«В психиатрической больнице я получаю МРОТ»: сколько зарабатывает клинический психолог

В Барнауле

«В психиатрической больнице я получаю МРОТ»: сколько зарабатывает клинический психолог

Каждую неделю мы публикуем истории читателей Т⁠—⁠Ж о профессиях.

Героиня этого выпуска работает в психиатрической больнице в Барнауле. Она рассказала, чем клинический психолог отличается от обычного, почему в психологии важен научный подход, что ей помогает не допускать выгорания и как оставаться в профессии, когда зарплаты в твоем регионе не всегда превышают МРОТ.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Выбор профессии

В седьмом классе я поняла, что мне интересно, почему люди поступают в одинаковых ситуациях по-разному, что они чувствуют и чем живут. Я полезла в интернет, чтобы больше узнать о профессии психолога, и увидела, что есть не просто психологи, а клинические психологи. И сфера их деятельности шире и интереснее.

На клинической психологии дольше учатся и проходят практику в медучреждениях. Будущий клинический психолог изучает, как устроены механизмы не только здоровой психики, но и в условиях заболевания — соматического, психического. Он может работать и с условной нормой, и с патологией. И в отличие от обычного психолога клинический имеет право работать в медучреждениях: как в психиатрических больницах, так и в роддоме, кардиологии, нейрохирургии, травматологии, онкологии и других. Он может — но только в бригаде с врачом — проводить психокоррекцию людям с психиатрическими диагнозами. Обычный психолог не имеет навыков для такой работы. Но может пройти повышение квалификации до клинического. Главное — выбрать достойное учреждение, где обязательно должна быть практика в полевых условиях.

В общем, я грезила поступить на клиническую психологию. В одиннадцатом классе успешно сдала экзамены, чтобы пройти на бюджет, — у семьи не было лишних денег на мое обучение тогда.

За пять с половиной лет учебы было всякое: бывало трудно, бывало неинтересно, приходилось силой воли заставлять себя читать классиков психологии, а однажды я разочаровалась в профессии. Точно не помню причину, но что-то было связано с организацией самого учебного процесса.

А потом у меня как будто открылось второе дыхание. Как раз в тот момент у нас была патопсихология — мой любимый предмет. Это наука о психологических механизмах, которые лежат в основе психических расстройств или сопутствуют их развитию. На парах и практике мы изучали, как отличается деятельность, мышление и другие психические функции при разных диагнозах.

Вообще, из того, что мы проходили, все пригодилось в работе. Благодаря вузу у меня сформировалось научное мышление, поэтому в своей практике я использую только доказательные и апробированные методы работы. Еще в университете нам прививали равное отношение к пациентам и учили вести беседу с учетом их состояний.

После выпуска я улетела во Владивосток и проработала некоторое время там в психоневрологическом диспансере. Мы по запросу психиатров проводили диагностику для выдачи справок на водительские права и на оружие. Еще принимали иностранных граждан, прилетевших на работу во Владивосток, — их обычно направлял работодатель. Были у нас и пациенты из дневного стационара — чаще всего встречу с психологом по их просьбе назначал психиатр, после диагностики мы совместно выставляли цели психокоррекции, чтобы проводить сессии. Мне было интересно и с пациентами, и с коллегами. И зарплата была достойной — 40 000—50 000 Р.

Через некоторое время я вместе с молодым человеком улетела в Корею — ему предложили командировку. Я работала там корпоративным психологом: помогала адаптироваться нашим соотечественникам и занималась документами. Спустя примерно пять месяцев я прилетела на каникулы домой, в Барнаул, и осталась из-за пандемии коронавирусной инфекции.


Место работы

В августе 2020 года я пошла на собеседование в психиатрическую больницу — там не хватало кадров. Меня спросили про опыт, с кем больше предпочитаю работать, и приняли. Сейчас работаю в женском отделении.

К сожалению, я не могу сказать, что руководство ценит сотрудников. В любой больнице есть доктора, которые постоянно познают разные грани своей профессии, проявляют понимание и заботу, умеют сотрудничать с коллегами-психологами. Но до сих пор можно столкнуться с таким явлением, как врачебный снобизм — когда врач не воспринимает всерьез работу психолога, ведь тот не врач. Такие специалисты не готовы сотрудничать, считают, что все нововведения лишние, останавливаются в своем профессиональном развитии и ведут себя крайне высокомерно. Как-то один человек из администрации больницы выразился про новый выпуск медицинских психологов примерно так:

«Ждем свежее мясо».

Коллектив в нашей работе очень важен. Поговорить с коллегами за чашкой чая — хороший способ предупредить выгорание. Во Владивостоке мне с этим повезло: всегда была помощь, поддержка, взаимовыручка и много юмора. Разговоры и шутки на отвлеченные темы помогали переводить фокус внимания с работы и немного отдыхать. Сейчас у нас нет такой слаженной команды, к сожалению. Мои коллеги-психологи из других отделений поувольнялись.

Начальство недовольно увольнениями, хотя на нашу зарплату многие не могут даже квартиру оплачивать. Мое ощущение: мы просто, как переработанный материал, уходим после того, как изрядно отработаем, в другие сферы. Чаще — в частную практику или частные клиники, где клиенты более ответственны и платят деньги. Они приходят сами, значит, готовы работать для выздоровления.

В таких учреждениях, как наше, процент мотивированных на выздоровление пациентов очень мал. Хотя, безусловно, люди с психическими расстройствами обычно все же стремятся выздороветь, а не наоборот. Не хочу, чтобы это выглядело как стигма. Просто в стационары чаще попадают не по собственной воле, и большая часть пациентов некритична к состоянию своего психического здоровья, потому что личность уже деформирована. Поэтому они часто пишут жалобы — например, из-за того, что им запрещают иметь телефон, выдают его только на звонки. Хотя это делается из соображений безопасности и конфиденциальности. Обиднее всего слышать на работе беспочвенные оскорбления и мат. Но это исходит от пациентов в острых состояниях, они не могут себя контролировать. Нужно понимать это и стараться не принимать близко к сердцу.

Если психологу не хватает навыков абстрагироваться, переводить фокус внимания с чувств пациента на другие аспекты, у него, возможно, будут проблемы. Но сильно развитая эмпатия, сочувствие и сострадание сами по себе уж точно не могут помешать работе или довести до выгорания. Наша работа требует уважения к людям, поэтому альтруизм и эмпатия для нас важны.

Суть профессии

Работа с людьми, имеющими психиатрические диагнозы, — очень ответственная и сложная, но интересная.

Например, иногда у нас бывают личности с гистрионными, то есть истероидными, чертами. Они ведут себя демонстративно, выдают яркие реакции на незначительные ситуации, у них низкий уровень эмпатии. Из-за особенностей своего жизненного опыта, детства, психологических черт им трудно определить, что с ними происходит. Они хотят это исправить, но не знают, с чего начать, что надо делать. Это характерно для многих людей, столкнувшихся с проблемами или психологическими трудностями.

Мы, психологи, обязательно помогаем сформировать запрос и осуществимые цели. Мы знаем законы, по которым функционирует психика, и разные психологические механизмы и конструкты. И когда что-то в жизнедеятельности человека ломается, мы помогаем найти эту шестеренку и починить ее.

Например, человеку стало сложно концентрироваться, он не может усваивать информацию во время учебы. При беседе и диагностике мы определяем, что у него истощаемость, значит, будем делать упражнения на функции внимания. Или человек все учит и запоминает, но, допустим, у доски стоит и молчит, а выясняется, что он не может регулировать свою тревогу, она его настолько дезорганизует, что у доски он все забывает. Тогда мы начинаем работать с тревогой.

Клиническому психологу нужно уметь видеть в пациенте в первую очередь самостоятельную личность и не пытаться решить проблемы за него. Вы не адвокат или инструктор.

Очень часто люди в больнице начинают себя чувствовать лучше, потому что им помогают медикаменты. Но после выписки они попадают в прежние условия и сталкиваются с теми же проблемами. Тут на помощь приходят занятия с психологом. Препараты назначает только врач — психиатр или психотерапевт. Психологи не имеют права даже прописывать БАДы и витамины. Наша задача — дать человеку психологические инструменты и научить применять их на практике, чтобы он смог справляться с проблемами без рецидивов и получать удовольствие от жизни.

Но психология — это наука, а не болтовня. Конечно, есть много проходимцев, кто занимается энергопрактиками, астропсихологией и прочим. Даже в психосоматику залезли и там «наследили», пичкают массы какой-то магией, что вообще не отражает суть психологии. Это все подмена понятий. Скажем, термин «душа» в нашей работе не используется — для кого-то это кажется невыносимо грубым, но это так. Мы уважаем человека, его эмоции, стремления, победы и поражения, признаем уникальность каждого, но не используем такие эфемерные понятия. Мы работаем с психикой.

Деятельность клинических психологов близка к работе медиков: любое действие должно быть подчинено какой-то цели и опираться на факты.

Психология выдвигает гипотезы и только экспериментально доказывает их или отвергает. Все психологи разные, со своим подходом к работе, но каждый специалист должен знать теорию, применять только доказательные методы и соблюдать этику. К примеру, брать подарки и деньги от пациентов — это нарушение этики.

Многие говорят про нашу профессию, мол, что тут сложного. Но нам для работы нужен большой объем знаний — как теоретических, так и практических. У нас есть ответственность за пациентов, и для каждого мы пишем свою программу занятий.

Я работаю в когнитивно-поведенческом подходе. В самом начале работы мы проводим анализ событий, мыслей и чувств, используем техники майндфулнес, то есть выполняем упражнения по концентрации внимания. Пациент начинает анализировать «эмоциональное цунами», что с ним случается в трудные минуты, и осознает, что мысли — это только мысли, что испытывать чувства нормально. Это уже дает ему небольшое облегчение.

Каждый специалист сталкивается на работе со своими трудностями. Для меня труднее всего не критиковать себя, если психокоррекция идет слишком медленно или вообще не идет. В таких ситуациях я прямо говорю, что нужно искать другого специалиста, работающего в более комфортном для клиента подходе.


Рабочий день

Рабочий день начинается с раппорта: весь персонал слушает, как провели вчерашний день наши пациенты.

Затем я работаю в своем кабинете. До 10—11 часов разбираюсь с документацией, пишу заключения, делаю стимульный материал — это, например, карточки, тексты, рассказы с пропуском слов для наших пациентов. На это уходит от одного до четырех часов в день.

Потом я работаю с пациентами — индивидуально или в группах. После обхода врачи могут сказать, кого нужно взять на диагностику или психокоррекцию. И я иду либо за теми, с кем мы уже занимались, либо беру новеньких. Когда начинаю работать с новыми пациентами, я собираю анамнез, задаю вопросы, выстраиваю доверительные отношения, объясняю особенности их диагнозов или состояний. В день у меня бывает не меньше трех пациентов. С каждым занимаемся час-полтора.

На обед отведено полчаса. У нас нет столовой, поэтому еду приношу с собой.

Если появляется свободное время, то я обычно заполняю его изучением профессиональной литературы или готовлю материалы для терапии.

Я стараюсь не задерживаться на работе и укладываться в режим дня, потому что за сверхурочную работу мне не доплатят, проверено.

До дома я добираюсь спокойно, но с двумя пересадками. Не было такого, чтобы я на работе на кого-то срывалась, но после работы могу быть нервной и отказываться от бытовых дел. Если устала, прошу оставить меня одну, родные меня понимают, никто не давит.

Чтобы отвлечься, у меня есть йога, прогулки, время с любимой собакой, книги, фильмы, сериалы — все как у людей. Все чаще вспоминаю про рисование, оно помогает отключать мозг. На работе мне нужно усвоить столько информации, что вечером бывает потребность немного «деграднуть» — тогда смотрю «Симпсонов» или «Что было дальше».

Случай

Иногда наши пациенты совершают мелкие «пакости», из-за которых очень злятся родственники других пациентов. Например, одна пациентка воровала у других вставные челюсти и персонал потом долго не мог найти, где чьи.

Подработки

Я беру подработки, но их не так легко найти в нашем крае. Обычно они связаны с моей основной работой. Например, сейчас я работаю с документами и редактирую материалы о психологии, чтобы там не было псевдонаучной или стигматизирующей информации.

Доходы и расходы

Весь мой заработок составляет около 18 000 Р. В психиатрической больнице я получаю МРОТ для Алтайского края — около 12 000 Р. Оклад — 5600 Р до вычета налога, а до МРОТ зарплату добивают надбавками.

У нас в крае есть больницы, где медицинским психологам делают более весомые надбавки, чтобы за обычную нагрузку выходило 25 000 Р. В нашей больнице, если хочешь больше, бери сверхурочно.

Но за год такого интенсива можно просто сгореть, как спичка.

Думаю, эта проблема обширная и касается зарплат всех медработников в крае. Учитывая их уровень, я считаю, что 20 000 Р за работу в одном отделении — это уже достойный доход. Если бы оплату труда медицинского психолога у нас в регионе пересмотрели, то мой заработок оправдывал бы затраченные энергоресурсы. Это банально, но зарплата — уже хороший способ предотвратить выгорание и, конечно, решающий стимул.

За бытовые нужды рассчитывается мой муж — я не могу покрыть даже аренду квартиры. Конечно, с такой зарплатой во многом приходится себя ущемлять. Я отслеживаю наиболее выгодные цены через приложения, если есть возможность, хожу пешком, редко покупаю себе книги, а на вебинары и курсы коплю.

Финансовая цель

Я учусь финансовой грамотности, чтобы увеличить свой достаток и не ущемлять себя в простых вещах. Пока что читаю Тинькофф-журнал и книгу «для чайников» о том, как зарабатывать на акциях, планирую еще слушать подкасты и начать применять знания на практике. Хотела бы увеличить доход до 50 000 Р в месяц путем плавного перехода к частной практике.

Мне придется долго копить на повышение квалификации и дополнительное обучение, но это очень важно в моей профессии. Вообще, организация может покрывать обучение своего специалиста, но у нас не хотят тратить на это ресурсы.

Курсы повышения квалификации с подтвержденными дипломами могут стоить от 14 000 до 100 000 Р. Их нужно проходить только у аккредитованных университетов и организаций, так себя можно застраховать от ложной информации. Обычные вебинары тут не подойдут: вебинар, например, по нейропсихологии не делает из психолога нейропсихолога, он все так же не имеет права работать им. А авторские и именные курсы — это вообще мракобесие и трата денег.

Будущее

Я мечтаю отучиться на судебного психолога и нейропсихолога. Эти предметы мы изучали еще в университете, но этого мало для практики. Повышать квалификацию можно всегда, было бы желание: хочешь расширять свои знания и сферу работы — учись и работай.

Роста внутри больницы точно не будет, поэтому для развития нужен переход в другое учреждение и частная практика, тут главное — решиться. Ну и стоит набраться опыта перед тем, как выходить в свободное плавание.

Тоже работаете психологом? Расскажите, как там у вас:

Elena,
Восемнадцать. Тысяч. В месяц

35

Антон, и это с подработками. А так вообще 12. И это за квалифицированный труд...

13
Герой Т—Ж

Антон, в муниципальных предприятиях в регионах с деньгами все очень плохо. Когда МРОТ резко подняли с 6 до 9к. Начальство ещё полгода платило 6к, мотивируя это тем, что МРОТ подняли, но деньги не завезли. Потом коллектив написал заявления на увольнение и деньги неожиданно нашлись. Близкий человек работает в муниципальном предприятии, много ужасов рассказывает

3

Ох, уходите в частную практику - клинического психолога, владеющего КПТ, с руками оторвут. Многие сейчас готовы даже на онлайн-формат, стоимость таких консультаций 1000-2000руб. Если судить по Вашим словам, вы очень ответственный человек с развитой эмпатией и желанием помочь клиенту; так не хватает таких психологов.

34

Я готова платить 3000-4000 за консультацию, хорошего психолога не найти😱 очень жаль что девушка в таких условиях:(

17

а не думаете сделать переход к частной практике не плавным а резким вместе с переездом например в Москву? тут определенно много пациентов, а у них много денег

26
Автор Т—Ж

Антон, из вариантов поближе могу посоветовать Тюмень - всё-таки не так далеко от Алтая, а доходы будут сравнимы с московскими

6

Прошла почти такой же путь, только в спб. Сразу после вуза устроилась на отделение психосоматики (несмотря на название там очень много психиатрии на самом деле - и большой, и малой) единственным психологом. Зп конечно чуть побольше была - 25-30 тыс. Но за тот объем работы, что там был - ничтожно мало. Почти каждые 3-4 месяца выгорание, отпуск хотя бы на неделю какое-то время спасал, потом выгорание стало перманентным.
Решилась уйти в частную практику в период пандемии. И ничуть не жалею. Времени трачу меньше, появилась свобода и зп в 5 раз больше.
Кптшника со знанием психиатрии оторвут с руками и ногами, идите в частную практику, многие клиенты готовы заниматься онлайн.

23

5600 до вычета?? Да вы герой! И это не сарказм.. как печально, что в нашей стране есть такие зарплаты, какой позор..

22

Elena, вы так отвечаете, как будто это Ваш личный город🤣
Думаю, люди сами разберутся ехать им или нет в Москву)
А вообще жизнь должна быть достойной и в регионах и в столице. Если Вы жили все время в Москве, то пообщайтесь с теми, кто жил и в провинции и переехал, небо и земля, две разных России

17
Герой Т—Ж 🏆

Спасибо, что идете этой непростой дорогой.

14
Герой Т—Ж

Интересный и содержательный дневник несмотря на минимум экономической информации.Оно и понятно - тратить нечего.
Для себя узнала многие нюансы про профессию клинического психолога. Такая мизерная зарплата для человека с высшим образованием, специалисты - унижение.Сколько подготовительной работы, а также почти индивидуальный подход к пациентам!
Я понимаю почему психологов в госучреждениях нет.На таких работах существовать невозможно.
Автору большой респект за профессию и отношение к работа и удачи ❤️

14
Герой Т—Ж
Отредактировано

Elena, а вы наверное за пределами МКАДа не бывали.

Вот есть, например, Томская область. Сколько там заводов ранее было, что-то осталось. Промышленный сектор развивается, есть СХК (почитайте про него), добыча нефти и газа, университеты.
Вот только отчего-то наблюдается дефицит бюджета, а трамвайный парк обновляется за счёт списанных трамваев из Москвы.
Уж не оттого ли это происходит, что в РФ налоги централизованно уходят в МСК, а оттуда уже финансирование выделяется регионам?
Так что да, ресурсы Москвой выкачиваются из регионов.

12

Kseniya, не секрет , где именно расположен центр прибыли химических заводов Томска.
Там же - высокооплачиваемые управленческие вакансии.

0
Герой Т—Ж

По факту, вы сейчас занимаетесь благотворительностью. А вы к врачам не относитесь? Просто по указам у них же зп должна быть не меньше двух средних. Понятное дело никто не исполняет указы, но не до такой же степени. Недавно со мной спорили что таких зарплат нет в России, вот наглядный пример. Человек с высшим образованием, получает МРОТ. Что уж говорить про технический персонал

9

Elena, он из латекса

9

Elena, так потому и не протолкнуться.....
Ибо из остальных мест только выкачиваются ресурсы столицей - и минеральные и людские

8

Спасибо, автору за детальный и подробный рассказ. За приоткрытие "завесы", и, конечно, за нелёгкий, низкооплачиваемый, но такой нужный и важный труд.

7

Elena, я это сказал и они правда тут валяются, на фоне депрессивного региона деньги тут зарабатываются намного легче и больше с несопоставимо меньшими усилиями

7

5600 это вообще законный оклад? Как такое возможно?

6
Автор Т—Ж

Калина, лично знаю врача-дерматолога с окладом 2800, поэтому уже ничему не удивляюсь

4

Elena, с чего это стереотип? я сюда буквльно человек 20 перевез на вдвое - втрое большие зарплаты чем в их регионах

6
Герой Т—Ж

Обращаюсь иногда к психологу онлайн. 3500 руб за 50 минут. Профессионалов мало. К своему психологу пришла после четырёх неудач. Насколько знаю, у неё плотный график. Не вижу причин Вам не разместиться на сайте Все психологи или где-то ещё и начать частную практику онлайн.

5

Я работала психологом в Барнауле очень давно. Причем у меня опыта никакого кроме учебы не было. Были только амбиции и желания. Скажу так - при желании всегда можно найти дополнительные источники заработка. Работала с категорией - пенсионеры и инвалиды. В свободное время - частный психолог. В Барнауле очень много, как и в любом другом городе людей которому просто необходим психолог. Работая в психдиспансере можно свою базу создать на раз два - было бы желание.

5

Elena, я в ней живу 10 лет и это не миф, люди которые делают то что нужно другим людям тут зарабатывают крайне хорошо, особенно в медицине

4

Весь Алтайский край вас понимает.

4

Спасибо за статью.. я работала 20 лет назад психологом в школе и преподавателем... выгорела... ушла, и смотрю так ничего и не поменялось в нашей стране, зато инфоцыгане- психологи гребут баблосы в Инстограм мешками... обидно за профессию

3

Очень откликнулись слова о том, что с мнением психолога в психиатрический среде мало кто готов считаться, к сожалению. Я, в общей сложности, проработала в этой сфере 2 года, из них 1,5 года в гос учреждении - в психиатрической больнице. Особенно демотивировало отношение врачей-психиатров к молодым специалистам. В глаза могли говорить, что заключение не нужно и читать они его не будут.

2

Вот она - суровая российская реальность

2

За что же вы себя так наказываете милая девушка?!
В психологи обычно идут те, кто получил родительское предписание «радуй других» (причём вы в число этих других не входите) зачем же становиться отличником в «школе» где вас обесценивают и откровенно говорят, что вы никто?..
Лично меня, в своё время, от профессии клинического психолога оттолкнула именно невозможность выбора клиентов (пациентов) самому, их крайняя неплатёжеспособность и не желание достичь результатов. Зачастую, для них болезнь лучшая форма адаптации к действительности.
Сейчас учусь в модальности интегрального нейропрограммирования и занимаюсь частной практикой. Поддержу многие предыдущие комментарии, суть которых сведу к короткому:

- Не занимайтесь вы благотворительностью, она всегда плохо оплачивается!

А родительские предписания, как и убеждения легко переписываются, поинтересуйтесь как, в подходящей вам модальности, и зарабатывайте!
Успехов вам!

2

У меня доход больше 100 тыс руб. Основная практики он лайн, частная. Доход психолога на уровне МРОТ, это за гранью

1

Для молодого специалиста ещё бы сошло - опыт и стаж получать. А что заставляет опытных зарабатывать крошечные деньги? Даже на еду и квартплату не хватит...

1

Обидно, что за такую работу так мало платят.
Но у вас правильный подход, думаю вы многого добьётесь.

1

Очень грустно читать про то, как умный, трудолюбивый человек с высоким потенциалом получает какие то крохи

1

Работаю в детской туберкулёзной больнице мед психологом 3,5 года. С января начала частную практику, и к апрелю подошла с мыслью, что больница уже бесит и идти туда не хочу. Только на днях поняла от чего устала, автор как раз это и упоминает: полнейшее обесценивание работы психолога со стороны среднего и младшего медперсонала. Врачи всё понимают, согласны, что важный специалист. А все остальные... Ждут от тебя дофига, даже то, что не совсем в твой зоне ответственности, а благодарности за это ноль. И шуточки из оперы "ремня как дала бы и сразу помиритесь", "идите давайте к психологу, пусть вас пожалеет бедненьких" и т.п.
Врач в больнице- безусловный авторитет, а психолог - это не пойми что. И не врач, и не воспитатель, и не учитель, так, бегают да ерундой занимается, лишняя единица персоналу. Очень обидно это. Пациентам помощь нужна, они сами часто это осознают, но психологи во многих госучреждения - действительно как "мясо": выжали и до свидания!

1

Есть смысл нарабатывать частную практику в том же кпт, да и частенько бывает много желающих получить рецепт и заплатить за это деньги, естественно, рецепт назначается по необходимости, а не просто так. Даже с онлайн вариантом работы возможно будет минимум 50 тыр иметь в дополнение к тому, что вы сейчас получается. Ну и сам подход кпт не панацея от всех "бед", инструкции и протоколы замечательны в клинической практике. Но практическая работа этим не ограничивается. Та же экзистенциальная школа может расширить ваши взгляды на практику и процессы, которые происходят между клиентом и терапевтом, но это уже другая история.

0

Дмитрий, Автор работает клиническим психологом. Она не имеет права назначать препараты, даже без рецептурные.

2

Ого, еще и заначиваете 7к каждый месяц) пойдет

0

Нет не работаю. Очень жаль,что у нас в стране не ценится и не оценивается по достоинству труд специалистов.

0

Elena, немосквичи так и думают. В абсолютном большинстве. Народу хочется иметь мечту о сказочном Эльдорадо. Или о молочных реках с кисельными берегами.

0

Моё любимое место:
> Оклад — 5600 Р ДО ВЫЧЕТА НАЛОГА
Здесь нужно приостановиться и распробовать весь этот букет цинизма и унижения. Ты ОБЯЗАНА заплатить с этого налог 728 Р, ОБЯЗАНА отдать в бесполезный ПФР ещё 280... Итого -1008.
Вкусно? Нет? А вот тебе ещё 20% НДС на еду!

0

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество Т—Ж

Лучшее за неделю