БЕСПЛАТНЫЙ КУРС
Как быть взрослым

«Я тот человек, который находит косяки производства»: сколько зарабатывает специалист по качеству

На медицинском производстве в Москве

«Я тот человек, который находит косяки производства»: сколько зарабатывает специалист по качеству
 

Продолжаем публиковать истории читателей Тинькофф Журнала об их профессиях.

Героиня этого выпуска работает специалистом системы менеджмента качества в компании, которая производит реагенты для диагностики рака. Она рассказала, как освоила эту профессию, зачем нужны стандарты и на что они влияют.

Это история из Сообщества. Редакция задала вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Выбор профессии

Увлечений в детстве и юности у меня было много, поэтому профессиональные стремления менялись несколько раз. Я девять лет рисовала и занималась в художественной школе. Мечтала стать дизайнером одежды — смотрела шоу «Проект „Подиум“», все это звучало круто и было далеко от нашего провинциального быта. Но людей я рисовала плохо, оригинальных идей не было, да и сама одежда меня никогда не интересовала. Со временем я потеряла интерес.

В школе мне хорошо давались технические и естественно-научные дисциплины. Все, кроме биологии, — звучит иронично, потому что в итоге работа связана с микробиологией и биотехнологиями. Очень любила математику, физику, после первой двойки за невыученную теорему даже полюбила геометрию. А потом появилась химия — она была для меня очень простой и понятной, по крайней мере школьный курс. Я полюбила эту дисциплину и решила пойти в химический вуз.

Тогда я мечтала работать в науке или на атомной станции. Подалась в пять вузов, большинство были в Москве и Петербурге, прошла везде, но не на те специальности, которые хотела. В итоге выбрала московский вуз и училась на кафедре разделения изотопов и водородной энергетики. Университет выбрала просто по ощущениям. Я считала себя слишком глупой, поэтому в передовые вузы страны даже не заглядывала — выбрала тот, что не выглядел развалиной. Конкретный вуз называть не буду — те, кто в теме, догадаются и так.

Обучение было формальным: устаревшие учебные пособия, лекции на старом проекторе, куда клали прозрачные тонкие листы из оргстекла с текстом и формулами. Практики мало, она тоже была устаревшей. Автоматической пипеткой я научилась пользоваться уже на работе, в университете были только стеклянные и груша. По некоторым предметам практики вообще не было: оборудование сломалось еще в прошлом веке и стояло под слоем тряпок и пыли. Мы делали расчеты по данным, которым много лет, — это желтые рассыпающиеся бумажки с графиками. На некоторых предметах преподаватели запрещали пользоваться компьютерными программами для вычислений и чертежей — все заставляли делать руками, так якобы лучше. Я согласна, что некоторые вычисления и чертежи нужно хоть раз сделать руками. Но отсутствие практики в современных программах — это большое упущение.

Я разочаровалась в вузе и специальности, а глубокий депрессивный эпизод привел к тому, что я взяла академический отпуск на третьем курсе. Много думала об образовании и будущей профессии. Решила пойти в архитектурное дело: вспомнила, как в художественной школе преподаватель долго убеждал моих родителей, что у меня есть потенциал и в хорошем университете я смогу его раскрыть. Поэтому начала готовиться к вступительным в МАРХИ. Но в итоге поступать не стала: сходила в университет, ничего не екнуло. Вернулась в свой вуз. На старших курсах многие предметы мне очень нравились, тематика моего диплома тоже. К слову, университет я закончила с красным дипломом, который достался мне непросто. Я никогда не покупала контрольных или курсовых работ.

Так я стала инженером, но из-за ковида с наукой не сложилось. После университета попала на работу в крупный и известный научно-исследовательский институт в Москве. Моей задачей было связать работу двух научных групп, я писала литобзоры и тезисы для статей. Но из-за пандемии прием на работу приостановили и я не могла устроиться официально. Ходила в институт по временному пропуску и получала 20—25 тысяч рублей. Мне было тяжело жить на такую сумму, непонятно было, сколько это еще продлится, — и я ушла.

После этого сменила, кажется, восемь мест. Работала в небольшой компании, где делали анализаторы ртути, оттуда ушла в «Икею», потом в другой магазин товаров для дома, но поняла, что это не моя история. После меня позвали в университет, где я училась, на мою же кафедру: нужно было заниматься бумажной и организационной работой с зарплатой примерно 37 тысяч в месяц. Там было невообразимо скучно, никакого релевантного опыта я не получала, а полноценно заниматься наукой не успевала. Да и наукой это назвать было нельзя.

Я не бездумно меняла места работы, а шла за своим интересом и искала себя.

В итоге стала смотреть вакансии в области химии и нашла место в отделе контроля качества на производстве медицинских изделий — экспресс-тестов. Зарплата была 55 тысяч на руки, но в конверте. Я пришла в пустую лабораторию, где был только большой лабораторный стол, рабочий стол для компьютера, шкафы для посуды и еще одна рабочая зона с тумбами и мойкой. Ни посуды, ни реактивов. Мне надо было обустроить лабораторию под свои цели: купить посуду, оборудование, расходники, реагенты.

Нужно было контролировать качество входного сырья и материалов — раньше материал сразу шел в производство. Очень важной частью работы был контроль продукции на выходе с производства перед перемещением на склад. Также я занималась системой менеджмента качества. Сертификат у компании был, но это была просто бумажка, а начальство хотело реально работающую систему. Еще я должна была обрабатывать жалобы: выяснять, почему тест сработал некорректно, и согласовывать с отделом продаж решение проблемы. Меня никто не учил — делала все сама. Читала много нормативной документации, санпины, госты.

Производство росло, мы расширились на несколько этажей, сотрудники работали в четыре смены. Объемы продукции и сырья выросли, я проверяла все одна. Плюс было много параллельных задач по регистрации новых тестов, апробации сырья от потенциальных поставщиков. Приходила в восемь утра, а уходила в шесть-семь вечера, обедала 20—30 минут. Расстраивало наплевательское отношение к сотрудникам и моей работе.

Сначала я решила показать свою ценность для компании, пойти на повышение и запросить сотрудника в отдел, чтобы делегировать текучку и заняться крупными проектами. Начальник был очень классным и прогрессивным, он поддержал меня, вопрос ушел на согласование генеральному директору. Но нормальный поиск так и не начался, две кандидатки ушли после тестового, одна молча сбежала. Меня это злило. Я поняла, что выгорела.

Еще было много страшных историй, когда плевали на контроль качества. Скажу осторожно: компания иногда отгружала продукцию ненадлежащего качества, а она использовалась для предварительной диагностики. Повлиять я на это не могла: у меня не было полномочий и иногда процессы нарушали. Моя работа не имела смысла. Я чувствовала себя соучастницей обмана, где жизни людей ничего не стоят. Это тоже была одна из причин моего ухода. В декабре 2021 года я уволилась.

С конца 2021 года работаю в компании, которая производит реагенты для диагностики рака. У большей части нет регистрационных удостоверений, поэтому их можно использовать только для научных целей. Так что основные заказчики — научные институты и лаборатории. Наша цель — зарегистрировать максимум изделий и выйти на дистрибуцию по больницам. Еще мы занимаемся исследованиями в области диагностики онкологии.


Суть профессии

СМК — это система менеджмента качества. То есть контроль за выполнением требований специального стандарта. Как сказал мой руководитель, чтобы заниматься СМК, не нужно быть ученым в той области, в которой работает компания. И это правда — мы универсальные специалисты. Я довольно быстро вникаю в суть, и мне самой интересно, что и как происходит.

Требования к работе по системе записаны в стандартах. Обычно они поделены на разделы и посвящены разным частям работы. Они бывают общими, то есть применимыми для любых предприятий, и отраслевыми — например, для производств продуктов питания, автомобилестроения, испытательных лабораторий. Наиболее распространены стандарты ISO, International Organization for Standardization. «Базовый» стандарт по системе менеджмента — ISO 9001. Мы работаем по ISO 13485 — системе менеджмента качества для производства медицинских изделий. Использование стандартов по большей части добровольно, но, например, производители медицинских изделий с недавнего времени обязаны иметь сертификацию по ISO 13485.

Когда я читала свой отраслевой стандарт в первый раз, уснула.

Если вы откроете текст ISO 9001, вряд ли поймете, о чем идет речь. В нем есть требования к работе, но не конкретные инструкции. Например, стандарт требует, чтобы организация идентифицировала продукцию на всех этапах ее жизненного цикла, но как именно — не сказано. Будете писать серийный номер продукта буквами, цифрами или треугольниками, записывать это в журналы или оформлять отдельные акты на каждую производственную операцию — не важно. Главное, чтобы методы идентификации были адекватны задаче. На основе требований можно построить свою систему обеспечения качества — в этом и есть прелесть работы систем менеджмента.

Порядок на производстве такой: сначала приходит сырье и комплектующие. Нужно осмотреть продукцию, сверить с паспортом качества или сертификатом анализа, если он приложен. Проверить сроки годности и сделать записи во внутренней документации. Самые критичные компоненты мы дополнительно тестируем сами. Это делает старший сотрудник. Он вносит данные в форму по проверке. Если все хорошо, сырье идет в работу.

На производстве ответственность делегирована, поэтому я не стою над сотрудниками и не проверяю, как они смешивают реагенты. Контролирую продукцию более системно: что было на входе и что получили на выходе. Когда отгружаем готовую продукцию, проверяю ее и сопутствующие документы, делаю паспорта.

Еще я собираю данные о выполненных заказах раз в неделю, делаю анализ продаж и отзывов потребителей раз в год. Реагирую на жалобы клиентов. Например, что-то не так работает. Я могу по партии изделия идентифицировать товар, узнать, какое сырье использовано, какая маркировка и тара. Так можно отследить любой компонент и определить, что повлияло на изделие. Или оно могло храниться неправильно — для этого мы ведем мониторинг температуры холодильников и морозильников, чтобы исключить порчу сырья и готовой продукции.

Кроме рутинных обязанностей, специалист по СМК должен готовить ежегодный отчет, проводить внутренние аудиты и сопровождать внешние, писать отчеты по менеджменту рисков для продукции, готовить файлы истории разработки медицинского изделия, технические файлы изделия, общаться с поставщиками, следить за оборудованием, делать паспорта и проверять протоколы производства. В работе много дедлайнов, есть ежегодные отчеты, постоянные активности и много текучки. Поэтому нужно быть стойким, умеющим отстоять свою позицию и обладать лидерскими качествами, ведь многое зависит от других сотрудников.

Важная часть работы — аудит, проверка системы менеджмента качества сертификационным органом. Сертификационный аудит проходит раз в три года, там проверяют выполнение всех требований из всех пунктов и работу системы в целом. Если вы только внедрили систему и хотите получить сертификат — первый аудит всегда будет сертификационным. То же самое происходит при смене сертифицирующего органа.

Если пройти такой аудит, компании дают сертификат, который действителен три года. Следующие два года проверки тоже будут, но их цель — подтвердить, что в компании все по-прежнему хорошо с системой. Такие аудиты отличаются тем, что проверка может быть выборочной. Длительность зависит от размеров компании, если она небольшая, проверка займет полтора-два дня. Аудит проходит ежегодно примерно в одни и те же даты. Что и в каком порядке будут проверять — тоже известно. Аудитор высылает план аудита, так что можно подготовиться заранее.

Такие сертификаты легко купить, в нашей среде это называется «купить сертификат у владельца цветного принтера». Их оформляют так, будто аудит действительно был. Но иногда компания, которая делает такие цветные бумажки, не имеет аккредитации на проведение аудитов и сертификацию систем менеджмента. Тогда бумажка бумажкой и останется, не будет иметь никакой силы. Я видела такие объявления в интернете за 10—12 тысяч рублей, срок готовности — день. Из документов нужны только карточка организации, копии ИНН и ОГРН. Причем доставка курьером бесплатно!

Место работы

Это частная и маленькая компания — нас не больше 20 человек. Место чудесное, я даже не ожидала, что такое человечное отношение еще осталось. Могут отпустить с работы, если плохо себя чувствуешь или заболел, можно взять отгул без потери зарплаты, отпуск могут дать даже на испытательном. Мой руководитель сам поднял вопрос о повышении зарплаты. Естественно, этими возможностями никто не злоупотребляет, а руководство понимает, что хорошо работают только те сотрудники, которые хорошо отдыхают и поддерживают себя в тонусе.

Переработки могут быть только по личной инициативе в случае большого завала, но их оплатят. Например, две недели перед сертификационным аудитом я задерживалась до 10 вечера и дольше. Несколько раз в течение полугода приходила в выходные и праздничные дни. Пока не требовала платы за переработку, так как во многом оставалась из-за того, что вовремя не сделала какие-то вещи. Но в целом оплату переработок мне согласовали. Сколько — не знаю, по ТК может быть даже двойная ставка. В выходные и отпуска не дергают.

Плюсы: с начальством и коллегами можно говорить на человеческом языке, нет формализма и лишней бюрократии. При этом все не скатывается в дружбу на работе и отсутствие границ. Идеальный баланс. Зарплату платят всегда вовремя, оформление по ТК, зарплата полностью белая.

Минусы: плохая внутренняя связь и отсутствие системности в процессах. Например, кто-то сделал заказ реагентов или других материалов у поставщика, но не поставил меня в известность. Потом реагенты приходят, нужно их принимать, а у меня нет информации о заказе, приходится выяснять, кто и когда заказал, когда оплатили, поднимать номера документов. Такое случается часто, это тормозит работу. Проблема в том, что нет системы отчетности и обмена информацией. Я хотела внедрить «Трелло», но материнская компания «Атлассиан» потихоньку сворачивает дела в России.

Сейчас компания растет, многие вещи устарели и требуют переработки. Это к лучшему — люблю делать вещи удобнее.

Чаще всего я тот человек, который находит косяки производства.

В основном это незначительные вещи: ошибки в маркировке, несостыковки с актуальными редакциями документов на продукцию. Но сейчас эти вещи я уже систематизировала и привела в порядок.

Например, документы в облачном хранилище лежали вместе со старыми. Чтобы найти их, надо было открыть 6—7 папок с неочевидными названиями. Я собрала все актуальное в одну кучу, проверила номера и редакции, перевела все в PDF. Исходные вордовские инструкции убрала в закрытое хранилище на облаке, в которое нет доступа у большей части персонала. Может показаться мелочью, но я потратила несколько дней и сделала нормальный цифровой архив с простым доступом к актуальной документации. Дальше буду внедрять электронный документооборот, инвентаризировать производство и налаживать систему склада.

Рабочий день

Рабочий день начинается в 09:00. Основное рабочее место в офисе, но мне нужно минимум раз в день приходить в лабораторию, чтобы все проверить и записать показания оборудования.

Раньше я жила недалеко от работы, на метро ехала примерно 10 минут. Сейчас перебралась в другой район Москвы, дорога занимает около полутора часов. Добираюсь комбинированно: пешком до остановки, потом автобусом до метро и дальше до работы пешком. Покупаю безлимитную «Тройку» на месяц — она стоит около 2400 Р.

В лаборатории нужно записать температуру оборудования. В холодильниках и морозильниках хранится сырье и готовая продукция, реагенты и образцы для исследований. В инкубаторах растут клетки, там важно поддерживать не только температуру, но и уровень углекислого газа. У нас много оборудования — думаю, что самое дорогое может стоить пару миллионов рублей. Это ламинарные шкафы для клеточной работы, инкубаторы, низкотемпературные морозильники и оборудование для молекулярной работы.

Нарушение температурного режима — нечастая история. С холодильниками или морозильниками замечаем это при валидации: ставим в камеры термодатчики, они регистрируют температуру в реальном времени в течение пары суток. В случае перебоев с электричеством в холодильниках и морозильниках есть резервные аккумуляторы. Еще у нас есть оповещатель, который присылает смс всем сотрудникам, если в сети произошел сбой или отключение электроэнергии. С инкубаторами сложнее, сами мы их обслужить не можем и в случае неисправности отключаем и вызываем сервисного инженера.

До отгрузки продукции сверяю комплектность, маркировку, упаковку, наши внутренние номера. Смотрю, чтобы они прошли нужные проверки, делаю паспорта на серию продукции, иногда это называется паспортом или сертификатом качества. Это шаблонный документ, где пишется название продукции и информация для ее идентификации: номер серии, партии, артикул. Дальше оформляю таблицу с характеристикой продукции, требованиями к ней и выводами о соответствии.

Мы отгружаем реагенты для иммуногистохимического анализа, ИГХ, — это исследование, которое делается при диагностике заболеваний, в основном онкологических. Для него нужны антитела, буферные растворы, которые также могут использоваться для клеточной и молекулярной работы, и еще ряд реагентов. Еще мы производим систему детекции — это набор из нескольких реагентов, который позволяет визуализировать нужные клетки при иммуногистохимическом анализе.

В офисе проверяю почту. На этой работе веду переписки в основном на русском языке, поэтому это быстро — от 10 до 60 минут в день. Сейчас чаще всего переписываюсь с поставщиками: на мне частично висит закупка сырья для производства и еще некоторых материалов. Через почту общаюсь с сертифицирующим органом и аудитором, отправляю запросы в различные организации по обучению. Мне в основном присылают счета и коммерческие предложения на мои запросы.

Дальше сценарий разный. Я недавно в компании, и сейчас все быстро меняется. Сначала я занималась регистрационными досье для изделий и подготовкой к внешнему аудиту. Потом нужно было готовиться к сертификации с нуля, так как мы перешли на другой вид сертификата.

Сейчас я готовлю компанию к ресертификации: нужно получить новый сертификат соответствия. Пришлось менять его, потому что зарубежные сертификационные органы после 24 февраля ушли с российского рынка и отозвали свои сертификаты либо приостановили их действие. С момента основания компании сертификация проходила в крупном и довольно известном британском органе. Очередной внешний аудит был должен был пройти весной, но отменился.

Мы решили сертифицироваться по межгосударственному стандарту — это тот же стандарт по медицинским изделиям, но переведенный на русский язык. Он действует не по всему миру, а только в тех государствах, которые его приняли. Сделать нужно много: проверить всю систему и документацию. Поэтому сейчас я переоцениваю поставщиков, проверяю внутреннюю документацию, сканирую протоколы производства.

Но и рутина никуда не уходит: проверка отгрузок и поставок, оформление документов для СМК. Она занимает от пары часов до половины рабочего дня. Медленнее всего я проверяю приходящее сырье: там действительно много работы и с самим сырьем, и с бумагами, много писанины. До сих пор не научилась делать это быстро и могу часа на полтора зависнуть с поставкой.

Работаю до 18:00, в пятницу можно уйти пораньше, но я нечасто этим пользуюсь. Задерживаюсь только при подготовке к аудиту, тогда можно уйти и в начале одиннадцатого. Иногда могу прийти и в субботу — если отпрашивалась на неделе, а работы очень много. Вечером могу сходить в магазин, прибраться, приготовить еду. Редко, но встречаюсь с друзьями в будни вечером. Ложусь спать до полуночи, но режим легко съезжает, если я нервничаю.

Подработки

Сомневаюсь, что можно найти подработки, разве что в качестве консультанта по СМК для компаний, которые внедряют у себя систему или новый стандарт с нуля. Но для этого нужен большой опыт и, возможно, сертификация аудитора. Поэтому в ближайшие годы консультантом не стану, это занятие ближе к пенсии и для акул.

Насчет сумм сложно сказать, но внешние аудиторы на западном рынке стартуют от 30 тысяч долларов в год. В России это будет от 150—200 тысяч в месяц.


Доход и расходы

Зарабатываю 70 тысяч в месяц. Премий, к сожалению, нет, но и штрафов тоже. Для моего уровня знаний и опыта это средняя зарплата по рынку. Чтобы зарабатывать больше, нужен опыт прохождения внешних аудитов, желательно в зарубежных органах. После последнего аудита я получила прибавку к окладу 30%.

В этой профессии многое решает опыт, это от 5—7 лет работы. Я пока еще совсем зеленая — у меня опыта примерно год и два месяца. Если вычесть отпуск, больничные, выходные и праздники — меньше года. А понимать, что такое стандарт, система менеджмента качества, я начала только в ноябре 2021 года после первого обучения.

Думаю, максимальный заработок в моей сфере — около 300 тысяч рублей. Есть еще один вариант для развития и повышения зарплаты — регистрация медицинских изделий. Сейчас я этим занимаюсь и набираюсь опыта.

Важно регулярно проходить обучение и повышать квалификацию. Стандарты и нормативные документы написаны сложным бюрократическим языком. Не всегда понятно, как они работают, а на обучении разбирают реальные случаи из практики экспертов и типичные ошибки. В среднем курс на 2—4 дня стоит 30—50 тысяч рублей. Но есть и длительные курсы повышения квалификации, с более глубоким обучением, до трех месяцев. Я находила такие за 50 тысяч.

Остальные 15 тысяч обычно уходят на врачей, другие лекарства и еду вне дома.

У меня много заболеваний, на которые приходится тратить деньги. Посещаю гинеколога и сдаю анализы из-за одного заболевания, два раза у меня было вмешательство. Еще хожу к гастроэнтерологу и лору. Был период, когда часто болела простудами. По назначению гинеколога покупаю узкоспециализированные препараты — свечи и таблетки. Принимаю курсами между приемами, поэтому тратиться приходится каждый месяц. Плюс начались проблемы с циклом, тоже купила препараты для нормализации, пока пробуем консервативное лечение. Зимой было обострение по ЖКТ — курсами пила целую кучу препаратов.

Хожу к психиатру и психологу. Психиатр меня больше наблюдает — какое у меня эмоциональное состояние, как сплю и ем, что тревожит, есть ли жалобы. Она корректирует медикаментозную терапию и решает вопросы, которые меня беспокоят. А первые сеансы у психолога были еще в 2013 году, но «своего» специалиста нашла около года назад. Изначально обращалась из-за РПП: в одиннадцатом классе у меня началась анорексия на фоне сильного стресса. Анорексия стала внешним проявлением — у меня всегда была низкая самооценка, часто были суицидальные мысли, я наносила себе повреждения. Ненавидела себя всю сознательную жизнь.

Диагноз мне поставили только в 2019 году — биполярное расстройство второго типа. У меня несколько раз были гипоманиакальные фазы, но я не понимала, что это. Сейчас мне отменили некоторые препараты, я стабильна и нахожусь в интермиссии, это пространство между фазами — когда ты в ровном состоянии.

Из-за РПП у меня появилась кредитка, так как я совершала импульсивные траты. Тратила на ерунду: сладости вроде пирожных, пиццу, салаты и незначительные развлечения. На пике долг был около 100 тысяч рублей. Я перекрыла кредитку потребительским кредитом, взяла 120 тысяч рублей под 13,99%. Более низкий процент получить не удалось из-за отказов. Знаю, что это нерационально и невыгодно, но спускать кредитку в ноль тоже не лучшая затея. Я решила больше никогда не пользоваться кредитными картами.

Сейчас долг по кредитке — 94 тысяч рублей. Хочу досрочно погасить кредит и начать копить. По графику кредит до начала 2024 года, но я хочу закрыть его за 9—12 месяцев.

На большие покупки я никогда и не смотрела: сначала зарплата была слишком маленькой, а потом влезла в кредитку. Сейчас с финансовой грамотностью чуть лучше, а доход стал выше. Правда, инфляция не щадит никого, так что мне придется основательно заняться бюджетом.

Обычно покупаю бытовую химию большими объемами на скидках. С этим товаром работает лучше всего: точно пригодится и не испортится. Если покупать так средства для стирки и уборки, можно сэкономить 100—150 Р. Сейчас многие магазины предлагают систему zero-waste, когда можно купить средство на розлив вернуть тару. Это получается дешевле, а упаковка служит дольше.

Финансовая цель

К сожалению, накоплений у меня нет. Моя первая цель — создать подушку безопасности, примерно 300 тысяч рублей, их должно хватить на три-четыре месяца. Пока предпочту копить в рублях — в валюте рискованно: постоянно появляются новости об ограничениях и комиссиях по валютным счетам. Возможно, в дальнейшем буду делить накопления на рубли и доллары.

Инвестиции — спорный вопрос, я думала об этом и даже начала изучать, но после 24 февраля условия меняются чуть ли не ежедневно. Некоторые знакомые потеряли много денег, либо эти деньги просто зависли. Сейчас не лучшее время выходить в инвестиции абсолютному новичку.

Хотелось бы поехать в путешествие в горы. Еще очень хочу увидеть Млечный Путь, совместив это с поездкой в Долину Смерти или Большой Каньон. Я люблю путешествия, когда сам изучаешь окружающий мир, формат турецких отелей и all inclusive — не моя история. Но мои идеальные путешествия стоят дорого, сотни тысяч рублей, сейчас об этом можно только мечтать. Хотела бы поездить и по России — побывать на Алтае, Байкале и Сахалине.

Из техники хочу робот-пылесос, он стоит около 30 тысяч. Понимаю, что лучше покупать сейчас, возможно, возьму с оплатой частями без процентов и участия банка. Видела много таких предложений, но нужно изучить условия перед покупкой.

Очень хочу дачу: мне не хватает места на природе, куда можно поехать на выходные или в отпуск, чтобы возиться на грядке.

Конечно, хотелось бы купить свое жилье — двух- или трехкомнатную квартиру. Но пока я переехала в семейную квартиру, где нужно доделывать ремонт: утеплить и отделать лоджию, заменить трубы в стояке, положить новую плитку на пол кухни, переделать ванную и санузел. На это все нужны деньги — думаю, около 500 тысяч рублей.

Будущее

Хочу остаться в профессии, но поработать на разных производствах. Скажем, там, где делают имплантируемые медицинские изделия, которые имеют контакт с кожей человека или его тканями.

Через год-два хочу освоить ISO 9001 и GMP. ISO 9001 — это основа стандартов по менеджменту качества, его должны знать все, кто работает в моей сфере. GMP, Good Manufacturing Practice, — это международный стандарт для производства лекарств. Зная этот стандарт, можно работать в фармацевтической отрасли.

Я думала о релокации в ближайшие 5—7 лет, но теперь не знаю, насколько это осуществимо. Пока планирую оставаться в России, набираться опыта и учить английский. Очень хочется путешествовать, но сейчас сложно представить, куда можно поехать не за сумасшедшие деньги. Многие мечты и планы разбились этой весной.

Ильнур Шарафиев
Тоже работаете на медицинском производстве? Расскажите, как там у вас:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
Маша Романова

Привет коллеге)только я работаю не на медицинском производстве,а на производство продукции для оборонки)работаю как раз с ISO 9001 и помимо этого с ГОСТ РВ 0015-002,как раз недавно прошли ресертификацию на новые требования стандарта)
Но единственное что я не понимаю,и везде с таким сталкиваюсь- я согласна что мы универсальные работники,но по факту входной контроль, контроль отгрузки и прочее это работа ОТК, к СМК это имеет лишь косвенное отношение,почему вы занимаетесь и тем и тем?)хотя я и сама выполняю два пласта этой работы,но считаю что нужно заниматься чем то одним

4
Space cat
Герой статьи

Маша, здравствуйте! На прошлом месте работала в ОКК, там непосредственно проверяла материалы и продукцию - ставила реакции на контролях, измеряла параметры и тд. Тут это организовано иначе, у меня более системная работа в плане проверок - смотрю, чтобы всё было сделано и не было ошибок на общем уровне. Непосредственно проверки критического сырья и всей продукции производят другие сотрудники. Но так как людей в компании мало, а я имею наибольшее отношение к качеству, то часть функций отк/окк выполняю я)

2
Маша Романова
Герой Т—Ж 🏅
Отредактировано

Ekaterina, у меня примерно также,входной контроль и анализ хим. состава материала проводит лаборатория,но следить за всеми этапами и контролировать отгрузку,готовить паспорта качества приходится мне)и это помимо СМК)в прошлом месяце нужно было успевать и там и там- отгрузки изделий идут своим планом,но тем не менее ресертификацию никто не отменял,и вот как хочешь,но сделай хорошо и там и там)
Ну и конечно мое любимое- это срочная отгрузка, которая нужна "ещё вчера")

2
Маша Романова

Ekaterina, а ещё люблю ситуации когда если кто то из сотрудников слышит слово "для СМК" то все автоматически считают что это должен делать отдел качества)Например, отдела качества должен писать стандарт для производства, создавать паспорт процесса,а когда им объясняешь что владелец процесса за это ответственный,возникает непонимание и грусть)

1
Майская ночь

Как говорит мой руководитель - качество не должно идти на поводу у коммерсантов))
Если руководство не поддерживает стратегию качества и не ставит ее в приоритет - бегом из такой компании.
Работаю по стандартам GMP, и рада, что на нашем производстве такие разногласия единичны и решаются не в пользу коммерции.

3
Space cat
Герой статьи

Майская, согласна. На нынешнем месте работы нет сверхприбылей, зато я точно знаю, что мы отгружаем хорошую продукцию. Тут совесть не грызёт - если что-то не прошло контроль, то уходит на доработку или серия переделывается с нуля. И с руководителем мы полностью солидарны в вопросах качества и СМК. К слову, в компании долгое время не было зарегистрированных мед изделий, но они всё равно работали все эти годы по стандарту 13485.

2
Антон Геер

А можете чуть подробнее рассказать, как вы выполняете ту часть требований 13485, которая касается статистической обработки данных? Например, валидация процессов производства, прослеживаемость продукци, ну там много чего… Я не аудитор, если что)) Занимаюсь в том числе внедрением систем мониторинга качества и стат-управления процессами. В основном в машиностроении, но несколько лет назад вышли на медицину, поэтому интересно)

0
Space cat
Герой статьи

Антон, касательно статистики в валидации и прослеживаемости - стандарт говорит об использовании стат методов, если это целесообразно. На текущем месте работы у нас нет процессов, требующих валидации, это связано с характером производства и самих изделий. Точнее, один процесс есть, но мы в СМК прописали обоснование отказа от валидации. На прошлом месте работы мы использовали статистические методы для контроля материалов и продукции (формирования выборки) - ссылки на соответствующие ГОСТы были прописаны в документированных процедурах, принцип отбора был описан и в ДП, и в СОП, и в актах входного контроля и ПСИ.
Конкретно в нашем случае стат методы нужно использовать для анализа данных (в отчёте по анализу со стороны руководства). В прошлом году объём данных был очень скромный, да и в целом отчёт нужно принципиально переделывать по структуре - замечание аудитора.

0
Антон Геер

Space, понятно, спасибо)

0

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество

Популярное за неделю