В университете Иван пробовал шить ботинки и куртки, но заработка не было. Тогда он нашел идею получше.

Сейчас Иван производит и продает кожаные рюкзаки собственного дизайна. Прибыль бренда «Локис» — 350 тысяч рублей в месяц.

Секонд-хенд и любовь к красивой одежде

Иван открыл первый бизнес на третьем курсе в 2011 году. Он переехал из Екатеринбурга учиться в Санкт-Петербург и поселился в общежитии. Денег особенно не было, а хотелось модно одеваться. Тогда Иван с товарищем открыли секонд-хенд, чтобы такие же студенты, как они, могли покупать красивую одежду за небольшие деньги.

На 4 тысячи рублей закупили одежду на барахолках в Финляндии и разместили объявления на «Авито».

Отдельного помещения для шоурума не было. Иван жил в общежитии, но не мог сделать из своей комнаты примерочную — посторонних проводить не разрешали. Первые клиенты примеряли вещи прямо на улице.

Со временем арендовали квартиру и одну из комнат переделали под магазин. Так можно было разместить больше вещей и примерка шла в тепле, поэтому покупатели потянулись. Секонд-хенд приносил 20—45 тысяч в месяц.

Иван решил, что достаточно разобрался в одежде, и загорелся идеей производить что-то свое. Товарищ предложил остановиться на ботинках. Опыта в обувном производстве у ребят не было, но они все равно решили попробовать: когда не представляешь, с какими трудностями придется столкнуться, ничего не пугает.

С производством проблем не было: придумали модель, знакомая конструктор разработала лекала, закупили материал и нашли исполнителей. Но ботинки оказалось сложно тиражировать. Их производили не партиями, а единицами: сшил одну пару — получил прибыль и закупил сырье для еще двух пар. Чтобы отшивать весь размерный ряд, денег не хватало. Тогда от задумки с ботинками отказались.

В 2013 появилась идея шить кожаные рюкзаки. С аксессуарами проще, чем с обувью: продаются круглый год, нет размерного ряда и не нужно помещение для примерки.

На производство одной пары уходило 2000 рублей, а продавали ее за 4500 рублей. Всего продали 20 пар ботинок
На производство одной пары уходило 2000 рублей, а продавали ее за 4500 рублей. Всего продали 20 пар ботинок
Секонд-хенд «Рум Стор» работает до сих пор и приносит Ивану 50—60 тысяч рублей в месяц
Секонд-хенд «Рум Стор» работает до сих пор и приносит Ивану 50—60 тысяч рублей в месяц
На производство одной пары уходило 2000 рублей, а продавали ее за 4500 рублей. Всего продали 20 пар ботинок
На производство одной пары уходило 2000 рублей, а продавали ее за 4500 рублей. Всего продали 20 пар ботинок
Секонд-хенд «Рум Стор» работает до сих пор и приносит Ивану 50—60 тысяч рублей в месяц
Секонд-хенд «Рум Стор» работает до сих пор и приносит Ивану 50—60 тысяч рублей в месяц

Первый рюкзак придумали сами

Иван запускал бизнес вместе с подругой. Они не умели шить и делать эскизы, но решили, что это не страшно. Модель придумали сами, а лекала разработал знакомый конструктор. Первый рюкзак получился прямоугольным с двумя хлястиками.

Кожу, подкладку и фурнитуру закупили на кожевенной фабрике в Петербурге. На той же фабрике нашелся мастер: за четыре часа он раскроил и сшил рюкзак и взял за работу 1000 рублей. Материалы и производство рюкзака обошлись в 2500 рублей, а продали его за 4500. Так ребята заработали первые 2000 рублей.

Марку кожаных аксессуаров назвали «Локис». Особой истории у нейминга нет: Ивану понравилось, как звучит название повести Проспера Мериме.

Через четыре месяца после старта подруга Ивана вышла из проекта, чтобы заниматься своим бизнесом. Секонд-хенд приносил нашему герою стабильный доход, поэтому он решил продолжить дело с рюкзаками.

Вот он — первый рюкзак. Кожу выбрали потолще и повышенной водостойкости — в Петербурге часто идут дожди, поэтому нужна защита от воды
Вот он — первый рюкзак. Кожу выбрали потолще и повышенной водостойкости — в Петербурге часто идут дожди, поэтому нужна защита от воды

Подрядчики срывали сроки

У Ивана не было своего производства: он закупал материалы, а шил у подрядчиков. Первые месяцы продавал по четыре рюкзака. За них выручал по 10—12 тысяч рублей, но деньги не задерживались, потому что наш герой всё вкладывал в новые партии.

За полтора года Иван увеличил производство в три раза. В росте помогло сотрудничество с магазинами российских дизайнеров и шоурумом аксессуаров в Петербурге. Первые магазины сами вышли на Ивана: они написали на почту, а он откликнулся.

Надежного подрядчика для пошива Иван не нашел. На производствах брались отшивать заказы, но они были маленькими, поэтому не были приоритетными. Однажды партию сдали на две недели позже срока. Клиент получил рюкзак вовремя, потому что Иван шил про запас и всегда был свободный рюкзак, но нервы наш герой все равно потратил.

Мастерская одного из подрядчиков в Павловске — в часе езды от Санкт-Петербурга. Все время уходило на разъезды со склада с сырьем на производство: запороли крой — покупаешь новую кожу и везешь, только отвез комплектующие и вернулся — звонят, что нужны кнопки.

В феврале 2015 года, когда исполнители в очередной раз провалили сроки, Иван решил организовать свою мастерскую.

Запуск мастерской

Денег на аренду отдельного помещения и оборудования не было. Но Ивану повезло: через знакомых он нашел производителей обуви — «Мысли Студио», которые работали с кожей и согласились его поддержать.

Они обустроили просторную мастерскую на территории бывшего завода и сдали Ивану уголок в этом же помещении. Аренда 20 м² обошлась в 12 тысяч рублей в месяц.

Еще производители разрешили Ивану бесплатно пользоваться оборудованием: машинкой для спуска края кожи и тремя прессами — для вырубки, горячего тиснения и дублирования. Пришлось купить только китайскую швейную машинку для тяжелых материалов — за 35 тысяч рублей. Такая тянет даже самую толстую кожу.

За оборудование предприниматель не доплачивал, потому что занимал его недолго. Чтобы сделать все нужное для спуска края кожи, хватало 10 минут в день
За оборудование предприниматель не доплачивал, потому что занимал его недолго. Чтобы сделать все нужное для спуска края кожи, хватало 10 минут в день
С помощью пресса для горячего тиснения на рюкзаки наносили логотип. Но иногда вместо пресса использовали обычный утюг
С помощью пресса для горячего тиснения на рюкзаки наносили логотип. Но иногда вместо пресса использовали обычный утюг
Стеллажи Иван нашел на «Авито» — заплатил по 2800 рублей за каждый. На них складывали готовые изделия
Стеллажи Иван нашел на «Авито» — заплатил по 2800 рублей за каждый. На них складывали готовые изделия
С помощью пресса для горячего тиснения на рюкзаки наносили логотип. Но иногда вместо пресса использовали обычный утюг
С помощью пресса для горячего тиснения на рюкзаки наносили логотип. Но иногда вместо пресса использовали обычный утюг
Стеллажи Иван нашел на «Авито» — заплатил по 2800 рублей за каждый. На них складывали готовые изделия
Стеллажи Иван нашел на «Авито» — заплатил по 2800 рублей за каждый. На них складывали готовые изделия

Найти хорошую швею оказалось проблемой. Кандидаты утверждали на собеседовании, что все умеют, а в первый рабочий день не могли запустить машинку или шили тяп-ляп.

Пока Иван искал швею и обустраивал мастерскую, изделия кроили и отшивали приглашенные мастера. Часть работы Иван выполнял сам — кроил и устанавливал фурнитуру.

Подходящая сотрудница нашлась через два месяца, но Иван не мог обеспечить ее работой на весь день. Чтобы не упустить хорошую швею, он через знакомых нашел производителя кожаных изделий. Он тоже только начинал, заказов было мало, и он искал швею на полставки. В итоге договорились: оба работают в мастерской Ивана, поровну платят за аренду и оплачивают работу швеи.

У нового компаньона дела не складывались. Через два месяца, в июне 2015 года, он съехал, и Иван остался один. Чтобы удержать швею на производстве, предприниматель стал отшивать больше рюкзаков, чем продавалось. В помощь нанял закройщика — он приходил, когда нужно.

Параллельно искал новые каналы сбыта и открыл интернет-магазин — его сделал знакомый за 10 тысяч. Сайт приносил 15—20 заказов в месяц.

Раньше Иван принимал от покупателей наличные и с подрядчиками тоже работал за наличные, «в черную». Он не хотел регистрировать ИП, пока не был уверен, что дело пойдет.

Как только магазин начал приносить ежемесячную прибыль в 40 тысяч, Иван зарегистрировал ИП. Для налогов выбрал упрощенку 6% и вот такие коды ОКВЭД: 15.12 — для производства кожаных рюкзаков и сумок, 47 — для розничной торговли.

Запуск мастерской в апреле 2015 года — 154 800 Р

Кожа, материалы, фурнитура55 000 Р
Китайская швейная машинка35 000 Р
Зарплата швеи за месяц30 000 Р
Регистрация ИП (госпошлина и билеты в Екатеринбург)12 800 Р
Аренда 20 м² и оборудования12 000 Р
Интернет-магазин10 000 Р
Кожа, материалы, фурнитура
55 000 Р
Китайская швейная машинка
35 000 Р
Зарплата швеи за месяц
30 000 Р
Регистрация ИП (госпошлина и билеты в Екатеринбург)
12 800 Р
Аренда 20 м² и оборудования
12 000 Р
Интернет-магазин
10 000 Р

Покупка оборудования

К декабрю 2015 года Иван накопил деньги на отдельную мастерскую. Он остался на том же заводе — через два месяца там освобождалась мастерская. Аренда 30 м² стоила 13 тысяч в месяц, включая коммунальные расходы.

Иван навел в помещении порядок: отмыл, покрасил стены и содрал старый линолеум. Оборудование закупал постепенно в течение нескольких месяцев, потому что денег на всё и сразу не было.

На время ремонта производство не останавливалось. Иван подружился с бывшими арендодателями, и те разрешили работать на своем оборудовании.

Первыми в мастерской появились раскройный стол и вырубной пресс — он вырезает детали кроя. Позже Иван закупил две швейные машинки, принтер для печати этикеток, машинку для спуска краев кожи — на ней утончают края кожи, прежде чем сшивать. Если кожу не спустить, машинка ее не прошьет.

Пришлось ремонтировать машинку для спуска края кожи. Иван купил ее у владельца маленькой обувной мастерской на «Авито». Вместе с ремонтом она обошлась в 20 тысяч рублей. Такая же новая стоит в два раза дороже
Пришлось ремонтировать машинку для спуска края кожи. Иван купил ее у владельца маленькой обувной мастерской на «Авито». Вместе с ремонтом она обошлась в 20 тысяч рублей. Такая же новая стоит в два раза дороже

Еще понадобились три пресса: для дублирования кожи, установки фурнитуры, чтобы крепить клепки, и горячего тиснения — с помощью него на рюкзаки наносят логотип.

Иван сэкономил: все, кроме швейной машинки и пресса для горячего тиснения, купил подержанное, а раскройный стол собрал сам. Для этого снял мерки со стола в первой мастерской, закупил фанеру, крепежные уголки и саморезы. Вместе с доставкой сырья стол обошелся в 6 тысяч рублей.

Еще понадобился вырубной пресс. Детали кроя можно вырезать вручную, но на вырубном прессе получается быстрее и аккуратнее: на десять рюкзаков у закройщика уходит шесть часов вместо девяти. Новый китайский аппарат стоил 300 тысяч рублей, а отреставрированные советские прессы продавали за 90 тысяч рублей.

За полгода до своей мастерской Иван заказывал пошив у галантерейных производств. На одном таком стояло два старых пресса — ими вроде бы не пользовались. Иван вспомнил о них и позвонил на производство. Один оказался рабочим, другой годен на запчасти.

Иван предложил выкупить рабочий пресс и попросил владельцев назначить цену. Они дали ответ: 45 тысяч рублей — и забирай. Производству выгодно избавиться от старого пресса, потому что восстановление и утилизация — лишняя волокита и траты. Иван это понимал и сторговал еще 5 тысяч рублей.

Первым в мастерской появился вырубной пресс. На фото его еще не успели установить: стоит на деревяшках, а должен на виброизоляционной резине
Первым в мастерской появился вырубной пресс. На фото его еще не успели установить: стоит на деревяшках, а должен на виброизоляционной резине
Итальянский термопресс для дублирования кожи Иван купил на «Авито». Стоил 22 тысячи рублей, а новый — 250 тысяч рублей
Итальянский термопресс для дублирования кожи Иван купил на «Авито». Стоил 22 тысячи рублей, а новый — 250 тысяч рублей
Первым в мастерской появился вырубной пресс. На фото его еще не успели установить: стоит на деревяшках, а должен на виброизоляционной резине
Первым в мастерской появился вырубной пресс. На фото его еще не успели установить: стоит на деревяшках, а должен на виброизоляционной резине
Итальянский термопресс для дублирования кожи Иван купил на «Авито». Стоил 22 тысячи рублей, а новый — 250 тысяч рублей
Итальянский термопресс для дублирования кожи Иван купил на «Авито». Стоил 22 тысячи рублей, а новый — 250 тысяч рублей
На обслуживание пресса уходит до 15 тысяч в полгода: нужно менять масло и шлифовать полипропиленовую плиту. На плиту укладывается кожа, и по ней бьет резак, а от ударов остаются зарубы, и их нужно шлифовать. Когда плита стачивается до двух сантиметров, ее меняют
На обслуживание пресса уходит до 15 тысяч в полгода: нужно менять масло и шлифовать полипропиленовую плиту. На плиту укладывается кожа, и по ней бьет резак, а от ударов остаются зарубы, и их нужно шлифовать. Когда плита стачивается до двух сантиметров, ее меняют

Расходы на оборудование — 168 000 Р

Вырубной пресс (вместе с ремонтом и установкой)61 000 Р
Итальянский термопресс для дублирования22 000 Р
Машинка для спуска края кожи20 000 Р
Пресс для горячего тиснения15 000 Р
Пневмопресс для установки фурнитуры14 000 Р
Японская швейная машинка для средних материалов12 000 Р
Принтер этикеток10 000 Р
Мелкие инструменты: раскройные ножницы, ножи со сменными лезвиями, карандаши для кроя, иголки, пробойники, клей7000 Р
Раскройный стол 2,5 м на 1,2 м5000 Р
Пресс для установки фурнитуры2000 Р
Вырубной пресс (вместе с ремонтом и установкой)
61 000 Р
Итальянский термопресс для дублирования
22 000 Р
Машинка для спуска края кожи
20 000 Р
Пресс для горячего тиснения
15 000 Р
Пневмопресс для установки фурнитуры
14 000 Р
Японская швейная машинка для средних материалов
12 000 Р
Принтер этикеток
10 000 Р
Мелкие инструменты: раскройные ножницы, ножи со сменными лезвиями, карандаши для кроя, иголки, пробойники, клей
7000 Р
Раскройный стол 2,5 м на 1,2 м
5000 Р
Пресс для установки фурнитуры
2000 Р

Неожиданный переезд

В сентябре 2016 года Ивану пришлось бросить обустроенную мастерскую и искать новую. Фабрику, где располагалось производство, выкупили. Сначала Иван скооперировался с арендаторами на этаже — решили арендовать одно большое помещение и разделить его перегородками. Задумка провалилась: у всех были разные требования к площади.

Иван изучал объявления на «Авито» и «Циане», обошел ближайшие промзоны: узнавал на проходной о свободных вариантах и записывал контакты арендодателей. Он пытался найти помещение размером больше, чем было до этого, и с доступом к грузовому лифту — без него не поднять многочисленное оборудование.

Через месяц предприниматель арендовал 52 м² на территории Центральной картографической фабрики военно-морского флота. Аренда стоила 22 тысячи рублей в месяц, еще 1500 уходит на коммунальные расходы.

Сделал ремонт: установил новые счетчики, розетки, повесил светодиодные лампы и докупил стеллажи. Пришлось заменять проводку, потому что бытовых 220 Вольт для производства недостаточно. Ремонт обошелся в 15 тысяч рублей.

На переезд Иван потратил немало нервов. Например, Иван чуть не потерял 57 тысяч рублей, потраченных на вырубной пресс. «Лопата» грузовой машины не смогла его поднять, и оборудование чуть не упало. Пришлось срочно искать погрузчик.

После выгрузки предстояло затолкать агрегат, весивший тонну, на пандус под большим наклоном — семь человек еле справились. За грузовую машину и работу грузчиков Иван заплатил 7500 рублей.

В мастерской огромные окна, и из них жутко дует — рамы старые, стекла разбитые или треснувшие. Замена обошлась бы в 150 тысяч рублей, поэтому щели залатали и закрыли плотными шторами
В мастерской огромные окна, и из них жутко дует — рамы старые, стекла разбитые или треснувшие. Замена обошлась бы в 150 тысяч рублей, поэтому щели залатали и закрыли плотными шторами
В новую мастерскую Иван купил еще одну швейную машинку для средних и тяжелых материалов за 45 тысяч рублей
В новую мастерскую Иван купил еще одну швейную машинку для средних и тяжелых материалов за 45 тысяч рублей

Производство

Идеи рюкзаков Иван придумывает сам, а лекала — вместе со швеей, но если возникают сложности, привлекает конструктора на аутсорсе. Лекала — бумажные образцы, по которым вырезаются детали кроя и формы для вырубного пресса.

Когда они готовы, сшивают макет рюкзака из дешевого материала — спанбонда. Потом вносят корректировки и создают вариант из кожи.

Иван не проводит специальные тесты на водостойкость и выдержку разных температур — доверяет характеристикам производителей, так как материалы по умолчанию подходят под российский климат. Они не подводили, и клиенты не жаловались, что кожа расплавилась или потрескалась от мороза.

Много внимания уделяет эргономичности рюкзака: насколько удобно засовывать и доставать ноутбук, вмещаются ли в карманы популярные модели телефонов, не мнутся ли документы. Еще проверяет, какие нагрузки выдерживает рюкзак, для этого наполняет его и дергает лямки. Как-то попался хлипкий материал: Иван дернул лямку, а она оторвалась. Эту кожу использовать не стали.

Первую партию на продажу отшивают после тестирования. Обычно процесс разработки и тестирование модели занимает месяц.

Для первых партий детали кроя кожи вырезают вручную — ножницами и строительными ножами со сменными лезвиями. Резаки для вырубного пресса заказывают, когда утвердят процесс производства модели.

Резаки для вырубного пресса. Один стоит от 600 рублей до 4 тысяч в зависимости от сложности конструкции
Резаки для вырубного пресса. Один стоит от 600 рублей до 4 тысяч в зависимости от сложности конструкции

Некоторые детали кроя, вроде заплечных ремней и хлястиков, уплотняют. Для этого используют дублерин — этот материал придает коже форму и не дает растягиваться. На продублированные детали наносят клей и отправляют под термопресс.

Прежде чем сшивать детали на брусовочной машинке, утончают края кожи — без такой обработки швейная машинка не сможет сделать шов. Затем устанавливают кнопки и пряжки, наносят тиснение логотипа и только потом сшивают рюкзак.

Перед отправкой магазинам к изделию крепят этикетку с оригинальным штрихкодом и артикулом, пакуют в пакеты, а затем складывают в большие коробки для транспортировки.

Иван устанавливает заклепки на передние хлястики. Отверстия делает пробойникамиЗакройщик подготовил крой для прямоугольных рюкзаков. Если приглядеться, у деталей, вырезанных вручную, неровные краяШвея подготовила подкладку. Внутри рюкзаков пространство разграничено: есть карман для ноутбука, документов, карабин для ключей и крепления для ручекРюкзаки шьют из окрашенной кожи. Красить самостоятельно сложно: нужно покупать компрессор и пульверизатор и лучше арендовать отдельное помещение — процесс окрашивания жутко ядовит

Главное, что стоит знать о производстве, — оно в любой момент может встать из-за поломки оборудования.

Однажды Иван купил швейную машинку и не мог ее настроить, хотя обычно все получалось. Вызвал мастера, а тот сделал только хуже: целый день провозился, но в итоге сточил детали. Пришлось звать нового специалиста, но у него тоже ничего не вышло. В итоге позвонили в магазин, где покупали машинку, и только их механик смог устранить неполадки. На этих настройках потеряли неделю.

На случай поломок в мастерской есть контакты механиков и неприкосновенный запас в 10 тысяч рублей. Дороже всего обходится ремонт вырубного пресса: на весь Петербург три механика, которые в них что-то смыслят, и за свой выезд они берут 5 тысяч рублей. При этом не важно, сколько ушло на починку — десять минут или целый день.

Механик настраивает швейную машинку
Механик настраивает швейную машинку

Экокожа как альтернатива натуральной

Изначально Иван не вкладывался в широкий ассортимент, а сосредоточился на одной модели рюкзака. Он должен был воплощать в себе суть марки: лаконичный дизайн и экологичность. Предприниматель собирал отклики от клиентов и дорабатывал рюкзак: экспериментировал с цветами, с фурнитурой и конструкцией.

Первые два года рюкзаки шили только из натуральной кожи, но такие аксессуары не всем по карману. Тогда решили ввести в ассортимент более дешевую альтернативу: аксессуары из искусственной кожи — экокожи.

Экокожа — материал из полиуретана на тканевой основе. Она стоит меньше, но по характеристикам не уступает натуральной коже. Недорогая экокожа сотрется через пару месяцев активной носки, а качественная прослужит несколько лет — ее и используют. Сейчас на рюкзаки из экокожи приходится половина продаж.

Экокожу, дублерин и подклад покупают у крупного поставщика в Петербурге. Он посредник и привозит сырье из Китая. Напрямую китайские заводы с маленькими производствами, как у Ивана, не работают: чтобы заявку приняли, нужно заказывать минимум 600 погонных метров материала одного цвета.

Один погонный метр экокожи на складе в Петербурге стоит от 400 до 800 рублей. Погонный метр ничем не отличается от обычного — им измеряют длину материала независимо от ширины. При стандартной ширине рулона 1,5 метра на один прямоугольный рюкзак уходит 0,6 погонных метров, на закругленный — 0,8.

Иван старается выбирать из того, что есть в наличии, — так быстрее. Материалы под заказ везут четыре месяца: заполнил заявку, внес четверть предоплаты и ждешь.

Натуральную кожу Иван закупает напрямую у российских заводов и у их представительств в Санкт-Петербурге. Закупаться на заводе дешевле на 10—15 тысяч. Представительства — посредники: они закупают кожу у заводов и перепродают с наценкой.

Есть нюанс: чтобы покупать у завода, нужно заранее планировать поставки. От заявки до получения кожи проходит 10 дней.

Клей, фурнитуру и нитки Иван закупает у фирмы «Алькор» в Санкт-Петербурге. Она специализируется на материалах и комплектующих для кожгалантереи и обуви.

Большие белые рулоны — пенка. Ей набивают рюкзаки, чтобы не теряли форму при хранении и транспортировке. Один рулон стоит 550 рублей. Иван покупает два таких раз в три месяца
Большие белые рулоны — пенка. Ей набивают рюкзаки, чтобы не теряли форму при хранении и транспортировке. Один рулон стоит 550 рублей. Иван покупает два таких раз в три месяца
Черный рулон на столе — хлопковый подклад. Его Иван тоже закупает на складах в Петербурге
Черный рулон на столе — хлопковый подклад. Его Иван тоже закупает на складах в Петербурге

К поставщикам сырья Иван ездит три раза в месяц: смотрит, что нового появилось, и собирает образцы материалов на будущее. Хотя бы раз в год посещает специализированные выставки вроде «Мосшуза»: там можно познакомиться с представителями заводов из разных стран, взять образцы их кожи и комплектующих.

Задержки поставок — основная проблема, но иногда подводит и качество. В 2017 году Ивану пришлось отозвать партию в 20 рюкзаков. Перед производством экокожу тестировали, но через месяц носки она начала трескаться. Часть партии успели распродать. Не все клиенты заметили брак, но Иван все равно связался с каждым и предложил поменять рюкзак или вернуть деньги.

На репутации бренда замена не отразилась, но Иван потерял 30 тысяч рублей.

Ассортимент

В ассортименте бренда две модели рюкзаков: прямоугольный классический и округлый спортивный. Их шьют из кожи и экокожи разных цветов, а спортивные еще и в двух размерах: большом — 30×42×14 см и среднем — 34×26×11 см.

Цена на модели рюкзаков фиксированная независимо от цвета. Дороже всего большой спортивный рюкзак из кожи — он стоит 11,9 тысячи рублей. Такой же рюкзак среднего размера стоит 5,4 тысячи. Средняя наценка на весь ассортимент — 300%.

Себестоимость прямоугольного рюкзака за 9 900 Р — 2 900 Р

Кожа1800 Р
Работа швеи и закройщика800 Р
Фурнитура200 Р
Подкладка из хлопка60 Р
Нитки40 Р
Кожа
1800 Р
Работа швеи и закройщика
800 Р
Фурнитура
200 Р
Подкладка из хлопка
60 Р
Нитки
40 Р

Продают только готовые изделия: шить на заказ невыгодно и при этом сложно поддерживать узнаваемость бренда. Когда не нужно вносить изменения в лекала, идут клиентам навстречу: могут поменять цвет подкладки или отшить рюкзак из кожи другого цвета.

Сторонние заказы не принимают: работают небольшой командой, поэтому дыр в производственном графике не бывает.

Себестоимость этой же модели из экокожи без учета трат на оборудование, аренду и ЖКХ — 1990 рублей, а продают ее за 6500 рублей. Прямоугольные рюкзаки из кожи и экокожи — самые продаваемыеОкруглый рюкзак появился в ассортименте через два с половиной года. Его отшивают из кожи и экокожи, но у него сложнее конструкция, поэтому на производство уходит больше времениВместе с рюкзаками производят и продают другие аксессуары: сумки — поясные, шопперы и через плечо — и мелочь — кошельки, портмоне, папки, обложки для документовСумки-шопперы шьют из замши

Сдельная оплата и заблокированный счет

Сегодня в мастерской работают две швеи, закройщик и помощник — он взял на себя часть обязанностей Ивана. Помощник следит, чтобы на производстве всегда было сырье, клиентам вовремя отправляли заказы и не задерживали поставки в магазины.

Пока объемы производства были небольшими, трижды менялся закройщик. Оплата сдельная, и раз работы мало, то и денег тоже. Штат сформировался к 2016 году, когда Иван загрузил сотрудников на полный день.

Швеи работают с восьми утра до пяти вечера, у закройщика рабочий день короче — с десяти утра до половины пятого. В месяц на зарплату двух швей и закройщика уходит 155 тысяч рублей. Оплата сдельная.

У закройщика в мастерской Ивана ставка выше, чем на крупных производствах, потому что у него больше обязанностей. Кроме кроя мастер устанавливает фурнитуру, делает тиснение, дублирует кожу и склеивает детали на термопрессе.

У самого Ивана нет четких обязанностей. Он придумывает модели, выбирает кожу и фурнитуру, ищет поставщиков и договаривается о партнерстве с магазинами.

Однажды налоговая заблокировала счет, и Иван несколько дней не мог расплатиться с подрядчиками. Одних пришлось уговаривать подождать, другим — платить наличными. Все дело в бухгалтерии: Иван не взял бухгалтера, а ведет бухучет сам в сервисе за 12 тысяч рублей. Как-то раз ошибся — и вот итог.

Это уголок закройщика. Слева — маленький стол с пневмопрессом для установки фурнитуры и плитой под ручные пробойники, с их помощью делают отверстия под фурнитуру. В центре — раскройный стол, справа — термопресс для дублирования, внизу — 12-литровые банки с резиновым клеем
Это уголок закройщика. Слева — маленький стол с пневмопрессом для установки фурнитуры и плитой под ручные пробойники, с их помощью делают отверстия под фурнитуру. В центре — раскройный стол, справа — термопресс для дублирования, внизу — 12-литровые банки с резиновым клеем

Из чего складывается зарплата сотрудников

Тип изделияШвеяЗакройщик
Закругленный рюкзак550 Р280 Р
Прямоугольный рюкзак450 Р220 Р
Поясная сумка250 Р80 Р
Сумка-шоппер200 Р100 Р
Мелочь50—100 Р20—30 Р
Швея
Закругленный рюкзак
550 Р
Прямоугольный рюкзак
450 Р
Поясная сумка
250 Р
Сумка-шоппер
200 Р
Мелочь
50—100 Р
Закройщик
Закругленный рюкзак
280 Р
Прямоугольный рюкзак
220 Р
Поясная сумка
80 Р
Сумка-шоппер
100 Р
Мелочь
20—30 Р

Полмиллиона долга

Сначала Иван сам занимался продвижением рюкзаков: вел страницы бренда в Инстаграме и во Вконтакте. Рюкзаки покупали, но предприниматель считал, что на продажах в соцсетях бизнес не построишь. Поэтому искал партнеров — магазины.

Магазины работают с производителями по двум схемам: под выкуп — товар полностью выкупают по оптовой цене и продают у себя с наценкой, и под реализацию — забирают товар и платят за него только, когда он продастся.

Ивану под реализацию работать неудобно, потому что деньги, потраченные на производство, замораживаются. Но магазинам так выгоднее, и приходится соглашаться.

Еще магазины берут комиссию: до 50% от стоимости изделия. Если магазин не соглашается работать под выкуп, Иван договаривается о более низкой комиссии — в 40%.

Переговоры с будущими партнерами вел сам. Сначала изучал досье: узнавал, какой месячный оборот у магазина, сколько исков по задолженностям, с какими брендами уже работает и какой у них средний чек. Сведения брал из открытых источников и сервисов по проверке магазинов вроде СБИС.

Чтобы сотрудничать с крупными ритейлерами, Иван получил сертификат соответствия на продукцию и зарегистрировал торговую марку. На экспертизу и оформление сертификата через посредника ушли три недели и 18 тысяч рублей. На регистрацию торговой марки — год и 44,4 тысячи рублей.

Свидетельство на товарный знак или хотя бы справка о поданной заявке — обязательное условие для поставщиков. Магазины так себя защищают: за незаконное использование товарного знака подают в суд не только на нарушителей, но и на магазиныСвидетельство на товарный знак или хотя бы справка о поданной заявке — обязательное условие для поставщиков. Магазины так себя защищают: за незаконное использование товарного знака подают в суд не только на нарушителей, но и на магазины

Поначалу с партнерами Ивану не везло.

В ноябре 2015 года Иван сделал поставку в магазин «Подиум Маркет», сумма поставки — 50 тысяч рублей. Выплаты за проданные рюкзаки сразу же начали задерживать и отдавать частями. К весне 2016 года накопился долг в 80 тысяч, и Иван прекратил поставки. Магазин вернул долг только через год.

В сентябре 2016 года предприниматель начал сотрудничать с интернет-магазином «Неймс». Знакомый, который работал с магазином, хорошо о нем отозвался.

«Неймс» заказал товар сразу на 205 тысяч рублей. Первые три недели все шло хорошо: они еженедельно отчитывались о продажах и без перебоев платили. Через месяц выплаты стали задерживать и просить отсрочки: «Подождите еще чуть-чуть, мы ищем инвесторов».

Весной 2017 магазин закрылся и остался должен полмиллиона рублей. Из них выплатили только 270 тысяч рублей. Оставшуюся сумму Иван будет возвращать через суд.

«Неймс» был самым крупным партнером Ивана на тот момент, поэтому после их закрытия продажи просели. Чтобы вернуться на прежний уровень, Иван нашел пять маленьких магазинов.

В декабре 2017 «Локис» сделали первую поставку для «Ламоды». Чтобы продаваться там, нужно иметь в ассортименте от 50 изделий разных цветов и моделей. Первый заказ рюкзаков и сумок прошел гладко, и теперь Иван делает поставки на 700 тысяч рублей каждый месяц.

Сейчас рюкзаки и сумки Ивана продают пятнадцать магазинов по стране. Среди них есть как крупные шоурумы, так и маленькие магазинчики, которые покупают товар раз в три месяца на 50 тысяч рублей.

Чтобы дополнительно продвигать продукцию, Иван посещает выставки и ярмарки в Москве. На них сам стоит за прилавком, чтобы собрать отзывы клиентов. Так выяснилось, что покупателям неудобно закрывать рюкзак на пряжки. Иван оставил пряжки только как элемент дизайна, а рюкзак стал закрываться на магнитные кнопки.

На ярмарках хорошие продажи: как-то за два дня на «Ламбада-маркете» продали товар на 450 тысяч рублей. При этом за участие заплатили всего 18 тысяч.

Стеллаж для торговли на ярмарках Иван собрал сам из фанеры. Вместе с лазерной резкой он обошелся в 9 тысяч рублей
Стеллаж для торговли на ярмарках Иван собрал сам из фанеры. Вместе с лазерной резкой он обошелся в 9 тысяч рублей

«Какое подождать? У меня пирожные в багажнике тухнут»

В работе с крупными магазинами много бюрократии. Например, на московский склад «Ламоды» можно поставлять товары только в четко отведенное время. Если поставка задерживается, разгружается другой бренд, а у Ивана начинается нервотрепка.

Как-то транспортная компания опоздала: доставила рюкзаки Ивана на десять минут позже назначенного времени. Предпринимателю пришлось уговаривать водителя подождать, пока разгрузится другой бренд. А он ответил: «У меня пирожные в багажнике тухнут».

Если за опоздание Иван расплачивается только нервами, за ошибки при сборке поставок — деньгами. Однажды при сборке рюкзаков установили не те антикражные бирки, и в магазине не сработала защита. Магазин установил новые бирки сам, а Ивану пришлось оплачивать тысячу рублей за работу сотрудников магазина и новую защиту.

Еще при сборке поставок путают артикулы — уникальное буквенное или цифровое обозначение каждого изделия. Или штрихкоды — в них зашифрована информация о параметрах изделия. Такие ошибки магазины тоже исправляют сами, но за деньги Ивана: перепечатать этикетки проще, чем возвращать товар обратно.

Магазин на троих и стенка на «Хлебозаводе»

Кроме магазинов Иван продает сам — в интернет-магазине и шоуруме.

Первый магазин предприниматель открыл в конце декабря 2017 года. Он случайно увидел на «Авито» помещение у метро «Лиговский проспект» в Санкт-Петербурге.

Для аренды нашел компаньонов — двух производителей одежды. В итоге 55 м² арендовали на троих, но сейчас остались вдвоем. Сколько стоит аренда, предприниматель не раскрывает.

Делать ремонт в магазине не пришлось. Иван только установил трековые светильники — их можно передвигать и делать световой акцент на определенных товарах на полке. Еще приобрел стойку для продавца и ноутбук. На все потратил 55 тысяч рублейВместо вывески Иван написал название магазина на двери: хотели придумать с партнерами общее название, но окончательный вариант так и не согласовали. Для торгового зала предприниматель заказал неоновую вывеску за 21,5 тысячи рублейИзначально полки для товара Иван не закупал — прикрепил к стене крючки. Позже, когда ассортимент расширился, появились и полкиУпаковку для рюкзаков брендируют. Вместе с нанесением логотипа три коробки пакетов — 450 штук — стоят 11,5 тысячи рублей. Их хватает на четыре месяца

В магазин чаще приходят клиенты из интернета: бутик работает как шоурум и точка самовывоза интернет-заказов. На клиентов с улицы приходится не больше 30% продаж. Пока магазин приносит немного: ежемесячная выручка — 150—250 тысяч рублей, прибыль — 50—150 тысяч рублей.

В 2018 году Иван арендовал одну стенку в магазине на «Хлебозаводе» в Москве. Он проработал всего четыре месяца — с июня по октябрь. Компаньоны съехали, и Ивану пришлось закрыться, потому что аренду целого магазина он не потянул.

У бренда не было отдельной вывески, но рюкзаки все равно хорошо продавались. Ежемесячная прибыль достигала 250 тысяч рублей.

Помещение на «Хлебозаводе» предприниматель делил с брендом женской одежды. Когда арендуешь площадь с кем-то, важно, чтобы товары не пересекались — никому не нужна лишняя конкуренция. Продавать аксессуары вместе с одеждой выгодно: клиенты приходят за пальто и присматривают к нему новый рюкзак
Помещение на «Хлебозаводе» предприниматель делил с брендом женской одежды. Когда арендуешь площадь с кем-то, важно, чтобы товары не пересекались — никому не нужна лишняя конкуренция. Продавать аксессуары вместе с одеждой выгодно: клиенты приходят за пальто и присматривают к нему новый рюкзак

Результаты и планы

В 2018 оборот компании составил 13,1 миллиона рублей. Средняя ежемесячная выручка — 1,1 миллиона рублей, прибыль — 300—350 тысяч.

В таком бизнесе нет сезонности: рюкзаки продаются круглый год. Продажи не проседают, но бывают всплески — накануне Нового года и в конце весны перед отпусками.

В 2018 году за 140 тысяч рублей Иван заказал в дизайн-студии новый сайт. Он начал закупать рекламу, поэтому заказов стало больше — около 40 продаж в месяц.

Сейчас интернет-магазин приносит 30% выручки — это около 350 тысяч рублей в месяц. Остальной доход складывается из продаж 15 магазинов.

Иван планирует постепенно отказаться от работы под реализацию и с новыми партнерами работать только под выкуп. Еще в планах увеличить долю собственных продаж на сайте и в магазине — у них выше маржинальность.

С 2016 года предприниматель продает рюкзаки в других странах через сайт «Этси». Иван зарегистрировал свой магазин, добавил несколько товаров и больше площадку не развивал. Поэтому за несколько лет продали 72 рюкзака: большую часть — в США и Англию.

Иван хочет развивать продажи на «Этси» — продавать в валюте при слабом рубле выгодно. Розничная цена в России на прямоугольный рюкзак — 9,9 тысячи рублей, а на «Этси» Иван продает его за 175 долларов, или 11,5 тысячи рублей.

«Этси» берет комиссию: 5% удерживает от стоимости каждого заказа и еще 20 центов Иван платит за размещение одного изделия на площадке каждые четыре месяца
«Этси» берет комиссию: 5% удерживает от стоимости каждого заказа и еще 20 центов Иван платит за размещение одного изделия на площадке каждые четыре месяца

Весной Иван готовится выпустить линейку одежды унисекс, а к лету — открыть магазин «Локис» в Москве. Это стратегический шаг: сейчас 70% продаж приходится на столицу.

Операционные расходы в месяц, 2019 год — 397 750 Р

Зарплата швей и закройщика155 000 Р
Кожа и экокожа85 000 Р
Реклама30 000 Р
Зарплата помощника30 000 Р
Налоги25 000 Р
Аренда цеха с коммуналкой23 500 Р
Доставка12 000 Р
Подклад и дублерин10 000 Р
Запас на случай поломки оборудования10 000 Р
Логистика7000 Р
Расходники: нитки, клей, фурнитура, двухсторонний скотч6000 Р
Упаковка3000 Р
Интернет750 Р
Питьевая вода для сотрудников500 Р
Зарплата швей и закройщика
155 000 Р
Кожа и экокожа
85 000 Р
Реклама
30 000 Р
Зарплата помощника
30 000 Р
Налоги
25 000 Р
Аренда цеха с коммуналкой
23 500 Р
Доставка
12 000 Р
Подклад и дублерин
10 000 Р
Запас на случай поломки оборудования
10 000 Р
Логистика
7000 Р
Расходники: нитки, клей, фурнитура, двухсторонний скотч
6000 Р
Упаковка
3000 Р
Интернет
750 Р
Питьевая вода для сотрудников
500 Р

Прибыль в месяц — 300—350 тысяч рублей

Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.