Даже если у вас мелкий бизнес или вы председатель ТСЖ, есть риск, что вы нарушите антимонопольное законодательство и вас признают монополистом.

Монополисты контролируют рынок и поэтому считаются врагами честной конкуренции. Это не обязательно транснациональные корпорации с многомиллиардной прибылью, нефтяные компании или ИТ-гиганты — скорее наоборот.

До 2016 года Федеральная антимонопольная служба — ФАС — признавала монополистами и штрафовала в основном малый и средний бизнес: их доля составляла около 65%. Стать монополистом мог даже предприниматель из деревни — просто из-за того, что поставляет электроэнергию по собственным энергосетям.

Сейчас ситуация немного изменилась, но под антимонопольное законодательство по-прежнему подпадают любые организации — неважно, какого размера и назначения. В том числе мелкий бизнес и вообще некоммерческие общества. Например, к штрафу от ФАС могут привести неконкурентные соглашения или картельный сговор между предпринимателями, даже если их бизнес совсем небольшой. Так, ФАС посчитала, что два предпринимателя создали картель: они предлагали попрыгать на батутах за одинаковую цену — 50 Р. В итоге каждого предпринимателя ведомство оштрафовало на 20 000 Р, но суд штраф отменил.

Получить штраф от ФАС проще, чем понять, кто такой российский монополист и что такое картельный сговор. Что все это значит, как случайно не нарушить антимонопольное законодательство и что делать, если вами занялась ФАС, я расскажу в этой статье.

Матчасть: конкуренция, монополисты и картели

Чтобы понять, как работает антимонопольное законодательство, чем занимается ФАС, за что штрафует и за чем следит, сперва нужно разобраться в терминах.

Конкуренция — это соперничество между предпринимателями, которые предлагают одинаковые или схожие товары и услуги на одном рынке, например на рынке парикмахерских услуг. В ходе конкуренции предприниматели могут улучшать качество своих товаров и услуг, рекламировать их, привлекать потребителей ассортиментом и ценой. Потребители могут выбирать лучшие для себя предложения — так выявляется спрос на товары и услуги и их рыночная цена.

Не всегда предприниматели соперничают честно. Некоторые, например, вводят потребителей в заблуждение рекламой. Другие вступают в сговоры. А некоторые, используя свое превосходство на рынке, устанавливают только выгодные им цены и так убирают соперников с рынка. Все это нарушает антимонопольное законодательство.

Вот пример, как предприниматели вводят потребителей в заблуждение. ФАС обнаружила, что реклама страховки не соответствовала действительности: страховка не покрывала случаи кражи из кармана или ручной клади, хотя это подразумевалось в рекламном объявлении. За это компании грозил штраф до 500 тысяч рублей, но ФАС в итоге лишь выдала предписание прекратить вводить в заблуждение потребителей — не распространять такую рекламу.

Такое объявление одна крупная торговая сеть дала на своем сайте. Оно не соответствовало действительности и вводило потребителей в заблуждение. Источник: ppt-online.org
Такое объявление одна крупная торговая сеть дала на своем сайте. Оно не соответствовало действительности и вводило потребителей в заблуждение. Источник: ppt-online.org

Монополисты — это компании, которые предлагают уникальный товар, не имеющий альтернатив для потребителя, или занимают доминирующее положение на рынке, то есть его основную часть.

Благодаря своему положению монополисты могут контролировать рынок, например устанавливать цены без оглядки на спрос. Конкурентов, способных им помешать, нет.

Из-за компаний-монополистов потребители могут переплачивать за некачественный товар просто из-за того, что другого такого нет. Конкуренты монополистов могут моментально банкротиться, например из-за демпинга: монополист может продавать товар по ценам ниже рыночных, а новая компания в таких условиях не выживет.

Сама по себе монополия не абсолютное зло. Быть монополистом не преступление, запрещается лишь злоупотреблять своим доминирующим положением. Например, РЖД принадлежат практически все железные дороги в России, компания контролирует рынок железнодорожных перевозок и входит в реестр естественных монополий.

Естественные монополии занимают доминирующее положение на рынке из-за технологических особенностей производства. Обычно это компании, которые управляют сложной инфраструктурой, например водоснабжением, электроснабжением, железными дорогами. Повторное создание таких инфраструктур экономически неоправданно или невозможно технически. А конкуренты будут скорее мешать естественным монополиям удовлетворять спрос на том же рынке и, наоборот, повышать цены.

Статус естественной монополии не означает, что их не штрафует ФАС. Например, ведомство посчитало, что РЖД необоснованно повысила цену на паровую энергию от своих котельных. ФАС начала производство по делу, и РЖД пришлось снизить цену под угрозой штрафа.

Когда РЖД включила постельное белье в стоимость пассажирского билета на поезда дальнего следования, ФАС посчитала это навязыванием услуг пассажирам. Дело дошло до Высшего арбитражного суда, который в итоге признал действия перевозчика законными.

Неконкурентные соглашения — это договоренности между участниками рынка, которые могут привести к ограничению конкуренции. Например, участники отказываются от соперничества друг с другом на каких-то условиях или создают другим конкурентам дополнительные барьеры для входа на рынок.

Картельный сговор — это один из видов неконкурентных соглашений: когда участники одного рынка договариваются о ценах покупки или продажи товаров или услуг, а также об объеме предложения на рынке. С помощью таких соглашений участники картельного сговора могут влиять на цены.

Картельные соглашения могут проявляться так:

  1. Ценовой сговор — договоренность поддерживать определенную цену на товар. Например, по 50 Р за медицинскую маску.
  2. Сговор на торгах — соглашение конкурентов об отказе одного из них участвовать в торгах в пользу другого.
  3. Сговор о разделе рынка — соглашение конкурентов, например, продавать схожие товары в разных частях города. Так, два поставщика мороженого могут договориться, что каждый продает товар только в своем районе Москвы.
  4. Сговор о создании дефицита товаров — соглашение сократить производство какого-то товара, чтобы повысить его стоимость. Например, сильное сокращение ловли рыбы приведет к росту цен на нее.
  5. Сговор об отказе покупать или продавать товар. Например, не покупать что-нибудь у определенного поставщика, чтобы выжить его с рынка.

Картельный сговор сам по себе вне закона: из-за картелей могут пострадать потребители и конкуренты, которые не участвуют в сговоре. К примеру, картель может сперва занизить цены на свои товары, чтобы выгнать с рынка неугодных конкурентов, а затем эти цены повысить и заставить потребителей переплачивать.

Не все экономисты согласны, что с картелями нужно бороться, ведь все они носят временный характер. Кроме того, даже противники картелей признают некоторые из них, например ОПЕК, где крупнейшие экспортеры договариваются об объеме нефти на рынке и так влияют на уровень цен. То есть цены на нефть во многом устанавливают не потребители и не конкуренция, а производители.

Чем занимается Федеральная антимонопольная служба

Честную конкуренцию в России охраняет ФАС. Ведомство выявляет монополистов и пресекает их злоупотребления: выдает предписания, штрафует, а в некоторых случаях даже передает дела в следственный комитет.

Вот некоторые полномочия ФАС для защиты конкуренции и борьбы с монополиями:

  1. Ведомство следит за тем, чтобы ценовая политика компаний соответствовала антимонопольному законодательству. Например, чтобы монополисты не задирали цены.
  2. Выявляет картельные сговоры.
  3. Контролирует договоры компаний друг с другом и потребителями, например выявляет недопустимые вертикальные соглашения — о них расскажу ниже.
  4. Контролирует закупки, госзакупки и тендеры. Госзакупки в России — это сложно: все игроки обязаны соблюдать массу технических условий. За этим следит ФАС, и в госзакупках она находит больше всего нарушений.
  5. Проверяет рекламу на достоверность и добросовестность: реклама должна сообщать потребителю правдивую информацию и никого при этом не оскорблять — ни грубыми словами, ни вызывающими картинками.
  6. Контролирует слияния, реорганизации и поглощения бизнесов. Например, следит за тем, чтобы в результате слияния двух компаний с рынка не исчезла конкуренция.

Российская ФАС лидирует среди всех антимонопольных регуляторов мира и по количеству возбужденных дел, и по списку полномочий. Дело в том, что ФАС преследует даже малый бизнес и ТСЖ. Расскажу как.

Российское ведомство — мировой рекордсмен по расследованиям. Источник: интервью главы ФАС Игоря Артемьева для портала «Право-ру»
Российское ведомство — мировой рекордсмен по расследованиям. Источник: интервью главы ФАС Игоря Артемьева для портала «Право-ру»

Монополисты от малого и среднего бизнеса

До 2016 года в реестре ФАС в качестве монополистов значились в основном представители малого и среднего бизнеса. Среди них были банки, фотоателье, изготовители печатей и штампов — даже такие организации, по версии ФАС, могли злоупотреблять своим положением.

Например, в 2011 году ФАС признала монополистом индивидуального предпринимателя из деревни Руденцово Веневского района Тульской области. Он продавал электроэнергию садовому товариществу и поставлял ее по собственным энергосетям. ФАС установила, что энергосети предпринимателя принадлежат ему самому, а значит, он монополист «на рынке услуг по передаче электрической энергии […] с долей 100 процентов» в пределах собственных энергосетей.

В 2012 году суд поддержал антимонопольную службу, но позже, в 2013 году, решение УФАС отменили по новым обстоятельствам.

За то, что ФАС признавала монополистами представителей малого и среднего бизнеса, ведомство критиковали ученые, представители бизнеса и юристы. Они писали аналитические статьи на эту тему и высмеивали действия ФАС. В 2014 году вышла брошюра «От батутов до попкорна: 100 псевдомонополистов современной России», где собраны 100 неожиданных случаев из практики ФАС. Часть из них я использую в этой статье в качестве примеров.

Это привело к тому, что в 2016 году для малого и среднего бизнеса появились антимонопольные иммунитеты. Сейчас действуют такие правила:

  1. Монополистами нельзя признавать предпринимателей и компании, которые учредили физлица и чья выручка меньше 400 млн рублей в год. Под иммунитет не подпадают естественные монополии, финансовые организации, например банки или МФО, и компании с муниципальным или государственным участием.
  2. ФАС теперь не занимается соглашениями между компаниями с разных и несмежных рынков, если оборот этого рынка менее 400 млн рублей в год. То есть ФАС уже не будет проверять договор между прачечной и шиномонтажом.
  3. ФАС не занимается слияниями дешевле 400 млн рублей.

То есть если выручка вашего бизнеса меньше 400 млн рублей в год, монополистом вас не признают. Но до сих пор случается, что микропредприятия ущемляют интересы многомиллиардных компаний — тогда ФАС может посчитать, что даже крупные корпорации страдают от монополистического произвола мелкого бизнеса.

Например, маленькая ставропольская фирма владела 511 метрами железной дороги необщего пользования и мешала прогону по ним вагонов «Роснефти»: между ними не было договора об этом.

Поскольку все 511 метров путей принадлежали одному владельцу, он занимал 100% рынка этих самых путей. Отказ прогнать по ним вагоны бесплатно ФАС посчитала злоупотреблением своим положением и ущемлением интересов «Роснефти».

Несмотря на то что годовая выручка микропредприятия была гораздо меньше 400 млн рублей, а иммунитет для малого бизнеса уже действовал, это не спасло фирму от штрафа в 650 000 Р. Иммунитет не распространяется на естественные монополии, то есть на владение железной дорогой. Пути необщего пользования соединяются с путями общего пользования, а значит, фирма почти ничем не отличается от РЖД.

В судах микропредприятие не смогло оспорить решение ФАС.

Кого ФАС может признать монополистом и чем это грозит

По закону компания признается монополистом, если ее доля на рынке превышает 50% и она может влиять на рынок: затруднять другим организациям вход на него и устранять с рынка конкурентов. Кроме того, из-за введенных иммунитетов это должна быть компания, учрежденная юрлицом, с бюджетным участием или выручкой больше 400 млн рублей в год.

Доля компании на рынке рассчитывается чаще всего из объема продаж или поставок. Например, если больше 50% всех продаж на рынке осуществляет одна компания, ее могут признать монополистом.

Иногда стать монополистом можно, даже если занимать меньше половины рынка: когда положение компании не меняется или ее доля на рынке все равно больше долей конкурентов. Например, если на рынке действуют три игрока, у двух из них по 26% рынка, а у третьего — 48%.

Границы рынков. Чтобы посчитать долю компаний на рынке и выявить монополистов, нужно понять, где этот рынок начинается и заканчивается, — определить его границы. Именно способ определять границы рынков отличает ФАС от зарубежных антимонопольных служб: ФАС может посчитать отдельным рынком лифт или даже компьютерную программу.

Так, в 2014 году ФАС признала кузнецкую компанию монополистом в пределах лифта, потому что она единственная обслуживала лифт в многоквартирном доме. Компания злоупотребила монопольным положением: лифт выключился от перегрузки.

Несмотря на то что лифт отключился автоматически по техническим причинам, ФАС посчитала, что компания необоснованно выключила лифт, чем нарушила интересы потребителей. При этом компания была монополистом: занимала 100% рынка обслуживания в пределах лифта и так нарушала интересы конкурентов. Поэтому ФАС оштрафовала компанию.

Решение ФАС устояло во всех судебных инстанциях, но суд снизил сумму штрафа: компания заплатила 100 000 Р вместо 300 000 Р — при прибыли 925 500 Р в год.

Вот еще пример.

В Алтайском крае ФАС посчитала монополистом турфирму в пределах собственной компьютерной программы для бронирования туров.

Турфирма продала доступ к программе другой компании, но та перестала платить. В итоге турфирма отключила от программы компанию-неплательщика — расторгла договор в одностороннем порядке. Неплательщик обратился в ФАС.

Антимонопольная служба установила, что программа принадлежит владельцу на 100%, а сама эта программа — рынок туристических услуг под полным контролем монополиста.

ФАС сочла, что расторжение договора ущемляет интересы конкурента, а монополист так делать не вправе. Поэтому ведомство вынесло предписание восстановить доступ к программе. Владелец с предписанием не согласился и оспорил его в суде.

Монополию на рынке всех туристических программ ФАС доказать не удалось: суд установил, что есть и другие программы для бронирования туров.

ФАС до сих пор определяет границы рынка по-своему, но небольшие компании признать монополистами из-за этого уже не получится. В зоне риска только небольшие естественные монополии и компании, чья прибыль больше 400 миллионов в год. Поэтому крупному бизнесу и, например, владельцам небольших участков железных дорог, как из примера выше, нужно быть внимательными: собственность может оказаться целым рынком, а собственник — монополистом.

Что грозит монополистам. Само по себе доминирование на каком-либо рынке — это не нарушение закона. Нарушение происходит, когда монополист необоснованно устанавливает цену выше или ниже рыночной — монопольно высокую или монопольно низкую — или ущемляет интересы потребителей или конкурентов, например расторгает договоры в одностороннем порядке.

Если в результате положения монополиста на рынке пострадали или могут пострадать только потребители, штраф для должностных лиц — гендиректоров компаний — составит от 15 до 20 тысяч рублей, для юридических — от 300 тысяч до миллиона.

Если монополист нарушает интересы конкурентов, санкции серьезнее. Должностным лицам грозит штраф от 20 до 50 тысяч рублей или дисквалификация на срок до 3 лет. Штраф для юридических лиц — от 1 до 15% от выручки, полученной на рынке, где совершено правонарушение, но не более 2% от всей выручки компании и не менее 100 тысяч рублей. Если же выручка больше 75% от всех продаж, штраф составит от 0,03 до 3% от выручки, но не более 2% от всей выручки и не менее 100 тысяч рублей.

Покажу на примерах, какие действия монополистов ФАС считает незаконными.

Монопольно низкие цены. Под монопольно низкой ценой ФАС понимает цену ниже себестоимости товара или услуги и ниже цены, которая установилась на рынке. Иногда такое поведение называют демпингом.

Например, в 2011 году в Удмуртии охранное агентство запустило акцию для новых клиентов: объявили скидку 50% на услуги и обещали бесплатно обслуживать до конца года. От этой акции пострадал конкурент агентства: от него ушли клиенты. Конкурент обратился в ФАС.

Ведомство решило, что акция действительно ущемляла интересы конкурентов агентства. Экономическая ситуация на рынке не обуславливала такое снижение цен, а у ее организатора было вдвое больше клиентов, чем у конкурента.

Однако ведомство прекратило дело: организатор занимал всего 40,16% рынка, а чтобы считаться доминирующим субъектом, нужно занимать больше половины.

Демпинговые дела монополистов остаются очень сложными для ФАС: трудно отделить их от обычных скидочных войн компаний и при этом доказать доминирующее положение фирмы. Так, ведомство не раз пыталось выявить монопольно низкие цены у туроператоров, даже создавало специальные рабочие группы по туризму, но пока тщетно. Поэтому демпинг чаще обнаруживают в картелях — об этом расскажу дальше.

Монопольно высокие цены от низких отличаются тем, что монополист намеренно устанавливает их выше рыночных.

Например, бизнесмен из Магадана мыл и дезинфицировал транспортные контейнеры. В июне 2012 года он поднял цены на свои услуги и за полгода получил на этом сверхприбыль — 67 100 Р. Прибыль с одного помытого контейнера составляла 1814 Р.

Кроме него такие услуги в Магадане на тот момент никто не предлагал, а значит, предприниматель был монополистом.

ФАС посчитала, что стоимость услуг не соответствует необходимым расходам и прибыли. Предприниматель, завысив цену, злоупотребил своим положением, в результате пострадали магаданцы.

С этим согласился суд. В итоге бизнесмен получил штраф 15 000 Р.

Сегодня за такую прибыль предпринимателя не признают монополистом из-за иммунитетов. Но для крупных фирм риски сохраняются.

Так, в 2017 году ФАС завела дело о монопольно высоких ценах в отношении «Бургер-кинга», «Му-му» и «Шоколадницы». Ведомство выяснило, что эти компании установили и поддерживали монопольно высокие цены в аэропортах Подмосковья. Антимонопольщики сравнили цены на еду в этих заведениях на территории аэропортов и в других точках и пришли к выводу, что в аэропортах цены значительно выше.

Еще в ходе внутриведомственного разбирательства «Бургер-кинг» и «Му-му» снизили цены. А в отношении «Шоколадницы» дело было прекращено, поскольку кафе работало себе в убыток и в меню были представлены блюда из разных категорий, а цены в аэропортах и вне их были сопоставимы.

Одностороннее расторжение договоров. Монополист не вправе расторгать договоры в одностороннем порядке, если это ущемляет или может ущемлять чьи-либо интересы.

Например, костромская компания, которая занимается вывозом твердых коммунальных отходов, злоупотребила своим доминирующим положением и расторгла договор с неплательщиком. Заказчик вывоза мусора не оплатил услуги компании.

Поскольку никто другой в Костроме таких услуг не оказывал, заказчик обратился в ФАС с жалобой.

Ведомство жалобу поддержало — посчитало, что компания-монополист ущемила интересы заказчика. Это вынудило компанию восстановить договор.

Верховный суд согласился, что просрочка платежей не считается основанием расторгнуть договор, если речь идет о монополисте.

Как не стать монополистом. Если выручка вашей компании меньше 400 миллионов рублей, беспокоиться не о чем: на вас распространяется иммунитет на признание монополистом.

Но если выручка больше, следите за тем, чтобы не занимать больше 50% рынка, на котором предлагаете товары или услуги.

Как вести бизнес по закону
И зарабатывать больше на своем деле. Подпишитесь на ежемесячную рассылку для предпринимателей и получайте важные статьи и новости о бизнесе

Картели предпринимателей и малого бизнеса

Вступить в картели может любой бизнес — независимо от размеров. Антимонопольный иммунитет для малого и среднего бизнеса не коснулся картельных сговоров.

После того как ФАС запретили возбуждать дела о злоупотреблении доминирующим положением против малого и среднего бизнеса, количество дел по картельным сговорам стало резко расти. В 2017 году их число увеличилось на 8%, в 2018 — на 13%, а в 2019 — еще на 20%: ФАС возбудила 926 дел. По оценкам экспертов, около 80% из этих дел касались малого бизнеса.

Доля дел ФАС России по соглашениям, 2015 год. Источник: Deloitte
Доля дел ФАС России по соглашениям, 2015 год. Источник: Deloitte
Доля дел ФАС России по соглашениям, 2015 год. Источник: Deloitte
Доля дел ФАС России по соглашениям, 2015 год. Источник: Deloitte

Что ФАС может признать картельным сговором. ФАС может среагировать на любые признаки координации: ценовой сговор, сговор о разделе рынка или даже вступление в ассоциацию.

Например, в 2017 году в Магнитогорске четыре индивидуальных предпринимателя повысили цены на проезд в своих маршрутках с 20 до 25 Р.

ФАС пришла к выводу, что повышение цен не было связано с экономическими факторами: предприниматели обслуживали разные маршруты, на них работало разное количество людей, условия содержания автобусов тоже различались. Значит, расходы у предпринимателей не могли повыситься одинаково и одновременно — имел место сговор.

Ведомство предписало вернуть старые цены. Суды с ФАС согласились.

В Элисте индивидуальный предприниматель возил на газели пассажиров, но автомобиль предпринимателя сломался. Чтобы люди могли передвигаться по своим делам, владелец газели попросил другого предпринимателя выйти на маршрут за него на время починки. ФАС и здесь разглядела картель.

Иногда компании из одной отрасли объединяются в ассоциации для совместного лоббирования своих интересов. Так поступили три швейные фабрики в Челябинской области.

Фабрики учредили Ассоциацию производителей школьной формы Челябинской области — без юридической регистрации — и рассылали от ее имени письма в госорганы: предложения оказать отрасли поддержку или проверить качество формы в разных школах.

Информация об этой ассоциации находилась лишь на сайтах фабрик, там же размещался ее устав.

ФАС посчитала, что швейные фабрики, будучи конкурентами, вступили в сговор — приняли устав ассоциации и подписали протоколы о вступлении. Из устава прямо не следовало, что участники обязуются не координировать свои действия, и он не был официально зарегистрирован. Само существование такого соглашения, по мнению ФАС, могло привести к ограничению конкуренции на рынке: ассоциация действительно просила Роспотребнадзор проверить качество формы в школах, с которыми работали конкуренты.

Только одной фабрике удалось доказать, что она не вступала в сговор, так как в обсуждении устава не участвовала и протокол не подписывала.

При этом картельным сговором не считаются соглашения между компаниями, которые входят в одну сеть и контролируются одним человеком или компанией.

Также картелями не считаются договоры франшизы и любые договоры об использовании результатов интеллектуальной деятельности. Например, если вы продадите кому-нибудь свое ноу-хау, картелем это не назовут.

Что грозит участникам картеля. За картельный сговор грозят административные штрафы, а в некоторых случаях — уголовная ответственность. Разброс санкций — от 40 тысяч рублей по административным делам до 7 лет лишения свободы по уголовным: зависит от статуса участников сговора, цели, ущерба, суммы незаконной прибыли, угроз и т. п.

Например, директор фабрики из примера выше, который подписал протокол вступления в ассоциацию, мог заплатить 50 000 Р штрафа. А если бы в результате такого сговора удалось получить 30 млн рублей, директор мог сесть в тюрьму на 6 лет.

Как не вступить в картельный сговор. Риск стать правонарушителем есть у любой компании и предпринимателя, если они действуют на одном товарном рынке. Иммунитет касается только неконкурентных соглашений между компаниями на несмежных рынках с оборотом менее 400 миллионов в год.

Поэтому, чтобы не вступить в картельный сговор, не договаривайтесь о ценах и разделе рынка с конкурентами и не координируйте между собой объем товаров и услуг.

Картельные сговоры на госзакупках

Примерно 86% картельных сговоров ФАС выявляет на государственных закупках. Для участия в них необходимо зарегистрироваться на электронных площадках, купить ЭЦП, открыть спецсчет и т. д.

Иногда небольшие компании и предприниматели координируются между собой, чтобы принять участие в госзакупках. Например, договариваются поочередно сбивать цену контракта до тех пор, пока от торгов не откажутся конкуренты, а затем передают финальную ставку одному из участников торгов. Или просто договариваются не делать ставки ниже оговоренной суммы.

Часто картели разоблачают по одному IP-адресу, с которого в торгах участвуют сразу несколько компаний.

Так ФАС раскрыла картель малых предприятий, которые торгуют хлебом в Екатеринбурге.

Предприниматели приняли совместное участие в 17 аукционах: сбивали цену на 0,5% от начальной, поочередно отказывались от дальнейших шагов и уступали друг другу победу. Таким образом предприниматели искусственно поддерживали цену на торгах, что запрещено законом.

Что грозит за картель на госзакупках. Если соглашение между конкурентами может повлиять на цены на торгах, должностных лиц могут оштрафовать на 20—50 тысяч рублей или дисквалифицировать на срок до 3 лет. Для юридических лиц штраф составляет 10—50% от начальной стоимости предмета торгов, но не более 4% от размера выручки от реализации всех товаров и не менее 100 тысяч рублей. Например, для одного из продавцов хлеба из дела выше штраф составил 1 880 440 Р.

Как не вступить в картель на госзакупках. Чтобы не попасть на штраф, никогда не участвуйте в торгах совместно: это незаконно.

Опасности вертикальных соглашений

Вертикальные соглашения — это соглашения между компаниями, которые находятся на разных уровнях технологического цикла перемещения товара по цепочке от производителя к потребителю. Например, если вы печете хлеб, то договор с поставщиком муки о ее продаже будет называться вертикальным. Если этот хлеб вы продаете магазину, это тоже вертикальное соглашение.

В России с вертикальными соглашениями нужно быть предельно аккуратным.

Вертикальные соглашения запрещены в таких случаях:

  1. Если соглашение устанавливает цену перепродажи товара — за исключением максимальной цены для покупателя. Например, поставщик хлеба не может диктовать магазину минимальную или фиксированную цену для продажи хлебобулочных изделий.
  2. Если соглашение запрещает перепродавать товар конкурентам — за исключением брендированного товара продавца или производителя. Например, нельзя запрещать покупателям хлеба перепродавать его конкурентам для реализации в своих магазинах, если только между производителем хлеба и магазином нет лицензионного договора на эксклюзивную продажу этого хлеба.

Приведу пример из судебной практики.

В Сыктывкаре ФАС посчитала незаконным вертикальное соглашение между двумя предпринимателями о том, что один из них поставит другому краску для волос, чтобы продать клиентам.

Этот договор содержал минимальную цену розничной продажи краски, а вертикальными соглашениями разрешается устанавливать только максимальную цену реализации. Кроме того, по мнению ФАС, поставщик краски занимал в Сыктывкаре больше 20% рынка поставок этой краски.

Однако поставщику удалось оспорить решение ФАС: антимонопольщики не смогли доказать, что доля предпринимателя на рынке была больше 20%. Все претензии ФАС были отклонены.

Получается, если доля компании на рынке менее 20%, то она может заключать вертикальные соглашения. Еще разрешены договоры франшизы, по которым правообладатель разрешает пользователю использовать его товарный знак, деловую репутацию, секреты производства, коммерческий опыт и т. д.

Что грозит за незаконные вертикальные соглашения. Должностным лицам грозит штраф от 15 до 30 тысяч рублей или дисквалификация на срок до года. Штраф для юридических лиц — от 1 до 5% выручки от реализации товара или услуги или в сумме расходов правонарушителя на приобретение товара или услуги, но не менее 100 тысяч рублей.

Если расходы на товары или услуги либо выручка от их реализации превышают 75% совокупной выручки правонарушителя от реализации всех товаров и услуг, штраф составит от 0,2 до 2% всей выручки правонарушителя, но не менее 50 тысяч рублей.

Как не нарушить закон вертикальным соглашением. Не заключайте вертикальные соглашения, которые устанавливают цену перепродажи товара, если только это не максимальная цена для потребителя. Не запрещайте перепродавать товар своим конкурентам.

Если ваша доля на рынке меньше 20% или вы заключаете договор франшизы, опасаться нечего.

ТСЖ-монополисты

Товарищества собственников жилья — это не бизнес, поэтому иммунитет их не коснулся. На ТСЖ в полной мере продолжает распространяться антимонопольное законодательство.

По мнению Global Competition Review, ФАС России в 2019 году вошла в десятку лучших антимонопольных регуляторов. Один из критериев эффективности — количество инициированных дел. Источник: книга Алексея Ульянова «Антимонопольное регулирование в России»
По мнению Global Competition Review, ФАС России в 2019 году вошла в десятку лучших антимонопольных регуляторов. Один из критериев эффективности — количество инициированных дел. Источник: книга Алексея Ульянова «Антимонопольное регулирование в России»
По мнению Global Competition Review, ФАС России в 2019 году вошла в десятку лучших антимонопольных регуляторов. Один из критериев эффективности — количество инициированных дел. Источник: книга Алексея Ульянова «Антимонопольное регулирование в России»
По мнению Global Competition Review, ФАС России в 2019 году вошла в десятку лучших антимонопольных регуляторов. Один из критериев эффективности — количество инициированных дел. Источник: книга Алексея Ульянова «Антимонопольное регулирование в России»

Когда ФАС может признать ТСЖ монополистом. ТСЖ всегда будет монополистом в пределах своей же собственности. Но еще раз напомню, что статус монополиста не нарушает закон: запрещено злоупотреблять своим доминирующим положением.

Проблема в том, что ФАС выявляет злоупотребления практически в чем угодно: в договорах аренды имущества МКД, в повышении цен на любые услуги ТСЖ и т. д. При этом ФАС охраняет «интересы» конкурентов и потребителей — нарушать чьи-то права для столкновения с ней необязательно.

Например, в 2017 году в Казани ФАС обратила внимание на повышение цен на тепло. Оно поставлялось из котельной одного дома в другие дома, управляемые разными ТСЖ.

ТСЖ дома с котельной ФАС признала монополистом, потому что других управляющих домом нет. Товариществу вручили предписание о недопустимости ущемления интересов потребителей, но ТСЖ оспорило его в суде. Оказалось, что ТСЖ лишь обслуживает котельную, а тепло не продает и тарифы не устанавливает.

Верховный суд в 2019 году поддержал ТСЖ в этом споре.

Вот еще пример.

В Новосибирске ТСЖ не пустило МТС на крышу дома, где находилось оборудование сотовой компании. Оборудование там появилось по договору с одним из жильцов дома, но ТСЖ возражало: крыша находится в ведении товарищества, а не отдельного жильца.

МТС пожаловалась в ФАС, которая сотовую компанию поддержала. Ведомство назвало ТСЖ монополистом в пределах крыши и посчитало, что товарищество препятствует выходу МТС на рынок связи. В итоге ФАС выдала ТСЖ предписание пустить оператора на крышу.

Решение ФАС устояло в трех судебных инстанциях, но в конце концов его отменил Верховный суд. Он посчитал, что крышей действительно управляет ТСЖ, но при этом товарищество не является монополистом по смыслу антимонопольного закона и не ущемляет права сотового оператора. А сотовый оператор должен заключить договор с ТСЖ, чтобы получить доступ к крыше.

Иногда ТСЖ грешат координацией действий сотовых операторов: устанавливают им условия входа на рынок в пределах дома, например просят денег.

Так, в Новом Уренгое председатель трех ТСЖ затребовал у сотового оператора плату за размещение сетей связи в многоквартирном доме. Сотовый оператор посчитал это ущемлением своих прав и обратился в ФАС.

ФАС признала ТСЖ монополистами в пределах своих домов и обвинила их в координации экономической деятельности сотовых операторов. ТСЖ затрудняли доступ к общему имуществу МКД, введя плату за его использование. ФАС ссылалась на то, что в доме живут абоненты оператора — тот вправе использовать имущество, чтобы обслуживать своих клиентов.

Суды первой и второй инстанции поддержали позицию ФАС и указали, что ТСЖ не проводило общее собрание жильцов и не устанавливало цену на использование общего имущества МКД. А вот кассационная инстанция встала на сторону ТСЖ, посчитав, что, во-первых, без общего собрания экономическая координация невозможна, а во-вторых, даже без общего собрания оператор связи обязан заключить договор аренды.

Что грозит ТСЖ-монополистам. ТСЖ грозят те же штрафы, что и бизнесу. Оштрафовать могут, например, за препятствование провайдеру протянуть провод на крышу.

Специфичными для ТСЖ являются нарушения, касающиеся координации экономической деятельности фирм. Например, если ТСЖ договаривается с разными рекламными агентствами о минимальной цене аренды стены многоквартирного дома, ФАС может посчитать это недопустимой координацией. Это повлечет для председателя ТСЖ штраф от 40 до 50 тысяч рублей или дисквалификацию на срок до 3 лет. Штраф для самого ТСЖ может составить от 1 до 5 млн рублей.

Как ТСЖ не нарушить антимонопольное законодательство. Следует внимательно относиться к договорам и внутреннему делопроизводству. Все решения ТСЖ нужно оформлять правильно, проводить настоящие собрания и составлять протоколы. Это поможет избежать проблем в будущем: суд не сможет признать решения недействительными.

Как монополисту защитить свои права

ФАС может начать проверку из-за жалобы или просто после 3 лет существования фирмы или ИП.

По результатам проверки ФАС принимает решение о производстве по делу. Если ФАС заметит нарушения — выдаст нарушителю предписание исправить их. По результатам дела ФАС может также вынести постановление об административном правонарушении и, например, оштрафовать нарушителя.

Если вы не согласны с решением или предписанием территориального антимонопольного органа, можете подать жалобу в апелляционную коллегию ФАС или обратиться в суд.

Если ФАС быстро выдала постановление об административном правонарушении, его можно обжаловать в суде вместе с предписанием. Если ФАС с постановлением затягивает, сперва нужно оспаривать предписание, а затем — постановление.

Апелляционная жалоба в ФАС. Пожаловаться в апелляционную коллегию можно, если территориальный антимонопольный орган нарушил единообразие практики применения антимонопольного законодательства: раньше федеральный закон «О защите конкуренции» толковали так, а в вашем случае что-то вдруг пошло иначе. Поэтому в жалобе важно ссылаться на решения ФАС по аналогичным делам.

Срок на обжалование в апелляционной коллегии составляет всего один месяц со дня принятия решения и выдачи предписания территориальным органом, то есть со дня их изготовления в полном объеме.

В полном объеме решение изготавливается в течение 10 рабочих дней со дня оглашения резолютивной части решения. Предписание изготавливается одновременно с решением.

Обжаловать можно сразу и решение, и предписание или что-то одно. По итогам рассмотрения жалобы коллегиальный орган вправе:

  1. оставить жалобу без удовлетворения;
  2. отменить решение и/или предписание территориального антимонопольного органа;
  3. изменить решение и/или предписание.

При этом подача жалобы не приостанавливает исполнение предписаний — монополисту придется устранить нарушения в срок, несмотря на жалобу.

Если компания или предприниматель пропустит срок обжалования, остается только обращаться в суд.

Заявление в суд. Это наиболее эффективный способ отстаивать свои права — и, как показывает практика, далеко не безнадежный. В суде обжаловать решение или предписание антимонопольного органа можно в течение 3 месяцев со дня принятия решения и выдачи предписания. Исполнение предписания при обращении в суд приостанавливается.

Спорами с ФАС занимаются арбитражные суды. Подавать заявление о признании недействительными решения и предписания необходимо в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения ответчика — территориального органа ФАС.

Часто суды встают на сторону монополистов из-за ошибок антимонопольных органов в анализе состояния конкуренции. Но без профильного юриста защитить себя в судах против ФАС очень тяжело: здесь нужен скрупулезный разбор каждого случая в отдельности.

Кроме того, нужно быть готовым, что придется пройти не одну судебную инстанцию. С каждой инстанцией шансы на выигрыш увеличиваются, немало дел доходят до Верховного суда. Главное правило здесь — не сдаваться и методично отстаивать свои интересы.

Что делать, чтобы не нарушить конкуренцию

  1. Если у вас крупный бизнес, слушайте своих юристов — они должны хорошо разбираться в антимонопольном законодательстве.
  2. Если бизнес небольшой, остерегайтесь заключать какие-либо соглашения со своими конкурентами. В России отказ от соперничества вне закона.
  3. Не заключайте вертикальные соглашения, если ваша доля на рынке больше 20%, а это не соглашение о франшизе.
  4. Не договаривайтесь о ценах с конкурентами.
  5. Не договаривайтесь с конкурентами об объеме товаров и услуг на рынке.
  6. Избегайте случайного установления одинаковой с конкурентами цены на схожие товары или услуги.
  7. Не участвуйте в торгах совместно с конкурентами.
  8. Если вы председатель ТСЖ, внимательно относитесь к договорам и внутренней документации товарищества.
  9. Оформляйте все решения ТСЖ письменно.
  10. Если ФАС привлекает вас к ответственности и вы с ней не согласны, найдите профильного юриста и отстаивайте свои интересы.