Каждый месяц мы публикуем историю одного из наших читателей о том, как устроена его профессия и какой доход она приносит.

Наша новая героиня ушла из офиса и уже несколько лет работает в сервисе Kidsout бэбиситтером — это человек, который может посидеть с детьми несколько часов, если родители заняты, забрать из школы или детского сада, погулять или поиграть. Она рассказала Т—Ж, чем ситтер отличается от няни, как искать клиентов и общий язык с ними, почему с младенцами оставаться проще, чем с детьми постарше, и за что родители готовы платить больше.

Выбор профессии

По образованию я социолог, но по специальности никогда не работала. Мое последнее место офисной работы — офис-менеджер в брендинговом агентстве с зарплатой 25 000 Р. Этого очевидно не хватало, я брала фриланс и искала более постоянную подработку.

Как-то мне в руки попала книга Екатерины Кронгауз «Я плохая мать?», в которой она рассказывает про сервис бэбиситтеров Kidsout, который основала вместе с мужем. Возможность такой подработки показалась мне очень удачной. Взаимодействовать с детьми я умею и люблю: у меня два младших брата, у нас большая разница в возрасте и оставалась я с ними прямо с рождения.

Сначала у меня было телефонное собеседование, затем двухдневная школа, которую вели детский психолог и одна из основательниц проекта. Обучение тогда стоило 2500 рублей. Нас учили, что важно узнать о семье и ребенке перед началом работы, как уговорить ребенка поесть, поспать или погулять и вообще как наладить контакт при встрече. Как установить границы, не быть навязчивой или, наоборот, отстраненной. Что делать в нештатной ситуации, какие книги прочитать, чтобы подготовиться к работе.

После школы все проходили собеседование с психологом. Медицинских справок от нас не требовали, но у многих были медицинские книжки или как минимум флюорография.

Наши анкеты появились на сайте, и через некоторое время начали приходить первые заказы. Ситтеров обычно выбирают по анкете, фотографии и стоимости. Сейчас я уже могу отказываться от клиентов, но поначалу старалась брать все заказы, которые удавалось совместить с офисом. Было очень важно получить хорошие отзывы и наработать часы — их количество отображается в профиле. Сейчас все мои клиенты постоянные, я с ними уже больше года, новых брать нет необходимости.

Первый заказ был к мальчику четырех лет, который очень не хотел отпускать маму и рыдал под дверью полчаса. Я испробовала все способы, которые тогда знала, чтобы его отвлечь, но помогло не очень. Пожалуй, я была недостаточно опытной на тот момент. Вышла от него опустошенная и с мыслью: «И что, теперь так будет всегда?»

Потом я работала с дочкой моей знакомой, ей тоже было четыре года. И вот там общий язык нашелся легко. Мы много гуляли, читали книжки, немного играли дома. А дальше появилась постоянная семья — ребенок, которому год с небольшим. Раз в неделю я оставалась с ним на 4—5 часов, мы гуляли (ох, было холодно, декабрь), а потом играли дома. Примерно тогда и стало понятно, что справляюсь я неплохо и стоит продолжать.

Год я совмещала Kidsout с офисом, работала по выходным и не каждую неделю. Потом уволилась. И оказалось, что ситтером можно работать меньше часов, чем в офисе, а зарабатывать больше.

Я начала с 250 Р/час — это обычная сумма для ситтера сразу после школы. Сейчас получаю 400—450 рублей в час за одного ребенка. Мы сами назначаем себе ставки, исходя из опыта и самоощущения. Есть те, кто несколько лет работает за 300—350 Р/час, а кто-то поднимает до 700 Р/час сразу после школы.

Это Москва, здесь на любую цену найдется потребитель.

Есть ситтеры, которые могут преподавать детям иностранный язык, музыку, рисование. Естественно, в этом случае ставка повышается. Некоторые проходили курсы первой помощи детям — это тоже важный фактор. Иногда родители смотрят на наличие медкнижки.

Со мной охотно работают родители мальчиков, потому что в анкете указано, что я занимаюсь спортом. Хотя девочек у меня тоже хватает.

Суть работы

Основная задача — сделать так, чтобы ребенок остался живым, здоровым и желательно веселым за время пребывания со мной. Дальше нюансы: с кем-то нужно играть — одним войнушки, другим Монтессори. С детьми постарше — сделать домашнее задание или посмотреть фильм. Кого-то покормить и уложить спать, с кем-то погулять, сопроводить в школу или поликлинику.

В среднем ситтер проводит намного меньше времени с детьми, чем няня. С самой постоянной моей семьей я провожу 15 часов в неделю. Няни же обычно — больше 40. Ситтеру не обязательно вникать в воспитание ребенка, приучать его к горшку или следить за реакцией на прикорм.

Профессия подходит добрым и спокойным людям, желательно с хорошей фантазией. Очень важно быть сдержанной, не выходить из себя, не повышать голос: дети бывают теми еще засранцами, иногда в прямом смысле этого слова. Если совсем тяжело, помогает отойти в другую комнату и подышать. Вспомнить, что этот человек намного младше, его нервная система еще незрелая и я должна быть опорой и психически уравновешенной. Но меня сложно вывести из себя, я сама по себе очень спокойная.

Я без проблем меняю памперсы, виртуозно укладываю спать и обожаю настольные игры. Иногда с детьми удается поиграть в «Свинтус» или «Эрудит», а один мой пятилетний подопечный классно играет в шахматы.

Самое тяжелое для меня — придумывать развлечения и поддерживать ролевые игры, я это не очень люблю. Приходится десять раз повторять одни и те же фразы высоким голосом, а еще многие дети не любят изменения придуманного ими сюжета. Зато иногда в игру в машинки удается добавить Фуриосу, как самую крутую водительницу.

В первый раз родители очень по-разному оставляют ребенка с бэбиситтером. Кто-то сразу же может отправить на прогулку с несколькодневным младенцем, кто-то ставит камеры и наблюдает за мной первые несколько часов. Дети тоже ведут себя неодинаково: некоторые сначала плачут и злятся, другие сразу рвутся играть, не оглядываясь на родителей. Обычно окончательно привыкают на третий-четвертый раз, хотя есть и исключения.

Чем больше опыта, тем легче все дается. Уже не работаешь на износ, понимаешь, когда нужно приложить все силы, а когда — отойти в сторону и посмотреть, как ребенок занимает себя сам. В целом мне, конечно, больше везло, чем нет. Иначе я бы не продолжала работать.

Бывает, что с семьей не сходишься характерами или взглядами.

Я адепт доказательной медицины, против физических наказаний, атеистка — любой из этих факторов может не совпасть, и тогда нам не по пути. Я не категорична: одеваю так, как скажут родители, даю лекарства, в эффективности которых сомневаюсь. Но если вижу, что мы кардинально идем в разные стороны — например, если мне рассказывают про чудодейственную плаценту или пропагандируют гомеопатию, — перестаю работать с семьей. Еще стараюсь не брать детей, у которых нет прививок, потому что есть риск заразиться самой или заразить других моих клиентов.

Несколько раз я переставала работать с семьями из-за идейных противоречий: из-за слишком гендерно-стереотипного воспитания, которое я не могу поддерживать, из-за укутывания в меховой конверт во время сна дома, из-за увлеченности агрессивными играми.

Обычный рабочий день

Я работаю примерно с одними и теми же пятью семьями, с каждой несколько раз в неделю в разное время.

Обычно мой первый заказ начинается в 10—11 утра и длится часов 5—6, во время дневного сна ребенка я могу передохнуть. В 17—18 часов — второй заказ, который, как правило, заканчивается укладыванием детей спать в 21—22. В процессе я их несколько раз кормлю, мою-умываю, мы гуляем.

Я работаю с детьми разного возраста, начиная с младенцев — самому младшему ребенку было несколько дней. Оставаться с такими малышами мне не страшно, с ними даже проще, у них еще нет сепарационного кризиса. А вот с детьми постарше нужно находить общий язык, завоевывать их уважение и расположение. С ними мы играем в футбол, ходим в музеи, смотрим кино, могу помочь им с уроками.

Стараюсь подходить к работе профессионально, для меня это не просто передышка, а уже дело жизни. Постоянно читаю ресурсы для родителей, например сайт «Нет, это нормально», слушаю подкасты, в том числе на английском. Конечно, читала и Петрановскую, и Гиппенрейтер. Более-менее в курсе систем Монтессори и вальдорфской школы.

Работаю примерно по 45 часов в неделю.

На дорогу каждый день уходит еще примерно 3 часа. Конечно, это выматывает. Я люблю, когда есть заказы недалеко от дома, но и своих постоянных клиентов люблю. Очень здорово, когда совпадаешь с семьей, и не хочется это терять.

Недавно я получила права, теперь до некоторых клиентов добираюсь на каршеринге.

Место работы

Я так и работаю на Kidsout. Комиссию с ситтеров там не берут, а подписка для родителей в Москве стоит 499 рублей в месяц.

Kidsout предоставляет страховку на время заказа и помогает решить возникающие проблемы. Поэтому сначала всегда лучше работать через сервис, а когда найдете своего ситтера — можно и напрямую.

Мы так работаем с моими постоянными клиентами. Для них прямой контакт удобнее: у нас устоявшийся график, я бываю у них минимум раз в неделю в одно и то же время, к тому же они экономят на подписке, а я не должна объясняться со службой поддержки, если приходится отменять или переносить заказ. Довольные мамы советуют меня подругам, и те тоже пишут и договариваются.

В сервисе Kidsout мне не хватает корпоративной культуры. Очень бы порадовалась корпоративам, например. Я не вижу других бэбиситтеров, а хочется иногда общаться, обмениваться опытом. Всегда интересно узнать, с какими ситуациями и сложностями сталкиваются коллеги, услышать офигительные истории или получить рекомендации книг.

Мне нравится, что я могу сама выбирать клиентов, строить график, работать столько, сколько нужно (обычно много). Да и с детьми лично мне работать намного приятнее, чем со взрослыми. От детей сильно многого не ждешь, и здорово, когда они превосходят ожидания.

А вот глупые злые взрослые — это всегда больно. Они стали одной из причин, почему я ушла из офиса.

По их обществу не скучаю. Общаюсь с родителями — они все очень интересные люди. Играю в интеллектуальные игры, встречаюсь с друзьями.

Случай

Один из самых классных моментов был, когда ребенок, узнав, что я уезжаю на дачу и буду там гулять в лесу, сплел мне браслет из ниточек. Чтобы я этими ниточками отмечала дорогу, не заблудилась и пришла к нему снова. Было невероятно трогательно.

Вообще, в этой работе много именно трогательных моментов. Когда ребенок учится говорить мое имя, например. Или сначала плакал, когда родители уходили, а сейчас берет за руку и говорит: «Пошли играть. Мама, уходи». Когда дети от меня чему-то учатся: готовить, рисовать, даже убирать вещи на место. Удивительно.

Доходы

Обычно я зарабатываю около 80 000 Р в месяц. Это выше, чем в среднем по рынку: няни в Москве получают 50—60 тысяч рублей. Думаю, для ситтера эта зарплата — предел.

Мне нравится то, что я делаю, и пока я не нашла подходящих путей развития. Например, я не хочу работать в детском саду — там слишком большой коллектив. Даже в одной семье не очень хочу работать: сейчас у меня есть гибкость графика и возможность уехать на неделю-другую, предупредив за 14 дней. С одной семьей так не выйдет.

У такой работы, конечно, тоже есть минусы: я не могу взять больничный, не получаю отпускные. Но в офисе я получала в три раза меньше, а теперь у меня есть финансовая подушка для непредвиденных расходов. Иммунитет укрепился благодаря постоянному контакту с детскими болезнями и долгим прогулкам, поэтому больничные мне нужны на пару-тройку дней в год. А на отпуск я откладываю в течение года. Бонус в том, что можно выйти из отпуска и сразу же снова зарабатывать.

Деньги получаешь каждый рабочий день.

В целом мне хватает заработка. В особенно загруженные месяцы он может вырасти и до 90 000, что очень даже неплохо.

Расходы

Я веду бюджет уже несколько лет — с такими нерегулярными поступлениями средств это необходимость. У нас в семье он раздельный, я веду свой в приложении «Дзен-мани». В начале месяца пишу план со всеми обязательными и планируемыми платежами, а потом вычеркиваю все, что оплачено.

На обязательные расходы обычно уходит около 45 000 Р в месяц. 11 тысяч на продукты, 4 тысячи на коммунальные платежи, аренду квартиры оплачивает муж. 5 тысяч я трачу на проезд: 2000 на проездной, 1500 на каршеринг и столько же на такси. Вызываю его, когда опаздываю или добираться очень неудобно. Такси после поздних заказов оплачивают клиенты.

4 тысячи трачу на кафе и рестораны, а еще на кофе с собой, который насущно необходим при работе по 12 часов в день. На кино и игру «60 секунд» уходит около 1500 рублей. Столько же на спорт, точнее, на скалодром, а лыжи и велосипед бесплатны. Из платных подписок у меня «Букмейт» — годовую подписку подарили.

1000 Р трачу на благотворительность: 300 Р — в фонд «Сестры», по 200 Р — в Екатеринбургский хоспис, детский хоспис «Дом с маяком» и «Ночлежку».

Плачу налоги как самозанятая — в месяц это порядка 3 тысяч рублей.

10 тысяч уходит на незапланированные траты вроде ремонта ноутбука или зубов и на небольшие путешествия. Например, несколько месяцев назад ездили с мужем в Казань, на билеты, аренду жилья и развлечения ушло примерно 15 000.

Примерно 20 тысяч в месяц я стараюсь откладывать. Накопления тратятся на большие путешествия или лежат как подушка безопасности.

В будущем я планирую завести ИИС, но пока не хватает. Хотелось бы иметь на отдельном счете, независимо от подушки безопасности, хотя бы сто тысяч.

Экономия

Не могу сказать, что целенаправленно экономлю. Просто анализирую траты, смотрю на скидки и акции в магазинах или оповещения в почте. Редко покупаю одежду, стригусь в недорогой парикмахерской.

Что-то заказываю с «Алиэкспресса»: наушники, зарядные устройства или что-то из одежды вроде футболок.

И просто много работаю, поэтому времени на траты остается мало.

Будущее

Я планирую больше работать с детьми с особенностями. Интересовалась этим еще до работы бэбиситтером, была волонтером в больнице с детьми из детских домов, чувствую в себе ресурс для этого. Возможно, пройду курсы ABA-терапии — поведенческая терапия для детей с расстройством аутистического спектра. Сейчас это единственный доказанный метод, помогающий изменить поведение.

Может быть, уйду в паллиативную помощь. Я волонтерю в детском хосписе, помогаю на мероприятиях вроде музыкальных занятий: сопровождаю детей, слежу, чтобы с ними все было в порядке, помогаю им участвовать.

Пока возвращаться в офис совсем не стремлюсь. Ближайшая цель — упорядочить work-life balance, чтобы свободного времени на себя, спорт и семью оставалось больше. Сейчас у меня один выходной в неделю и приходится делать в этот день все, что не успеваю за шесть дней.

Вы тоже можете рассказать о своей профессии. Заполните анкету и станьте героем нашего нового материала.