В декабре 2014 года одна фирма заказала сайт у моего друга-программиста.

Они заключили договор, друг получил 100% предоплату — 78 000 Р и приступил к работе. Результат работы он сдавал частями, но актов об этом не подписывал. Так было можно: в договоре не было условия о том, что стороны должны подписывать промежуточные акты.

Весной 2015 года друг практически все сделал, и сайт заработал. Но доделать сайт он не смог, потому что менеджер со стороны заказчика уволилась, а другие представители фирмы перестали выходить на связь.

Спустя четыре года — в 2019 году — компания-заказчик прислала моему другу претензию, в которой просила вернуть не только 78 000 Р аванса, но и набежавшие за это время пени — 427 000 Р.

То, что работа была сделана, нам пришлось доказывать в суде. Мои коллеги-юристы говорили, что это дело нельзя выиграть и нужно подписывать мировое соглашение. Но нам удалось пройти несколько инстанций и доказать свою правоту. В статье расскажу, как это было.

Что нового в российских законах
И как это повлияет на ваши деньги. Короткое письмо с разборами новых законов — раз в месяц в вашей почте. Бесплатно

С чего все началось

Мой друг — индивидуальный предприниматель. В декабре 2014 года к нему обратился знакомый, чья компания организовывала туры на концерты разных музыкальных исполнителей и ей нужен был сайт.

Друг согласился помочь. 1 декабря 2014 года в Санкт-Петербурге они подписали договор подряда на разработку программной составляющей сайта и интеграции дизайна. По этому договору подрядчик должен был разработать сайт по дизайну заказчика и перенести его на хостинг — это сервер, на котором хранится набор файлов, из которых состоит сайт. К договору прилагалось подробное техническое задание на 17 страницах.

Закончить работу нужно было до 1 марта 2015 года. Стоило это 78 000 Р. Деньги заказчик перечислил в течение 10 рабочих дней — 12 декабря, как и нужно было по договору.

Друг приступил к работе. Поскольку заказчик хотел объемный сайт со множеством страниц и сервисов, мой знакомый сдавал ему работу поэтапно. Выглядело это так: он делал один блок, например главную страницу сайта со ссылками, форму обратной связи или ленту новостей, размещал его на хостинге и связывался с проектным менеджером заказчика. Менеджер смотрела результат и принимала его или говорила, что нужно исправить. И так пока не была готова большая часть сайта.

На этом этапе разработки стороны не подписывали никакие промежуточные акты — факты приемки подтверждались только обширной перепиской подрядчика и менеджера в соцсетях. По закону порядок приемки определяется договором, а в их договоре условия о промежуточных актах не было — только о финальном акте, когда сайт будет полностью готов. И даже его нужно было подписать, только если об этом попросит заказчик.

Как юрист я рекомендую не подписывать договоры, в которых нет четких условий о приемке результатов работ. Потому что в будущем могут возникнуть проблемы с тем, чтобы доказать, что работа действительно была выполнена. Хорошо, когда в договоре есть условие об обязательном итоговом акте. И очень хорошо, когда есть условие о приемке промежуточных результатов. Такие акты обеспечивают безопасность подрядчика. Но в то время мой друг-программист у меня об этом не спрашивал.

К марту 2015 года подрядчик, как и требовалось по договору, практически закончил разработку сайта. Практически, потому что к тому времени он сделал примерно 80% сайта, и сайт уже работал. Но доделать его он не мог, потому что менеджер, которая все это время с ним общалась, уволилась из компании заказчика. А сам владелец компании на письма и звонки не отвечал.

В декабре 2015 года подрядчик, чтобы закрыть висящий проект, написал владельцу компании в соцсети и предложил сделать перерасчет и расторгнуть договор. То есть мой друг был готов вернуть часть денег за ту работу, которую не выполнил. Но заказчик не ответил на это сообщение. И друг оставил все как есть. Это была его первая ошибка.

Если заказчик вдруг пропал и вы не можете сдать ему результат работы, нужно отправить ему уведомление о приостановлении выполнения работ по договору. Такое уведомление как бы заморозит исполнение договора и в будущем поможет доказать, что работа не была сдана по вине заказчика. Но мой друг, конечно, тогда этого не знал.

Вот такого уведомления от подрядчика будет достаточно, чтобы защитить себя от проблем в будущем
Вот такого уведомления от подрядчика будет достаточно, чтобы защитить себя от проблем в будущем

Претензия через четыре года

Заказчик сайта не выходил на связь до декабря 2019 года. А потом неожиданно прислал моему другу претензию — сначала по электронной почте, а затем и в бумажном виде.

В этой претензии заказчик уведомил подрядчика о том, что он расторгает договор с ним в одностороннем порядке, потому что сайт так и не был разработан. Также он требовал вернуть аванс — 78 000 Р и пени за период с 13 декабря 2016 года по 13 декабря 2019 года — 427 440 Р. Всего заказчик хотел получить от подрядчика 505 440 Р.

По договору — пункт 6.2 — заказчик действительно мог потребовать от подрядчика пени, если он не сдал работу в установленный срок, то есть до 1 марта 2015 года. Размер пени по договору — 0,5% от цены работ за каждый день просрочки. Почему заказчик решил рассчитать пени с 13 декабря 2016 года, а не, например, со 2 марта 2015 года, я не знаю.

Также и по закону, и по договору — пункт 8.1 — заказчик не мог сразу обратиться в суд, а должен был сначала направить подрядчику претензию. В договоре был установлен специальный срок для ответа на эту претензию — 10 календарных дней. Если бы этого срока не было, заказчику пришлось бы ждать 30 дней.

Получив претензию, мой друг сильно удивился и написал заказчику в соцсети, правильно ли он все понял про 505 440 Р. На этот раз заказчик ответил — подтвердил суть своих требований и сказал, что ждет деньги на расчетный счет компании.

Такой ответ очень расстроил моего друга. Поэтому он удалил переписку и заблокировал заказчика во всех соцсетях. И это была его вторая ошибка.

Как юрист я знаю: неизвестно, в какой момент могут понадобиться переписки по договору. Поэтому я рекомендую никогда их не удалять. А для сложных или дорогих договоров стоит даже отдельно выгружать и хранить все переписки, чтобы не потерять их, если другая сторона решит от них избавиться.

Еще один вариант — общаться с другой стороной договора только по электронной почте. Отправленные контрагенту письма нельзя отредактировать или удалить. И они никуда не денутся, даже если человек удалит свой почтовый аккаунт.

Если назревает конфликт, переписки можно заверить у нотариуса. Обычную распечатку может оспорить другая сторона, потому что ее легко подделать. Но переписка, заверенная нотариусом, считается официальным документом, и оспорить ее сложнее.

Иск в Арбитражный суд Санкт-Петербурга

Мой друг, конечно, решил ничего не платить заказчику. Он был уверен, что даже если тот обратится в суд, то дело развалится, потому что его требования несправедливы и противоречат законам РФ.

Но в июне 2020 года он получил определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, из которого узнал, что заказчик подал на него в суд. Исковые требования были почти такими же, как и в претензии:

  1. Вернуть аванс — 78 000 Р.
  2. Оплатить пени — 427 050 Р.
  3. Компенсировать госпошлину, которую заплатил заказчик за подачу иска, — 13 413 Р.

Всего заказчик хотел получить 518 463 Р.

Получив определение суда, подрядчик сразу же проверил разработанный им сайт. Он хотел удостовериться в том, что сайт существует и работает, но выяснил только, что заказчик перестал оплачивать хостинг, поэтому сайт больше не доступен.

На этом этапе он обратился ко мне за юридической помощью.

Первое, что я сделала, — подготовила отзыв на иск. В нем я описала ситуацию и указала, что большая часть работ по сайту была выполнена, сайт работал, а остальное не было доделано по вине заказчика.

Доказательством этого стала распечатка с сайта web.archive.org. «Веб-архив» — это общедоступный бесплатный сайт, который собирает и хранит копии веб-страниц, графических материалов, видео- и аудиозаписей и программного обеспечения. И в судебной практике к тому моменту уже были дела, в которых судьи принимали в качестве доказательств информацию с аналогичных сайтов-архивов.

Например, в июне 2017 года Арбитражный суд Москвы в споре о защите исключительного права на товарный знак принял доказательства истца с сайта archive.org/web как допустимые и относящиеся к делу. И указал, что этому источнику можно доверять.

Кроме того, в отзыве я указала, что по нашему спору пропущен срок исковой давности. По делам такого рода действует стандартный срок исковой давности — 3 года. В нашем деле стороны заключили договор 1 декабря 2014 года, исполнен он был в марте 2015 года, претензия поступила только в декабре 2019 года, а суд проходил аж в 2020 году — через 6 лет после подписания договора.

Но суд не может сам отказать в иске, даже если видит, что срок давности истек. Об этом должен заявить ответчик. Что мы и сделали сначала в отзыве, а потом в судебном заседании.

Конечно, на этом этапе нам еще здорово помогли бы скриншоты переписок подрядчика с заказчиком. Но их у нас не было, потому что подрядчик на эмоциях все удалил. А про то, что мой друг общался еще и с менеджером заказчика, он мне тогда еще не рассказал. Поэтому, честно говоря, доказательств у нас было не много.

Как прошло заседание суда первой инстанции

Судебное заседание в Арбитражном суде Санкт-Петербурга состоялось 3 декабря 2020 года. На нем присутствовали мой друг и юрист — представитель истца по доверенности.

В суде друг поддержал возражения из моего отзыва. Дополнительно он предоставил видеообзор с сайта web.archive.org, о котором я рассказала выше. На этом видео было видно, что сайт не только существовал, но и работал. Обычно суды неохотно принимают видеодоказательства, но в этот раз суд приобщил флешку к материалам дела.

Кроме того, мой друг указал на то, что работы по договору нужно было сдать в марте 2015 года. И, если бы они не были выполнены, истец узнал бы об этом сразу. Значит, срок исковой давности закончился в марте 2018 года.

Истец тоже поддержал свою позицию. Но уточнил исковые требования: в первый раз он неправильно посчитал пени. Теперь он хотел получить с подрядчика:

  1. Аванс — 78 000 Р.
  2. Пени — 364 650 Р. Это расчет за период с 11 июня 2017 года — со дня нарушения обязательства до 29 декабря 2019 года — дня прекращения договора.
  3. Госпошлину — 11 853 Р. Еще 1560 Р пошлины ему должны были вернуть из бюджета.

Всего — 454 503 Р.

В итоге суд, выслушав аргументы моего друга, решил, что истец прав в своих требованиях, и полностью удовлетворил иск. Обосновал он это так.

Срок исковой давности не пропущен, потому что, если в договоре есть условие о том, что он действует до исполнения обязательств, срок давности не начинается, пока одна из сторон не откажется от договора.

Это значит, что если в договоре написано что-то вроде «Договор действует с даты подписания и до исполнения сторонами всех обязательств», то тот факт, что исполнитель ничего не сделал или заказчик пропал, не отменяет этот договор. То есть пока одна из сторон не напишет претензию, договор действует и стороны друг другу что-то по нему должны.

В нашем договоре как раз было такое условие — пункт 9.1. И раз заказчик написал претензию только в декабре 2019 года, то, по мнению суда, договор продолжал действовать до этого момента. И срок исковой давности нужно отсчитывать только с 19 декабря 2019 года.

И раз срок давности не пропущен, требования истца обоснованы: он не получил работающий сайт, но заплатил за него деньги. Значит, подрядчик должен вернуть эти деньги вместе с установленной договором неустойкой.

Апелляционная жалоба от подрядчика

Полный текст решения суда первой инстанции появился в картотеке арбитражных дел 14 декабря 2020 года. После этого я начала готовить апелляционную жалобу.

По закону апелляцию можно подать в течение месяца после того, как суд принял решение. А о том, как обжаловать решение суда, подробно написано в другой статье Т—Ж.

В жалобе я настаивала на том, что:

  1. На самом деле подрядчик выполнил свою работу, и заказчик не доказал обратное. Например, с 2015 по 2020 год на сайте появлялась новая информация, то есть он работал — это было видно на web.archive.org. Это было бы невозможно, если бы подрядчик не выполнил свою работу. Либо заказчик должен был доказать, что эту работу выполнил другой подрядчик, а он этого не сделал.
  2. Заказчик неоднократно давал ссылки на свой сайт в соцсетях после марта 2015 года. То есть он пользовался им до того момента, пока не обратился в суд.
  3. До 2019 года у заказчика не было никаких претензий к подрядчику — он не предъявлял их ни официально, ни в личной переписке. Значит, подрядчик не нарушал условия договора. А сейчас заказчик ведет себя недобросовестно и просто хочет обогатиться за счет подрядчика.
  4. Срок исковой давности по этим отношениям прошел, потому что в договоре указан точный срок выполнения работ — 1 марта 2015 года. И сразу в двух пунктах — 6.6 и 10.3 указано, что если подрядчик нарушит этот срок больше чем на 15 дней, заказчик утратит интерес к исполнению договора. Если, по логике заказчика, подрядчик не сделал сайт, то почему тогда заказчик не обратился с претензией сразу же — в середине марта 2015 года.

Также незадолго до судебного заседания моему другу удалось найти менеджера, с которой он общался все время, пока работал над сайтом. Девушка тогда уже переехала в другой город, поэтому прийти на заседание не могла. Но зато она смогла написать у нотариуса заявление, в котором рассказала, как все было на самом деле.

Это заявление впоследствии мы попытались приобщить к материалам дела, но суд нам отказал, потому что посчитал, что мы могли сделать это и в первой инстанции. А сейчас уже поздно.

В своем отзыве на нашу жалобу заказчик написал, что не доверяет распечатке «с некоего интернет-сайта», и она не подтверждает, что сайт заказчика сделал именно подрядчик.

Кроме того, по закону подрядчик, когда потерял связь с заказчиком, должен был направить ему уведомление о том, что он приостанавливает разработку. Но раз он этого не сделал, то и ссылаться на это обстоятельство не может.

Как прошла первая апелляция

Судебное заседание в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде прошло 30 марта 2021 года. На нем присутствовали только я и представитель истца.

Выслушав доводы сторон, апелляционный суд отменил решение первой инстанции и вынес новое — отказать заказчику в его требованиях. Судьи решили, что срок исковой давности по нашему делу уже прошел, потому что в договоре есть точная дата выполнения работ. И заказчик должен был узнать о том, что его право нарушено с 1 марта 2015 года. Следовательно, срок давности закончился 1 марта 2018 года. А сейчас заказчик просто злоупотребляет своими правами — то есть хочет причинить вред подрядчику.

Жалоба в кассацию от заказчика

Решение апелляционного суда не понравилось заказчику, поэтому 7 июня 2021 года он подал кассационную жалобу в Арбитражный суд Северо-Западного округа. В ней он написал то же, о чем говорил в предыдущих судах, — что подрядчик не сделал сайт и договор действовал до того момента, пока он не отправил претензию. Значит, срок исковой давности не пропущен.

Наши аргументы тоже не изменились.

Судебное заседание прошло 27 июля 2021 года. На нем были я и представитель заказчика. После трехминутного обсуждения кассационный суд отменил решение апелляционного суда и вернул ему дело на повторное рассмотрение.

В своем постановлении кассационный суд указал, что стороны спорят о том, был ли вообще разработан сайт. А апелляционный суд этот вопрос не решил. Также он не обосновал, в чем именно заказчик злоупотребляет своими правами.

Кроме того, по мнению кассационного суда, апелляционный суд неправильно применил нормы законодательства о сроках исковой давности — в этом вопросе он поддержал позицию суда первой инстанции. И не разобрался с неустойкой, которую требует заказчик.

Как прошла вторая апелляция

Второе заседание в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде прошло 5 октября 2021 года. И это было самое долгое заседание в моей практике — 40 минут. На нем присутствовали я и представитель заказчика.

Наши с другом доводы не изменились. Я настаивала на том, что:

  1. В договоре указан конкретный срок выполнения работы. И заказчик сам подписался под тем, что если этот срок будет нарушен больше чем на 15 дней, он теряет интерес к результату работы. То есть сайт после этого ему становится не нужен.
  2. Заказчик сейчас злоупотребляет своими правами, потому что несколько лет он пользовался сайтом и не обращался к подрядчику — от него не было ни одного письма или претензии.
  3. Стороны должны осуществлять свои права добросовестно и разумно. И сторона, которая считает, что ее права нарушены, не должна просто сидеть и ждать.

Доводы заказчика тоже остались прежними. В суде он эмоционально требовал оставить решение первой инстанции в силе. По его мнению, подрядчик должен вернуть деньги и заплатить неустойку, потому что договор действовал до декабря 2019 года и срок исковой давности не прошел.

После 20-минутного совещания тройка судей снова встала на нашу сторону и отказала заказчику в его требованиях. В целом их решение было похоже на то, которое они вынесли в первый раз. Только теперь они подробнее расписали, почему посчитали, что срок исковой давности закончился.

В определении судьи указали, что:

  1. В договоре указана дата выполнения работ — 1 марта 2015 года. И есть два пункта о том, что через 15 дней после этой даты, то есть с 16 марта, заказчик теряет интерес к сайту. Значит, если подрядчик допускает такую просрочку, то обязательства сторон по договору прекращаются, и с 17 марта подрядчик уже не может сдать сайт, а заказчик не может его принять. Единственное право, которое остается у заказчика, — вернуть уплаченную по договору сумму — 78 000 Р.
  2. Раз заказчик мог потребовать у подрядчика вернуть аванс с 17 марта 2015 года, с этой даты и начинается срок исковой давности. А заканчивается он через три года — 17 марта 2018 года.
  3. Обязанность подрядчика сделать сайт могла быть исполнена до 17 марта 2015 года и прекратилась в этот день. Значит, и неустойку за просрочку заказчик мог потребовать только за период с 1 марта по 16 марта 2015 года. Потому что суть неустойки — обеспечивать основное обязательство, и прекращается она вместе с ним.
  4. Заказчик действует недобросовестно, потому что до 2019 года он ничего не делал, чтобы защитить свои интересы. И это бездействие привело бы к необоснованно высоким убыткам для подрядчика, в несколько раз превышающим сумму договора.

Вторая жалоба в кассацию от заказчика

Но на второй апелляции наше дело не закончилось — 12 января 2022 года заказчик подал в Арбитражный суд Северо-Западного округа вторую кассационную жалобу. Ничего нового в этой жалобе он не написал. И наши аргументы тоже не изменились.

Судебное заседание прошло 6 апреля 2022 года. На него пришла только я как представитель подрядчика. Ни сам заказчик, ни его представитель в суд не пришли.

Рассмотрев наше дело еще раз, судьи решили, что апелляционный суд правильно оценил все доказательства и обстоятельства спора, и оставили его решение в силе. В своем определении они просто повторили все доводы апелляции. Мы победили!

Заявление о взыскании судебных расходов

Судебное разбирательство по нашему делу длилось почти два года — с июня 2020 по апрель 2022 года. За это время я поучаствовала в четырех судебных заседаниях, подготовила три отзыва на жалобы заказчика, одну апелляционную жалобу и несколько дополнительных документов. Всего за эту работу мой друг-программист заплатил мне 95 000 Р. Эту сумму мы и решили взыскать с заказчика.

По закону расходы на услуги представителя взыскиваются с той стороны, которая проиграла судебный спор. Проигравшая сторона может уменьшить их размер, но только если докажет, что сумма завышена.

Ходатайство о возмещении судебных расходов в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области мы подали 25 мая 2022 года. И 23 июня 2022 года судья полностью его удовлетворила. В определении она указала, что дело действительно было сложным и мне пришлось совершить много процессуальных действий, а оснований, по которым можно было бы снизить размер моего гонорара, нет.

Заказчик мог обжаловать это определение, но в августе 2022 года, когда я написала эту статью, он этого так и не сделал. Исполнительный лист и деньги мы пока тоже не получили.

Что в итоге

  1. Договоры даже со знакомыми людьми нужно составлять очень внимательно. Потому что даже один пункт, сформулированный не совсем корректно, может повлиять на ваши права и обязанности и на исход дела в суде.
  2. Договоры подряда всегда надежнее закрывать актами. Я рекомендую прописывать в договоре условия и о промежуточных актах, и об итоговом. И обязательно подписывать сами акты и направлять другой стороне. Это не просто формальность — актами вы подтверждаете, что действительно выполняли свою работу, а заказчик ее принимал.
  3. Бросать договоры с пропавшими заказчиками — это очень плохая идея. Если вы попали в ситуацию, когда заказчик перестал выходить на связь, обязательно отправьте ему уведомление о приостановке работы. Иначе есть вероятность, что через пять лет вам придется доказывать исполнение договора, и это может быть непросто.
  4. Не удаляйте переписки и не блокируйте людей, которые участвуют в вашем договоре. Неизвестно, когда они могут понадобиться.
  5. Если кто-то говорит вам, что дело проигрышное, помните, что это не всегда так и вы в любом случае можете побороться за ваши права. Главное — найдите хорошего юриста.

Хотите написать такую статью для Т—Ж? Любой процесс, в котором в каком-то виде участвуют деньги, можно превратить в тему для Тинькофф Журнала. Прочитайте наш мануал для авторов и приносите заявку на статью.