В 2017 году фермер Роман Бугаёв из поселка Волоконовка Белгородской области выиграл грант и запустил производство натуральных напитков из меда.

По первоначальным расчетам, для запуска бизнеса требовалось 9,5 млн рублей. Роман рассчитывал, что 7 млн возьмет из гранта, а 2,5 млн вложит из своих. В итоге предприниматель влез в кредиты и потратил на запуск почти 13 млн.

Сейчас производство приносит около 150 тысяч рублей в месяц.

Первые опыты фермерства

Предки Романа Бугаёва разводили пчел под Волоконовкой с конца 17 века, когда в этих местах начали заготавливать дубовую древесину для флота Петра Первого. Пчеловоды считались уважаемыми зажиточными людьми — производили не только мед, но и воск для свечей и пыльцу. По семейной легенде, медовуху и медовые квасы Бугаёвых поставляли на стол самому царю Петру, когда он приезжал инспектировать верфи. Традиция пчеловодства не прерывалась ни на одно поколение. Сам Роман все детство провел на пасеке: каждые каникулы с мая по сентябрь приезжал к бабушке в деревню Фощеватово в Волоконовском районе.

После института в начале 2000-х Роман работал инспектором в Ространснадзоре. В 2006 году перешел на работу, не связанную с госслужбой, и параллельно занялся сельским хозяйством.

Наш герой взял в аренду у государства около 100 гектаров земли в Волоконовском районе за 70 тысяч рублей в год, чтоб выращивать там пшеницу и подсолнечник. Это самые распространенные культуры у фермеров в регионе, поэтому нет проблем с удобрениями, техникой и сбытом.

Кроме того, предприниматель решил вернуться к семейному делу и привлек отца, у которого было 50 пчелосемей. Они купили дополнительные ульи и увеличили пасеку до 100 пчелосемей. Наемных работников, которые бы работали за зарплату, на этой ферме не было — помогали родственники за процент от прибыли.

Отцовская пасека выросла вдвое и стала частью хозяйства Романа
Отцовская пасека выросла вдвое и стала частью хозяйства Романа

Заработок на пчелах

Держать пчел в середине 2000-х было выгодно: цена меда доходила до 100 рублей за килограмм, а сто пчелосемей производили около 3 тонн продукта за сезон. Прибыль составляла 230 тысяч рублей в сезон. Но к 2012 году на российский рынок хлынул дешевый китайский мед, и цены упали до 40 рублей за килограмм, а прибыль от пасеки — до 90 тысяч. Нужно было искать новые возможности для заработка.

Переориентировать бизнес, сохранив пасеку, помог случай. Знакомые свели Романа с компанией, которая производила семенной подсолнечник. Это был гибридный сорт, который давал больше урожая, если его опыляли пчелы. Договорились сотрудничать: Роман вывозил на поля свои ульи — по три пчелосемьи на один гектар, и насекомые опыляли растения. Чтобы заключить договор официально, Роман оформил КФХ — крестьянско-фермерское хозяйство, аналог ИП для производителей сельхозпродукции.

Пчелы, которые опыляли подсолнечник, меда почти не давали — гибридный сорт выделял мало нектара. Но партнеры платили по 3,5 тысячи рублей за пчелосемью, а земли у них было много. За полтора года совместной работы количество ульев выросло до 600. Часть пчелосемей Роман покупал, часть размножал путем расселения — из одной семьи можно сделать до семи новых. Выручка в то время составляла около 2,1 млн рублей в сезон. После вычета расходов и налогов на руках оставалось около 1,5 млн.

Больше историй о бизнесе — у вас в почте
Подпишитесь на рассылку для предпринимателей: раз в месяц присылаем важные новости и истории успеха
💎💎💎💎💎

Параллельно Роман продолжал выращивать пшеницу и подсолнечник на продажу на своих 100 гектарах. При этом он не уходил с основной работы, но все заработанное вкладывал в бизнес. Например, пытался заниматься разведением рыбы — карпа и толстолобика. Правда, дело не пошло.

Во-первых, пруд, который Роман взял в аренду, находился в месте со сложным рельефом. Чтобы выловить рыбу, воду весной спускают, а там это было сделать сложно. Во-вторых, изменилось законодательство: предпринимателей обязали пускать рыбаков на арендованные водоемы. Рядом с прудом был дачный поселок, и местные жители пристрастились ходить с удочками ловить карпа. Роман бросил рыбоводство, потеряв на этом 220 тысяч рублей.

С 2012 по 2016 год фермерство приносило около 2 млн рублей в год. А в 2017 году врачи диагностировали у Романа серьезную болезнь. Фермеру сделали операцию и запретили любые физические нагрузки. Кроме того, нельзя было долго находиться на солнце. Пришлось в обмен на половину прибыли передать дело приятелю, который часто помогал и раньше. Фермерское хозяйство работает и до сих пор. В прошлом году партнеры получили по 1,4 млн рублей прибыли.

Роман до сих пор занимается выращиванием пшеницы и подсолнечника на земле, взятой в аренду в 2006 году. Наш герой предоставляет землю, партнер — свою технику, а семена и удобрения покупают пополам
Роман до сих пор занимается выращиванием пшеницы и подсолнечника на земле, взятой в аренду в 2006 году. Наш герой предоставляет землю, партнер — свою технику, а семена и удобрения покупают пополам

Семейный рецепт медовухи

Еще когда Роман Бугаёв занимался медом, он производил и медовуху. Не на продажу, а для себя, по старинному семейному рецепту — еще тех самых, петровских времен. Первый напиток предприниматель приготовил в 17-летнем возрасте.

Сам процесс несложный: мед смешивают с водой и варят. Сюда же можно долить сок — для вкуса. Потом в это сусло добавляют дрожжи, хмель или пыльцу — для запуска процесса брожения. По похожей технологии делают пиво. Получается слабоалкогольный напиток крепостью примерно четыре градуса.

Местные власти приглашали предпринимателя участвовать в местных сельских ярмарках — на медовый спас и другие праздники. Роман ставил стол с самоваром и бесплатно угощал посетителей медом со своей пасеки и медовым чаем. А еще семейной медовухой. Многие посетители приходили и на следующий год — попробовать фирменный напиток.

В марте 2014 года на ярмарке к столу с продукцией фермера подошла делегация местной администрации. Главе района медовуха понравилась. То ли в шутку, то ли всерьез он сказал, что можно попробовать открыть цех такой натуральной продукции — без красителей. Позже чиновник еще несколько раз возвращался к этой теме.

Роман почитал в интернете о производстве подробнее. Оказалось, самое простое оборудование стоит около 5—6 млн рублей. Таких денег у фермера не было.

Ярмарки в районе проходят по нескольку раз в год. Роман всегда выставляет на них мед и свои напитки
Ярмарки в районе проходят по нескольку раз в год. Роман всегда выставляет на них мед и свои напитки

Конкурс грантов для фермеров

В 2017 году Роману пришло письмо от главы района. Тот предлагал поучаствовать в областном конкурсе «Я — сельский предприниматель». Любой бизнесмен, готовый открыть производство в сельской местности, мог предложить свой проект. Если комиссия признавала идею жизнеспособной, из бюджета региона выделяли финансирование — 80% от стоимости. Не в кредит, а как субсидию — без необходимости возврата.

Условия Роману подходили: участник конкурса не мог получать подобных грантов раньше, не должен был представлять микропредприятие — организацию, в которой меньше 15 сотрудников и с оборотом до 120 млн рублей, а также обязывался следовать представленному на комиссию бизнес-плану.

Кроме того, бюджетные деньги надо было использовать в течение полутора лет. На зарплаты тратить грант нельзя — только на строительство, покупку или ремонт зданий, покупку оборудования, техники или сельскохозяйственных животных. После того как победитель конкурса получал деньги, его предприятие должно было проработать еще минимум пять лет. Если какое-то из этих условий не выполнялось, деньги пришлось бы вернуть государству.

Помимо бизнес-плана для конкурса просили выписку из ЕГРЮЛ, справку об отсутствии долгов по налогам и страховым платежам и ходатайство главы района.

Роман не разбирался в промышленной технологии производства — помогла местная компания. За 100 тысяч рублей она оценила рынок и составила бизнес-план.

Для запуска требовалось 9,5 млн рублей: 2,5 млн готов был вложить сам Роман, 7 млн рассчитывал получить от государства. На эти деньги предприниматель планировал купить помещение и заказать оборудование. Производить собирался медовый квас без сахара, медовый натуральный лимонад и свою фирменную медовуху.

В июле 2017 года наш герой выступил перед конкурсной комиссией в областном департаменте АПК с презентацией. Надо было убедить их, что бизнес окупится, даст рабочие места и будет платить налоги. На гранты претендовали около трехсот участников, но похожих проектов ни у кого не было. В основном предлагали традиционные идеи вроде садоводства или производства сыров. Победили около 30 человек — Роман Бугаёв в их числе.

Помещение

Для производства пищевой продукции здание цеха должно соответствовать специальным техрегламентам Таможенного союза. Например, нужны вода, канализация и электричество.

Что касается площади, Роман рассчитывал найти что-то в пределах 100 м². Аренду предприниматель даже не рассматривал — хотел купить в собственность. Во-первых, оборудование для цеха — громоздкое. Если внезапно владельцы повысят аренду, то съезжать дорого и хлопотно. Во-вторых, покупка — своеобразная инвестиция: в будущем здание можно продать, если понадобятся деньги.

Подходящую площадку получилось присмотреть заранее — еще на стадии подготовки документов для конкурса. Это была бывшая станция техобслуживания, совмещенная с автомойкой, общей площадью 240 м², которая находилась там же, в Волоконовке. Владельцы запросили за здание 2,25 млн рублей.

Несмотря на то что тратить грант можно было уже в начале осени, покупка сильно затянулась. Деньги по гранту выделяло областное казначейство, которое требовало безупречного оформления документов. Хозяевам здания пришлось приводить в порядок бумаги, и сделку оформили только в феврале 2018 года. Полгода Роман просто ждал, параллельно ведя переговоры с производителями оборудования.

Здание красиво выглядело снаружи, но само помещение не подходило для пищевого производства. Пришлось менять полы, канализацию и водопровод, с нуля проводить вентиляцию. На все это Роман потратил около миллиона. Еще по 150 тысяч ушло на новую электропроводку и систему гидравлики. К маю работы закончили.

По технологии нужны сливы в полу, поэтому пол требовалось переделать полностью. Купить песок, который добавляют в бетон, в феврале оказалось сложно. На стройки его привозят прямо из карьеров, а они зимой стояли замерзшие. Пришлось ждать до начала марта, когда оттает земля
По технологии нужны сливы в полу, поэтому пол требовалось переделать полностью. Купить песок, который добавляют в бетон, в феврале оказалось сложно. На стройки его привозят прямо из карьеров, а они зимой стояли замерзшие. Пришлось ждать до начала марта, когда оттает земля
Если присмотреться, то в здании цеха до сих пор видны большие ворота. Раньше здесь находилась станция техобслуживания — через них заезжали машины
Если присмотреться, то в здании цеха до сих пор видны большие ворота. Раньше здесь находилась станция техобслуживания — через них заезжали машины

Оборудование

Оборудование Роман выбирал долго, еще на стадии бизнес-плана. Бывшее в употреблении покупать не хотел, пусть даже и импортное. Предприниматель запускал пищевое производство и речь шла о безопасности людей — мало ли что продадут. Не стал брать и новое китайское. Он почитал отзывы в интернете и пообщался с производителями кваса и пива — никто не советовал недорогие китайские линии. В итоге выбор пал на завод емкостного оборудования «Номас» в Миассе Челябинской области, который Роман нашел в интернете.

Завод поставлял полный комплект оборудования для производства. Цена зависела от объемов производства будущего цеха. По расчетам Романа, для выхода на рентабельность ему надо было производить 500 литров в сутки. Тогда вложения окупились бы через пять лет. Такая линия стоила 6,6 млн рублей.

Она состояла из двух отделений. В варочном в больших чанах — танках — варили сусло. Потом оно попадало в отделение брожения. Еще предприниматель за 1,5 млн заказал линию розлива, где готовый продукт разливается по бутылкам.

Оборудование делали на заказ под каждого покупателя. Срок изготовления составлял примерно шесть месяцев. По условиям гранта на запуск производства у Романа было всего полтора года, поэтому он заказал линию сразу, как только выиграл в конкурсе. Но и здесь без трудностей не обошлось.

На заводе хотели полную предоплату: оборудование стоило несколько миллионов и отправлять неизвестно кому дорогую линию без денег в другой регион боялись. В свою очередь, по условиям гранта разрешали сделать предоплату всего в 50%. Остаток областное казначейство могло перечислить только после того, как оборудование окажется у Романа. Переговоры с предприятием длились три месяца. Подключились даже чиновники из администрации, которые давали заводу гарантии, что все оплатят вовремя. Договорились лишь к декабрю 2017 года.

Заказ привезли в июне 2018 года, но его надо было еще смонтировать и запустить. На заводе запросили за это 1,5 млн рублей. К тому моменту бюджет проекта и так перевалил за 11 млн рублей, выйдя за рамки бизнес-плана. Роману пришлось продать машину за 700 тысяч и взять кредиты на 1 млн.

Чтобы сэкономить хотя бы на установке, наш герой нашел местных сварщиков, и те за месяц сварили металлические каркасы, на которые монтировались танки. Они же подключили линии. Потом приехал инженер из Миасса и все запустил. Все это заняло полтора месяца и вместо 1,5 млн обошлось в 380 тысяч.

Деньги нужны были срочно, и свой Рено Дастер Роману пришлось продать по цене примерно на 10—15% ниже, чем он стоил на тот момент на самом делеКогда привезли оборудование, Роман лишний раз порадовался, что открывает цех в здании бывшей станции технического обслуживания. Если бы не широкие ворота, пришлось бы ломать стеныКаркасы для установки танков и трубопроводы монтировали местные рабочие — все сделали как надо, плюс Роман сэкономил больше миллиона

Производство

Семейный рецепт медовухи предстояло адаптировать под массовое производство. Роман обратился в Краснодарский институт виноградарства и виноделия, где разработали промышленную технологию. Там же помогли с рецептами остальных напитков. Это заняло два месяца. За рецепт медовухи Роман заплатил 55 тысяч рублей и по 25 тысяч — за квас и лимонад.

Технология производства медовухи незатейлива и напоминает варку пива. Сначала в варочном отделении в больших чанах — цилиндроконических танках — варят сусло. Это мед, смешанный с водой. В танк помещается две тонны сусла, и варить его надо трое суток.

Потом сусло перекачивают в другой танк в бродильном отделении и добавляют дрожжи. Бродит медовуха столько же, сколько пиво или молодое вино — 21 день. Потом она может стоять в этом танке и полгода, и даже год, если соблюдать температурный режим — 4 градуса. Если поступает заказ, медовуху из чана разливают в кеги или по бутылкам вручную.

Все время, пока варится сусло, работникам приходится постоянно следить за процессом — они даже ночуют в цеху
Все время, пока варится сусло, работникам приходится постоянно следить за процессом — они даже ночуют в цеху
В комплекте, который купил Роман, есть линия для розлива напитков по бутылкам, но она не подключена: больших объемов цех сегодня не производит, а после каждого розлива оборудование пришлось бы мыть — это хлопотно
В комплекте, который купил Роман, есть линия для розлива напитков по бутылкам, но она не подключена: больших объемов цех сегодня не производит, а после каждого розлива оборудование пришлось бы мыть — это хлопотно

Квас производят по похожей технологии. Сначала варят смесь меда, воды и квасного сусла, изготовленного из ячменя. Квасное сусло закупают на стороне. Потом, так же как и в случае с медовухой, сусло ставят бродить. Помимо дрожжей Роман придумал добавлять в квас кислые лактобактерии — так он становится полезнее. Квас бродит всего один день, затем его можно разливать и продавать.

18 августа 2018 года Роман сварил первую партию своей продукции — кваса.

Особых сертификатов на напитки не надо. На каждое наименование товара — медовуху, квас и лимонад — предприниматель получал декларацию соответствия. В Центр сертификации, который расположен в соседней Курской области, он отдал технические условия производства продуктов и пробы. Услуга стоила 90 тысяч рублей — по 30 тысяч за каждый вид напитка. Заняло все около месяца.

Медовуха — слабоалкогольный продукт. Поэтому ежемесячно Роман подает в фирму, которая вносит в ЕГАИС, сведения о продажах медовухи. Это обходится в 3,2 тысячи рублей в месяц.

Мед покупают у местных пчеловодов. Проблем с сырьем нет: Роман — председатель местного общества пчеловодов и знает, кто какой мед делает. На пасеке, которая опыляла когда-то подсолнечник, осталось всего около ста ульев. Сейчас ей занимается отец Романа. В планах — нанять людей и увеличить количество пчелосемей, чтобы сырье было свое.

На производстве помимо Романа работают два сотрудника. Они в свое время помогали ему на ферме. Пока цех не вышел на полную мощность, рабочих рук хватает — делают всего одну варку в месяц. Зарплата на руки — около 20 тысяч на человека.

Роман зарегистрирован как глава крестьянско-фермерского хозяйства. Производство напитков из меда считается переработкой сельхозпродукции. Предприниматель платит сельхозналог — 6% и акциз — 21 рубль за каждый литр медовухи.

Чтобы готовая медовуха хранилась в чане долго, нужную температуру в 4 градуса поддерживает такой промышленный холодильник
Чтобы готовая медовуха хранилась в чане долго, нужную температуру в 4 градуса поддерживает такой промышленный холодильник
В составе медовухи всего три компонента: вода, мед и дрожжи. Мед дробят на куски, он подтаивает, и его заливают в чан, где варится сусло
В составе медовухи всего три компонента: вода, мед и дрожжи. Мед дробят на куски, он подтаивает, и его заливают в чан, где варится сусло

Расходы на запуск в 2017 году — 12 800 000 Р

Продажи

Свою продукцию Роман Бугаёв продает под брендом «Волконский медовар». Торговую марку не регистрировал, но планирует. Есть своя фирменная этикетка с логотипом. Его разработали знакомые дизайнеры за 15 тысяч рублей.

Квас и медовуху варят не постоянно, а по потребности. Отливают по чуть-чуть из танка и продают, а когда танк освобождается, запускают новую варку. Лимонад пока не делают. Его активно покупают в жару, а лето 2019 года было холодным. Квас тоже варят нечасто — это, как и лимонад, сезонный продукт.

Медовуха, в отличие от кваса и лимонада, хорошо продается круглый год. Сейчас Роман продает около 1,5 тонн напитка в месяц. Закупают в основным небольшие магазины, которые торгуют разливным пивом. География поставок — вся Белгородская область. Одну партию взял на пробу московский ресторан, но пока до закупок дело не дошло. Цена, по которой Роман продает медовуху — 120 рублей за литр. Себестоимость — 70—75 рублей за литр, в зависимости от того, почем покупает мед у пасечников.

О волоконовской медовухе узнают через сарафанное радио. Еще есть аккаунт в Инстаграме, сейчас разрабатывают сайт.

Несмотря на то что специально продвижением Роман не занимается, к его медовухе уже присмотрелись в Китае. В район приезжала делегация иностранных бизнесменов, и их угостили напитком. Один из предпринимателей попросил познакомить его с производителем, и гостя привезли в цех. Выяснилось, что иностранец занимается экспортом российской продукции в Китай. Китаец интересовался, сколько медовухи может производить Роман и какой будет оптовая цена, если продавать за границу. История пока ничем не закончилась — китайский гость уехал думать. Не исключено, что вернется с контрактом.

В ближайших планах Романа — нарастить объемы производства. Сейчас «Волконский медовар» производит 1,5—3 тонны продукции в месяц, а мощность цеха — 10 тонн. Можно бы было увеличить ассортимент. Например, производить лимонады с разными вкусами. Главное — чтобы без химических добавок, с натуральными соками. Проблема в рынках сбыта: сложно вывести на рынок медовуху или медовый квас — не такие разрекламированные, как пиво или сидр, напитки.

Еще одна идея — открыть сеть собственных фирменных магазинов. Помимо своих напитков Роман мог бы продавать там другие фермерские натуральные продукты. Правда, для этого нужны инвестиции. Сейчас бизнес работает практически в ноль: компания хоть и приносит прибыль, но вся она уходит на погашение кредитов.

Прибыль за август 2019 года — 150 000 Р

Операционные расходы в августе 2019 года — 350 000 Р