Опыт социальных предпринимателей: «У людей должен быть выбор, где работать»

Как компании берут на работу людей с инвалидностью и тех, кто оказался в трудной ситуации

5
Опыт социальных предпринимателей: «У людей должен быть выбор, где работать»

Людей с особенностями развития или бездомных потенциальные работодатели обычно даже не рассматривают на свои позиции.

Одна из причин, почему так происходит — огромное количество стереотипов относительно таких людей. Некоторые сомневаются в ответственности сотрудника, другие считают, что придется потратить сотни тысяч и переоборудовать рабочие места.

Мы поговорили с сетью гипермаркетов «Ашан», отелем «Хилтон», кафе «Огурцы» и другими компаниями, которые трудоустраивают или помогают найти работу людям с особенностями. Они рассказали, как сотрудничают с людьми, оказавшимися в трудной ситуации, и что это дает бизнесу.

«Через четыре месяца после открытия кафе вышло на самоокупаемость»

Аватар автора

Мария Грекова

основательница мастерской «Простые вещи» и инклюзивного кафе «Огурцы» в Санкт-Петербурге

Мне интересно общаться с людьми с ментальными особенностями — нарушениями интеллектуального развития и с психическими заболеваниями — и узнавать, как устроена их психика. По образованию я клинический психолог, и суть моей профессии в том, чтобы делать жизнь таких людей более предсказуемой.

Сначала я работала с детьми в Москве, потом поняла, что взрослым перепадает гораздо меньше внимания, чем детям, и решила заниматься с теми, кому труднее.

Три года назад я переехала в Петербург и открыла мастерскую «Простые вещи». В ней взрослые люди с особенностями развития психики и интеллекта работают на равных с художниками и волонтерами в пяти мастерских. Все они создают простые и полезные в быту вещи, которые мы потом продаем в магазине при мастерской. В «Простых вещах» нет дефектологов или психологов, там работают профессиональные керамисты, столяры, которые не воспринимают особых людей через их диагноз. Помимо диагноза у человека еще есть потребности, желания, его воспитание, среда, в которой он жил — как у нас всех.

Мы хотели создать более открытое пространство, чем мастерские, чтобы ребята с ментальными особенностями легче социализировались. Поэтому в декабре 2019 года я запустила кафе «Огурцы». Гораздо больше людей ходят в кафе поесть, чем лепить чашки в мастерских.

Здорово, если у человека с особенностями появится выбор, где он может работать, а для работодателей и посетителей это не будет странным ноу-хау.

Когда кафе запустилось, только ленивый про нас не написал. Мы стали информационной бомбой, потому что были первым кафе в Петербурге, в котором работают люди с особенностями развития психики и интеллекта. Мы интересны, потому что у нас веганская еда, и к нам приезжают люди, которые интересуются социальными проектами. Все это помогает привлечь поток людей.

Локдаун в Петербурге длился три месяца, все кафе были закрыты. За это время мы никого не уволили и платили большую часть зарплат. Источник: Егор Цветков
Локдаун в Петербурге длился три месяца, все кафе были закрыты. За это время мы никого не уволили и платили большую часть зарплат. Источник: Егор Цветков

Уже в марте проект вышел на самоокупаемость — стартовые вложения еще не вернули, но месячные расходы стали покрывать собственными доходами. В апреле из-за пандемии в Петербурге закрылись все кафе, и мы не работали три месяца. Вышли из карантина в июле, и уже в августе снова смогли покрывать расходы доходами, а в сентябре у нас организовалась прибыль, которой мы закрыли образовавшиеся долги по зарплате сотрудникам.

При трудоустройстве людей с особенностями есть определенные требования к организации рабочего места — например, должна быть правильная освещенность и есть ограничения по количеству трудовых часов. А вот специальное обучение перед открытием не понадобилось — все люди, которых мы взяли в кафе, сначала обучились в нашей кулинарной мастерской, этого оказалось достаточно.

На смене в кафе работают шесть человек, из них два особых человека. У других работников зарплата выше, потому что они работают дольше по времени и берут на себя больше ответственности. Ребята с особенностями не могут работать целый рабочий день: кто-то трудится четыре часа, кто-то чуть больше. Их средняя зарплата — 15 000—20 000 ₽ в месяц при неполном рабочем дне и четырех трудовых днях в неделю.

С оплатой расходов на зарплату сотрудникам с инвалидностью нам помогает комитет по труду и занятости населения Санкт-Петербурга. В нашей команде работает человек, который заполняет заявку на участие в программе и координирует ее.

Обязанности между ребятами с особенностями и другими работниками делятся равномерно: все готовят, варят кофе и отдают напитки на баре или встречают гостей в зале. Источник: Егор Цветков
Обязанности между ребятами с особенностями и другими работниками делятся равномерно: все готовят, варят кофе и отдают напитки на баре или встречают гостей в зале. Источник: Егор Цветков
Обязанности между ребятами с особенностями и другими работниками делятся равномерно: все готовят, варят кофе и отдают напитки на баре или встречают гостей в зале. Источник: Егор Цветков
Обязанности между ребятами с особенностями и другими работниками делятся равномерно: все готовят, варят кофе и отдают напитки на баре или встречают гостей в зале. Источник: Егор Цветков

В Петербурге бизнес, у которого в штате больше ста сотрудников, обязан принимать на работу 2,5% людей с инвалидностью от средней численности работников.

На эти места могут претендовать и некоммерческие организации: то есть НКО может предложить человека с инвалидностью на рабочее место. Но это региональное явление, не уверена, что эта практика распространена в других городах.

Если изучить закон о социальном предпринимательстве, то государство обязано предоставить социальному предприятию имущественную, информационную и другую поддержку, но мы пока этим не озадачились.

В будущем хотим договориться с другими кафе и переводить к ним на работу особых ребят, которые прокачались в «Огурцах». Это поможет ребятам лучше социализироваться, а нам — принимать к себе новых людей с особенностями ментального развития. Я бы хотела, чтобы другие кафе тоже стали инклюзивными и брали особых людей именно на работу, а не на стажировку.

Больше историй о бизнесе — у вас в почте
Подпишитесь на рассылку для предпринимателей: раз в неделю присылаем важные новости и истории успеха

«Мы придумали проект по трудоустройству жильцов приюта и получили 180 000 ₽»

Аватар автора

Александра Попова

специалистка по социальной работе, сотрудница «Ночлежки» в Санкт-Петербурге

До сотрудничества с «Ночлежкой» — благотворительной организацией, которая помогает бездомным людям, — я работала в туризме, и у меня остались контакты гостиниц и отелей Петербурга.

В августе 2017 года я разослала нескольким отелям Петербурга предложения оказать «Ночлежке» гуманитарную помощь, но ответил только директор по продажам сети отелей «Хилтон». Думаю, это было связано в первую очередь с тем, что в августе у отелей Петербурга высокий сезон.

В «Ночлежку» приехали руководители отдела кадров. Мы познакомились, они посмотрели, как все устроено, и мы начали сотрудничество — сначала повара отеля «Хилтон» просто варили суп для приюта: у нас нет кухни, и людям сложно готовить на электрических плитах.

Однажды я поделилась с ними идеей запустить программу профессионального обучения и помощи в трудоустройстве для жильцов приюта — чтобы жильцы могли сами себя обеспечивать. Тогда у нас еще не было подобного опыта, и мы хотели найти надежного партнера, чтобы вместе начать такую программу.

Бездомным людям сложно найти работу самостоятельно — не все владеют компьютерной грамотностью, многие не уверены в себе, поэтому соглашаются на низкоквалифицированную работу. Нам хотелось дать людям возможность роста.

Невозможно всю жизнь раздавать листовки — это неофициально, плохо оплачивается и не помогает человеку выбраться с улицы.

Руководители отдела кадров «Хилтон» рассказали, что у отеля есть международный фонд, куда отель сети в любой стране мира может подать заявку на получение гранта для реализации социального проекта вместе с местной благотворительной организацией. Мы вместе подали заявку на профессиональное обучение и помощь в трудоустройстве бездомных людей. Мы выиграли конкурс и получили грант — 180 000 ₽.

Идея программы в том, что человек, проживающий в приюте «Ночлежки», может выбрать специальность, связанную с общепитом в отеле, и пройти по ней обучение для дальнейшего трудоустройства. Участник программы проходит обучение за два месяца в одном из учебных заведений города, затем еще один месяц стажируется в отеле сети «Хилтон» в Петербурге, после чего сдает экзамен и получает диплом от учебного заведения и рекомендательное письмо от международной сети отелей «Хилтон».

В результате участник программы выходит на открытый рынок труда, имея необходимые документы, базовые знания, навыки и больше уверенности в себе. Ниша востребованная: по мнению наших партнеров, в общепите всегда не хватает квалифицированных поваров. На всех этапах программы участника сопровождают специалист по социальной работе, психолог и при необходимости юрист «Ночлежки».

Для обучения выбрали колледж туризма Санкт-Петербурга. Перед стартом программы устроили трехстороннюю встречу. Мы все познакомились, проговорили все этапы программы, зону ответственности каждой из сторон и каких результатов хотим достичь. Эта встреча помогла снять напряжение, которое было вначале у всех участников программы.

Официально коммерческие курсы стоили 50 000 ₽, но нам они обошлись в 35 000 ₽. Руководство колледжа сделало скидку, которая дала возможность пройти обучение большему количеству людей, чем мы планировали.

Программа началась в апреле 2018 года, через нее прошли 11 человек, из которых пять работают поварами. После стажировки часть выпускников направились на поиски работы, а четыре человека остались работать в отеле «Хилтон». Еще двое поняли, что поварское дело не для них.

С четырьмя другими у нас нет связи, может быть, у них все хорошо и они живут обычной жизнью и не хотят вспоминать про опыт бездомности, а может быть, наоборот. Евгения Ларионова отель провожал со слезами — там он трудился год, после чего устроился поваром в аэропорт Пулково, а сейчас работает шеф-поваром в семейной спешиалти-кофейне.

Зарплата людей, которые после стажировки устроились в «Хилтон», была на том же уровне, что и у других сотрудников, с теми же бонусами — ДМС, занятиями английским, йогой.

В этом году активно продолжить обучение помешала пандемия, сама программа завершилась в декабре — закончился грант и период, на который мы подавали заявку. В январе снова планируем подавать заявку на программу профессионального обучения и помощи в трудоустройстве бездомным людям. Я мечтаю о том, чтобы к нашей программе присоединились и другие отели и компании Петербурга и Москвы.

В начале 2020 года мы начали сотрудничество по трудоустройству жильцов приюта с компанией «Леруа Мерлен». Планы и результаты во многом скорректировала пандемия — приют был закрыт на карантин с марта до августа, и люди не могли выходить на работу и собеседования, а если решали работать, то должны были покинуть приют. Поэтому в 2020 году в «Леруа» устроились только два человека, один до сих пор работает, второго уволили — из-за зависимости он не вышел на работу.

Мы планируем организовать трехстороннюю встречу с «Леруа Мерленом» и «Хилтоном» в январе, чтобы поделиться идеями, опытом и обратной связью.

«За пять лет мы трудоустроили 550 кандидатов»

Аватар автора

Святослав Тюрин

старший консультант по трудоустройству «Работа-i»

У нас социальное рекрутинговое агентство, мы помогаем трудоустроиться молодым людям с инвалидностью. Одно из направлений нашей работы — транзитное трудоустройство. Это временная занятость, на которой человек впервые в жизни учится работать в партнерской компании. Кроме транзита у нас есть социальное кадровое агентство, которое подбирает кандидатов в штат компаний.

Транзитное трудоустройство было придумано для тех молодых людей, которым недостаточно базовой профориентации и необходимо больше времени и сил, чтобы закрепиться на рынке труда. В рамках транзитного трудоустройства реализуются программы: «Школа сервиса», «Временная занятость» и мы развиваем проект «Школа сервиса Онлайн».

Мы трудоустраиваем ребят с серьезными ментальными, физическими и когнитивными ограничениями. Таких людей потенциальные работодатели обычно даже не рассматривают на свои позиции из-за множества стереотипов про людей с инвалидностью.

Чаще всего мы сами ищем компании-работодателей и стараемся удовлетворить существующий рыночный спрос бизнеса на рабочую силу. Хотим показать, что люди с инвалидностью могут приносить пользу своим трудом, хоть и с ограниченной функциональностью. Например, в магазинах Melon Fashion Group ребята работают на позиции помощника кладовщика и занимаются предпродажной подготовкой вещей. В магазинах «Спасибо!» ребята работают помощниками продавцов, складывают и сортируют одежду. Наши кандидаты берут на себя простую рутинную работу и освобождают время остальных сотрудников для более сложных задач.

Ребята, участвующие в транзитном трудоустройстве, являются сотрудниками центра «Работа-i» и работают по срочным трудовым договорам на срок до девяти месяцев. По нашему опыту этого времени в среднем достаточно, чтобы адаптироваться и получить необходимый опыт для будущего трудоустройства на открытом рынке.

Для получения первого опыта ребята выходят к нашим партнерам по договору предоставления персонала — такая услуга называется «аутстаффинг». Если стажировка прошла успешно, их оформляют в штат компании.

За пять лет существования центра «Работа-i» мы трудоустроили 550 кандидатов, в 2020 году — 83 кандидата в 20 компаний Санкт-Петербурга. После прохождения программы трудоустройства 40% наших ребят успешно закрепились на рабочем месте на срок от полугода.

Существует много стереотипов о том, что для трудоустройства сотрудника с инвалидностью работодателю необходимо создавать огромное количество специальных условий вплоть до обязательной переделки лифтов и унитазов, но это не обязательно так.

Как компании работают со слабослышащими сотрудниками

В компании «Леруа Мерлен» слабослышащие сотрудники работают на кассе. Из особых условий у них только табличка с указанием о том, что они не слышат. А также для них проложен специальный безопасный маршрут передвижения по залу, чтобы не встретиться с автопогрузчиком.

На заводе TPV эту же самую проблему решили с помощью наплечной повязки на форме слабослышащих сотрудников: водитель автотехники видит повязку и понимает, что человек не слышит звук приближающейся машины, соответственно, действует осторожнее.

Фонд оплаты труда формируется таким образом: обычно это минимальная заработная плата — в 2021 году это 12 792 ₽ — и неполный рабочий день. Так как вакансии транзита подразумевают самые простые функции, ребята не могут на первых порах работать полный рабочий день. Зато они могут повысить профессиональные компетенции на рабочем месте, быстрее расти как специалисты и переходить к более серьезным и интересным функциям с совсем другой зарплатой.

В 2018 году в Санкт-Петербурге были приняты изменения к закону о квотировании. Компании, у которых есть обязательства по приему на работу сотрудников с инвалидностью и закрытию квот, могут воспользоваться одним из нескольких вариантов:

  1. заключить договор с лицензированными частными агентствами занятости вроде нашего, чтобы агентство направляло работников с инвадидностью в организации принимающей стороны;
  2. заключить соглашение об организации рабочих мест для трудоустройства людей с инвалидностью на квотируемые рабочие места в другой организации;
  3. создать совместные рабочие места в счет установленной квоты по договоренности между несколькими работодателями.

Мы тоже организуем рабочие места для компаний, которые хотят помогать людям с инвалидностью найти работу, но не могут открывать подходящие места у себя. По сути компания арендует у нас рабочие места.

Причины, почему работодатели хотят нанять сотрудников с особенностями, бывают разные. Многие компании хотят выполнить обязательства перед государством и закрыть квоты по инвалидности.

Если компания не может или не хочет взять сотрудника с инвалидностью в штат, но им нужно закрыть квоты на места для работников с инвадидностью, то она может нанять человека, который технически будет работать в другом месте — например, в магазине «Спасибо!».

«Людей в тяжелой ситуации сложно трудоустроить из-за ограничений на законодательном уровне»

Аватар автора

Юлия Селезнева

координатор благотворительных программ фонда «Второе дыхание»

В 2014 году мы открыли в Москве благотворительный магазин «Второе дыхание». Мы принимаем, перераспределяем и перерабатываем текстиль, который был в употреблении. Магазин вышел на операционную прибыль за месяц, а спустя год мы открыли фонд «Второе дыхание», который начал устанавливать контейнеры для сбора одежды и работать с крупным бизнесом не только в Москве, но и в других российских городах.

Так выглядит наш центр сортировки вещей. Понятия «социальный бизнес» в российском законодательстве нет, поэтому мы используем гибридную форму деятельности: работа наших магазинов осуществляется коммерческим юрлицом, а сбор, выдача и переработка вещей — некоммерческим. Источник: Ксения Колесникова
Так выглядит наш центр сортировки вещей. Понятия «социальный бизнес» в российском законодательстве нет, поэтому мы используем гибридную форму деятельности: работа наших магазинов осуществляется коммерческим юрлицом, а сбор, выдача и переработка вещей — некоммерческим. Источник: Ксения Колесникова
Так выглядит наш центр сортировки вещей. Понятия «социальный бизнес» в российском законодательстве нет, поэтому мы используем гибридную форму деятельности: работа наших магазинов осуществляется коммерческим юрлицом, а сбор, выдача и переработка вещей — некоммерческим. Источник: Ксения Колесникова
Так выглядит наш центр сортировки вещей. Понятия «социальный бизнес» в российском законодательстве нет, поэтому мы используем гибридную форму деятельности: работа наших магазинов осуществляется коммерческим юрлицом, а сбор, выдача и переработка вещей — некоммерческим. Источник: Ксения Колесникова
Так выглядит наш центр сортировки вещей. Понятия «социальный бизнес» в российском законодательстве нет, поэтому мы используем гибридную форму деятельности: работа наших магазинов осуществляется коммерческим юрлицом, а сбор, выдача и переработка вещей — некоммерческим. Источник: Ксения Колесникова

Мы берем на работу людей из психоневрологических интернатов. За 2019 год работу в фонде и магазинах получили около 30 человек, большинство из которых — бездомные, выпускники детских домов, люди с ментальными нарушениями.

С первого дня работы склада в Москве мы принимали на должность грузчиков людей в сложной жизненной ситуации. Сначала это были люди в состоянии бездомности, которых мы находили через нашего первого партнера — православного народного движения «Курский вокзал. Бездомные, дети». Это место, где человек, оказавшийся в сложной ситуации, может получить еду, одежду и средства гигиены. Отсюда к нам попала и проработала больше двух лет Ольга. Она пришла на должность сортировщицы и через год стала заместителем руководителя склада в Москве.

В 2019 году у нас работало много бездомных. Более 30 человек начали получать стабильный доход и сняли жилье. Около года у нас проработала пара: муж и жена долго жили на улице и благодаря стабильной работе смогли начать снимать жилье. К сожалению, не все задерживаются надолго. Многим мешают пристрастие к алкоголю и сложность с тем, чтобы это контролировать, проблемы с режимом и пониманием времени. Опыт показывает, что даже с наставником некоторые из них редко выдерживают регулярный рабочий график. Но, конечно, есть исключения, и это очень радует.

Например, Андрей в 2019 году пришел к нам из социально-реабилитационного центра для бездомных людей «Теплый прием». Он приехал из Киргизии, здесь у него мать и сестра, но отношения с ними испортились. Его приютил староста при храме Троицы в Хохлах. Андрей жил при храме, помогал в ремонте. Староста помог ему устроиться в «Теплый прием», после он попал к нам, и до сих пор успешно работает грузчиком в паре с водителем.

Когда у нас появляется вакансия, мы в первую очередь обращаемся к знакомым организациям и фондам, которые работают с людьми, попавшими в сложную ситуацию. Источник: Ксения Колесникова
Когда у нас появляется вакансия, мы в первую очередь обращаемся к знакомым организациям и фондам, которые работают с людьми, попавшими в сложную ситуацию. Источник: Ксения Колесникова
Когда у нас появляется вакансия, мы в первую очередь обращаемся к знакомым организациям и фондам, которые работают с людьми, попавшими в сложную ситуацию. Источник: Ксения Колесникова
Когда у нас появляется вакансия, мы в первую очередь обращаемся к знакомым организациям и фондам, которые работают с людьми, попавшими в сложную ситуацию. Источник: Ксения Колесникова
Когда у нас появляется вакансия, мы в первую очередь обращаемся к знакомым организациям и фондам, которые работают с людьми, попавшими в сложную ситуацию. Источник: Ксения Колесникова

Люди, оказавшиеся без жилья, сильно травмированы психологически. Первым делом они попадают в организации, которые закрывают базовые потребности в еде и одежде. Когда человек привыкает к постоянной поддержке, у него появляются силы для следующего шага, чтобы улучшить свое положение.

Иногда бывает наоборот: к нам обращается организация и просит взять на несколько дней на работу человека, чтобы он заработал на государственную пошлину по восстановлению паспорта или билет. Все случаи индивидуальны.

1500 ₽
госпошлина, чтобы восстановить паспорт

В начале 2020 года мы взяли двух людей из исправительной колонии № 1 в Костроме, официально трудоустроили их. Их перевели из колонии строгого режима за хорошее поведение. Один проработал с нами около полугода и устроил буйство из-за наркотической зависимости. Второй продолжает работать с нами.

Говорить про трудоустройство людей, оставшихся без дома — это как ходить по минному полю.

Существуют ограничения на законодательном уровне — у кого-то может не быть документов, у кого-то — разрешения на работу в России.

Трудоустройство таких людей для организаций — риск попасть на штраф. Часто эти ограничения не позволяют людям работать официально.

Для того чтобы принять их на работу, мы проходим очень тернистый путь, в том числе договариваемся с партнерскими организациями о восстановлении документов людей, попавших в тяжелую ситуацию.

Грузчик, который пришел из фонда, получает столько же, сколько и человек, пришедший из ресурсов поиска работы, его ставка в Москве — 1300 ₽.

Риски есть и с других сторон: с бездомным человеком нельзя быть уверенным, что он выйдет завтра на работу. Особенно снижаются шансы в день получения аванса или зарплаты. И к сожалению, работодателям нельзя забывать про возможность хищения.

Любая работа, даже самая односложная, имеет свои нюансы и требует обучения. Грузчику без опыта нужно привыкнуть к специфике, уметь правильно завязать мешок или собрать паллет. Когда ты вкладываешься в человека неделю, обучаешь, а потом он перестает приходить — стерпеть один раз это можно. Но когда это происходит регулярно и страдает весь рабочий процесс, работодатель становится перед нелегким выбором. Поэтому мы принимаем лишь небольшой процент таких людей, если сравнивать с общим количеством сотрудников.

Сейчас мы нанимаем более избирательно. Мы понимаем, что человек, который не хочет уходить с улицы, будет работать до первой зарплаты, он не привык к регулярному труду. Но есть и те, кто действительно хочет и может выкарабкаться, только им не везет. Мы ориентируемся на таких людей, с мотивацией. И всегда рады, когда человек уходит от нас на новую работу с еще лучшими условиями.

«Группа инвалидности не влияет на зарплату и не препятствует карьерному росту»

Аватар автора

Мария Уткина

руководитель по внешним коммуникациям «Ашан Ретейл Россия»

В 2008 году мы заключили договор о начале сотрудничества с общественной организацией «Всероссийское общество глухих» и стали трудоустраивать слабослышащих людей в гипермаркет «Ашан-Сокольники» в Москве.

Прежде всего мы изучили опыт наших коллег во Франции — проект интеграции слабослышащих был успешен, поэтому российский «Ашан» перенял этот опыт и запустил собственный проект по найму. Сегодня в компании работает более 1000 слабослышащих сотрудников.

Они обладают такими же компетенциями, как и все остальные, у многих есть высшее образование, иногда даже несколько. Несмотря на это, слабослышащим людям нелегко найти работу, так как не у всех работодателей есть необходимые ресурсы для трудоустройства сотрудников с нарушением слуха, например сурдопереводчики. Для самой работы никакого дополнительного специального оборудования не требуется. Так что дополнительных затрат в компании из-за внедрения проекта не было.

Мы уже много лет работаем со слабослышащими и нередко отмечаем, что они больше ценят свою работу и ответственнее относятся к своим обязанностям.

В «Ашане» слабослышащие люди занимают должности хозяек касс и чуть реже работников торгового зала. Чтобы клиенты понимали, что их обслуживают особенные сотрудники, на кассах стоит табличка: «Вас обслуживает слабослышащий сотрудник». Источник: Ксения Колесникова
В «Ашане» слабослышащие люди занимают должности хозяек касс и чуть реже работников торгового зала. Чтобы клиенты понимали, что их обслуживают особенные сотрудники, на кассах стоит табличка: «Вас обслуживает слабослышащий сотрудник». Источник: Ксения Колесникова
В «Ашане» слабослышащие люди занимают должности хозяек касс и чуть реже работников торгового зала. Чтобы клиенты понимали, что их обслуживают особенные сотрудники, на кассах стоит табличка: «Вас обслуживает слабослышащий сотрудник». Источник: Ксения Колесникова
В «Ашане» слабослышащие люди занимают должности хозяек касс и чуть реже работников торгового зала. Чтобы клиенты понимали, что их обслуживают особенные сотрудники, на кассах стоит табличка: «Вас обслуживает слабослышащий сотрудник». Источник: Ксения Колесникова

Покупатели наших магазинов привыкли видеть на кассах слабослышащих сотрудников и хорошо относятся к этой практике. Бывают и случаи недопонимания, например, клиент, не обратив внимание на табличку «Вас обслуживает слабослышащий сотрудник», начинает что-то говорить, спрашивать у сотрудника, и не получает ответа. Заметив это, хозяйка или хозяин кассы показывает рукой на табличку. После этого некоторые клиенты извиняются и сразу идут на другую кассу, но есть и те, кто реагируют эмоционально и выражают свое недовольство. В таком случае на помощь слабослышащему сотруднику приходят его коллеги с соседних кассовых островов или бригадир.

Инвалидность не препятствует карьерному росту. Трудоустройство на должности хозяйки кассы и работника торгового зала возможно без опыта работы. На первом этапе трудоустройства в «Ашане» кандидат проходит собеседование с рекрутером, в случае необходимости на собеседовании присутствует сотрудник, владеющий сурдопереводом. На первой встрече соискателю рассказывают про его или ее обязанности, заработную плату и социальный пакет.

Если собеседование проходит успешно, назначается дата приема на работу. В этот день сотрудник заполняет анкету, предоставляет пакет документов, получает направление на обследование для оформления медицинской книжки и начинает проходить обучение. После трех дней интеграционных тренингов и получения медицинской книжки сотрудник приступает к своим обязанностям.

Например, слабослышащая хозяйка кассы Наталья работает в гипермаркете в Сокольниках более 10 лет. До этого она училась в университете и параллельно работала в одной московской компании, связанной с медицинским оборудованием, но компания прекратила свое существование.

От друзей Наталья узнала, что у нас трудоустраивают слабослышащих. Наталья успешно прошла собеседование и осталась работать в гипермаркете «Ашан-Сокольники». За это время она успела поработать хозяйкой кассы, наставником, тренером и дорасти до эксперта. Теперь цель Натальи — стать бригадиром. Бригадир — это правая рука менеджера, у них больше обязанностей, у каждого есть своя группа хозяек касс, для которой он или она составляют график работы, проводят собрания, закрывают зарплаты, все это помимо работы на кассе.

Небольшие ограничения по работе есть: слабослышащие могут работать только до 22 часов, они не привлекаются к ночной работе, например к участию в инвентаризациях.

Все новые сотрудники проходят обучение, во время которого мы используем презентации, показываем видеофильмы, где для слабослышащих ввели бегущую строку.

Заработная плата формируется в соответствии с занимаемой позицией, графиком работы и уровнем компетенций сотрудника. Группа инвалидности не влияет на зарплату — в среднем в Москве хозяйки и хозяева касс получают 30 000—35 000 ₽ в месяц.

«Люди с особенностями здоровья меняют атмосферу в коллективе: появляется больше заботы, тепла, уважения»

Аватар автора

Анна Печалина

координатор социальных и благотворительных проектов «Спасибо!» в Санкт-Петербурге

Первые в России благотворительные магазины «Спасибо!» появились в Петербурге в 2010 году. Через установленные по городу контейнеры мы собираем одежду у горожан, затем распределяем ее по благотворительным организациям и даем возможность одеться нуждающимся горожанам. Непригодная к использованию одежда идет на переработку.

В какой-то момент у нас были сложности: мы никак не могли найти клинеров и обратились к социальному рекрутинговому агентству «Работа-i». Они помогают найти работу выпускникам детских домов и молодым людям с инвалидностью. Агентство предоставило нам клинеров.

Клинеры с особенностями развития работают у нас с декабря 2018 года — это ребята, которые раньше нигде не работали. Сначала они проходят обучение и получают навыки, которые кажутся сами собой разумеющимися: приходить и уходить вовремя, не отлынивать, выполнять поручения, следить за одеждой. Получив профессиональный опыт, дальше они смогут найти работу на открытом рынке труда.

В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков
В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков
В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков
В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков
В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков
В нашем центре выдачи ребята с особенностями учатся первым навыкам работы в жизни и выполняют несложные поручения: сортируют и раскладывают вещи, убирают помещение. Источник: Егор Цветков

Мы не трудоустраиваем, а даем людям с инвалидностью место работы и помогаем овладеть базовыми навыками. Ребята уже оформлены в «Работа-i», мы сотрудничаем через договор предоставления персонала. Зарплату ребята тоже получают в «Работа-i».

Клинеры убирают зал центра выдачи одежды, помещение сортировки. Помощник продавца в магазине раскладывает аксессуары и обувь, вытирает пыль, отпаривает одежду, развешивает вещи в зале по цветам, возвращает на место неподошедшие вещи.

Чтобы работать, людям с ограничениями по здоровью чаще всего не нужен особый подход.

Мы общаемся с ними так же, как с сотрудниками, пришедшими с открытого рынка труда: ищем сильные стороны и опираемся на них, настаиваем на выполнении договоренностей и относимся друг к другу с уважением.

Было несколько радостных моментов: одна сотрудница после стажировки у нас смогла найти работу. Другой стажер тоже ушел бы на постоянную работу в другую организацию, но случилась пандемия, и организация закрылась.

Мы уверены в кандидатах от «Работа-i»: до выхода на стажировку есть «пробная смена», когда мы можем решить, справится ли кандидат с обязанностями, а мы — с его обучением.

Плюсы для компании: ребята очень исполнительные, пунктуальные и дружелюбные. Старательно и точно выполняют инструкции, что позволяет всей команде более эффективно распределять свое рабочее время.

«Основная сложность была в коммуникации между технологом и неслышащей швеей»

Аватар автора

Юлия Терентьева

соосновательница бренда базовой детской одежды Loloclo

Наше производство находится в Курске — там мы сняли в аренду большое помещение и создали в нем современную фабрику, которая специализируется на трикотажных изделиях и производит детскую одежду.

Как растущее предприятие, мы все время находимся в поиске швей, даем объявления во всевозможные источники. Так, на наше предприятие пришли неслышащие девушки, сами узнав о нас от знакомых. Я была рада помочь людям, тем более потребность в швеях всегда велика — молодежь в Курске не хочет работать руками: выпускаясь из колледжей, предпочитают просто стать продавцами.

Девушки пришли с опытом работы, поэтому было минимальное количество сложностей, нужно было только дать им тестовое задание — отшить пробную модель, и объяснить специфику пошива наших вещей.

Основная сложность была найти возможность коммуникации между технологом и швеей. В цехе работает около 20 швей и один технолог. Связка технолог — швея очень важна. Технолог объясняет, как шить, в какой последовательности, на что обратить внимание.

Первое время мы просили технолога уделять большую часть времени неслышащим девушкам и многократно показывать все этапы. Приходилось писать на листочках для более четкого донесения информации. Технолог сначала возмущался, но приказ о зачислении девушек в штат прекратил разговоры, и все начали находить общий язык.

Швеи получают в среднем 20 000 ₽, зарплата зависит только от уровня профессионализма и ответственности.

Во время пандемии неслышащие сотрудницы перешли в режим работы «по возможности» — прежде они работали, как и все швеи в нашей компании, восемь часов в день. Из-за изменения режима осенью очень не хватало работниц, поэтому пришлось вывести из магазинов часть ассортимента. Отсутствие кадров — самый острый для нас вопрос.

Был ли у вас опыт работы с особыми людьми?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество