В Рязани всего пять приютов для собак, и среди них нет ни одного, существующего за государственный счет.

Есть две службы по отлову собак, работающие по программе ОСВВ, — отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск. Но официально они не могут постоянно содержать животных, это не финансируется. Все приюты работают только за счет пожертвований неравнодушных людей и спонсоров. При этом в рязанских новостях то и дело появляются истории про стаи бродячих собак, а в комментариях нередко предлагают бороться с ними жестокими и бессмысленными методами.

Мне хотелось помочь животным, развить дог-френдли культуру в городе и изменить в сознании людей образ бездомной собаки. Так я сначала стала волонтером в частном приюте, а потом вместе с подругой организовала благотворительный проект с девизом «Помогаем людям помогать животным».

В статье расскажу, с чего мы начинали, как собираем деньги для собак, сколько тратим и с какими сложностями сталкиваемся.

Как я стала волонтером

Я живу в Рязани, несколько лет работала директором по развитию бизнеса в маркетинговом агентстве. Я очень люблю животных и с детства хотела завести собаку, но не решалась, потому что всегда много работала и путешествовала. Но я подумала, что могла бы стать волонтером и хотя бы раз в неделю несколько часов проводить с собаками.

В 2016 году я нашла во «Вконтакте» пару групп приютов для животных. Одна была более-менее популярной, а вот другой, как мне показалось, особенно нужна была помощь. В группе «Спасибо за жизнь» было всего около ста подписчиков, но очень много фотографий собак в поисках дома и бесконечный поток объявлений о сборе пожертвований.

Я написала администратору группы: рассказала немного о себе и почему хочу помогать животным. Администратор ответил, что волонтеры всегда нужны, предложил приехать познакомиться с собаками и прибраться в вольерах. На той же неделе я впервые отправилась в приют и до сих пор ему помогаю.

Как все устроено в приюте «Спасибо за жизнь»

Приют открыли в 2010 году друзья Сергей Сафроний и Татьяна Торхова. Тогда о проблемах бездомных животных в Рязани мало кто говорил, а ребята арендовали землю, построили вольеры и сами забирали с улиц первых собак. Они до сих пор дежурят в приюте и участвуют во многих городских мероприятиях по защите животных.

Чаще всего собаки попадают в наш приют так: кто-то видит животное на улице, находит группу «Спасибо за жизнь», звонит Татьяне или Сергею. Если в приюте есть место, то либо сам нашедший привозит собаку, либо за ней едет волонтер.

Вольеры, где живут собаки, находятся в районе Недостоево — это окраина города, на машине из центра туда ехать минут 20, а с пробками выходит около часа. Недалеко есть гаражные комплексы, несколько заводов и поле — там удобно гулять с собаками. Землю под вольеры приют арендует за 10 000 Р в месяц, на территории есть бытовка, электричество, но нет воды — ее волонтеры привозят с собой в больших бутылках и канистрах.

Так выглядят вольеры в приюте «Спасибо за жизнь»
Так выглядят вольеры в приюте «Спасибо за жизнь»
Часть вольера накрыта крышей — под ней находятся будки, которые в холодное время утепляют соломой. На территории каждого вольера есть деревянный настил
Часть вольера накрыта крышей — под ней находятся будки, которые в холодное время утепляют соломой. На территории каждого вольера есть деревянный настил

Вольеры рассчитаны на 25 собак, и по сравнению с большими приютами, где живут по 100 подопечных и больше, у нас почти курортные условия. В одном вольере живут по три-четыре собаки, а в самом большом — до семи собак. Животных расселяют по нескольким критериям: по темпераменту, состоянию здоровья, а иногда и по половому признаку — меньше всего волонтеры хотят, чтобы на свет появилось еще больше бездомных собак.

Еще наши подопечные живут на передержках — это временные дома для собак, которым не нашлось места в приюте или нужен особенный уход. Передержки обычно предоставляют неравнодушные люди, у которых есть возможность какое-то время ухаживать за животным. В таком случае мы оплачиваем все расходы на содержание собаки — об этом я расскажу дальше в статье.

Волонтеры стараются не набирать больше 25 собак, но если не получается найти передержку, то приходится селить собаку в приюте. Сейчас все 25 мест заняты, и еще восемь наших подопечных живут на передержках.

За каждым днем закреплен дежурный волонтер, все приезжают в удобное им время. Еще по выходным приезжают гости — люди, которые просто хотят чем-то помочь в приюте, но разово.

В обычной жизни волонтеры — это офисные работники, фрилансеры, студенты, пенсионеры. Как я поняла по своему опыту, любую работу или учебу можно совмещать с волонтерством: даже если в будни ты занят, можно взять в качестве дежурного дня субботу или воскресенье.

В приюте волонтеры проводят в среднем два часа. Вот что они делают:

  1. Чистят вольеры.
  2. Кормят собак и следят, чтобы в мисках всегда была вода.
  3. Дают лекарства.
  4. Гуляют с собаками за территорией приюта, приучают к ошейнику и поводку.
  5. Тренируют собак и обучают базовым командам.
  6. Вычесывают, стригут когти.
  7. Гладят и обнимают, фотографируют, готовят посты про собак.
Раньше волонтеры варили дома каши с курицей или консервированным мясом, но потом мы полностью перешли на сухой корм премиум-качества — и собаки довольны, и волонтерам легче
Раньше волонтеры варили дома каши с курицей или консервированным мясом, но потом мы полностью перешли на сухой корм премиум-качества — и собаки довольны, и волонтерам легче
Подопечная Чуча на прогулке впервые на поводке. Очень важно приучить собаку не бояться поводка, быть рядом и не тянуть
Подопечная Чуча на прогулке впервые на поводке. Очень важно приучить собаку не бояться поводка, быть рядом и не тянуть

Проблемы приюта и первый заработок

Я приезжала в приют по воскресеньям. Мне нравилось заниматься с собаками, и в целом волонтерская работа приносила удовольствие. Но вскоре я поняла основные проблемы приюта:

  1. Слишком мало волонтеров — всего было 7—9 человек. Если кто-то не мог выйти в свой день, другим нужно было его подменять. Из-за этого волонтеры порой чувствовали себя подавленными и уставшими. Необходимо было как минимум вдвое больше людей.
  2. Не было ни постоянных источников финансирования, ни подушки безопасности. Весь бюджет приюта был основан на стихийных сборах с призывами вроде «Не хватает на аренду!», «Срочная операция!» и так далее. В таких случаях неравнодушные люди просто разово присылали деньги. Но нужна была подушка хотя бы в 50 000 Р и настроенная система пожертвований.
  3. Не было достаточного пиара — группа приюта во «Вконтакте» не приносила подписчиков, собак забирали очень редко. В какой-то момент даже казалось, что люди перестали обращать внимание на объявления о помощи животным.

Еще нужно было в личных соцсетях публиковать посты о сборе пожертвований — это обычная практика среди волонтеров. Но я не видела большой пользы от своих постов, да и вообще мне было неудобно просить денег у знакомых. И однажды мне в голову пришла идея, что нужно сделать какую-нибудь вещь, которую можно продать, и на этом заработать денег для приюта.

В августе 2018 года в Рязани проводили ярмарку с изделиями местных мастеров, которые производят разнообразные сувениры. Организатор ярмарки предложил нашему приюту поставить благотворительный стенд с мелочами на продажу. Тогда мне пришла мысль сделать значки с изображением наших подопечных.

Я рассказала о задумке знакомой, которая работает тату-мастером. Она поддержала идею и бесплатно нарисовала собак. Затем иллюстрации на дереве выгравировал мой друг в своей мастерской. За работу и материалы он тоже ничего не взял. К заготовкам мы приклеили магниты и булавки — так получилось около 50 значков, которые я решила продавать по 100 Р.

Героинями для значков стали собаки Кнопа и Санса, которые к тому моменту уже несколько месяцев жили в приюте
Героинями для значков стали собаки Кнопа и Санса, которые к тому моменту уже несколько месяцев жили в приюте
Такими по размеру получились значки — для сравнения рядом десятирублевая монета
Такими по размеру получились значки — для сравнения рядом десятирублевая монета

Половину значков разместили у себя на прилавке мои знакомые. А вторую половину взяли продавцы корма для домашних животных на той же ярмарке. Часть значков раскупили за пару дней — ребята, на чьих полках они продавались, сказали, что покупатели охотнее их разбирали, когда узнавали, что деньги с продажи пойдут на помощь приютским животным. Оставшиеся значки удалось продать потом через мой инстаграм-аккаунт — всего получилось заработать для приюта 5000 Р.

Я поняла, что людям интересен такой формат помощи собакам, и решила, что нужно развивать это направление.

После той акции со значками Санса нашла дом
После той акции со значками Санса нашла дом
А вот Кнопа до сих пор живет в приюте
А вот Кнопа до сих пор живет в приюте

Как появился проект SOBAKEN

Осенью 2018 года я хотела сделать новогодние открытки с иллюстрациями моей подруги — дизайнера Маргарет Дьяченко. Мы встретились, чтобы обсудить макеты, но в процессе у Риты появилась идея сделать шерстяные носки, и в тот же день мы придумали несколько концептов.

Мне показалось, что шерстяные носки станут отличным подарком: был конец осени, скоро Новый год, а дизайн носочков получился очень оригинальным. К тому же теплый и добрый продукт очень хорошо вписывался в идею, что таким образом человек помогает животным и получает что-то осязаемое и приятное взамен.

Рита нашла подходящую фабрику в Тамбовской области. В переписке мы договорились о материале для носков, количестве и цене. Получилось 400 пар носков из овечьей шерсти — четыре дизайна по 100 штук за 70 000 Р. Рита предложила разбить эту сумму пополам. Так у меня появился первый партнер, а через месяц нам прислали 48 кг шерстяных носков — их мы хранили в офисе у друзей.

Такими получились носки из первой партии
Такими получились носки из первой партии

400 пар носков уже не выглядели пустяковой сувениркой в поддержку приюта, поэтому нужно было как-то назвать свой проект. Почти сразу родилось название SOBAKEN — ударение на «а», но и на «Собакéн» мы не обижаемся.

Еще мы решили, что носочкам нужны красивые фотографии. Долго искать студию и фотографа не пришлось — к тому моменту все наше окружение уже знало о проекте, и один из друзей бесплатно провел фотосессию. Получилось много классных фотографий, которые теперь можно было смело публиковать в соцсетях и рассказывать о «Собакене» и его миссии.

Фото с носками с той самой первой фотосессии
Фото с носками с той самой первой фотосессии
Носки «Таксы» стали самыми популярными
Носки «Таксы» стали самыми популярными

Мы завели инстаграм-аккаунт для «Собакена», подготовили посты с рассказом о покупке носков в помощь бездомным собакам и установили цену 500 Р за пару. Но первые несколько пар мы продали друзьям еще до публикации, потому что все вокруг были в восторге от носков. Затем начались заказы от незнакомых людей, увидевших посты в «Инстаграме» и во «Вконтакте».

Когда на карту стали падать первые деньги, а в соцсетях нам начали писать слова благодарности и поддержки, мы поняли, что продукт действительно нужен, а сам проект вызывает у людей воодушевление и желание помогать.

Первый «Крафт Маркет»

Перед Новым годом моя подруга Лина организовала в Рязани «Крафт Маркет», где локальные мастера выставляли свою продукцию. Мы решили тоже поучаствовать и за пару дней продали почти половину всей партии. А оставшиеся носки распродали через «Инстаграм» до конца зимы.

Всего на той партии мы заработали около 235 000 Р. Эти деньги мы распределили таким образом:

  1. 41 000 Р отдали приюту «Спасибо за жизнь» — деньги пошли на оплату аренды земли, стерилизацию и лечение животных, оплату транспортных расходов. Основатели приюта были очень благодарны такой помощи. О тратах они подробно отчитывались в своей группе во «Вконтакте».
  2. 44 000 Р мы отложили в качестве подушки безопасности для приюта и на пожертвования другим проектам.
  3. 70 000 Р, которые вложили из собственных денег, мы с Ритой забрали обратно.
  4. На оставшиеся 80 000 Р мы заказали новую партию носков.

Кроме заработанных денег был еще один большой плюс — вырос интерес аудитории к приюту. На группу «Спасибо за жизнь» стали чаще подписываться, появилось больше репостов. В приют чаще приезжали новые гости, многие предлагали купить корм, лекарства собакам. К сожалению, собак не стали чаще забирать домой. Но и то, что многие обратили внимание на проблему бездомных животных, принесло большую пользу.

Я была рада, что мы сделали крутой продукт, который понравился людям и помог животным. Наша идея подтвердилась: людям нравится не просто жертвовать деньги, а получать за это что-то взамен и таким образом быть причастными к благому делу.

Фото с нашего первого крафт-маркета. Мы тогда сделали наклейки с логотипом проекта — одна на моей футболке. Наклейки мы раздавали бесплатно, и их тоже охотно разбирали
Фото с нашего первого крафт-маркета. Мы тогда сделали наклейки с логотипом проекта — одна на моей футболке. Наклейки мы раздавали бесплатно, и их тоже охотно разбирали
А это новогодний маркет через год — к тому времени мы уже расширили ассортимент
А это новогодний маркет через год — к тому времени мы уже расширили ассортимент

Офис и организация работы

В марте 2019 года мы заказали новую партию носков, а для хранения сняли офис 9 м² в старинном здании в центре Рязани. По иронии наши окна выходят в сад при доме-музее академика Ивана Петровича Павлова — он изучал физиологию на собаках, и в Рязани даже есть легенда, что теперь собаки обходят его дом стороной.

Арендодатель, тоже наш друг, поддержал нас и сдал помещение по очень низкой цене для этого района — 5000 Р, хотя обычно аренда подобного помещения здесь стоит около 15 000 Р. Аренду офиса мы оплачивали из своих денег пополам.

Так выглядел наш офис, когда мы его только сняли: стол и стеллаж, чтобы хранить коробки с носками
Так выглядел наш офис, когда мы его только сняли: стол и стеллаж, чтобы хранить коробки с носками
А так наш офис выглядит теперь: куча коробок и сумок с продукцией, упаковочные материалы, реквизит к маркетам
А так наш офис выглядит теперь: куча коробок и сумок с продукцией, упаковочные материалы, реквизит к маркетам

В проект мы с Маргарет вошли полностью на волонтерских началах. Мы понимали, что все вырученные деньги будут идти на помощь приютам. Но у нас обеих были основные работы, которые приносили хороший доход, а «Собакеном» мы занимались в свободное от работы время. Мы обе из диджитал-мира и наконец получили возможность производить то, что можно пощупать, надеть в холодный день или подарить другу.

Задачи распределялись примерно поровну и по мере возможностей. Рита отвечала за дизайн и иллюстрации, я писала тексты. Идеи дизайна продукции брейнштормили вместе. У меня на работе был гибкий график, поэтому я могла среди дня поехать на почту и забрать посылку с носками, а в это время Рита принимала заказы.

Отправляли заказы мы не каждый день — выделяли на это пару дней в неделю, иначе это отнимало бы слишком много времени. Но если клиент просил срочно что-то отправить, мы всегда шли ему навстречу. Носки мы отправляли во многие города, а самые дальние точки — Петропавловск-Камчатский в России и Нью-Джерси в США.

Так проходили будни, а иногда и субботы. По воскресеньям я дежурила в приюте два-три часа. Позже мы наняли единственного оплачиваемого сотрудника — менеджера, который принимал заказы, вел соцсети, помогал участвовать в маркетах и принимать любые важные для проекта решения.

И основная работа, и процесс создания носков, и результат доставляли удовольствие — вторую партию носков в 300 штук мы распродали за март и апрель и заработали еще около 200 000 Р. Но шерстяные носки — это сезонный товар, поэтому мы придумали несколько вещей, которые люди хотели бы покупать всегда.

Деньги приюту нужны постоянно. Например, на ремонт: особенно общительные собаки могут проделать дыру в заборе, чтобы пробраться к своим друзьям
Деньги приюту нужны постоянно. Например, на ремонт: особенно общительные собаки могут проделать дыру в заборе, чтобы пробраться к своим друзьям
Иногда в приюте появляется сразу несколько собак, которым нужны прививки и полный курс лечения от паразитов. В таких случаях забираемся в подушку безопасности
Иногда в приюте появляется сразу несколько собак, которым нужны прививки и полный курс лечения от паразитов. В таких случаях забираемся в подушку безопасности

Как «Собакен» собирает пожертвования

Футболки и худи мы придумали в 2019 году. Делали одежду черного и белого цвета с надписью SOBAKEN и Stranger Dogs — тогда как раз был очень популярен сериал Stranger Things.

Еще нас часто спрашивали: «А с кошками что-нибудь есть?» Так как мы иногда поддерживаем бездомных кошек, мы сделали принт KISKEN и тоже напечатали его на худи.

Футболки мы закупаем у поставщиков европейского производителя, потому что нравится качество и фасон — даже после многих стирок они не садятся и не покрываются катышками. А худи для нас шьют на фабрике в Петербурге.

Вот сколько мы тратим на производство:

  1. Футболки закупаем по 450 Р, худи по 1600 Р.
  2. Принты стоят от 120 Р до 400 Р в зависимости от размера и количества цветов.
  3. Доставка стоит 1000—1500 Р в зависимости от веса партии. В партии обычно получается в среднем по 50 предметов.

Получается, что на партию уходит около 30 000 Р.

Продаем мы футболки по 1100—1300 Р, а худи — по 2700—3100 Р. На фотосессии новых вещей мы пока ничего не тратим — все снимаем сами или с помощью друзей-фотографов. Готовые фото с текстом все так же публикуем в «Инстаграме».

Продажа одной партии худи и футболок приносит около 205 000 Р — эти деньги не всегда удается заработать сразу. Например, вещи из коллекции Stranger Dogs мы сделали летом 2019 года, но до сих пор все не распродали. Если говорить о свежих цифрах, то за 2021 год мы заработали на футболках и худи 409 000 Р.

Мы с Ритой в футболках из коллекции Stranger Dogs
Мы с Ритой в футболках из коллекции Stranger Dogs
А это худи с принтом KISKEN
А это худи с принтом KISKEN

Лежаки. В 2020 году мы придумали делать лежаки для собак, но покупать материал не хотелось. Нам нравится идея повторного использования, поэтому в качестве основного материала решили использовать старые джинсы.

Мы разместили в «Инстаграме» информацию о сборе джинсов и за пару дней получили кучу откликов. Буквально за неделю у нас набралось почти 250 кг джинсов — часть приносили нам в офис, а часть мы забирали сами.

После отбора и стирки джинсы отправились на пошив не в ателье, а к нашей знакомой швее на пенсии — она была рада поучаствовать в таком деле. В качестве наполнителя использовали холлофайбер и синтепон, а для прочного дна — прорезиненную ткань. Эти элементы пришлось купить, потому что из соображений гигиены и прочности пока заменить чем-то повторным сложно.

Лежаки шили разных размеров: от маленьких, 45 × 55 см, до огромных — 100 × 130 см. Маленькие и средние шили постоянно, а огромные делали на заказ. Мы не считали точно, но всего получилось около 40 лежаков, их стоимость начиналась от 1200 Р.

На материалы мы потратили 20 000 Р, заплатили пенсионерке 24 500 Р. Десять лежаков все еще на складе, а остальные удалось распродать. За 2021 год на них мы заработали 30 000 Р. Приятный бонус — больше сотни пар старых джинсов обрели новую жизнь.

Таким получился маленький лежак из джинсов
Таким получился маленький лежак из джинсов
А это самый большой лежак, который у нас заказывали
А это самый большой лежак, который у нас заказывали

Поясные сумки из остатков батутной ткани и ремней безопасности — еще одна наша ресайкл-инициатива. Мы сделали модель для прогулок с собаками, продумали удобные кармашки и застежки и отдали на производство петербургского бренда — они сами достают ткань, ремни и шьют из них сумки.

Мы заказали 100 штук, на пошив ушел месяц. Себестоимость сумки — 1800 Р, а продаем мы их по 2300 Р. В месяц получается продавать примерно по пять сумок. За год мы распродали 67 штук. После вычета затрат на доставку и стоимость производства получилось, что мы выручили около 190 000 Р.

Такой получилась сумка — те, кто видит ее впервые, не догадываются, что она сделана из батутной ткани
Такой получилась сумка — те, кто видит ее впервые, не догадываются, что она сделана из батутной ткани
Я сама хожу с сумкой круглый год и очень горжусь такой нашей разработкой
Я сама хожу с сумкой круглый год и очень горжусь такой нашей разработкой

Сумки-шоперы мы добавили в свой ассортимент в 2021 году. Шоперы закупаем у того же поставщика, что производит футболки. А принты бесплатно печатаем в Рязани у наших друзей, которые занимаются шелкографией.

Мы сделали 100 разноцветных шоперов: себестоимость одной сумки 400 Р, а продаем мы их по 800 Р. Пока продали 55 штук — на них после всех вычетов мы заработали 44 000 Р.

Шопер с нашим классическим принтом «Объятия». Эту иллюстрацию мы еще печатаем в цвете на футболках
Шопер с нашим классическим принтом «Объятия». Эту иллюстрацию мы еще печатаем в цвете на футболках
К новому, 2022 году сделали небольшую партию праздничных шоперов
К новому, 2022 году сделали небольшую партию праздничных шоперов

Адресники, мыло для лап и другие мелочи. Очень важное место в развитии «Собакена» занимают наши друзья и талантливые мастера, которые готовы поддержать проект. Некоторые вещи мы продаем и возвращаем себестоимость мастерам, а что-то и вовсе получаем в дар.

Друзья предложили сделать адресники, мыло для лап, бисерные чокеры с подвеской в виде собачки, имбирные пряники с нашими принтами на глазури, деревянные игрушки. Студия керамики предоставляет нам помещение и материалы для создания сувениров — значков, магнитов, тарелок. Основательница студии цветов отдала нам комнатные растения, которые мы продали на маркете, а прибыль тоже перечислили приюту. А в дружественной типографии нам печатают все необходимое бесплатно или с большой скидкой.

Адресники выгравировали на стальных заготовках в мастерской друзей
Адресники выгравировали на стальных заготовках в мастерской друзей
Мыло для лап мы сделали вместе с локальным брендом косметики
Мыло для лап мы сделали вместе с локальным брендом косметики

За пару месяцев мы продали пробную партию собачьего мыла — за 10 штук удалось выручить около 2000 Р. Продукт оказался нужным, и к новой партии подписчики попросили добавить мыло для кошек, поэтому в будущем планируем сделать и такой вариант.

Значки мы продаем на маркетах и в офлайн-точках: два салона красоты, магазин товаров локальных производителей и коворкинг — за это они денег не берут. Мы почти не ведем учет, но за год продали точно не меньше 100 штук — вышло около 30 000 Р.

Один раз мы сделали партию из 30 магнитов на заказ в качестве подарка гостям на свадьбе. Это принесло в собачью копилку 9000 Р чистой прибыли. А в целом на всех этих мелочах за 2021 год мы заработали около 40 000 Р.

В студии керамики мы вручную делали магнитики
В студии керамики мы вручную делали магнитики
Будущие значки и магниты ждут обжига
Будущие значки и магниты ждут обжига

Хот-доги. Один из баров нашего города по воскресеньям продает хот-доги в пользу собак — за месяц набегает около 15 000 Р, а с июля 2021 года получилось заработать 56 000 Р.

Раз в месяц мы устраиваем попап-маркет в этом баре и маркет на вечеринке в другом баре. Обычно такие вылазки приносят 10—20 тысяч рублей, но был случай, когда удалось продать на 40 500 Р — для Рязани это хороший результат. Больше было только на одном из самых крупных маркетов Москвы, где в 2020 году за два дня мы получили 113 000 Р.

Попап-маркет в баре во время акции Hot-dog for a dog
Попап-маркет в баре во время акции Hot-dog for a dog
На маркете в Москве привлекали собак миской с водой и лежаками. Сработало!
На маркете в Москве привлекали собак миской с водой и лежаками. Сработало!
Мы привезли с собой ковер — он задавал тон всему стенду и тоже привлекал посетителей
Мы привезли с собой ковер — он задавал тон всему стенду и тоже привлекал посетителей

Носки. В основном мы продаем все через «Инстаграм», а в декабре 2020 года договорились о продаже носков на «Вайлдберриз». За год мы продали 700 пар носков — после вычета комиссии маркетплейса и оплаты хранения товара получилось 319 000 Р.

Затем мы еще вычли затраты на себестоимость, упаковку, транспортировку и налоги — получилось, что собакам досталось около 200 000 Р. Всего за год продажи носков на «Вайлдберриз» и в «Инстаграме» принесли 400 000 Р.

Корпоративные заказы. Большую часть прибыли проекту приносят корпоративные заказы. Как-то раз мы предложили одной компании сделать заказ носков в качестве подарка для сотрудников — мы рассказали про свой проект, его миссию, и у нас заказали 50 пар носков.

Затем у нас появилось еще пять корпоративных заказов, и мы выработали такую схему: если заказывают до 100 пар, то мы делаем носки с уже имеющимся дизайном, а если от 100 пар, то можем разработать дизайн специально для конкретной компании.

В конце 2020 года мы выполнили шесть корпоративных заказов, которые принесли около 300 000 Р чистой прибыли. Эти деньги мы распределили на три части по 100 000 Р — на программу стерилизации, на ремонт в приюте и на закупку новой продукции. А за 2021 год корпоративные заказы принесли 284 000 Р.

Многие наши знакомые в качестве подарков на день рождения просят друзей перечислять деньги в приют — так однажды наш друг принес собакам сразу 108 000 Р.

Что в итоге по деньгам

При заказе онлайн деньги переводят на мою карту Тинькофф Банка или в Сбер. На маркетах платят в основном наличными. А для пожертвований мы завели отдельную ссылку в Тинькофф Банке.

За полтора года мы получили 215 000 Р в качестве пожертвований, но деньги на этом счете надолго не задерживаются — почти сразу уходят на оплату передержек и корма. Вопрос о том, действительно ли эти деньги идут в помощь собакам, возникает очень редко: мы открыто делимся всей информацией, и люди нам доверяют.

За 2021 год «Собакен» заработал 1 668 000 Р

Носки 400 000 Р
Корпоративные заказы 284 000 Р
Футболки 264 000 Р
Пожертвования 215 000 Р
Поясные сумки 190 000 Р
Худи 145 000 Р
Хот-доги 56 000 Р
Сумки-шоперы 44 000 Р
Мыло, магниты, чокеры, адресники, мелочи 40 000 Р
Лежаки 30 000 Р
Носки
400 000 Р
Корпоративные заказы
284 000 Р
Футболки
264 000 Р
Пожертвования
215 000 Р
Поясные сумки
190 000 Р
Худи
145 000 Р
Хот-доги
56 000 Р
Сумки-шоперы
44 000 Р
Мыло, магниты, чокеры, адресники, мелочи
40 000 Р
Лежаки
30 000 Р

За 2021 год «Собакен» потратил 1 428 450 Р

Производство новой продукции 522 650 Р
Собаки на передержках 356 100 Р
Корм и лекарства 214 900 Р
Аренда склада и зарплата менеджера 176 000 Р
Переводы приютам 82 500 Р
Стерилизация 45 300 Р
Почтовые и транспортные расходы, налоги 31 000 Р
Производство новой продукции
522 650 Р
Собаки на передержках
356 100 Р
Корм и лекарства
214 900 Р
Аренда склада и зарплата менеджера
176 000 Р
Переводы приютам
82 500 Р
Стерилизация
45 300 Р
Почтовые и транспортные расходы, налоги
31 000 Р

В качестве подушки безопасности удалось отложить около 240 000 Р. Но свободные деньги — это редкость, чаще мы выходим в ноль. Подробные отчеты мы каждый квартал публикуем в «Инстаграме».

Еще мы занялись официальным оформлением «Собакена». Первым делом думали стать фондом, но такая юридическая форма нам не подходит: фонды ничего не производят и не продают. Поэтому мы хотим оформить АНО — автономную некоммерческую организацию.

Если станем такой организацией, то будет два больших плюса:

  1. Сможем подавать заявки на гранты в помощь бездомным животным, а также получать официальные пожертвования от юридических лиц.
  2. Будем получать льготы на услуги в государственных организациях — например, при лечении собак в государственных ветеринарных клиниках.

Пока неспешно консультируемся с юристом, настраиваемся на долгую работу по сбору нужных справок и отчетов. Думаю, в 2022 году получится официально оформить нашего «Собакена».

Сколько стоит жизнь собаки

Несмотря на все наши усилия и на растущий интерес общества к проблемам бездомных животных, забирают собак из приюта и передержек редко. За 2021 год удалось найти дом только одной собаке из приюта и шестерым щенкам с частных передержек.

Большинство собак в приюте — это постоянные жители. Шансы на пристройство есть в основном у щенков и подростков, у собак мелкого размера и у особо примечательных особ. Собаки после 5—6 лет часто остаются в приюте до конца своей жизни. Поэтому место в вольере освобождается редко.

К сожалению, мы не всегда можем взять собаку в приют, даже если у нас достаточно денег. Причин две: либо нет места, либо не хватает волонтеров. Тогда мы помещаем собаку на частную передержку, чаще всего они платные. С тех пор как у нас стало появляться больше платных подопечных, большая часть прибыли «Собакена» направилась на их содержание.

Расскажу, сколько стоит содержание одной собаки в месяц и в год.

В апреле 2019 года пса Хиро сбила машина, он пережил множество операций и попал к нам в приют. Он заново научился ходить, социализировался, но пока так и не нашел своего хозяина
В апреле 2019 года пса Хиро сбила машина, он пережил множество операций и попал к нам в приют. Он заново научился ходить, социализировался, но пока так и не нашел своего хозяина

Корм. Средняя собака весом 25 кг ест 350 г сухого корма в день. Это 10,5 кг в месяц и 126 кг в год. Мы покупаем для собак Purina Dog Chow — это самый дешевый из кормов приемлемого качества. Он стоит 180 Р за кг. Получается, в месяц на корм собаки тратим 1890 Р, а в год — 22 680 Р.

Прививка от бешенства обязательна для любого животного, ее нужно делать раз в год. Импортный препарат «Эурикан» стоит 600 Р. Есть отечественный «Мультикан» — стоит дешевле в два раза, но большинство врачей говорят, что он не такой эффективный. Поэтому мы покупаем препарат подороже.

Обработка от паразитов. Раз в полгода каждая собака получает таблетки против кишечных паразитов «Мильбемакс» или «Милпразон» — за год тратим 700 Р.

С клещами все сложнее и дороже. Они могут оживать даже зимой в той же соломе в будках. А домашние собаки легко могут подхватить клеща на прогулке у теплотрассы. Поэтому я рекомендую обрабатывать животных от этих паразитов в течение всего года. Раз в 35 дней мы даем собакам таблетки от блох и клещей «Симпарика» — получается примерно десять обработок в год, то есть 3500 Р на одну собаку.

Болезни, операции. Прививки помогают избежать самых страшных и дорогостоящих заболеваний. Но, живя в приюте, так или иначе собака чем-то заболеет. Из частых проблем — цистит, глисты, отит, кожные заболевания и аллергические реакции. На лечение собаки в среднем уходит 2000 Р. Еще мы обязательно стерилизуем и кастрируем собак, в зависимости от размера и пола собаки в среднем получается 4000 Р.

Будка. Одну будку могут делить две собаки — особенно зимой, когда это жизненно необходимо. В уличных вольерах будки часто приходят в негодность, раз в пару лет их нужно ремонтировать или менять. На одну будку уходит около 5000 Р.

Аренда земли для приюта стоит 120 000 Р в год. Если разделить на 25 мест, то выходит, что место для одной собаки в приюте стоит 4800 Р в год.

Получается, что на содержание одной собаки в приюте уходит примерно 43 500 Р в год. Если у собаки есть хронические заболевания, то ей понадобятся дополнительные лекарства, и бюджет увеличится.

Если собака живет на платной передержке, то к затратам на еду и лечение прибавляется еще плата за услуги человека, который взял к себе собаку, — 5000—9000 Р в месяц. То есть за год содержание собаки может обходиться почти в 134 000 Р.

Например, один из наших подопечных, пес Капучино, страдает синдромом сухого глаза. В детстве он переболел чумкой, еле выжил, но получил осложнения — из-за этого его слезные протоки не увлажняются сами. Капучино нужно покупать специальные мази, капать капли в глаза несколько раз в день.

Такие собаки, как Капучино, не могут жить в приюте, где волонтеры приезжают только раз в день. Он живет на платной передержке за 6000 Р в месяц. Вместе с лечением и кормом его годовое содержание обходится примерно в 120 000 Р.

Возможно, найдутся те, кто спросит: «И зачем все это?» Но даже такой собаке вполне реально найти дом. Например, ему подойдет хозяин, который работает удаленно и сможет несколько раз в день выполнять глазные процедуры. К тому же Капучино — очень харизматичный, послушный и добрый пес. Поэтому мы продолжаем уход даже за сложными животными.

Капучино сейчас почти два года — год из них он живет на платной передержке
Капучино сейчас почти два года — год из них он живет на платной передержке

Как изменилось отношение общества к бездомным собакам

С того момента, как я пришла работать волонтером в приют, прошло почти шесть лет. Все это время на моих глазах менялось отношение людей к бездомным собакам. С каждым годом появлялось все больше неравнодушных — от обычных горожан и до представителей бизнеса.

Здорово видеть, как люди, никак не причастные к волонтерству, находят животных и берут к себе на передержку или самостоятельно ищут им дом. Это большой шаг и помощь всем организациям и людям, которые пытаются уменьшить огромное количество бездомных животных на улицах.

Еще здорово, что бизнес идет навстречу: в Рязани появилось как минимум шесть дог-френдли заведений, а многие бары и культурные пространства бесплатно предоставляют свои площадки для проведения мероприятий в помощь бездомным животным.

Это попап-маркет, где местный крафтовый бар продавал хот-доги в пользу собак
Это попап-маркет, где местный крафтовый бар продавал хот-доги в пользу собак

До пандемии я регулярно проводила уроки зооэтики в школах и университетах. Для младших школьников это называлось «Уроки доброты». На занятиях я рассказывала о проблемах бездомных животных: почему они оказываются на улице, что нужно сделать перед тем, как завести собаку, почему хорошо брать собак из приютов.

Считаю, что для детей проводить такие уроки особо важно. Их сознание еще готово к переменам, они неравнодушные и искренние. Эту информацию они больше нигде не услышат, если в семье не заведено заботиться о животных.

Сейчас, когда в государственные учреждения запрещено ходить посторонним, мы проводим такие мероприятия в частном формате или онлайн. Я провожу подобные лекции и для крупных компаний, чья культура поддерживает благотворительность и ответственное отношение к окружающему миру.

В то же время я ощущаю нашу «маленьковость»: помогаем десяткам собак, а в это время сотни рождаются на улицах во всех уголках страны. Добиться действительно значимых улучшений можно только путем изменений на законодательном уровне и с поддержкой государства.

Действующий закон об ответственном обращении с животными — лишь первый шаг на пути к выстраиванию системы защиты животных в России. Судя по новостям, пока полиция неохотно принимает заявления о жестоком обращении и редко занимается этими случаями. Но хочется верить, что со временем проблему бездомных животных в России удастся решить.

Это я проводила урок доброты в летней школе английского языка
Это я проводила урок доброты в летней школе английского языка

Главные сложности

Мне часто бывает эмоционально сложно, потому что я виню себя в большинстве неудач. Не была достаточно активна в пристройстве, не написала потенциальному партнеру, не попросила помощи у знакомого дизайнера и все в этом духе. Я слишком много думаю за других людей и о том, что они подумают. Мне до сих пор неловко просить о безвозмездной помощи, каждый раз приходится себя в этом пересиливать.

Пристройство подопечных — мое самое больное место. Когда собаки засиживаются на передержках месяцами, я впадаю в уныние. «Что если их никто не возьмет?», — спрашивают меня знакомые. Я отвечаю, что хозяева найдутся, но порой сама теряю веру.

Маркеты по выходным занимают 1—2 полных дня и забирают время, которое я могла бы провести с семьей и друзьями. Бывают моменты, когда хочется все бросить, потому что устала, тяжелый период, мало заказов или нет вдохновения, да и просто иногда кажется, что все зря. Но потом кто-то пишет слова поддержки, говорит, что гордится нашим проектом, предлагает помощь и идеи развития. Это помогает прийти в норму.

Подопечные Джо и Тигра. Они живут на платной передержке в деревне. Этих ребят вместе с двумя их сестричками нашли на разливе реки Оки мои друзья. Пристроили только одну девочку, остальные трое живут на передержке уже полгода
Подопечные Джо и Тигра. Они живут на платной передержке в деревне. Этих ребят вместе с двумя их сестричками нашли на разливе реки Оки мои друзья. Пристроили только одну девочку, остальные трое живут на передержке уже полгода
Это я с Тигрой. Собаки быстро растут, и чем старше становятся, тем меньше шанс найти животному дом
Это я с Тигрой. Собаки быстро растут, и чем старше становятся, тем меньше шанс найти животному дом

Что делать, чтобы было меньше бездомных животных

Животные обычно попадают на улицы двумя способами: их выбрасывают хозяева или они там рождаются. Второе, как правило, вытекает из первого.

Многие кураторы в приютах тщательно выбирают хозяев для своих подопечных: спрашивают, сможет ли человек уделять достаточно времени выгулу и обучению собаки, с кем останется собака, если партнеры разойдутся, и так далее. Очень часто уже на этом этапе люди понимают, что такие детали не продумали. В этом случае они либо берут время, чтобы все взвесить, либо сразу понимают, что не смогут жить с собакой.

Заводчики хаски, сиба-ину, биглей и такс порой продают своих щенков без лишних разговоров. Будущие владельцы не ожидают, что хаски уничтожит квартиру от скуки, сиба-ину не станет беспрекословно выполнять приказы, бигль удерет по следу на улице, а такса откажется пускать супруга любимой хозяйки в его же постель. Далеко не все, кто взял себе «модную» собаку, готовы к проблемному поведению животного, и в результате многие из них оказываются на улице.

Другой источник зла — продавцы с сайтов объявлений. Они продают породистых собак по очень низкой цене, без документов и регалий. Такой продавец может оказаться «плодильщиком» — одним из тех, кто разводит животных в ужасных условиях. Этих животных выбрасывают после того, как они перестают выполнять свою единственную функцию. Поэтому мой совет — не покупайте собак на «Авито», не поддерживайте преступления против несчастных, постоянно рожающих собак.

А еще собаки теряются — и таким способом тоже оказываются на улице. Это может быть пес, который сорвался с поводка от страха во время фейерверка, или некастрированный кобель побежал за самкой во время течки, или собаку вообще выпускают на самовыгул. Минимум, который нужен любой собаке, — это ошейник с адресником и номером телефона хозяина.

Еще нужно поставить чип, по которому собаку смогут идентифицировать в ветклинике и позвонить владельцу. Процедура установки безболезненная, занимает пару минут, стоит 1000—3000 Р, а чип ставится один раз на всю жизнь.

Важный фактор, который поможет сократить численность бездомных животных, — это стерилизация. Все животные, не участвующие в племенном разведении, должны быть стерилизованы или кастрированы. К сожалению, довольно много хозяев живут устаревшими стереотипами: «собака должна родить для здоровья», «как же я его лишу мужского достоинства», «собака станет толстой и апатичной» и так далее. А у кого-то просто нет денег на эту операцию.

Стерилизация бездомных животных — важная мера по регуляции численности. Мы поддерживаем такие программы в Рязани. Например, выделили из бюджета «Собакена» 100 000 Р, на которые простерилизовали более 30 собак.

Это наш пост про мифы о стерилизаци
Это наш пост про мифы о стерилизаци

Как стать волонтером

Волонтером в приюте может стать каждый. Главное — любить животных и иметь хотя бы пару часов свободного времени.

Для тех, у кого нет физической возможности помогать в приюте, существует множество различных вариантов:

  1. Помочь с пристройством собак, делать репосты, общаться с фондами, искать потенциальных хозяев.
  2. Помочь со сбором денег, провести благотворительное мероприятие.
  3. Вести соцсети, писать тексты для постов с пристройством.
  4. Взять собаку на передержку, помочь найти волонтеров.
  5. Привлечь спонсоров, блогеров, СМИ.
Это наш пост про то, как попасть в гости к собакам в приют. Даже просто приехать поиграть с собаками — это уже помощь
Это наш пост про то, как попасть в гости к собакам в приют. Даже просто приехать поиграть с собаками — это уже помощь

Я знаю случаи, когда волонтерство меняло жизненный путь людей. Например, одна из наших волонтеров работала репетитором. Поработав с собаками в приюте, она устроилась в ветклинику: сначала администратором, а после обучения — ассистентом врача.

Приют изменил и мою собственную жизнь. С тех пор как у меня появился «Собакен», я познакомилась с множеством прекрасных людей, поучаствовала в интереснейших мероприятиях города. А еще я не удержалась и взяла себе бездомную собаку.

Однажды знакомый волонтер предложил мне забрать таксообразного шестимесячного пса. Сначала его в промзоне подобрала неравнодушная женщина, сама нашла ему первую семью. Но там он прожил всего пару недель — от него отказались, потому что он проказничал дома.

Мы с мужем прониклись судьбой малыша и решили взять его себе, и вот уже третий год в нашей семье живет пес Роки. А поведение удалось скорректировать — как всегда, помогли любовь, игры, обучение и вкусняшки.

Это я и мой пес Роки
Это я и мой пес Роки

Итоги и планы

Сейчас я не дежурю в приюте — дела «Собакена» занимают у меня половину дня, а еще много времени забирают восемь подопечных на частных передержках. Но по возможности посещаю приют: к собакам очень привязываешься и любишь их так же крепко, как собственного питомца.

Конечно, хочется сделать «Собакена» больше и заметнее. Я вижу несколько путей развития проекта:

  1. Стать магазином и производить еще больше вещей под своим брендом.
  2. Стать агрегатором локальных бизнесов, которые хотят часть изделий отправлять на благотворительность.
  3. Создать полноценный сервис поиска питомца и услуг для животных.
  4. Стать приютом мечты.

Приют мечты — это многофункциональный центр помощи животным в Рязанской области с теплыми вольерами для 50 или даже 100 собак, с ветеринарным блоком и зоогостиницей. В России есть только один подобный центр, технологичный и к тому же красивый — это центр реабилитации животных «Юна» в Подольске. Но пока не представляю, как эту мечту можно реализовать.

Я ездила в центр «Юна» на день открытых дверей в сентябре 2019 года. Это место очень вдохновляет развивать тему помощи животным
Я ездила в центр «Юна» на день открытых дверей в сентябре 2019 года. Это место очень вдохновляет развивать тему помощи животным

Какой путь выбрать — покажет время, обстоятельства и единомышленники. Но сейчас я знаю точно, что будем продолжать вести просветительскую деятельность, пытаться развивать городскую среду и менять отношение к животным.

В этом направлении предстоит еще очень много работы.


Хотите написать такую статью для Т—Ж? Любой процесс, в котором в каком-то виде участвуют деньги, можно превратить в тему для Тинькофф Журнала. Прочитайте наш мануал для авторов и приносите заявку на статью.