Школы подготовки к ЕГЭ — один из бюджетных способов подтянуть знания перед экзаменом.

Благодаря тестам и рейтингам на занятиях появляется элемент игры, а в чате можно получить разъяснение по любой задаче. В школах работают десятки кураторов, которые проверяют домашние работы, разбирают ошибки и круглосуточно отвечают на вопросы. Именно с ними подростки общаются чаще всего.

Читатели Тинькофф Журнала, которые прошли отбор на позицию куратора, рассказали, кого берут в наставники, почему они борются с выгоранием и что им помогает мотивировать учеников.

Это истории из Сообщества. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

ИСТОРИЯ № 1
«Не хотелось трястись от страха получить штраф»

Почему решила устроиться куратором. Об онлайн-школах подготовки к ЕГЭ я узнала летом перед 11 классом, листая ленту с мемами во «Вконтакте». На глаза попалась реклама летних курсов для тех, кто собирается сдавать единый экзамен по литературе. Это был как раз мой случай — таргетинг творит чудеса.

Три раза в неделю я смотрела видеолекции, решала тесты и писала сочинения, которые проверяли кураторы — ребята, учившиеся в этой же школе несколько лет назад и сдавшие ЕГЭ более чем на 90 баллов. Для меня они стали настоящими наставниками: ободряли после плохо написанного пробника, помогали справиться с неуверенностью, вдохновляли своим опытом поступления в топовые вузы. Поэтому, получив по литературе 97, а по русскому языку — 94 балла, я твердо решила: хочу проверять сочинения, мотивировать детей и получать за это деньги!

Сборники, по которым я дополнительно готовилась к экзамену
Сборники, по которым я дополнительно готовилась к экзамену

Отправляла заявки на кураторство во все школы — даже те, что видела впервые. В одной сразу было тестовое задание — нужно было записать видеопрезентацию. Я потратила на это несколько часов. Но никакого отклика так и не получила. Выйти на диалог и получить хоть какую-то информацию удалось только в школах «Умскул» и «ЕГЭленд».

В «Умскуле» я выбрала предмет, который сдала на ЕГЭ лучше всего, — литературу. Спустя две недели пришло сообщение со ссылкой на анкету. Нужно было рассказать, сколько баллов я набрала на экзамене, в какой город собираюсь поступать, получаю ли социальные льготы, был ли аналогичный опыт работы.

Вопросы из анкеты
Вопросы из анкеты

Следом нужно было решить экзаменационные задания с письменным ответом: написать два полных сочинения и три тезисных, пройти тест на пунктуацию и проверить работы ученика по критериям ФИПИ.

После успешного прохождения испытаний мне рассказали, как складывается заработная плата: 75 Р в час за дежурство в онлайн-чате, 40 Р — за проверку сочинения. Такие расценки меня не смущали, наоборот — привлекала возможность хоть какого-то заработка во время учебы в университете. Я посчитала: если каждый день проверять минимальное количество сочинений и дежурить в чате по пути из университета до дома, то в месяц получалось бы от 13 000 Р. Неплохо для дистанционного заработка при минимальных усилиях!

Но больше из «Умскула» мне никто не писал. Через пару недель я спросила, когда приступать к работе, но мне ответили расплывчато: «Руководитель обязательно напишет». Забегая вперед, скажу, что ответ мне пришел только через несколько месяцев после заявки, когда уже перестал быть актуальным.

Параллельно с «Умскулом» я проходила отбор в «ЕГЭленд» на позицию наставника по русскому языку. Думала, что при лучшем раскладе смогу выбрать ту компанию, где больше платят.

Прием на работу в «ЕГЭленде» был не столько сложным, сколько утомительным: нужно было выполнить пять заданий, на это у меня ушел целый месяц. И ни слова о зарплате и обязанностях перед прохождением тестовых отборов. Сначала тоже попросили заполнить анкету, выполнить задания ЕГЭ — написать тестовую часть и сочинение, а затем проверить сочинение ученика, отметив его ошибки.

После этого отправляли кураторские кейсы, в которых нужно было максимально развернуто описать свои действия. Например, девочка не хочет продолжать подготовку из-за расставания с парнем или мальчик перенервничал и разрыдался на зачете. Это задание мне показалось максимально полезным: знание теории — это важно, но без умения взаимодействовать с подростками устраиваться куратором нет смысла.

Такие ситуативные задания я выполняла при отборе
Такие ситуативные задания я выполняла при отборе

Заключительным этапом было собеседование по видеосвязи. Мне задавали вопросы по теории: о знаках препинания в сложносочиненных и сложноподчиненных предложениях, средствах выразительности, правописании суффиксов различных частей речи.

После тернистого пути тестовых заданий меня пригласили в «Школу наставников».

Обязанности и зарплата. В «Школе наставников» я впервые увидела документ с должностной инструкцией. Кроме обязанностей, в нем детально прописали санкции, о которых изначально не говорили. Штрафов было много — например, за молчание в беседе или не проверенные в срок задания.

Кроме домашки и общения в чатах, нужно было заполнять отчеты по оплате и отчислению из школы. С каждым учащимся, решившим прекратить обучение, необходимо было списываться, выяснять причину и убеждать продолжить подготовку. Этот пункт меня смущал больше всего: я нанималась на куратора, а не на продажника.

По моим подсчетам, на проверку письменных работ, общение в чате и ведение отчетности ежедневно уходило бы минимум четыре часа в день.

В «Умскуле» за ежедневную проверку 10 сочинений и двухчасовое дежурство в чате я бы получала 13 200 Р в месяц при шестидневной работе. В «ЕГЭленде» с этими же показателями можно выйти на зарплату 15 000 Р, если не получать штрафов.

Впечатления от работы. Прочитав должностную инструкцию, я поняла, что кураторство мне не подходит. Если бы ее отправили перед отбором, я бы отказалась от идеи трудоустройства еще на первом этапе.

Я осознала, что кураторство — это не подработка в свободное время, а полноценная работа, которую не получится совмещать с парами в университете. К тому же мне не хотелось трястись от страха получить штраф, потому что из-за сессии не успела проверить домашние задания учеников.

В итоге я выбрала репетиторство — так проще формировать график. И теперь в месяц получаю столько же денег при меньших трудозатратах.

О точной заработной плате во всех онлайн-школах пишут только после прохождения этапов отбора. На скрине переписка моей подруги с HR-менеджером
О точной заработной плате во всех онлайн-школах пишут только после прохождения этапов отбора. На скрине переписка моей подруги с HR-менеджером

Эффективность подготовки для выпускников. Мой опыт показал, что занятия в онлайн-школах действительно могут помочь получить высокие баллы на ЕГЭ. Я готовилась к литературе с нуля и в начале года даже не знала, в чем разница между прозой и лирикой. А зимой уже писала олимпиады с серьезными анализами художественных текстов.

Поддержка кураторов в личных сообщениях добавляла ответственности за результаты. Занятия с репетиторами таких эмоций у меня не вызывали.

ИСТОРИЯ № 2
«Самое полезное в онлайн-школах — это метод кнута и пряника»

Почему решила устроиться куратором. В 11 классе я готовилась к экзамену по обществознанию в «ЕГЭленде». После того как пришли результаты, мне написал наставник и предложил пойти в кураторы — сказал, что видит во мне потенциал и задор.

Я решила попробовать, потому что хотела вновь почувствовать атмосферу, которая была в нашей группе «Обществознайки-фэмили» и, конечно, заработать. Без опыта меня не взяли бы на хорошо оплачиваемую должность, а кураторство — идеальный вариант дистанционной подработки для студентов.

Прием на работу был долгим. От заполнения анкеты до результатов последнего этапа отбора прошел месяц. Задания были несложные — как в ЕГЭ по обществознанию: тест и открытые вопросы. Кроме экзамена, я оценивала письменную работу ученика по критериям ФИПИ, расписывала свои действия для кейсов и проходила собеседование в «Зуме».

Обязанности и зарплата. Сейчас у меня два «клана» — так называют группы, суммарно 43 ученика. Два раза в неделю я проверяю домашние задания — письменную часть с терминами и пояснениями. Еще в мои обязанности входит давать обратную связь и отвечать на вопросы в любое время дня.

Раз в месяц провожу со всей группой чекпойнты по «Скайпу» — это мини-зачеты по каждому блоку обществознания: экономике, праву, социологии. Раньше мы устраивали викторины по типу «Своей игры», но теперь делаем это только по просьбе клана. В конце каждого месяца после пробного экзамена я записываю ученикам индивидуальные голосовые сообщения с разбором ошибок и оценкой успеваемости. Кроме этого, необходимо поддерживать беспрерывное общение в чате — для дружественной обстановки внутри коллектива.

За каждого ученика фиксированная ставка — 550 Р. Есть премии и бонусы. Например, каждый месяц двум лучшим наставникам выплачивают по 10 000 Р, занявшим в рейтинге третье и четвертое место — по 5000 Р. Рейтинг считается по количеству проверенных заданий. Если «клан» занимает первое место по результатам домашек и пробников, добавляют еще 2000 Р. А в конце учебного года кураторам с лучшими результатами учеников за ЕГЭ платят 30 000 Р за первое место, 20 000 Р за второе и 10 000 Р за третье.

Штрафы тоже бывают: за нарушение дедлайна проверки домашних заданий, неактивную беседу, то есть меньше 20 сообщений в день от всех участников, игнорирование вопросов учеников дольше шести часов. Если есть уважительная причина, всегда идут навстречу. За все время работы я не получила ни одного штрафа.

В среднем я зарабатываю около 24 000 Р в месяц. Хватает на оплату проезда, покупку вкусной еды, одежды и подарков родителям. Мне даже удается откладывать.

В этом году я накопила на покупку дорогой кофемашины и на летнее путешествие по России.

Я не считаю, что наша работа оценивается недостаточно высоко. Но иногда действительно сил тратится больше, чем за них платят.

Сколько времени занимает. Обычно я трачу 30 часов в неделю — зависит от сложности домашек. Общение в чатах не воспринимаю как работу, мне это, наоборот, помогает отвлечься от монотонных дел. Со многими ребятами мы становимся настоящими друзьями. Так что я даже не считаю, сколько времени уходит на беседы, — просто всегда нахожусь на связи.

На подготовку и проведение чекпойнтов и интерактивов — квизов и угадаек по теории — трачу примерно два часа в месяц. На ежемесячные голосовые для учеников одного «клана» уходит до двух с половиной часов. Вся информация есть на специальной платформе, мне остается только проанализировать ее и дать совет по улучшению результатов.

С университетом работу совмещать получается. Несмотря на то что я учусь на очке, проблем никаких нет — думаю, дело в том, что я просто суперски умею распределять время и обязанности.

Впечатления от работы. Я уже три года занимаюсь кураторством и обожаю эту работу. Хоть и уделяю много времени проверке домашек, мне в радость потратить несколько часов, чтобы найти полезные материалы по обществознанию и поделиться ими с ребятами. Это не обязательно, но мне хочется дополнительно погружать своих учеников в предмет и давать им максимум информации.

Мем, который сделали ученики
Мем, который сделали ученики

Самое тяжелое — напряженная психологическая обстановка в конце учебного года. Чувствуя приближение экзаменов, дети испытывают стресс. Доходит до истерик и выгорания. Я стараюсь поддерживать каждого.

В моем «клане» была девочка, у которой умер близкий человек. Она сказала, что хочет бросить подготовку и сдать экзамен в следующем году, так как не может сконцентрироваться на учебе и не видит больше смысла в поступлении. Мы постоянно переписывались, и спустя несколько недель она вернулась к занятиям. Тогда я осознала, что, пускай мы с учениками общаемся через интернет, мои слова помогают им не опускать руки.

Многие кураторы не выдерживают такого напряжения и уходят, потому что изначально нацепили розовые очки: думали, что это подработка, на которую можно не тратить силы. А это действительно сложная работа, особенно в первые месяцы, когда приходится вникать в суть.

Эффективность подготовки для выпускников. Старшие кураторы несколько раз в месяц оценивают, как наставники проверяют задания. Если замечают ошибку — вычитают процент из KPI и попросят написать ребенку правильный ответ. Так что в проверке каждой домашки можно быть полностью уверенным.

ЕГЭ — это, по сути, шаблон, на который нужно натренироваться. Самое полезное в онлайн-школах, как мне кажется, — это метод кнута и пряника. Не хочешь учиться и сдавать задания — аривидерчи! «Пряники» тоже есть: призы за лучшие творческие задания, денежные премии самым успешным «кланам», мотивационные вебинары, возврат всех потраченных денег при получении 100 баллов.

ИСТОРИЯ № 3
«За полгода я выдохлась и почувствовала тотальную усталость»

Почему решила устроиться куратором. На втором курсе мне захотелось найти подработку, но такую, чтобы она не занимала много времени. В онлайн-школах я не училась и никогда о них не задумывалась

Мой друг, на тот момент куратор «Умскула», предложил к нему присоединиться и стать наставником по обществознанию. Мне эта идея показалась невероятно крутой: я учусь в педагогическом вузе, позиция куратора красиво смотрелась бы в моем резюме.

Так выглядит процесс подготовки со стороны ученика: распечатанные правила, письменный конспект и домашнее задание в «Ворде»
Так выглядит процесс подготовки со стороны ученика: распечатанные правила, письменный конспект и домашнее задание в «Ворде»

Прием на работу состоял из двух этапов: нужно было за два часа решить задания из ЕГЭ, а потом созвониться с руководителем наставников. Оба этапа я успешно прошла и сразу приступила к работе.

Обязанности и зарплата. Когда я только устроилась, была обычным куратором. В мои обязанности входила проверка домашек каждые два дня. Больше ничего. Тогда у меня было три группы, суммарно 90 человек.

Спустя два месяца меня повысили — я стала хард-куратором. Появились новые задачи: личный диалог с учениками, помощь с домашками, доскональный разбор ошибок, напоминание о дедлайнах, устные зачеты, проверка знаний теории. Учеников было 60. Хоть их и стало меньше, общение стало более вовлеченным.

На связи нужно было быть постоянно — с 10 утра до 22 вечера. Если мне писал ребенок, я обязана была ответить ему в течение получаса. С каждым учеником общаться требовали как можно чаще, в диалоге не разрешали делать перерыв более чем в два дня.

Еще у нас было обязательное двухчасовое дежурство в общем чате, минимум две смены в неделю. За час платили 75 Р, если дежуришь более 11 часов подряд, то ставка повышалась до 125 Р в час. Мне несколько раз писали совсем неадекватные вещи, иногда оскорбляли. К счастью, в таких случаях их перенаправляли на менеджера чата.

Зарплата высчитывалась каждый месяц в зависимости от сложности и количества домашних заданий и смен в чате. В день нужно было проверять минимум 10 домашек, при желании можно брать и больше. Предугадать, сколько заплатят в следующем месяце, было нереально.

В среднем я получала 15 000 Р в месяц, работая обычным куратором, и 20 000 Р, когда стала так называемым хард-куратором. Денег хватало на покупку еды и всякие приятности — сходить в кафе, на вечеринку. Не шиканешь, за квартиру не заплатишь. В основном жила за счет родителей.

Особо умиляла «система жизней». Это сложная схема, с которой я так до конца и не разобралась: по каждому из KPI у куратора есть три «жизни». Если они заканчиваются, вычитается процент.

В ключевые показатели эффективности входили:

Сколько времени занимает. Рабочий день длился 12 часов. Но если вдруг кто-то писал в последние минуты смены, я была обязана ответить — поэтому, бывало, задерживалась.

Кураторство занимало практически весь день. Плюс домашки — на их проверку ставили дедлайны, чаще всего сутки. С учебой совмещать было тяжело, особенно когда я захотела участвовать в студенческой активности и тусоваться с ребятами в университете. К тому же всегда быть на связи с учениками иногда было просто нереально: на некоторых парах нельзя было даже доставать телефон. Но мне надо было это делать, иначе уменьшили бы зарплату.

Во время работы казалось, что у меня нет никакой жизни, потому что я всегда в сети. Не получалось просто погулять с друзьями и расслабиться без мыслей о том, что мне кто-то написал.

Впечатления от работы. Расстраивало, что я каждый день общалась с учениками, тратила энергию на поддержку, проверяла задания и объясняла материал, а потом у меня снимали «жизнь» за то, что не успела вовремя ответить на сообщение.

Я проработала полгода — быстро выдохлась и почувствовала тотальную усталость. Больше всего выматывало общение.

Часто бывало такое, что ученики меня игнорировали либо общались по-хамски. Только я как куратор должна была всегда быть всегда милой и говорить им, что верю в них. Мне не нравилось лицемерить.

Сначала я чувствовала ответственность за каждого ученика. Казалось, что от того, как я проверяю работы и объясняю ошибки, зависят их результаты. Но потом я начала замечать, что некоторые из раза в раз не сдают домашки, и поняла, что подготовка-то им и не нужна. Я как куратор делала все возможное, чтобы их заинтересовать. Если же достучаться не получалось, значит, дело не во мне и смысла волноваться за тех, кто не хочет учиться, не было.

Хотя и плюсов в работе было достаточно: не нужно никуда ездить и задания можно проверять хоть в дороге. Я нереально круто прокачала мультитаскинг, стала гуру тайм-менеджмента, научилась дипломатично общаться с агрессивными людьми и попробовала поработать с детьми.

И все же в других онлайн-школах работать не хочу. Сейчас перехожу на репетиторство, так как у меня уже есть опыт преподавания.

За уютной рабочей атмосферой можно прийти с ноутбуком в ближайшую кофейню
За уютной рабочей атмосферой можно прийти с ноутбуком в ближайшую кофейню

Эффективность подготовки для выпускников. Онлайн-школы — это круто, но подходят они далеко не всем. Если ребенок может заставить себя зубрить термины, читать дополнительную литературу, прорешивать задания без заглядывания в ответы, онлайн-образование даст ему максимум. Преподаватели и кураторы дают 50% успеха, остальные 50% зависят от самих учеников.

Другое дело, когда человек просто не может заниматься в группе, ведь некоторым нужна максимальная концентрация и контроль со стороны. Это еще одна из причин, почему я перешла к частным урокам: хочется уделять каждому ученику больше времени и сильнее ощущать ответственность за результат.

ИСТОРИЯ № 4
«Выигрывали не те, кто проверял качественно, а те, кто проверял много»

Почему решил устроиться куратором. Я готовился в онлайн-школе к литературе и сдал ее на 100 баллов. Еще во время учебы помогал ребятам с курса: отвечал на вопросы по заданиям в беседе, когда кураторы были заняты, делился краткими пересказами, напоминал о дедлайнах. Мне нравится быть полезным людям.

Сначала я не думал о поиске работы. Первоочередными были поступление и переезд в Москву. А когда все разрешилось, мне захотелось попробовать свои силы в качестве наставника по литературе. Только начало отбора в своей онлайн-школе я пропустил — собственно, как и во всех остальных. Поздний прием на работу был только в «Умскуле», где мне предложили стать куратором по русскому языку: группу по литературе на тот момент уже набрали. Я согласился.

Прием на работу был быстрым и легким. Первый этап — упражнения из ЕГЭ по русскому языку. Второй этап — дистанционное собеседование с опросом по теории.

Смысла отбора в подобном формате я так и не понял. Ответы на все задания находились по первой же ссылке поисковика, а правила можно было не учить, а подсмотреть на мониторе.

Обязанности и зарплата. Тестовая часть оценивалась автоматически на платформе, и от меня требовалось только проверять сочинения. Еще четыре раза в неделю по два часа подряд нужно было дежурить в чате, отвечая на вопросы учеников.

Зарплата варьировалась и зависела от количества проверенных сочинений и смен в чате. Я брал минимальные задачи, поэтому в месяц получал порядка 10 000 Р. Бывало, что «система жизней» урезала и без того скромные доходы. Могли снять и 500 Р, и 1000 Р — влияло то, насколько ты провинился.

Сколько времени занимает. Два часа в день я тратил на дежурство в чате и около четырех — на проверку домашних работ учеников. Из-за того, что я не умею выполнять работу «на отшибись», даже на самые маленькие сочинения уходила уйма времени. Не представляю, как другим кураторам удавалось проверять по 50 текстов в день. Для меня 10 — уже потолок.

Впечатления от работы. Я ощущал себя рабом и ежедневно чувствовал несправедливость, потому что выигрывали не те, кто проверял качественно, а те, кто проверял много. Это сильно ударяет по восприятию кураторства и онлайн-школ. Когда я увидел процесс изнутри, то понял, что всем пофиг на качество проверки — все работают, чтобы получить больше денег, а это делается только за счет количества. И мне было очень обидно, когда я проверил сочинение с 97 ошибками, потратив на это шесть часов, а мне за эту работу заплатили столько же, сколько я мог получить за задание с двумя ошибками, потратив на проверку всего шесть минут.

Пример проверки сочинения по русскому языку
Пример проверки сочинения по русскому языку
Пример проверки сочинения по русскому языку
Пример проверки сочинения по русскому языку

Наставничество — это титанический труд. Надо практически каждый день сидеть за компьютером. Это было мучительно: я тоже человек, хочу иногда отдохнуть или поучиться. А вместо этого надо проверять десять сочинений и дежурить в чате, что я вообще ненавидел. Один раз мне сняли «жизнь» за то, что я не сразу связался с девушкой, которая ждала ответа, — просто не успевал. В таких ситуациях вместо того, чтобы проявить сострадание и войти в положение, тебя ругают.

Эффективность подготовки для выпускников. Я верю в то, что есть хорошие онлайн-школы подготовки к ЕГЭ. Но проверка сочинений не должна перерастать в конвейер. Так ничему дельному научить не получится.

Если вы везунчик, которому достался порядочный куратор, вам прямая дорога в стобалльники. Вот только чаще всего наставник думает: «Пробегусь-ка по-быстрому еще по пяти сочинениям и тогда наконец-то накоплю на поход в „Крошку-картошку“». Надеюсь, что руководство что-нибудь с этим сделает. Скрупулезно проверять тексты — это здорово, но нам, кураторам, кушать тоже хочется. И то, как сейчас организована работа и процесс обучения, — это полный позор.

ИСТОРИЯ № 5
«Я считаю, что это классная работа»

Почему решил устроиться куратором. В онлайн-школе «100-балльный репетитор» я готовился к ЕГЭ по профильной математике. Сдал на 94 балла и понял, что хочется хоть как-то монетизировать знания, которые получил в 11 классе, — не зря же ночами сидел над уравнениями. Другие школы даже не рассматривал, подавался на куратора только сюда.

Основной критерий приема — более 90 баллов по предмету и поступление в Москву или Санкт-Петербург, я ему соответствовал. Собеседование на наставника по математике проводили дистанционно. Сначала со мной пообщались, потом дали задачи и кейс, где нужно было найти ошибку в решении ученика и ответить на его вопросы по заданию. Это показалось совершенно несложным: вопросы были в рамках ЕГЭ, а подготовкой к нему я занимался не один год.

После приема на работу нас повезли на турбазу, где проходила школа кураторов. Там мы познакомились, разобрались с юридической частью и перешли к мотивационным штукам — в общем, было что-то типа корпоратива с ночевкой. Квест, тимбилдинг, пиво, тусич. Такое организуют и для выпускников онлайн-школы после экзаменов.

Так проходил выпускной
Так проходил выпускной

Обязанности и зарплата. В нашей школе домашки бывают двух форматов: тест и письменная часть. Тест автоматически проверяет образовательная платформа, а задания с развернутым ответом — я. Еще слежу за их своевременным выполнением, отвечаю на вопросы учеников по теме последнего занятия, разбираю с ними сложные упражнения в «Дискорде». Все кураторы должны вести общую таблицу с успеваемостью и собирать чеки об оплате. Сейчас в моей группе 29 детей, но у нас постоянно кто-то уходит, кто-то приходит, так что это число меняется.

Зарплата зависит от рейтинга и количества людей в группе. В среднем у меня выходит от 10 000 до 13 000 Р. При желании можно получать и больше. Например, взять еще одну группу или быть дежурным в чате, то есть с 11:00 до 21:00 мониторить переписку и отвечать на вопросы ребят. Мне деньги дают родители, и их хватает на основные расходы. Свой заработок с кураторства я трачу на развлечения и вечеринки.

Сколько времени занимает. На проверку домашек и заполнение журнала уходит около шести часов в неделю, на еженедельный созвон — 20 минут, на ежемесячный — полтора часа.

С универом совмещать несложно, мне даже в кайф. Но иногда появляются долги по учебе и приходится сидеть с проверками до ночи. Бесит, что обязательный созвон ставили на вечер субботы: приходилось из-за этого уходить в дальний угол кафе на свидании с девушкой.

Впечатления от работы. Считаю, что для первокурсника это вообще лучший вариант подработки, тем более все дистанционно. Знаю от знакомых, что на репетиторстве можно заработать больше, но для этого нужно тратить время на дорогу и подготовку материала. Я люблю ездить в родной город, так что мне такой вариант не подходит.

Эффективность подготовки для выпускников. Чтобы сдать профильную математику на сотку, нужно начинать готовиться еще в 10 классе. Если полностью смотреть вебинары, выполнять домашку и не списывать, результат будет суперкрутым. Бывает, что учеников не устраивает проверка заданий кураторами или их поведение на созвонах. Группу и наставника всегда можно поменять, так что ищите свое!