Мой начальник решил опробовать на мне схему по увольнению сотрудников.

Когда началась пандемия, меня отправили на удаленку, перестали платить зарплату, а потом заставляли задним числом подписать приказ о простое. Я не согласился, и меня уволили по поддельным документам о прогуле.

Мне пришлось обратиться в суд. Я смог взыскать с работодателя зарплату за год, пока сидел дома, и компенсацию морального вреда, всего — 561 538 Р. А еще я восстановился на прежнем месте работы.

Вот как все было.

Как все началось

С 2016 года я работал в системном интеграторе — это компания, которая автоматизирует рабочие процессы. Наша организация специализировалась на автоматизации производства и общепита.

Звучит непонятно, но на самом деле все просто. Например, еще 15—20 лет назад покупателю, который хотел приобрести молоко в продуктовом магазине, нужно было выбрать его в молочном отделе, сходить на кассу, пробить чек и отнести его обратно в отдел. Сейчас в любом магазине штрихкоды на всех товарах считывает кассир с помощью специального устройства и пробивает сумму для оплаты. А еще есть магазины, где покупатель сам может отсканировать товары и расплатиться без участия продавца. Это и есть автоматизация.

Нашими клиентами были крупные международные производственные компании. Они закупают все оборудование через тендеры, ими я и занимался.

Я был своеобразно трудоустроен — одновременно в двух организациях. В этой статье я назову их, допустим, ООО «Мотул» и ООО «Шелтер». В первой я работал на основном месте полный день, но получал небольшую зарплату. Во второй, наоборот, зарплата была намного больше, но я работал только до обеда. Обе компании находились в одном помещении, у них был один директор и одна деятельность, а у меня — одно рабочее место. Так я проработал 4 года.

Все изменилось в марте 2020 года. Сначала уволился директор обеих компаний. На его место в «Мотул» пришел новый человек, а в «Шелтере» директором поставили главного бухгалтера «Мотула». Но все решения принимал руководитель первой компании.

В последних числах марта начался локдаун. Весь персонал покинул офис и намеревался вернуться на работу через две недели. Я даже не забрал свой ноутбук. Мы общались в чатах в «Вотсапе».

Вскоре временная удаленка перешла в постоянную. Наступило лето, но в офис никто не вышел. Документы о дистанционной работе нам не оформляли, никто из сотрудников ничего не подписывал. Я немного переживал по этому поводу, но не знал, что делать. Я не доверял прежнему директору и ни за что не остался бы на удаленке без соответствующих приказов. А у нового руководителя мне было неудобно требовать издать приказы о переходе на дистанционный режим работы. Поэтому я просто стал трудиться удаленно, как и прочие сотрудники.

Как оказалось позже, зря.

Как директор угрожал уволить меня за прогул

За март я получил только часть зарплаты. Бухгалтер сказала, что денег нет и остаток выдадут позже. В чатах директор упоминал, что у нас режим простоя, хотя мы все работали. И только в конце апреля он написал, что нам выдадут всего 70% зарплаты.

Это было бы законно, если бы директор действительно издал приказ о простое перед его началом. Но его не было, никаких таких документов мы не получали. Я снова не стал ничего предпринимать, потому что не знал, как выразить свое несогласие. В офисе я бы подошел и поговорил. А что делать на удаленке, было непонятно.

Я не обсуждал это с коллегами. В общей группе в «Вотсапе» никто ничего не писал на эту тему.

Так я узнал, что получу только 70% зарплаты, хотя полностью выполнял свою работу
Так я узнал, что получу только 70% зарплаты, хотя полностью выполнял свою работу

Я получил документы для оформления удаленки на свою рабочую почту только 16 июня — спустя почти три месяца после ее начала. Там были дополнительные соглашения к трудовым договорам о переходе на удаленную работу и о снижении зарплаты, приказы о простое.

Документы противоречили друг другу, но смысл стал мне понятен: на время путинских нерабочих дней мне предложили подписать приказ о простое, а с 9 апреля по 31 мая — допсоглашения от обеих компаний о переходе на удаленку и уменьшении зарплаты на 30%. И все это задним числом, потому что была уже середина июня.

Я решил ничего не подписывать. Во-первых, мне должны были выдать полную зарплату за нерабочие дни. Во-вторых, удаленная работа и снижение зарплаты никак не связаны. Моя жена с марта перешла на удаленку и получала столько же, сколько в офисе.

Я сообщил директору в «Вотсапе» и по электронной почте, что не буду подписывать приказы задним числом.

Директор ничего мне на это не ответил, но мы продолжали переписываться с ним по рабочим вопросам. 14 июня он сообщил, что мы продолжаем трудиться удаленно до конца июня. Это важный момент, запомните его.

Я отказался подписывать приказы задним числом
Я отказался подписывать приказы задним числом
Все новости о работе я узнавал из чата
Все новости о работе я узнавал из чата

Я решил уточнить, что будет после июня. Но директор снова мне не ответил. Я продублировал вопрос на его рабочую почту, но опять не получил ответа.

Это меня насторожило, поэтому 2 июля я вышел на работу в офис. Кроме бухгалтера, там никого не было. Мы мило беседовали с ней до обеда, пока не пришел директор. Тогда бухгалтер пригласила меня в его кабинет, где стопками были разложены бумаги:

  1. Акты от обеих организаций о том, что 24 марта мне прочитали два приказа о простое, которые я отказался подписывать.
  2. Приказы от обеих организаций о простое с 25 марта по 12 апреля и с 12 апреля по 31 мая.
  3. Акты о прогулах от обеих организаций, датированные 1 и 29 июня.
  4. Требования от обеих организаций предоставить объяснительные о прогулах.

Когда я увидел акты о прогулах, растерялся. Подумал, что, наверное, что-то упустил и выходить на работу в офис надо было еще 1 июня.

Само собой, 24 марта меня никто не знакомил с приказами. Кроме того, с того времени я много раз активно переписывался по рабочим вопросам с директором и другими сотрудниками обеих организаций.

Пока я обдумывал, что все это значит, директор предложил мне уволиться по собственному желанию. В противном случае он обещал уволить меня за прогул. По сути, он предложил мне забрать трудовую книжку и довольствоваться 70% зарплаты за апрель и май, которые я уже получил.

Я очень не люблю, когда меня загоняют в угол и начинают диктовать условия. Поэтому сразу ответил, что увольнения не боюсь и подам в суд для обжалования незаконного увольнения. После этого я пошел писать объяснительные об отсутствии на рабочем месте.

Директор сделал вид, что никакой удаленной работы не было, и потребовал объяснить, где я был

Директор сделал вид, что никакой удаленной работы не было, и потребовал объяснить, где я был
Директор сделал вид, что никакой удаленной работы не было, и потребовал объяснить, где я был
Я написал, как все было на самом деле
Я написал, как все было на самом деле

Затем мы с директором обсудили мировое соглашение. Он предложил выплатить мне долг по зарплате с апреля по июнь. Я попросил два оклада сверху, но он отказал. И еще добавил, что из-за увольнения у меня стресс, мне нужно подумать и принять решение в другой день. Очень мило с его стороны.

В тот день я тоже приехал на работу не с пустыми руками. В кабинете у директора я вручил ему и бухгалтеру — формальной директрисе второй организации — извещение о приостановлении работы в связи с невыплатой зарплаты. Сотрудник действительно может приостановить работу, если работодатель задерживает оплату труда на 15 дней и больше. Правда, это правило применимо не для всех: госслужащим, работникам скорой помощи, объектов жизнеобеспечения и некоторым другим приостанавливать труд нельзя.

Тут надо понимать важный нюанс. Написав такое заявление, я должен был выйти на работу на следующий день после того, как работодатель сообщит, что готов погасить долг. В теории я мог бы получить такое сообщение, выйти на работу и узнать, что сегодня мне ничего не заплатят. Наниматель может повторять этот трюк каждый день, при этом сотрудник обязан каждый день являться на работу — и это законно.

После этого я забрал все копии документов и поехал домой.

Мое заявление о приостановлении работы в связи с невыплатой зарплаты
Мое заявление о приостановлении работы в связи с невыплатой зарплаты

Что мне пытались предъявить

Все документы, которые я получил, оформили задним числом, то есть они были поддельными. Директор оформил приказы о простое, а не об удаленной работе. И я был единственным сотрудником, который не согласился их подписать. Поэтому они решили от меня избавиться.

Дома я внимательно изучил документы, которые мне вручил директор, и нашел в них большое количество ошибок. Когда печатаешь много бумаг одновременно, еще и по двум организациям, легко ошибиться в мелочах.

Например, в актах от обеих организаций написано, что директор зафиксировал мое отсутствие на рабочем месте в 18:00. Но в «Шелтере» я официально работал только до 14:00. Ошибку можно объяснить тем, что, скорее всего, сначала создали документы по «Мотулу», где я действительно работал до 18:00. Тот, кто делал документы, просто забыл поменять время.

Были и другие ошибки. Скорее всего, документы составили наспех и ничего не проверили.

Заявления о приостановке работы позволили мне не ходить в офис. Через несколько дней я позвонил директору, чтобы обсудить мировое соглашение. Он не ответил на мои звонки, и я написал ему сообщение в «Вотсапе».

Наше общение после того, как мне предложили уволиться
Наше общение после того, как мне предложили уволиться

Спустя неделю я получил от директора требование предоставить отчеты о проделанной в июне работе по обеим компаниям — якобы это было нужно, чтобы проверить мои утверждения о том, что я работал. Составить такой отчет по «Мотулу» мне было легко. Но я не знал, как поступить с «Шелтером»: все эти годы я там ничего не делал, просто числился. У меня даже не было должностной инструкции.

Я решил написать, что занимался самообразованием — смотрел обучающие вебинары. Благо из-за коронавируса их проводили ежедневно. Вдобавок в моей должностной инструкции по «Мотулу» требовали повышать знания. Вот я и повышал. Отчеты отправил по рабочей почте и заказными письмами.

Я не волновался по поводу увольнения, так как полагал, что директор не доведет эту ситуацию до суда. Не такой же он дурак, чтобы нести туда поддельные документы.

Как меня все-таки уволили

13 июля я получил на рабочую почту письмо от директора «Шелтера», где работал по совместительству. В нем был приказ об увольнении в связи с тем, что на мое место приняли сотрудника, для которого эта работа будет основной.

Тогда я и понял всю схему увольнения. По закону с должности совместителя очень легко уволить — не нужно сокращать или «выживать» сотрудника. Можно просто принять человека, для которого эта работа будет основной, и по этой причине уволить совместителя. Они так и сделали.

А на постоянном месте моя зарплата была в три раза меньше. Очевидно, что такая работа теряет всякий смысл: никто не согласится целый день трудиться за копейки. Поэтому сотрудник уйдет сам.

Приказ об увольнении
Приказ об увольнении

Еще там был протокол заседания комиссии и выговор, который мне якобы объявили в связи с прогулом. Не знаю, заседала ли комиссия на самом деле. Если люди фабрикуют приказы и акты, то для них подделать еще несколько документов — пара пустяков. На этом мои трудовые отношения с ООО «Шелтер» официально закончились.

Я понял, что мое увольнение с основного места из «Мотула» — вопрос времени. Но так как я приостановил работу из-за невыплаты зарплаты, то ждал дальнейшего развития событий.

Вскоре мне на почту пришел приказ об увольнении за прогул из ООО «Мотул», протокол заседания комиссии и еще несколько документов. Среди них я нашел акт о моем прогуле 29 июля. Это показалось мне нелепым, ведь я приостановил работу из-за невыплаты зарплаты еще в начале июля. Стало немного грустно, ведь я был готов договориться.

Но я стал безработным и понял, что суда не избежать.

Акт о прогуле во время моего приостановления работы
Акт о прогуле во время моего приостановления работы

Как я нашел юриста

Через знакомых я нашел юриста. Он изучил документы и сказал, что у меня хорошие шансы выиграть и что нужно подать один иск к обеим организациям. За работу попросил 10 000 Р и добавил, что больше ничего платить не нужно. Но если ответчики подадут апелляцию, то это придется оплатить отдельно.

Другие юристы, к которым я обращался, собирались подавать два отдельных иска к компаниям и за каждый хотели 15 000 Р. Меня это не устроило в первую очередь из-за подачи отдельных исков. На мой дилетантский взгляд, судье было бы проще принять решение в мою пользу, если бы он понял, что схему с совместительством придумали для увольнения сотрудников, а не для чего-то другого.

Мы с юристом заключили договор, я заплатил ему гонорар и сделал доверенность, чтобы он представлял меня в суде. Она обошлась в 5000 Р. Мои требования мы сформулировали так:

  1. Выплатить недостающую сумму зарплаты с марта по июль.
  2. Восстановить меня на работе.
  3. Выплатить среднюю зарплату за время вынужденного прогула.

Как проходил суд

Юрист подал документы в суд, зарегистрировал иск и сообщил дату первого заседания. Сказал, что мне не обязательно ходить в суд, разве что можно прийти один раз — показаться судье и продемонстрировать, какой я несчастный. Но я все равно ходил на все заседания.

Карточка моего дела с сайта суда
Карточка моего дела с сайта суда

Октябрь 2020 года. Суд — дело очень небыстрое. С подачи иска и до первого заседания прошло больше двух месяцев. На первое заседание ответчики не явились, и судья попросила нас отвезти им повестку. Так как директор, который меня уволил, тоже уже уволился, новый руководитель удивился моим требованиям.

Перед вторым заседанием мы встретились с ответчиками. На встрече были директора обеих организаций и штатный юрист. Он предложил мне мировое соглашение: они выплачивают мне 100% зарплаты на дату увольнения и изменяют запись в трудовой книжке. Это предложение устроило бы меня в июле, но в октябре было неактуальным. Я считал, что и так получу эти деньги, ведь я не подписывал никаких соглашений о понижении зарплаты. В итоге мы разошлись, оставшись при своих позициях.

Ноябрь 2020 года. На второе заседание в конце ноября от моих работодателей пришли два юриста, каждый из них представлял обе компании. Они заявили, что меня уволили законно, и попросили отказать в иске.

Для установления истины мой юрист предложил вызвать сотрудников, упомянутых в приказах о простоях, а также провести экспертизу документов, чтобы выяснить дату их изготовления. Судья отказала: она заявила, что сотрудников вызывать незачем, а точную дату подписания документов установить не получится, так как разница в датах — всего пара месяцев. Вместо этого она попросила ответчиков предоставить документы о простое и дистанционной работе и назначила новое заседание на декабрь.

Декабрь — апрель 2020 года. На следующем заседании 15 декабря выяснилось, что документы подделывает не только мой бывший начальник. Юристы принесли распечатку электронного письма, где мне и еще одному сотруднику предлагали выйти в офис 1 июня. Ответчики были готовы продемонстрировать его на компьютере.

Этого письма я, конечно, не получал. Да и написано оно было не в стиле директора. А главное — такое письмо не может быть основанием для выхода с удаленки, ведь это не приказ.

Скан этого письма. Суд не принял его в качестве доказательства.
Скан этого письма. Суд не принял его в качестве доказательства.

Как проверить подлинность электронных писем и сколько это стоит

После истории с поддельными приказами я был готов к тому, что работодатели сфабрикуют электронные письма, и заранее пообщался с организацией, которая делает экспертизу. Вот что мне рассказал эксперт.

Почтовый сервер ответчика находится в офисе, и руководитель может легко создавать письма с любыми датами и содержанием. Поэтому, если провести экспертизу письма у них в компании, они выдадут заключение, что установить подлинность невозможно, так как на собственном сервере почту легко можно подделать.

Чтобы подтвердить подлинность, нужно знать, что к почтовому серверу больше ни у кого не было доступа. Например, к почтовым серверам «Гугла» и «Яндекса» есть доступ только у этих компаний, значит, письма с «Джимэйла» и «Яндекс-почты» подлинные.

Такая экспертиза стоит 20 000 Р.

Но вернемся на заседание. Судья предложила взять перерыв и в коридоре обсудить мировое соглашение. Мы вышли, и юрист ответчика стала давить на жалость: «Вы же знаете, в каком положении компания, денег нет». Я решил попробовать договориться и на следующий день приехал в офис, чтобы обсудить условия соглашения.

Директор «Мотула» был там один, без адвокатов. Сразу стало понятно, что мировое соглашение заключать со мной не будут, потому что без юриста он не смог бы этого сделать. Директор целый час рассказывал, какие у организации проблемы, что требуемую сумму я не получу и что хочу слишком много денег.

На следующий день — 16 декабря — мы снова были в суде. Сообщили судье, что договориться не получилось, и приступили к самому интересному — изучению переписки в рабочем чате в «Вотсапе». В нем, кроме директора и меня, был только один сотрудник.

Начальник был настолько глуп, что так и не удалил эту переписку из «Вотсапа». Мой юрист не настаивал, чтобы я заверил ее у нотариуса, к тому же это недешево стоило — 7000—10 000 Р. Но если бы директор удалил все сообщения, то у меня остались бы письма с обсуждением рабочих вопросов в электронной почте. Они тоже доказывали, что я работал.

Я показал секретарю суда IMEI — уникальный номер для идентификации моего телефона. Он внес его в протокол. Затем я показал судье экран с перепиской. Она стала читать ее вслух, а секретарь заносил в протокол. После этого судья распорядилась отправить запросы мобильным операторам, чтобы они сообщили, кому принадлежат номера участников переписки.

Далее судья приступила к опросу моих работодателей. Она тоже нашла нестыковки в приказах и актах и просила пояснить их. Например, в некоторых приказах перечислили одних сотрудников, а подписали их еще и другие, которых не упоминали в тексте. Было похоже, что страницы с подписями случайно прикрепили к этим приказам. Ответчики не смогли это объяснить. Еще в одном из приказов «Мотула» мою должность указали как «сервис-менеджер», хотя в реальности я менеджер по продажам.

Кроме этого, судья поинтересовалась, почему у бухгалтера сразу не возникли вопросы о том, где я. Ведь, согласно позиции руководства компании, я прогулял все рабочие дни в июне. Может быть, я был на больничном или умер, но бухгалтер не проявила никакого интереса к моему отсутствию. Юристы не смогли вразумительно ответить на этот вопрос.

В итоге суд постановил вызвать для свидетельских показаний директоров обеих компаний и одного сотрудника — участника переписки в «Вотсапе». Суд возложил эту обязанность на ответчика.

Ответчики не хотели, чтобы директора появились в суде. Юрист вручила им повестки прямо накануне заседания. В результате мы ждали свидетелей три месяца — до июня. Мой бывший директор и еще один сотрудник так и не пришли. Номинальная директриса «Шелтера» явилась в суд только с третьего раза.

Июнь 2020 года. На следующем заседании директриса «Шелтера» признала, что документы об удаленке подписаны задним числом. И еще добавила, что я один из самых умных людей в организации. Судья это выслушала и удалилась для принятия решения.

Что решил суд

В итоге меня восстановили на работе в обеих организациях. Суд взыскал с работодателей компенсацию за время вынужденного прогула, расходы на адвоката и моральный ущерб.

В итоге я получил 561 538 Р:

  1. Зарплату за время вынужденного прогула от «Шелтера» — 256 800 Р.
  2. Задолженность по зарплате от «Шелтера» — 133 133 Р.
  3. Задолженность по зарплате от «Мотула» — 112 167 Р.
  4. Зарплату за время вынужденного прогула от «Мотула» — 24 059 Р.
  5. Компенсацию морального вреда от каждого работодателя — 20 000 Р.
  6. Компенсацию судебных расходов от каждого работодателя — 10 000 Р.
  7. Компенсацию проезда от «Мотула» — 5379 Р.

Решение о восстановлении на работе вступает в силу немедленно. Поэтому уже на следующий день я получил исполнительные листы и поехал восстанавливаться на работе.

Если бы работодатель отказался выполнять решение суда, я бы отправился с исполнительными листами в службу судебных приставов. Вдобавок с ними можно идти прямо в отделение банка, где у организации открыт расчетный счет. Если на нем есть деньги, банк спишет их после предъявления исполнительного листа.

В моем случае директор не стал упираться и восстановил меня на работе. В первый же день я написал заявление на отпуск на две недели и подписал документы об увольнении по соглашению сторон.

Через две недели я получил трудовую книжку с исправленной записью об увольнении и деньги от обеих организаций. Я был страшно доволен: год назад я просил у директора два оклада, а получил зарплату за целый год!

Вот так на счет поступали деньги от работодателя
Вот так на счет поступали деньги от работодателя

Сколько я заплатил за суды

На все суды я потратил 19 099 Р. Формально в случае выигрыша эти расходы компенсирует работодатель, но фактически мне компенсировали 10 000 Р — гонорар моего юриста. В остальные траты входили консультация с еще одним юристом — 5000 Р — и распечатывание горы бумаг в копицентре для подготовки к суду, оно обошлось в 4099 Р.

Еще мне стоило бы заверить у нотариуса переписку с директором в «Вотсапе». Но в Петербурге это недешево стоит — 7000—10 000 Р. К тому же не всякий нотариус за это возьмется. Но если кто-то из читателей окажется в аналогичной ситуации, я рекомендую все-таки это сделать.

Экспертиза подлинности электронного письма стоит 20 000 Р, но ею занимаются специализированные организации. Нотариусы тоже заверяют переписку по электронной почте, но тут есть проблема. В отличие от переписки в «Вотсапе», работодатель имеет доступ к своему почтовому серверу и может ее фальсифицировать. Нотариусы — это не ИТ-специалисты, поэтому они могут заверить фальшивые электронные письма, которые им покажут на экране монитора. Именно поэтому надо обращаться в специализированные организации.

В моем случае судья не стала проверять подлинность приказов и подписей в них. Если бы решила проверить, то это стоило бы от 8000 Р. К счастью для истцов, расходы на экспертизу оплачивает ответчик. Это особенность трудовых споров. Но для этого нужно убедить судью в необходимости экспертизы.

Что я думаю о произошедшем

Многие считают, что восстанавливаться на работе бессмысленно, потому что все равно вам потом не дадут трудиться в этой организации. Я так не думаю.

Во-первых, работодатель будет знать, что вы готовы отстаивать свои права, и побоится притеснять вас в будущем. Во-вторых, можно получить все выплаты и уволиться сразу после восстановления.

Мои суды заняли почти год. Еще до увольнения я решил стать копирайтером и даже окончил курсы в одном популярном онлайн-университете. К моменту окончания судебного разбирательства я уже работал как самозанятый с несколькими заказчиками и неплохо зарабатывал.

Апелляционную жалобу ответчики не подавали. Может быть, они наконец осознали реальный уровень нанятых ими юристов и решили больше им не платить. На каждом заседании представительница ответчика рассказывала суду, какой я бездельник и что моя главная цель — восстановиться на работе и ничего там не делать, ведь у меня белая зарплата.

Но эти заявления не имели никакого отношения к нашему делу: меня уволили на одном месте за прогул, а на другом — в связи с приемом на работу сотрудника, для которого она будет основной. Так что совершенно неважно, хорошо ли я трудился. Для признания факта моей плохой работы юристам ответчика следовало предоставить выговоры, а их не было.

При этом ответчики всячески затягивали суд. Например, юрист не приносила на заседание запрошенные документы. Вероятно, рассчитывала на забывчивость судьи. Но наша судья ничего не забывала и повторяла свое требование — приходилось приносить.

Стоит добавить, что судья пожалела директора и номинальную директрису «Шелтера» и не стала устанавливать подлинность приказов. Фальсификация доказательств — это преступление. Если бы установили, что приказы фальшивые, то автоматически возбудили бы уголовное дело против тех, кто их подделал.

Теперь мне остается лишь уплатить подоходный налог с полученной суммы. Дело в том, что компенсация, присужденная судом, — это не зарплата. Суд не обязал работодателей заплатить с нее налоги, и мне придется сделать это самостоятельно. Таким образом, по «Шелтеру» я заплачу 48 123 Р, а по «Мотулу» — 17 632 Р. В сумме это 65 755 Р.

Что я советую тем, кто оказался в моей ситуации

Попробуйте договориться. Суды отнимают очень много времени и нервов, но не гарантируют выигрыш. Даже если вы правы, это необходимо доказать. Для этого придется не только надеяться на юриста, но и работать самому. Кроме того, во время судов нужно на что-то жить.

Не пропустите срок исковой давности для обращения в суд. По спорам об увольнении это всего месяц со дня вручения копии приказа об увольнении или трудовой книжки.

Найдите хорошего юриста. Мне повезло: у меня был очень хороший представитель, который мало говорил в суде, но много копался в документах, чтобы опровергнуть аргументы ответчиков. Его поведение сильно контрастировало с суетой юристов работодателя. Те не могли аргументированно ответить на вопросы судьи, зато на каждом заседании говорили, какой я плохой работник.

Соберите доказательства. Если у вас нет доказательств, юристу будет трудно вам помочь. Как только вы поняли, что дело идет к увольнению, начните готовить документы, подтверждающие вашу правоту, например переписку по электронной почте и в мессенджерах. Скорее всего, доступ к электронной почте вам отключат в последний рабочий день.

Приготовьте и изучите документы. Если у вас на руках нет трудового договора и должностной инструкции, запросите их у работодателя. Прочитайте эти документы. Моя должность называлась «менеджер по продажам», однако я в основном занимался закупками.

В моей должностной инструкции не было ни слова о закупках, зато было написано, что я должен просматривать вебинары для повышения квалификации. Этим я и занимался, когда у меня было мало работы на удаленке. Юристы ответчика заявили, что смотреть вебинары — это не работа. Но суд с ними не согласился, так как это входило в мои обязанности по документам.

Не рассчитывайте на свидетелей. Если они побоятся прийти в суд, то максимум получат крошечный штраф. В моем случае суд вызвал в качестве свидетеля коллегу, с которой у меня прекрасные отношения. Но она испугалась суда и не пришла, хотя могла подтвердить мою правоту.