«К сентябрю может начаться дефицит книг в магазинах»: что с рынком бумаги в России

Если коротко: не хватает химикатов и запчастей

19
«К сентябрю может начаться дефицит книг в магазинах»: что с рынком бумаги в России
Аватар автора

Лиана Липанова

узнала, что происходит с бумагой

Страница автора

Дефицит бумаги в России начался еще в пандемию 2020 года, а с конца февраля усилился.

Главной проблемой стало нарушение цепочек поставок: российские издательства перестали получать иностранную бумагу, а производители — химикаты, запчасти и другие расходники.

Мы поговорили с игроками рынка о том, с какими проблемами они столкнулись, как их решают и чего ожидают дальше.

«Ситуация с бумагой немного выправилась, но появились проблемы с оборудованием»

Аватар автора

Мария Рявина

директор производства издательского сервиса «Ридеро»

В начале весны была большая проблема с отбеливанием бумаги из-за отсутствия необходимых химикатов, которые ранее импортировались, в частности из Финляндии. Практически не оставалось белой офсетной бумаги, она была желтовато-кремового цвета, который хорошо воспринимается европейскими покупателями, но у нас больше привыкли к белой.

В России ее делали несколько заводов, которые в прошлом году переориентировались на производство картона, а в начале весны начали быстро возвращаться. Сейчас ситуация с бумагой уже более-менее выправилась, производство возобновили.

Она несколько хуже качеством — от высокой влажности ведет себя менее стабильно, идет волнами. Мелованная бумага в дефиците уже более восьми месяцев, для обложек нам пришлось перейти с матовой на глянцевую. Это в любом случае отечественная бумага, другой сейчас нет. Но печатать есть на чем.

К сожалению, касательно того, чем печатать — все сильно хуже. Сейчас огромный дефицит расходников: тонера, ламинации, клеев. Кроме того, типографские станки, как и любое оборудование, нужно поддерживать в рабочем состоянии, для этого нужны запчасти.

При этом, например, одна наша типография была на контракте по поддержке оборудования. Сейчас производитель настаивает на продолжении оплаты этого контракта, но требуемых запчастей и сервиса в ответ не предоставляет. Типографии приходится выкручиваться самой, для этого директор летает по всей стране и ближнему зарубежью.

Из-за этих проблем цены на печать везде выросли — в зависимости от переплета и использования цвета — на 20—30%. Мы стараемся это повышение сдерживать, порой за счет собственной маржи. Пока сказать, что все проблемы решены и мы можем спокойно работать, как раньше, нельзя. Разрушено абсолютно все, к чему привыкла индустрия: цепочки поставок, сервисная поддержка. Книги как подорожали после 24 февраля, так и не становятся дешевле.

Читатель думает: раз доллар упал, значит, цены должны вернуться. Покупают в итоге меньше.

Соответственно, у типографии меньше работы, а парк и штат тот же. Это очень сложная и опасная ситуация. Мы можем оказаться без оборудования — оно придет в негодность из-за использования «совместимых» запчастей. Кроме того, мы можем остаться без читателей и профессиональных кадров, которые будут вытеснены с рынка. После этого будет нечего возрождать.

Важно понимать, что никаких отечественных тонеров и запчастей нет и быть не может. Сейчас на рынке цифровой печати большинство типографий пользуются техникой одного из четырех производителей — Xerox, HP, Ricoh и Konica minolta. Ни один из них никогда не имел заводов в России, ждать здесь нечего.

Официальные заводы в Юго-Восточной Азии поставки прекратили. Остаются только неофициальные, производящие так называемые «совместимые» запчасти. Они сильно хуже качеством, например барабаны для печатных машин часто «пробивает» на каком-то одном цвете: обложки с красным цветом печатает с полосами, проплешинами, а вот зеленый цвет печатает отлично.

Ожидать, что ни с того ни с сего в России появится завод, который собирает хотя бы вот такие инвалидные барабаны — а это всего лишь одна из сотен частей печатной машины — оптимизм на грани безумия. Поэтому останутся только предприимчивые люди, которые будут какими-то окольными путями завозить запчасти. Кроме того, начнется типографский каннибализм, когда те, кто не смог выжить в новых обстоятельствах, будут распродавать парк на запчасти.

Одна из важных мер, которая могла бы сейчас заметно помочь, — это обнуление НДС на книги, о котором книжная индустрия говорит уже больше 10 лет.

В большинстве стран мира книги не облагаются налогом на добавочную стоимость. А даже если облагаются, то минимальным — на уровне 5% для всех. При этом в России НДС 10% доступен только для некоторых избранных книг. Но, скорее всего, этих мер поддержки мы не дождемся.

«В России нет производства мелованной бумаги и вряд ли скоро появится»

Аватар автора

Олег Новиков

президент издательской группы «Эксмо-АСТ»

С начала года книжный рынок столкнулся с рядом вызовов, и потребовалось много времени, чтобы их преодолеть. Например, прекратились поставки мелованной бумаги из Европы, на которой издается порядка 5% книг — это подарочные альбомы и детские издания. Такие книги занимают небольшую долю рынка, но мы делаем все, чтобы ее сохранить.

Речь идет не только о бизнесе, но и о социальном факторе — качественные детские книги с иллюстрациями должны оставаться доступными. Пока подвижек в этом направлении мало — прежние цепочки поставок прервались, а новых — с производителями из Азии — нет из-за высоких цен и сложной логистики.

Книжный рынок адаптируется к новым условиям, переходит к изданию книг исключительно на бумаге отечественного производства. Мы продолжаем сотрудничать с лидерами рынка, среди которых «Сыктывкарский лесопромышленный комплекс», целлюлозно-бумажный комбинат «Кама» и другие российские предприятия, которые производят газетную, офсетную и типографскую бумагу.

Российских аналогов нет только в сегменте мелованной бумаги — в стране отсутствует такое производство и вряд ли появится в ближайшее время. Все остальные сорта бумаги производятся в России, и мы работаем с ними.

Что касается типографий, то они сильно зависят от импорта комплектующих и химикатов, красителей, отбеливателей. Рынок адаптируется и работает с учетом замедленного темпа поставок.

Себестоимость книг из-за дефицита бумаги и типографских мощностей выросла с начала года на 30%. К сожалению, бумажные комбинаты продолжают сообщать о дальнейшем повышении расценок. Один из лидеров отрасли, компания «Кама», в прошлом году подняла цены на 30%, в начале этого года — на 25%, и сейчас снова анонсировала рост цен на 15%.

Мы ведем переговоры, объясняем партнерам, как важно сейчас сдержать рост цен и сохранить спрос на книги. Мы стараемся сделать так, чтобы у читателя был выбор на основе его предпочтений и возможностей. Поэтому каждое наименование должно быть доступно ему в разных форматах — в классическом издании в твердой обложке, в покете, в электронном виде, в аудио.

Высокая себестоимость отражается на стоимости книг в магазинах. В среднем розничные цены на книги с начала года выросли примерно на 20%.

20%
средний рост цен на книги в магазинах

Ситуация на книжном рынке непростая — мы привыкаем к работе в новой реальности с учетом дефицита бумаги, типографских мощностей. Некоторые западные авторы приостанавливают сотрудничество с российскими издателями. В этих условиях редакционные команды работают по обычному графику, мы продолжаем выпускать книги и фиксируем стабильный спрос на них.

Какими будут третий и четвертый кварталы, прогнозировать сложно. Если дефицит бумаги и типографских мощностей сохранится, можно ожидать, что к сентябрю начнется дефицит книг в магазинах.

«Подтверждаешь цену на поставку сегодня или получаешь повышение завтра»

Аватар автора

Ольга Киселева

руководитель редакций «Культура» и «Художественная литература» в издательстве МИФ

Кризис, возникший из-за карантина по COVID-19, — когда спрос на печать превышает предложение со всеми вытекающими — усугубился. А теперь к нему еще добавились проблемы с изоляцией не только физической, но и деловой.

Дефицит бумаги очень выраженный, и цены на нее растут. Перебои происходят по всей стране. Связано это с тем, что на протяжении слишком долгого времени производственная база не росла, а сокращалась. Еще в 2020 году закрылись бумажные комбинаты, а спрос на печать увеличился.

А в этом году случилось вот что:

  1. Часть поставщиков иностранной бумаги прекратили поставки — возможно, временно.
  2. Есть проблемы с логистикой.
  3. Для производства бумаг и книг нужно разное сырье, включая химикаты, фольгу, волокна и так далее — слишком многое было и остается привозным.

Типографские материалы иностранного производства заканчиваются — иностранные бумаги, краски, фольга, фурнитура и так далее. Купить их можно только по предзаказу за несколько месяцев и по курсу, опережающему текущий.

В то же время российские материалы зачастую только условно российские: их составляющие не всегда наши. И так буквально везде: цены держатся ровно один день. Подтверждаешь цену сегодня или получаешь повышение завтра.

Поскольку много лет производственные базы почти не обновлялись, то на быстрое решение вопроса рассчитывать не стоит.

Кризис всем показал реальное состояние дел, и теперь понятно, сколько всего нужно сделать.

Больше полутора лет издатели России сдерживали рост цен, но книги уже подорожали в среднем на 20%. Теперь мы сталкиваемся с реальностью, когда их стоимость может вырасти еще.

Материалов нет, значит, использовать придется то, что есть — чем более высокое качество было у продукции издательства, тем больше будет проблем. Условно, книги на газетной бумаге в плане качества меньше пострадают, а вот на меловке и с отделкой — точно да. При этом себестоимость вырастет у всех.

Мы работаем над каждой из этих проблем. Главное в это время — хорошо работать и сохранить возможность возобновить в будущем зарубежные партнерства. Пока эти отношения на паузе.

Все прогнозы сейчас мы строим на основе уже произошедших кризисов. Рабочая базовая цифра падения рынка обозначается в 20%, но она пока не подтверждена никакими данными.

Возрастет пиратство, и это очень грустно, ведь издатели на это не смогут повлиять. Вряд ли получится с помощью электронок и аудио компенсировать затраты на производство бумажных книг. К тому же проблемы интеллектуальных прав касаются всех видов носителей.

На фоне дефицита бумаги мы корректируем портфель. Это касается и тематик, и тиражей. Причем где-то это будет снижение тиража, а где-то наоборот. Например, книги про инвестиции мы сейчас ставим на паузу, а наш бестселлер «Выбор» Эдит Эгер допечатываем большим тиражом, чем планировали изначально.

Сложные в производстве книги с иллюстрациями, которые вырезаны лазером и прочее, тоже будут исчезать. Их пока невозможно производить в России, цепочки поставок сейчас нарушены, и неизвестно, как скоро их можно будет восстановить. Сложно сказать, что будет с дорогими подарочными проектами: с учетом стоимости производства цена на полке может стать такой, что эти книги превратятся в предметы роскоши.

Увы, не повысить цену невозможно. Наш первоначальный прогноз повышения стоимости на этот год был на уровне 15—20%: в прошлом году рост себестоимости был связан с дефицитом производственных мощностей и бумаги, и этим повышением мы хотели его компенсировать. Сейчас ситуация усугубилась из-за того, что подорожали материалы. Прежде всего импортные.

В России всегда производили бумагу, а в последние несколько лет и мелованную в том числе, но сейчас на нее взлетел спрос. Да, у российской мелованной бумаги не самая широкая линейка плотностей, но при этом она есть. Большие проблемы с мелованным картоном, но и у него есть аналоги, правда, уступающие по качеству европейскому картону.

С краской дела обстоят хуже, так как в России производство краски давно закрыли. Сейчас разрабатывается новая логистика для поставки китайских и корейских красок. Ценник на эти краски прилично выше европейских. Сюда нужно добавить стоимость доставки. При этом не для всех видов печати эти краски подходят.

Еще сложнее дела обстоят с цифровой печатью, так как на дорогостоящее оборудование подходят только «родные» картриджи, и вот с их аналогами пока совсем непонятно.

«Без бумаги никто не останется — тем более что глянцевые журналы уходят из России»

Аватар автора

Константин Лунь

директор по производству издательской группы «Альпина»

Последний год зарубежные производители бумаги «Саппи» и «Стора Энсо» катастрофически не справлялись со спросом и серьезно проигрывали по поставкам.

Очень большие сроки заставляли покупателей искать другие каналы поставок. Год назад запустили белорусский завод, есть поставки из Китая, Турции, Индии. Риск нарастания проблем, конечно, есть, и он возрос, но без бумаги никто не останется — тем более что глянцевые журналы уходят из России.

Большая часть расходников, химии и красок для бумаги поступало из Евросоюза. Он был поставщиком высококачественных полиграфических материалов, в том числе и бумаги. Без доступа к этим материалам отрасль ждет довольно большой кризис, но «Альпина» будет продолжать работу.

Мы думаем о возможном использовании других материалов и пытаемся адаптировать проекты к отсутствию некоторых, ищем новых поставщиков. Придется переходить с высококачественных материалов на менее. Сейчас мы начинаем тестировать краски из Кореи и Индии и растворы из Китая.

Для обычного читателя качество книг никак не изменится — просто в некоторых изданиях вместо легкой пухлой бумаги будет классическая белая. Возможно, из-за этого книги станут немного тяжелее, но не более того.

Новые логистические цепочки начинают работать, но скорее в сегменте поставки расходников и химии для производства бумаги. Что касается поставок именно зарубежной бумаги, пока явных сдвигов нет. По словам наших партнеров, доставка бумаги, например, из Китая потребует почти 6—9 месяцев ожидания.

Сейчас около 80% всех книг мы печатаем на отечественной бумаге, 20% — на остатках финской. После истощения запасов мы полностью перейдем на российскую. Если говорить о плановых поставках со сроком 2—3 месяца, то сбоев в поставках отечественной бумаги нет и не было, но ее стоимость растет.

Есть большая нерешенная проблема — сегмент премиальных книг, которые издавались исключительно на мелованной бумаге наивысшего качества. Зарубежная бумага давала таким изданиям дополнительные, хоть и необязательные качества.

Речь идет о книжной бумаге: у нее специфическая поверхность с чуть шероховатой отделкой. Она очень легкая, не белая — цвет естественный, либо слегка тонированный в слоновую кость. Такой тип бумаги использовался для высококачественных изданий по истории, психологии, для художественной литературы и так далее. Если не будет замены желтой пухлой бумаге, нам придется отказаться от этих дополнительных качеств и печатать на стандартной белой.

Большая часть издателей уже повысили цены, а часть планирует сделать это в ближайшие месяцы. На мой взгляд, в среднем цены выросли на 15%. Мы пока цены не повышали, но, скорее всего, будем вынуждены немного их повысить с июля. В любом случае мы не планируем полностью переносить рост себестоимости на читателей.


Теги: бизнес
Вы заметили, что цены на книги выросли? Как это повлияет на вас?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество