспорт СПГ с завода «Сахалин-2». Основные объемы уходят в Японию и Южную Корею.

Газопровод «Ямал — Европа» сейчас фактически не используется, поставки по нему остановлены. Функционирует трубопровод «Сила Сибири», по которому газ экспортируется в Китай. Некоторый объем поставок в ЕС идет по «Турецкому потоку». Еще активен газопровод «Голубой поток», ориентированный на внутренний рынок Турции.

Чем Россия заменит Европу

Очевидно, что наибольшие сложности могут возникнуть с трубопроводным газом, и быстро переориентировать его невозможно. Если перестать поставлять его в Европу, перебросить эти объемы будет сложно.

Сейчас обсуждается строительство нового газопровода «Сила Сибири-2» в Китай. Еще в январе «Газпром» завершил подготовку технико-экономического обоснования, но строительство фактически не ведется, потому что контракта с Китаем нет.

Как и в случае с «Силой Сибири-1», для строительства нужен долгосрочный контракт, в котором должны быть прописаны объемы и формула цены. Сейчас такого контракта нет. Будет ли он заключен — неизвестно.

Но даже при оптимистическом сценарии это займет 3—4 года. По данным СМИ, также начато строительство газопровода «Сила Сибири-3», или дальневосточного маршрута. Фактически это ответвление от имеющегося газопровода «Сахалин — Хабаровск — Владивосток», поэтому построить его несложно.

По нему заключен контракт на поставки в Китай 10 млрд кубометров газа в год между «Газпромом» и китайской CNPC, но есть вопросы по ресурсной базе. Ею должно стать Южно-Киринское месторождение, но начало добычи там уже переносили несколько раз, еще до ввода новых санкций. Сейчас не до конца понятно, возникнут ли с ним новые проблемы.

Если экспорт в Европу обнулится, останутся Турция, Китай, страны Центральной Азии и другие, признанные государством дружественными. Но сейчас даже все вместе они потребляют в три раза меньше, чем Европа.

Так что для «Газпрома» наступит новая жизнь: он начнет превращаться в компанию, ориентированную на внутренний рынок, без большой экспортной выручки.

Что теряет российский бюджет

Потеря европейского экспорта может обойтись российскому бюджету примерно в 700—800 млрд рублей потерянных доходов. Вот из чего они складываются:

  1. Доходы от экспортной пошлины. Для трубопроводного газа она составляет 30%. Для СПГ такой пошлины нет, так что с точки зрения налоговых доходов экспорт по трубе гораздо выгоднее. В 2021 доходы федерального бюджета от экспортной пошлины составляли около триллиона рублей. Сейчас цены на газ выше, но даже если предположить, что они останутся на уровне 2021 года, то потери составят порядка 700 млрд рублей.
  2. Налог на добычу полезных ископаемых. Ставка НДПИ на добываемый газ — 18%. Если «Газпром» сократит свою добычу из-за того, что меньше поставляет на экспорт, то и поступления от НДПИ уменьшатся. В прошлом году они составили 577 млрд рублей, то есть бюджет потеряет примерно 103 млрд. Правда, в этом году «Газпром» должен дополнительно заплатить 1,2 трлн рублей НДПИ.

Какими будут последствия для «Газпрома»

Скорее всего, «Газпром» превратится в компанию, которая работает на внутренний рынок. Есть же у нас, например, «Россети» — крупная инфраструктурная компания, которая обеспечивает транспортировку электроэнергии внутри России.

Проблема в том, что цены на газ на внутреннем рынке и в Европе сильно различаются. При экспорте они выше почти в 20 раз. Можно сказать, что раньше между государством и «Газпромом» существовал своеобразный контракт. У «Газпрома» была монополия на экспорт по трубопроводу: никакая другая компания в рамках текущего законодательства не может поставлять газ. За счет этого «Газпром» получал некую выгоду. С другой стороны, он обеспечивал низкие цены на внутреннем рынке, проводил газификацию и должен был увеличивать расходы на нее.

В новой реальности у «Газпрома» будет значительно меньше экспортной выручки и, соответственно, сократятся возможности выполнять социальные обязательства.

При этом с 1 июля правительство повысило цены на газ на 4% при уровне инфляции 16%, то есть оно использует регулирование тарифов еще и в качестве антиинфляционной политики.

При этом в России есть, например, производители азотных удобрений. Основная составляющая их стоимости — природный газ. Такие компании могут покупать дешевый газ у «Газпрома» и продавать свои удобрения на экспорт по мировым ценам. Эта ситуация тоже не может нравиться компании.

С точки зрения «Газпрома», логично будет ставить вопрос о повышении внутренних цен, которые сейчас регулирует правительство. Поэтому стоимость газа для российского потребителя, скорее всего, станет предметом давления и дискуссий.

Чем Европа может заменить российский газ

Европа потребляет около 400 млрд кубометров газа в год. Где-то 40% из них поставляет Россия — около 130 млрд по трубе и 20 млрд в виде СПГ.

60% газа Европе дают остальные источники. Примерно 50 млрд кубометров из них — это собственная добыча в Польше, Румынии, Нидерландах. Еще один крупный поставщик трубопроводного газа — Норвегия. Всего она добывает около 120 млрд кубометров и большую часть добычи поставляет в Европу.

Импорт СПГ — это еще 100 млрд. Есть поставки из Алжира, Ливии, Азербайджана, но по отдельности это относительно небольшие объемы.

Европа может относительно безболезненно заменить поставки российского СПГ, но 130—140 млрд трубопроводного газа из России заместить особенно нечем. Норвегия пока не может столько добыть и поставить.

Европа будет страдать, и для них в обозримом будущем газ будет оставаться очень дорогим. Есть некоторые надежды на Гронинген — газовое месторождение в Нидерландах, которое в начале 2010-х было одним из крупнейших и давало 70—80 млрд кубометров газа в год. Затем в той местности начались землетрясения. Местные жители запротестовали против добычи газа, и месторождение вывели из эксплуатации.

Сейчас Нидерланды добывают всего около 6 млрд кубометров, но власти страны могут пересмотреть свое решение по Гронингену.

Другая опция — не выводить из эксплуатации немецкие атомные станции. Правительство приняло решение о прекращении их работы под давлением экоактивистов, но это совершенно нерационально на фоне проблем с поставками.

Франция когда-то поступила иначе и развивала свою атомную энергетику как раз после энергетического кризиса 1970-х годов, чтобы стать независимой от поставок импортной нефти. У Германии уже есть атомные станции, которые можно эксплуатировать. Просто необходимо пересмотреть свое решение.

Сейчас Европа пытается заполнить свои подземные хранилища газа — ПХГ — до рекомендованного Еврокомиссией уровня в 80%. Их общая мощность — 100 млрд кубометров. Изначально они были сделаны, чтобы компенсировать сезонность спроса на газ, потому что добыча более или менее постоянна, а зимой спрос выше. Пока средняя заполняемость держится на уровне 76%.

То, как Европа переживет эту зиму, во многом зависит от температуры. Потребление газа может стать меньше на 10%, если, например, зима окажется теплой. Если газа не будет хватать, придется отключать от него промышленные объекты. В последнюю очередь — останавливать производство электроэнергии и сокращать поставки на нужды отопления.

Что в итоге

  1. На экспорт в Европу уходит около 20% добываемого «Газпромом» газа. Если поставки будут остановлены, потери окажутся заметными, но не критичными.
  2. Цены на газ в Европе значительно выше, чем на внутреннем рынке — «Газпром» может лишиться существенной доли в выручке. Возможно, это приведет к давлению на цены на российском рынке.
  3. Из-за остановки экспорта в Европу российский бюджет может потерять от 700 до 800 млрд рублей.
  4. Прямо сейчас заменить российский газ Европе нечем. Вся надежда на подземные хранилища, расконсервированные месторождения и атомную энергетику.

Новости, которые касаются инвесторов, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @investnique.