Первые признаки болезни у меня появились еще в подростковом возрасте, а диагноз БАР психиатр поставил в 26 лет.

По данным ВОЗ, 45 миллионов людей во всем мире страдают биполярным расстройством. Эта болезнь сильно снижает качество жизни: в одни периоды ты чрезмерно энергичен и совершаешь поступки, о которых можешь жалеть, в другие периоды не способен встать с дивана, чтобы заняться повседневными делами.

Расскажу, как протекает БАР у меня и что я делаю, чтобы справиться с расстройством и жить, как все обычные люди.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Что такое биполярное аффективное расстройство

Биполярное аффективное расстройство, или БАР, — психическое расстройство с чередованием эмоциональных подъемов и спадов настроения. Аффективное оно как раз потому, что связано с нарушениями эмоционального состояния, то есть настроения, — в психиатрии аффектом называют проявление и переживание эмоций. Раньше это заболевание называли маниакально-депрессивным психозом.

Почему развивается БАР, точно не известно. Среди причин называют наследственность, травматические события, нарушения выработки нейромедиаторов — веществ, благодаря которым передаются сигналы между нейронами головного мозга. Болезнь чаще проявляется в подростковом возрасте или в период между 20 и 30 годами.

Как проявляется биполярное аффективное расстройство

Обычно БАР начинается резко, потом чередуются периоды без признаков болезни и периоды обострений. Особенность заболевания в том, что в периоды обострений есть эпизоды, или фазы, с разным эмоциональным состоянием, которые могут сменять друг друга в произвольном порядке.

Так, когда болезнь обостряется, могут возникать следующие состояния.

Мания — состояние повышенного или раздражительного настроения. Человек чувствует себя энергичным, активно чем-то занимается, например находит новое хобби или даже пытается открыть бизнес. Как правило, он мало спит, уверен в себе, разговорчив, у него много идей, часто безумных. Может снижаться чувствительность к риску — например, человек вкладывает все деньги в безнадежное дело или влезает в кредит. Нередки увлечения азартными играми, экстремальным спортом. При этом человек прекрасно себя чувствует, но часто не может сконцентрироваться на одном деле, продуктивно работать.

Крайняя степень мании — маниакальный психоз, когда развивается бред преследования, галлюцинации, чрезмерная активность, человек может стать опасен для себя или окружающих.

Гипомания — это что-то вроде легкой мании. Человек находится в состоянии эмоционального подъема, но этот подъем не так выражен. Однако настроение все равно улучшается, потребность во сне снижается, человек креативен, раскован, ощущает эйфорию, у него повышается продуктивность. Хотя у некоторых людей такие периоды могут сопровождаться раздражительностью и снижением концентрации.

Депрессия — сниженное настроение, потеря интереса к жизни, усталость, чувство вины, нерешительность, снижение концентрации внимания. Могут быть нарушения сна и аппетита. Иногда возникают мысли о самоубийстве, бесполезности собственной жизни.

В промежутках между обострениями человек может возвращаться к нормальному состоянию, хотя бывает, что его работоспособность все равно снижена.

Проявления фаз БАР, по данным Национального института ментального здоровья США

Параметр Мания Депрессия
Настроение Возбуждение, радость, раздражительность, обидчивость Грусть, подавленность, опустошенность, беспокойство, безнадежность
Сон Снижена потребность во сне Проблемы с засыпанием, ранний подъем или слишком много сна
Аппетит Потеря аппетита Часто повышенный аппетит, прибавка в весе
Общение Говорливость Медленная речь, забывчивость
Концентрация Ощущение прыгания мыслей, многозадачность Проблемы с вниманием и принятием решений, рассеянность
Поведение Тяга к риску, безудержные траты, беспорядочный секс Отсутствие удовольствия и интереса к чему-либо, снижение либидо
Субъективные ощущения Чувство собственной важности, таланта и могущества Чувство собственной никчемности, суицидальные мысли, попытки самоубийства
Мания
Настроение
Возбуждение, радость, раздражительность, обидчивость
Сон
Снижена потребность во сне
Аппетит
Потеря аппетита
Общение
Говорливость
Концентрация
Ощущение прыгания мыслей, многозадачность
Поведение
Тяга к риску, безудержные траты, беспорядочный секс
Субъективные ощущения
Чувство собственной важности, таланта и могущества
Депрессия
Настроение
Грусть, подавленность, опустошенность, беспокойство, безнадежность
Сон
Проблемы с засыпанием, ранний подъем или слишком много сна
Аппетит
Часто повышенный аппетит, прибавка в весе
Общение
Медленная речь, забывчивость
Концентрация
Проблемы с вниманием и принятием решений, рассеянность
Поведение
Отсутствие удовольствия и интереса к чему-либо, снижение либидо
Субъективные ощущения
Чувство собственной никчемности, суицидальные мысли, попытки самоубийства

По тому, как заболевание проявляется, выделяют два основных типа БАР:

  1. Когда был хотя бы один маниакальный эпизод и повторяются депрессивные эпизоды.
  2. Когда есть периоды депрессии и хотя бы один эпизод гипомании, но без полноценной мании.

У меня как раз биполярное аффективное расстройство второго типа. Это значит, что нет полноценных маний, зато есть гипомании и сильные депрессии.

Гипомания для меня — очень классное время. Ты можешь все: получить второе высшее, пробежать марафон, выучить английский, уехать в незапланированное путешествие. И так несколько месяцев, за которые не спишь, не ешь, обрастаешь новыми друзьями, заводишь романы, заканчиваешь старые отношения. Все ощущения чувствуешь в максимальном диапазоне. За день может несколько раз бросить от слез и желания умереть до невероятного счастья.

Именно так и выглядит мания при БАР. Источник: «Твиттер»
Именно так и выглядит мания при БАР. Источник: «Твиттер»

После гипомании приходит депрессия. И сразу не хватает сил не только на то, что было начато во время предыдущей фазы, но и на обычные дела. Самый понятный для меня образ депрессии — это «придавило бетонной плитой». Становится тяжело делать самые простые вещи: помыть посуду, переодеться, сходить в магазин.

К сожалению, чем ярче проходит гипомания, тем хуже потом депрессия — поэтому с опытом я перестала получать удовольствие от активной фазы. Сейчас мне даже сложнее: я понимаю, что происходит с моим мозгом, но не могу это контролировать.

Как сейчас вспоминаю, моя первая гипомания случилась еще в 12 лет. Дальше шли периоды обострений четко в полтора года: гипомания длится 2—3 месяца, обычно это май — июль, депрессия — 5—6 месяцев, как правило, в октябре — марте, в промежутках наступает ремиссия, когда я чувствую себя нормально. Если я в длительной ремиссии, то смены фаз почти не замечаю: перепады настроения сглаживаются с помощью медикаментов или психотерапии.

Как обычно протекает биполярное аффективное расстройство

Во время обострения БАР могут чередоваться эпизоды мании или гипомании и депрессии. Бывает четкое разделение фаз: сначала гипоманиакальный или маниакальный эпизод, потом депрессивный, бывает, что есть повторяющиеся эпизоды депрессии, потом гипомания. В последнем случае гипоманиакальные фазы иногда не замечают, человеку могут поставить такой диагноз, как рекуррентная, то есть возвращающаяся, депрессия, назначить неправильное лечение.

На самом деле при БАР фазы могут чередоваться в каком угодно порядке, диагноз ставят, если есть любое сочетание маниакальных и депрессивных эпизодов. В первый раз болезнь обычно начинается с эпизода мании или гипомании, который перерастает в депрессию. Реже начинается с депрессии, потом случается мания или гипомания. Но в любом случае должны быть аффективные нарушения, то есть нарушения настроения.

Длится обострение болезни от нескольких недель до нескольких месяцев. Это в том числе зависит от того, получает ли человек медикаментозное лечение. Если на обострение быстро отреагировать, иногда можно вернуть нормальное самочувствие за неделю. Если не лечиться, то обострение может длиться несколько месяцев — особенно депрессивные фазы, эпизоды гипомании и мании обычно проходят быстрее.

Сезонность фаз, когда есть связь проявлений болезни со сменой времен года, встречается, но ее отмечают далеко не все пациенты с БАР.

Как я заподозрила у себя БАР

В первый раз я решила, что схожу с ума, когда мне было 18 лет. Закончились болезненные отношения, у меня в голове крутились навязчивые мысли и образы, я слушала одну и ту же песню в плеере, часами ходила и не могла остановиться. Это продолжалось так долго и было так невыносимо, что я уже почти решилась пойти к психиатру. Однако про психические расстройства тогда не говорили, так что я даже не знала, куда обратиться. Потом это состояние прошло само по себе.

К психиатру я пришла только через семь лет, когда у меня снова возникло похожее тяжелое состояние: навязчивые мысли, невозможность контролировать эмоции, самоповреждения, нарушения сна и аппетита. До этого у меня было три эпизода гипомании через каждые два года, но после них не было сильных депрессий, а значит, и повода обращаться за помощью.

Тогда я просто пошла в районную поликлинику — оказалось, что там принимает психотерапевт. Она проверила мои симптомы по шкале Бека, диагностировала у меня тревожно-депрессивное расстройство и прописала обычный антидепрессант, который часто назначают при депрессии.

Мне казалось, что антидепрессанты немедленно мне помогли: настроение улучшилось, появилась энергия, я много общалась с друзьями, тусовалась, работала. Сейчас я знаю, что это плохой знак. Антидепрессанты обычно действуют небыстро: эффект появляется примерно через три недели, а мне стало лучше уже через несколько дней. Кроме того, при биполярном аффективном расстройстве антидепрессанты могут вызвать гипоманию, если не смягчать их эффект другими препаратами.

Этот мем хорошо понимают те, кому не сразу поставили верный диагноз. Если в «Кока-колу» добавить «Ментос», получится пенный фонтан, который выплеснется из бутылки. Такой же эффект оказывают антидепрессанты, в частности СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, — на настроение людей с БАР
Этот мем хорошо понимают те, кому не сразу поставили верный диагноз. Если в «Кока-колу» добавить «Ментос», получится пенный фонтан, который выплеснется из бутылки. Такой же эффект оказывают антидепрессанты, в частности СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, — на настроение людей с БАР

Я ходила к этому психотерапевту еще несколько раз, но она не отследила мой резкий перепад настроения, и у меня случилась одна из самых сильных гипоманий. Я много пила и курила, у меня были невероятные эмоциональные перепады, я испортила отношения со своим лучшим другом, перестала есть и спать.

Через пару месяцев мое состояние немного стабилизировалось, но антидепрессанты я пить продолжала: знала, что их нельзя отменять резко. Перед отменой пошла на консультацию к другому врачу, уже в платную клинику. Она оказалась хорошим специалистом: задавала вопросы про перепады настроения, узнавала, были ли у меня раньше спады и подъемы настроения, депрессии. Тогда все было прекрасно из-за приема антидепрессантов, поэтому я все отрицала.

Спустя год я плавно, как прописал врач, перестала пить антидепрессанты, и через несколько месяцев меня накрыла одна из самых сильных депрессий. Если в прошлый раз я могла списать депрессию на обстоятельства — выгорание, сложности в отношениях, усталость, — то сейчас причин для нее не было. У меня были любимая работа, классные отношения с мужем, финансовая стабильность, новый город. А хотелось умереть.

Этот момент стал поворотным в постановке диагноза. Я уже знала, что есть такая болезнь, как биполярное аффективное расстройство, какие у него симптомы и особенности. Информация о БАР появилась в медийном поле: я читала статьи и посты в блогах, смотрела видео на «Ютубе».

Я смогла расписать последние 10 лет своей жизни по фазам: здесь был сильный подъем, а за ним шел спад. Например, в гипомании 2012 года я работала на двух работах, сдавала госы, писала диплом, тусила с друзьями до середины ночи и полностью занималась бытом семьи. В гипомании 2014 года поступила в магистратуру, окончила автошколу, путешествовала, а еще пробежала марафон.

За каждым подъемом шел спад: я перестала бегать, не сдала экзамен в ГАИ, отчислилась из магистратуры. Каждое такое обострение в общем длится полтора года, а потом повторяется.

Как я искала подходящего психиатра

Собрав информацию о БАР, я решила найти психиатра, чтобы мне подтвердили или опровергли диагноз. Это получилось не сразу.

Сперва я пошла к психиатру по совету подруги, он помог ей с депрессией. Врач принимал в платной клинике, прием стоил порядка 3000 Р. Консультация оказалась неудачной: врачу явно было неинтересно мое состояние, он равнодушно задал вопросы про депрессию и выписал антидепрессанты. Причем не те, что назначили мне в прошлый раз, а другие. Я была слишком подавлена, чтобы настаивать на своем, так что просто начала искать другого врача.

Второй врач была в государственной клинике, ее мне порекомендовали в «Фейсбуке». Сначала я долго ждала приема — врач опоздала на полчаса, потом начала спрашивать про родовые травмы и вегетососудистую дистонию. Эта консультация мне тоже ничего не дала. За нее я заплатила 2000 Р.

Третий прием оказался удачным: я нашла психиатра, к которому хожу до сих пор. Она работает в государственном институте психиатрии, но я наблюдаюсь у нее платно. Одна консультация стоит 2500 Р.

Институт, где принимает врач, мне посоветовали где-то в комментариях в интернете. Я позвонила в регистратуру и попросила записать меня к врачу, специализирующемуся на аффективных расстройствах, в самое ближайшее время.

Поиски подходящего психиатра заняли около месяца, так что на прием к врачу я попала в совершенно раздавленном состоянии, в слезах и истерике. Психиатр расспросила меня о болезни, выслушала и предложила бесплатную госпитализацию. Однако я отказалась: чувствовала, что контролирую себя, чтобы не совершить самоубийство, также рядом был муж, который понял всю серьезность ситуации. В результате лечение я продолжила дома.

Когда при БАР нужна госпитализация

Госпитализация при биполярном аффективном расстройстве может понадобиться, если во время маниакального эпизода у пациента развивается сильное возбуждение, он полностью утрачивает критическое отношение к своему состоянию, появляются галлюцинации и бред. Такое состояние может плохо закончиться для самого пациента или его близких. При депрессивном эпизоде показанием к госпитализации будут суицидальные мысли или попытки самоубийства.

Стационарное лечение также может понадобиться при сильном снижении работоспособности.

Если вы подозреваете у себя биполярное расстройство, но не находитесь в острой фазе заболевания, помощь не требуется срочно, лучше потратить время на поиск психиатра, который специализируется на биполярных расстройствах или аффективных расстройствах в целом. Такой врач, скорее всего, быстрее поставит верный диагноз и лучше подберет лечение.

Перед приемом стоит записать все симптомы, которые беспокоят, а также, если это возможно, составить ретроспективный график предполагаемых фаз — мании и депрессии, записать, когда они возникали и сколько длились. Это поможет врачу понять, БАР это или что-то другое.

Так выглядит чередование фаз БАР в моем случае
Так выглядит чередование фаз БАР в моем случае

Лечение БАР
Консультации у психиатра и медикаментозная терапия

Психиатр сначала выписала мне рецепт на несколько препаратов: антидепрессанты и нормотимики — это стабилизаторы настроения. Их обычно назначают людям с аффективными расстройствами.

Как мне объяснили, лечение — это в том числе проверка на правильность диагноза, способ отличить депрессию от БАР. Если назначенные препараты помогают, диагноз верен. Спустя примерно два месяца мой диагноз официально подтвердили: биполярное аффективное расстройство второго типа.

Как ставят диагноз БАР

Биполярное аффективное расстройство диагностируют по тому, какие проблемы беспокоят человека. В его рассказе должно быть описание типичных нарушений настроения и поведения, обычно прослеживается чередование фаз болезни.

Для диагностики достаточно жалоб и истории заболевания, иногда учитываются еще свидетельства родственников, которые могут рассказать о поведении человека. Бывает, что врач может отправить к клиническому психологу на психологическое обследование, но обычно достаточно обычной психодиагностической беседы.

Заподозрить болезнь можно самостоятельно, хотя при гипомании или мании часто снижается критичность к своему состоянию, то есть человек не понимает, что с ним что-то не так. Иногда за помощью приходят близкие пациента, а не он сам. Обращаться за диагностикой лучше к специалисту, который работал с БАР, знает, как выглядят проявления болезни.

В целом лекарственная терапия БАР состоит из нескольких типов медикаментов, которые убирают разные проявления болезни. Это нормотимики, стабилизирующие настроение, антидепрессанты, помогающие справиться с депрессией, нейролептики, снимающие излишнее возбуждение.

Врач подбирает тип препаратов и их дозировку с учетом фазы, в которой находится пациент. Антидепрессанты обычно применяют в депрессивных фазах и в сочетании с нормотимиками. Нейролептики — только в маниакальных эпизодах и тоже вместе с нормотимиками.

В тяжелых случаях человек с биполярным аффективным расстройством может принимать вплоть до шести разных препаратов. Но стремиться нужно к тому, чтобы обходиться одним-двумя.

Я начала пить назначенные антидепрессанты и нормотимики сразу после приема у психиатра. В этот раз процесс выхода из депрессии был длинным и ровным.

Как подбирают терапию при биполярном аффективном расстройстве

Лечение психиатр подбирает индивидуально, с учетом клинической картины: в депрессивную фазу — одни препараты, в гипоманиакальную фазу — другие, в манию — третьи.

Важно правильно сочетать препараты. Так, если пациенту с БАР назначить только антидепрессанты, это может ухудшить ситуацию, даже если он находится в депрессии. Антидепрессанты могут «разогнать» его состояние до гипомании или даже мании. Нужно нормализовать самочувствие человека, а не выкинуть его в состояние с противоположным знаком, поэтому терапия включает нормотимики.

Дело в том, что депрессия при БАР — это не та депрессия, что обычно, они даже по внешним проявлениям не всегда похожи, есть отличия и с биологической точки зрения, то есть в том, как меняются процессы в головном мозге.

К своему психиатру я хожу регулярно: она корректирует дозы препаратов и отслеживает мое состояние. В первый год я посещала ее шесть раз — это обошлось мне в 15 000 Р. Сейчас я хожу к врачу только в период обострения или предположительной смены фазы — примерно четыре раза в год, раз в три-четыре месяца. Это стоит 10 000 Р в год. Всего я наблюдаюсь у врача уже три года.

Два года до последнего времени я принимала антидепрессанты и нормотимики в минимальной дозировке. Пачка антидепрессантов на месяц стоила порядка 400 Р, нормотимиков — 600 Р. То есть в период ремиссии на таблетки уходило 1000 Р в месяц.

Мои рецепты на препараты
Мои рецепты на препараты

Однако несколько месяцев назад у меня случилось обострение, я ушла в гипоманию, так что схему и дозу препаратов пришлось менять на ходу. Мы с моим психиатром в течение двух недель отменили антидепрессанты, значительно увеличили дозу нормотимиков — в 2,5 раза и добавили нейролептики. Во время обострения, которое длилось два месяца, на таблетки уходило по 4000 Р в месяц. Сейчас будет уходить по 2000 Р — снизили дозу нормотимиков в полтора раза и нейролептиков в два раза, убрали антидепрессанты.

Интересно наблюдать, как быстро лекарственная терапия меняет состояние организма и как потом он сам приходит в норму. Часто препараты подходят не с первого раза, поэтому нужно регулярно посещать психиатра и отслеживать свое самочувствие. Зато после подбора подходящей терапии жить можно почти как прежде, разве что надо быть внимательнее к себе.

Лечение при БАР нельзя подобрать раз и навсегда

У каждого пациента, ответственно подходящего к лечению биполярного расстройства и находящегося в контакте с врачом, появляется своя схема изменения дозировки или видов медикаментов с учетом самочувствия. Например, не можешь спать больше нескольких дней и перестаешь есть — добавляешь нейролептик. Проваливаешься в пучину ненависти к себе и не выплываешь больше недели — поможет антидепрессант.

Конечно, это не отменяет регулярных встреч с психиатром, потому что процесс выбора препаратов и дозировок очень сложный. Сейчас я могу многое регулировать сама в зависимости от самоощущения, но все равно наблюдаюсь у специалиста.

При этом биполярное аффективное расстройство нельзя вылечить раз и навсегда — можно только войти в продолжительную ремиссию. Как мне сказал мой врач, это пять лет без ярко выраженных фаз. В моем случае я продержалась два года без эпизодов, а теперь нужно начинать отсчет заново.

Еще, насколько я знаю по своему опыту и опыту людей с таким же диагнозом, в какой-то момент наступает иллюзия, что все классно, никакой болезни нет, тебе показалось, ты отлично справляешься. В этот момент люди перестают пить таблетки — это плохое решение, никогда так не делайте. Если вам стало хорошо, во-первых, стоит проверить, не начало ли это гипомании. А во-вторых, порадоваться, что вы вошли в ремиссию.

За эти три года я однажды бросала пить таблетки — случилась депрессия, однажды не обратила внимания на симптомы — получила сильную гипоманию, теперь снова пытаюсь выйти в ремиссию.

Лечение БАР
Психотерапия

Повысить эффективность лечения биполярного аффективного расстройства получится, если сочетать лекарственную терапию с психотерапией. При БАР часто применяют когнитивно-поведенческую терапию. Она учит справляться со стрессовыми факторами, отслеживать свое состояние, управлять симптомами болезни. Еще на сеансах вместе с врачом прорабатывают ситуации-триггеры, то есть то, что может спровоцировать обострение заболевания.

Например, у меня есть проблемы с признанием собственных ошибок. Каждая ошибка для меня — это трагедия, и мне кажется, что окружающие ее никогда не забудут. Мне сложно признавать собственные промахи, оплошности вызывают сильную тревогу. Еще у меня есть идеальный образ того, какой я должна быть: много читать, зарабатывать, поддерживать идеальную чистоту дома, иметь кубики на прессе, учиться, знать два иностранных языка, ходить на выставки. Очевидно, что это невозможно, но стойкое желание достичь недостижимой высоты — тоже стресс. Все это я прорабатываю с психотерапевтом.

Начала терапию я только полгода назад, по совету врача, до этого считала, что справляюсь сама. Сначала была в терапии у психотерапевта, которую нашла через проект «Вдох», помогающий выгоревшим сотрудникам из благотворительной сферы. Я работала с ней в рамках этого проекта, потом продолжила после завершения.

Мы разбирали ситуации, которые усиливают мою тревогу, в том числе страх ошибок и осуждения, а также сложности в жизни в целом. Стоимость в рамках проекта была 400 Р за встречу, всего их прошло около десяти, потом, уже вне рамок проекта, цена выросла до 2400 Р.

Сейчас я пошла к другому психотерапевту — у нее более прикладной подход, мы ищем мои когнитивные искажения и стараемся их убрать. Например, работаем с моей излишней тревогой по поводу того, какое впечатление я произвожу на других людей, и страхом, что я не могу это контролировать.

Стоимость сеансов у этого специалиста — 2500 Р за посещение. Сейчас я хожу к ней раз в 10—14 дней, то есть 2—3 раза в месяц. В целом я довольно давно работаю со своим состоянием самостоятельно, так что терапевт меня только направляет в нужную сторону.

Обязательна ли психотерапия при БАР

Чаще всего при БАР назначают когнитивно-поведенческую терапию. Это необязательная терапия, то есть вспомогательный метод лечения, обязательно нужно только принимать медикаменты. Однако психотерапия может сильно повысить качество жизни: она хорошо дополняет действие препаратов, помогает контролировать и изменять те вещи, на которые таблетки не действуют. В первую очередь когнитивно-поведенческая терапия помогает контролировать эмоции, лучше справляться со своей болезнью.

Многим также помогают группы поддержки для людей с биполярным аффективным расстройством. Я попробовала сходить на такую встречу, но мне не подошло: не хочу определять себя через болезнь, это часть моей жизни — но не я.

Самый крупный проект, проводящий такие встречи, — «Воскресный БАР». Они поддерживают не только людей с биполярным расстройством, но и их близких. Встречи проходят онлайн и офлайн.

Лечение БАР
Образ жизни

В универсальные советы, которые дают при биполярном расстройстве и не только, входят такие рекомендации: соблюдайте режим сна и баланс работы и отдыха, правильно питайтесь, не употребляйте алкоголь, занимайтесь спортом.

Все это правда помогает, но на деле организовать свою жизнь сложно: встречи с друзьями, отпуск, неожиданная работа не вписываются в режим, работать хочется больше, а алкоголь выглядит прекрасным способом справиться с тревожностью, хотя на самом деле может привести к депрессии.

Я стараюсь соблюдать правильный режим, насколько у меня это получается. Правда, по ощущениям, депрессия у меня приходит сама собой, без каких-то триггеров со стороны, и я на нее повлиять не могу. А вот гипомания подпитывается новыми проектами, влюбленностями, другими эмоциями. Например, даже небольшая влюбленность вызывает гипоманию, которая, в свою очередь, усиливает влюбленность. Ничем хорошим это не заканчивается.

Я довольно долго жила в Питере, там во время белых ночей совсем не хочется спать — и это провоцирует гипоманию. Одна из психиатров даже на некоторое время запретила мне ездить в Питер.

Сейчас у меня есть устоявшийся режим сна и еды, его нарушение я быстро замечаю — это сигнал, что началось обострение. К сожалению, иногда режим сбивают внешние обстоятельства, тогда обострение БАР заметить сложнее.

Для меня очень важен сон — это мой приоритет. Я стараюсь не тусить до середины ночи, а если не получилось выспаться, то пытаюсь доспать днем. Обычно ложусь спать в районе полуночи, встаю в 8—9 часов утра — это комфортный режим для меня и моей работы. Очень редко не сплю ночью или встаю позже 10 утра.

У меня есть фитнес-браслет, который отслеживает фазы и количество сна, — он помогает видеть динамику и замечать отклонения. Когда я вижу нарушение сна, начинаю пить легкие транквилизаторы и нейролептики, чтобы вернуться в комфортный режим.

Сон менее семи часов на таблетках говорит об эпизоде гипомании, без препаратов в этой фазе я бы спала менее четырех часов
Сон менее семи часов на таблетках говорит об эпизоде гипомании, без препаратов в этой фазе я бы спала менее четырех часов
А сон больше семи часов — уже нормализация состояния после добавления других таблеток
А сон больше семи часов — уже нормализация состояния после добавления других таблеток
Сон менее семи часов на таблетках говорит об эпизоде гипомании, без препаратов в этой фазе я бы спала менее четырех часов
Сон менее семи часов на таблетках говорит об эпизоде гипомании, без препаратов в этой фазе я бы спала менее четырех часов
А сон больше семи часов — уже нормализация состояния после добавления других таблеток
А сон больше семи часов — уже нормализация состояния после добавления других таблеток

С едой все сложнее: у меня непростые отношения с собственным телом, поэтому снижение аппетита воспринимаю с энтузиазмом. Проблему прорабатываю с психотерапевтом, как ее решить, пока не придумала. Мой психиатр считает, что сначала сон, а потом все остальное, и мой опыт это подтверждает: нарушения сна сильнее сказываются на самочувствии. Еще я веду учет потребления алкоголя в приложении Alcogram — злоупотребление негативно влияет на мое состояние. Когда я вижу, сколько было трезвых дней, это мотивирует держать себя в руках.

Мне повезло в том, что я серьезно отношусь к своей работе: она ответственная и ресурсозатратная, мне важно быть продуктивной, это дисциплинирует и помогает соблюдать режим.

Что делать, чтобы снизить частоту обострений

При БАР важен режим дня, который позволяет сохранять нормальное поведение. Это снижает частоту обострений, иногда помогает вовсе избежать повторения эпизодов болезни. Кроме качественного сна и правильного питания, нужно избегать переработок, работы в истощенном состоянии, давать себе отдыхать. Врачи обычно настаивают на исключении алкоголя, также опасны наркотики, особенно стимуляторы, которые могут вызвать психоз и у здорового человека.

Обострения болезни могут возникать сами по себе, без воздействия внешних факторов, а могут быть вызваны внешними событиями, как трагическими, например смертью близкого или разрывом отношений, так и радостными. Поэтому важно учиться распознавать свои эмоции, вовремя выявлять то, что провоцирует новый эпизод, — как самостоятельно, так и с помощью психотерапии.

Как я живу с БАР сейчас

Принятие диагноза было непростым: с одной стороны, наконец стало понятно, что со мной происходит и что это можно регулировать. С другой стороны, это диагноз на всю жизнь. Нужно постоянно следить за своим состоянием, принимать таблетки, консультироваться с врачами.

Самым сложным для меня была невозможность отделить себя как личность от болезни. Что из того, что я сделала в жизни, было результатом моего выбора, а что — симптомом заболевания? Переезды из города в город, смена работы, партнеров, хобби — что, если все это только болезнь, а меня за этим нет? Прошло три года — и я все еще не могу отделить себя от БАР, кажется, это невозможно.

Сейчас жить стало легче: теперь я знаю, чего ждать в ближайшее время, ведь график фаз все еще соблюдается. Понятно, когда надо притормозить с темпом жизни, а когда — добавить антидепрессанты.

Моя работа связана с людьми. Конечно, болезнь влияет на мое настроение и состояние: в депрессии у меня меньше сил и возможности отдавать эмоции, в гипомании, наоборот, эмоций много, зато концентрации не хватает. Хорошо, что работа позволяет варьировать нагрузку в зависимости от фазы: в депрессии я могу работать чуть меньше, а в гипомании — чуть больше.

В момент моей первой диагностированной депрессии у меня была нелюбимая работа, она забирала весь ресурс. Я плакала по утрам, днем и вечерами, потому что мне сложно было сохранить работоспособность. Сейчас я очень люблю свою работу, она дает мне больше ресурса, чем забирает.

Я продолжаю принимать лекарства, посещаю психиатра несколько раз в год и психотерапевта несколько раз в месяц. В марте, в самый тяжелый момент обострения, я потратила на лекарства, прием у психиатра и три встречи с психологом 13 000 Р.

В текущий момент я снова вхожу в ремиссию и трачу на лекарства, психолога и периодические приемы у психиатра примерно 8000—10 000 Р в месяц. Значительная сумма, но она позволяет мне оставаться в ресурсном и работоспособном состоянии.

Неочевидная сложность жизни с биполярным расстройством — необходимость строго контролировать свое финансовое положение. В гипомании деньги улетают легко, решения принимаешь мгновенно — например, можно за минуту решить лететь в Испанию и купить билеты. В депрессии тратишь меньше, но и зарабатывать удается с трудом. Я стараюсь держать финансовую подушку на случай обострения, а также учитываю все траты в приложении, чтобы не залезть в долги. К счастью, пока моя финансовая тревожность сильнее биполярки, так что задолженности по кредитной карте не было ни разу.

За год я потратила на лечение БАР — 58 800 Р

Лечение Цена
Прием психиатра 10 000 Р, всего 4 приема по 2500 Р
Прием психотерапевта 25 000 Р, всего 10 приемов по 2500 Р
Антидепрессанты 4800 Р, 12 упаковок по 400 Р
Нейролептики 7000 Р, 7 упаковок по 1000 Р
Нормотимики 12 000 Р, 15 упаковок по 800 Р
Прием психиатра
10 000 Р, всего 4 приема по 2500 Р
Прием психотерапевта
25 000 Р, всего 10 приемов по 2500 Р
Антидепрессанты
4800 Р, 12 упаковок по 400 Р
Нейролептики
7000 Р, 7 упаковок по 1000 Р
Нормотимики
12 000 Р, 15 упаковок по 800 Р

Книги о биполярном аффективном расстройстве, которые я советую прочитать

Самая известная книга про жизнь с биполярным расстройством — «Беспокойный ум. Моя победа над биполярным расстройством» Кей Джеймисон. Ее автор — клинический психолог с биполярным расстройством.

Еще одна прекрасная книга — Wishful Drinking, но она на английском языке. Это автобиография Кэрри Фишер — актрисы, сыгравшей принцессу Лею в «Звездных войнах». Автор всю жизнь боролась с биполярным расстройством и наркозависимостью, но книга при этом удивительно смешная.

Из русскоязычных авторов стоит почитать книги Маши Пушкиной — она первая в России стала писать о биполярном расстройстве для широкой аудитории. Ее книги: «Биполярники. Как живут и о чем мечтают люди с биполярным расстройством» и «Биполярники. Без масок. Откровенные истории людей, которые изменили себя и изменили мир».


У вас тоже была болезнь, которая повлияла на образ жизни или отношение к ней? Поделитесь своей историей.