Когда ребенок становится подростком, он сильно меняется — и не всегда родители понимают, как себя с ним вести.

Период взросления — один из наиболее сложных в жизни человека. Окружающим тоже приходится нелегко: большинство родителей стремятся дать своим детям только лучшее, но часто не справляются с протестным поведением и не могут сохранить теплые отношения с бунтующим подростком.

Подростковый психолог Никита Карпов рассказал, когда поведение взрослеющего ребенка — повод обратиться к специалисту, а также дал родителям рекомендации, которые помогут пережить сложное время.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Когда с ребенком стоит сходить к психологу?

Первая причина — беспокойство и растерянность родителей, когда они не знают, что делать, как повлиять, не понимают, что происходит.

Вторая — ощущение или понимание родителей, что у ребенка что-то не в норме, например с ним происходит нечто плохое, он всегда в плохом настроении: агрессивный, сильно расстроенный. Также когда ребенок не выполняет условные социальные обязательства: не учится, конфликтует со сверстниками, учителями, дома перестал общаться. Либо есть тики, истерики, нервные срывы, признаки депрессии, такие как апатия и постоянная подавленность, и другие отклонения.

Иногда поводом может быть просто информационная недостаточность. С одной стороны, сейчас много всего написано в интернете, с другой стороны — родителям от этого не легче, не хватает структурированной информации. Часто родители приходят с таким внутренним вопросом: «А нормально ли это?»

Если говорить про внешние ситуации, поводом обратиться к психологу может быть переезд, смена школы, развод родителей, появление брата или сестры, травма, смерть кого-то из близких. Иногда даже смерть домашнего животного может оказаться важной для ребенка.

К некоторым запланированным изменениям стоит подготовиться — тот же переезд, эмиграция, развод, рождение еще одного ребенка. Здесь можно заранее пойти психологу, чтобы помочь ребенку пережить стрессовые ситуации.

Родителям ребенка тоже нужно работать с психологом?

Я сторонник того, что к детскому психологу стоит сначала сходить родителям без ребенка: описать ситуацию, свои переживания и спросить, что дальше.

Не так много случаев, когда работать надо только с ребенком. Но и тут психологу нужно много информации от родителей, которую ребенок рассказать не сможет. Обычно здесь специалист работает параллельно с родителями и ребенком.

Бывают ситуации, когда подросток сам просит отвести его к психологу, но и здесь я предпочитаю сначала встретиться с родителями, собрать то, что врачи называют анамнезом: семейную историю, как выглядит ситуация глазами родителей.

Кроме того, родители могут повлиять на проблемы подростка — и хорошо, когда это влияние положительное и конструктивное. Психолог может помочь в этом.

Ребенок — это продукт семьи. То, что с ним происходит, — результат того, что происходит в семейной системе. Я не берусь помочь, если родители занимают позицию «почините нам ребенка», а сами участвовать не хотят.

Когда нужно обратиться к психологу, а когда уже к психиатру?

Самостоятельно понять это не всегда возможно. Конечно, бывают крайние случаи: суицидальные попытки, явные и длительные самоповреждения, длительное депрессивное состояние, агрессия, переходящая рамки нормы. В таких случаях родители и сами видят, что нужно к психиатру.

В остальных случаях можно спокойно начать с психолога — вменяемый специалист всегда направит к психиатру, если будет нужно.

Я поступаю так: если у меня есть опасения или предположения, прямо говорю о них родителям и рекомендую посетить психиатра. Ведь это влияет на эффективность моей работы, а иногда и на безопасность. Например, если я подозреваю расстройство личности, то мне точно нужно заключение психиатра, чтобы не нанести вреда пациенту.

Где грань между нормальным подростковым возрастом и патологией?

Список сложностей подросткового возраста и особенностей подростков во многом совпадает с рядом психиатрических диагнозов. Это нормально, с ними просто такое происходит в этом возрасте.

Провести границу между нормой и нарушениями родителям будет сложно. Опять же основной критерий здесь — ощущение беспокойства.

Если оно появилось, лучше на всякий случай обратиться к специалисту. В этом нет ничего страшного. Психолог объяснит, что для этого возраста — условная норма и с чем придется пожить какое-то время, на что родители могут повлиять собственным поведением, а что может быть поводом для активных действий.

Например, замкнутость — норма для подростков, хотя она и беспокоит родителей, которые чувствуют, что теряют контроль и не знают, что происходит с ребенком. Однако если замкнутость сочетается с дисфорией — постоянным мрачно-злобным настроением, это может быть как вариантом нормы, так и нет.

Кроме того, замкнутость сама по себе не говорит, что случилось что-то плохое. Однако из-за нее родители могут не узнать, что что-то плохое произошло или происходит. К примеру, подростка травят в школе, у родителей помощи он не просит, сам не справляется, нарастает депрессивное настроение, в школу не хочет, хуже учится, родители ругают — это плохая ситуация.

То есть, с одной стороны, для подростков замкнутое поведение нормально, с другой — стоит посоветоваться с психологом, чтобы разобраться, что с ребенком происходит. И главная рекомендация для родителей здесь всегда такая: ослабить давление. Трудно наладить отношения с подростком, когда, с одной стороны, его ругают за плохую учебу и поведение, а с другой — ждут доверия и желания разговаривать.

Как выстроить отношения с подростком?

Для начала стоит прекратить рушить отношения: обесценивать, критиковать, оскорблять, унижать и выступать в роли надзирателя. Сложно говорить о доверительных отношениях между начальником и подчиненным.

Это период, когда родителям очень сложно: есть тревога за будущее ребенка и ощущение, что контроль извне помогает ему в этом будущем закрепиться или получить бонус для дальнейшего развития. Кажется, что если прекратить контролировать подростка, его жизнь полетит под откос. Получаются как бы чаши весов: на одной — хорошие отношения, на другой — хорошее будущее.

Однако подростки в этом смысле очень показательны — они не дают собой управлять. То есть родители попытки предпринимают, отношения рушат, а результата нет.

На консультациях это можно показать простым способом. Психолог задает родителям вопрос: «А что вы делаете?» Родители отвечают. Затем психолог спрашивает, какой результат они хотят и какой получают. Становится ясно, что они не совпадают. Как только родители понимают, что их действия контрпродуктивны, им может быть проще отказаться от них.

В подростковом возрасте меняет запрос на коммуникацию. Если раньше был большой сильный взрослый и маленький зависимый ребенок, то теперь подросток хочет к себе другого отношения — даже если на самом деле он еще остался маленьким и зависимым. Родителям важно перестроиться.

Есть простой лайфхак. Упрощенно представим, что существуют две функции общения:

  1. Человеческая: обмен информацией, эмоциями, впечатлениями — так мы общаемся с друзьями.
  2. Родительская — контроль, менеджмент, планирование, мотивация.

Можно понаблюдать за собой, чтобы понять, в какой роли чаще происходит общение с подростком. Обычно это родительская роль: на коммуникацию с ребенком времени мало, мы пытаемся «нанести» максимум пользы из директивной позиции. Эффекта от этого немного, а вред для отношений может быть существенный.

Чтобы наладить контакт, важно выровнять баланс между двумя ролями, а лучше сделать перекос в обратную сторону. То есть найти время общаться с подростком по-человечески, когда родителям ничего от него не надо.

Есть ли разница в общении с подростками с учетом возраста?

Считается, что младший подростковый возраст — это 11—13 лет, старший — 14—17 лет. Это условное деление, границы плавают: бывают дети, которые в 11 лет по ряду параметров уже перешли в старший подростковый возраст, а бывают те, у кого в 15 лет еще ветер в голове.

Младший подростковый возраст менее удобный. Подростки еще совсем дети, но уже с гормональными бурями, изменениями в эмоциональной сфере, неадекватными эмоциональными реакциями, запросом на другую коммуникацию, протестами по отношению к родителям.

Здесь как с кризисом трех лет: главное — терпение. Надо просто пережить этот период так, чтобы не разрушить отношения. Подростки в этом возрасте не очень управляемы: три минуты назад ребенок вменяемо разговаривал, а сейчас уже бегает на голове и матерится. У них плохо с самоконтролем, они сами себя не понимают — не стоит рассчитывать, что ребенок будет вести себя как взрослый.

В более старшем подростковом возрасте подросткам уже проще с точки зрения самоконтроля, они сознательно могут выбирать не выстраивать контакт с родителями, если те ведут себя некорректно. У них свои мотивы, интересы, они больше погружены в отношения со сверстниками, им важнее не количество, а качество этих отношений.

Можно ли как-то повлиять на подростка?

Здесь важно задать себе вопрос: нужно, чтобы он сам захотел выполнять какие-то действия, или нет. Это две совершенно разные стратегии.

Когда надо, чтобы подросток просто выполнял нужные действия, начинаются угрозы, наказания, подкуп, шантаж, манипуляции. Грубо говоря — «как заставить его сделать уроки до того, как сесть за компьютер». В этом случае родители подменяют мотивацию ребенка своей, а у него и так ее нет.

Второй вариант — «довзрослить» подростка до того, чтобы он сам выбирал делать уроки в нужный момент и не приходилось его заставлять. Здесь два компонента:

  1. Выстраивать отношения: подросток будет слушать родителей, когда у него с ними хорошие отношения.
  2. Помогать ему думать — общаться не тезисами и указаниями, а больше вопросами и слушанием.

Это медленный и сложный путь, потому что подросток долго еще будет жить без ориентации на будущее и без просчитывания последствий. Здесь задача родителей — не гасить будущую мотивацию в зародыше, помочь ребенку учиться размышлять и принимать решения взвешенно.

То же касается рисковых ситуаций — вместо того чтобы подростка ограждать от всего и все запрещать, логичнее научить его думать. Запреты не помогут, если нужно, чтобы подросток мог сделать адекватный выбор и от чего-то отказаться.

Если просто запрещать, в какой-то момент давление группы окажется сильнее, чем родительские запреты, или появится желание попробовать, или захочется сделать назло родителям и запретам. Конструктивнее направлять усилия на то, чтобы подросток развивался, думал, взрослел, задавался вопросами.

Подростковый кризис бывает у всех?

Подростковый период бывает у всех: у одних более ярко, у других менее ярко. Если все совсем гладко и ничего не происходит, на мой взгляд, это подозрительно. Здесь либо родители не в курсе, а подросток что-то делает втихаря, либо все настолько регламентировано, что у ребенка невроз и он слишком сильно хочет быть хорошим.

Это может привести к тому, что проблемы выстрелят потом, когда подросток выйдет из-под родительского контроля, например уедет учиться в другой город. Иногда бывает и так, что уже в 30—40 лет на психотерапии человек осознает, что подросткового возраста у него не было и вот сейчас он его проживает.

Как правильно реагировать на действительно плохое поведение?

Важно ответить себе на два вопроса: насколько это для меня критично и чего я хочу добиться в результате.

Например, родители увидели, что ребенок курит. Если дать подростку по шее или наорать, то, возможно, в ближайшие пару месяцев его с сигаретой будет не видно, но это не гарантирует, что он не курит в другом месте. То есть такие действия не работают.

Еще такие наказания могут выйти боком в будущем. Если с подростком случится что-то плохое в тот момент, когда он снова курил, например к нему кто-то приставал, — он может ничего не рассказать родителям, потому что будет бояться, что его отругают за курение.

Если нужно, чтобы подросток не курил, надо воспитывать нормальное отношение к себе, самооценку, объяснять, что это вредит здоровью. Это постепенный процесс, здесь нельзя достичь цели одной мгновенной реакцией на сигареты.

Подобные ситуации сложные, требуют много спокойствия. Чтобы ребенок не пошел по скользкой дорожке, у него должна быть своя голова на плечах, и колотушками свою голову не создать.

При этом важно учитывать семейные нормы и правила. Например, если дома нельзя курить, а подросток дымит на кухне, то правило придется отстаивать: дома ты не куришь, и точка.

Хорошо еще разобраться, почему так произошло. Подросток обычно понимает, что родители взорвутся, часто это провокация, вызов на диалог. Если понять причину, получится адекватно отреагировать.

Играет роль и поведение родителей: если родители сами курят, у них не получится повлиять на ребенка аргументами про негативные стороны курения. В таком случае, если курение подростка не устраивает, остается только один способ — установить правила, например ограничить курение дома, и ждать, что он, возможно, со временем бросит сам.

Нужны ли подростку какие-то границы?

На этот вопрос нет правильного ответа. Главная задача родителей — находить баланс.

Важно определиться — самостоятельно или с помощью психолога, что является принципиальным, на каких правилах родители хотят настаивать.

У всех будут разные ответы, нет единственно верных правил и ограничений. Для кого-то это возвращаться в определенное время, для кого-то — выключать гаджеты в 22:00, для кого-то — вежливо разговаривать, и так далее.

Здесь важно честно себе ответить и не требовать от подростка того, что особо не нужно и чего добиться никак не получается. Нет необходимости держать подростка в ежовых рукавицах.

Есть алгоритм, который помогает отсеять ненужные правила:

  1. Надо выписать список конкретных требований и ограничений по пунктам. Например, «чтобы учился нормально» — это не конкретное требование. Если расшифровать, то там может быть: должен учиться на пять по основным предметам, минимум на четыре по всем остальным, с вечера собирать рюкзак, полностью делать домашку без списывания, в школу идти в аккуратной одежде, перед школой позавтракать, не прогуливать, учителю не хамить и еще что-нибудь. Когда требования выписаны, становится видна полная картина.
  2. Выбрать требования, которые не выполняются, из-за чего постоянно возникают конфликты, при этом из-за невыполнения никто не умер.

В итоге обычно получается такая картина: куча энергии тратится на то, чтобы требовать соблюдения правил, которые все равно не выполняются и ничего страшного не происходит.

Родителей часто пугает, что если они перестанут что-то требовать, то станут плохими родителями. Но бесконечные требования не усиливают позицию родителей и не меняют мотивацию ребенка — это просто сотрясание воздуха и увеличение количества конфликтов.

Рамки и нормы для развития нужны, но они должны быть адекватными и обоснованными. С подростками важно помнить, что им все придется аргументировать. И это суперская практика: если попытаться свои требования объяснить, сразу будут видны те, в нужности которых родители сами не уверены.