Каждые две недели мы выбираем одного читателя, который рассказывает нам о своей профессии.

О специфике своей профессии и уровне доходов уже рассказали сисадмин, геолог, преподаватель, турменеджер и провизор. В новом выпуске — сотрудник кадрового агентства, который подбирает ИТ-персонал для разных компаний. Он поделился, почему не любит работать с программистами, как общаться с людьми, у которых зарплата 2 500 000 рублей, и сколько стоит его парфюм.

Выбор профессии

Я окончил школу в 15 лет: в пять пошел в первый класс и перескочил четвертый. Поэтому не могу сказать, что мой выбор профессии был обдуманным: выбирал вуз поблизости от дома. В итоге поступил на странную специальность «экономика и управление на предприятии в машиностроении» — такая смесь инженера и экономиста. С тех пор разбираюсь не только в экономике, но и в том, как выплавляют чугун. Правда, мне это ни разу не пригодилось — разве что, когда по работе общаюсь с ИТ-директором какого-нибудь крупного производства, могу поддержать беседу на тему заводов, сплавов и формирования себестоимости продукции.

С четвертого курса наш вуз предлагал формат «днем — работа, вечером — учеба», чтобы к диплому у студента уже было год-два опыта. Нам предлагали какие-то варианты, но это было неинтересно, а пойти можно было куда угодно, не обязательно по специальности. Я искал место работы сам, по тому же принципу, что и вуз: я еще ничего не умел, смотрел все позиции подряд, главное — в 1—2 станциях метро от учебы, чтобы вечером успевать на пары.

Устроился в аутсорсинговую компанию, которая работала с сетевыми магазинами вроде «Дикси», «Спара» и «Спортмастера», менеджером по подбору линейного персонала — такого, как повара, продавцы-кассиры, комплектовщики, продавцы на выкладку товара. Контингент был так себе: много приезжих из Средней Азии, плохо говорящих по-русски и готовых работать в графике 6/1 по 12 часов за 20 000 Р черной зарплаты. Принцип отбора кандидатов был простой:

«Не пьяный? Судимости нет? Выходи завтра».

Компания была ужасной: странные кандидаты, черная зарплата, начальница, которая материлась на подчиненных, недружелюбная атмосфера. Я решил, что надо продержаться 5 дней и, если не втянусь, уходить. В итоге проработал год — я адаптивный и миролюбивый. Это не значит, что легко прогибаюсь под авторитарного босса, но могу вежливо сказать нет. Плюс завоевал авторитет результатами работы. На старте моя зарплата была 20 000 рублей со стандартным графиком 5/2 по 8 часов. За год я вырос с младшего менеджера до супервайзера — это тот, кто разъезжает по магазинам и контролирует работу персонала на местах, решает их проблемы, общается с директорами, — и получал 35 000 на руки. Когда защитил диплом, уволился.

Мне стукнуло 20 лет, и надо было уже выбирать работу посерьезнее. Так как я уже получил опыт подбора персонала, искал в этом направлении. Устроиться по специальности даже не пробовал: экономика — это очень скучно, а я люблю общаться. Ездил на все собеседования подряд. Часто мне не нравились люди, которые меня собеседовали, или офис — приезжаешь, а там кабинет и три стола.

В одном кадровом агентстве собеседование проводили сразу генеральный директор и партнер компании, они мне предложили стать ИТ-рекрутером. Я ничего в ИТ не понимал, но сказал, что в принципе готов.

На следующий день на моей почте был оффер.

Меня наняли младшим менеджером по подбору ИТ-персонала с зарплатой 35 000 на руки. У начальства была позиция «бросить в воду» и надеяться, что человек выплывет, поэтому я разбирался во всем сам. Предыдущий опыт был полезен — я умел общаться с людьми. Но шоком для меня было то, что раньше я подбирал людей с зарплатой 20 000 до НДФЛ, а здесь начал работать с людьми, получающими 200 000 рублей. Но я быстро освоился: через 1,5 месяца трудоустроил какого-то очень дорогого Java-архитектора, и моя карьера пошла вверх.

Место работы

Последние 2,5 года я работаю уже в другой компании — британской «Антал». Это тоже кадровое агентство, мы в основном подбираем менеджеров среднего звена и выше для работы в России и за границей. Это большая международная компания с белой зарплатой.

Меня схантили через «Линкед-ин». Я добавился в друзья к коммерческому директору «Антала» Люку Джонсу. Он мне написал что-то из серии: «Привет, как дела, ищешь работу? Присылай резюме». Я выслал наудачу. Через 1,5 месяца мне позвонили и позвали на собеседование. Я к тому моменту чувствовал, что уже перерос себя на прошлой работе, и был готов двигаться дальше.

Суть работы

Мы помогаем искать персонал, который компания сама не может найти по разным причинам: нет своего рекрутера, либо он перегружен, либо очень сложная и редкая роль. Например, консультант по внедрению системы бесконтактных платежей со знанием языка Java. Сейчас все мы пользуемся бесконтактными платежами с мобильных, но когда это только начиналось, я нашел одного из первых таких специалистов в России. А может быть еще так, что хотят конфиденциально заменить сотрудника.

Компания обращается к нам с заявкой на конкретную должность, иногда у нее есть описание позиции, а иногда все выясняется просто в телефонном разговоре. Мы согласовываем условия, знакомимся с нанимающим менеджером, уточняем детали позиции и желания клиента, ищем нужного человека и высылаем резюме с нашими сопроводительными письмами: почему подходит, какие плюсы и минусы мы видим.

Есть разные уровни: подбор линейного персонала с зарплатой до 70 000—80 000 гросс в месяц, подбор менеджеров среднего звена — от 100 000 гросс и подбор менеджеров высшего звена — в среднем от 300 000 гросс и до бесконечности. У нас в компании, например, консультант закрепляется за определенным рынком или направлением: производство, ретейл, фарма и так далее. Я, например, старший консультант ИТ-практики и специализируюсь на топ-менеджменте в ИТ и диджитал-индустрии: ищу исполнительных директоров для стартапов и ИТ-директоров. Это называется executive search.

Как правило, люди, которые мне нужны, работу не ищут. Я на них охочусь.

Пытаюсь достать контакты, выманиваю их на встречу — многие топ-менеджеры охотно соглашаются на знакомство, но не все. На встрече я рассказываю про моего клиента и позицию, мы обсуждаем плюсы и минусы, после чего либо сам человек отказывается, либо я ему отказываю, объясняя почему.

Важно не путать эйчар-менеджера и консультанта в агентстве. Эйчар — это не только подбор персонала, это еще развитие, адаптация, обучение и много чего другого интересного. Наша же цель — найти и трудоустроить, на этом обычно наше влияние на жизнь человека снижается, а роль внутреннего эйчара для него резко возрастает.

Это профессия для активных, нацеленных на результат людей. Стресса будет много. Консультанты в агентствах не работают за оклад — как правило, он невысокий, но за каждого трудоустроенного кандидата мы получаем бонусы. Есть прозрачная для всех сотрудников шкала процентов: чем больше сумма оплаченных счетов в месяц, тем выше твой личный процент. Поэтому если кандидат не выходит на работу или отклоняет предложение нашего клиента, это может демотивировать — понимаешь, что в следующем месяце денег будет мало.

Обычно у меня одновременно до 10 позиций в портфеле. Сроки работы с кандидатом бывают разные: самый быстрый плейсмент ИТ-директора у меня занял 3 дня, а самый долгий — 8 месяцев.

Консалтинг не для тех, кто любит зону комфорта и предсказуемость. Все меняется каждый день с бешеной скоростью. Например, ищешь ИТ-директора для одного из российских олигархов, а его, твоего клиента, сажают в тюрьму. Другой пример: в 7 вечера могут позвонить с просьбой завтра до обеда прислать два суперкрутых резюме — где хочешь, там и ищи.

Главное — уметь продавать. В основном идеи.

У меня нет задачи продать то, что человеку не подходит. Моя основная задача — красиво презентовать моего клиента и заинтересовать кандидата, чтобы он захотел узнать больше. Рекрутер собирает пазл: видит, что может дать определенная компания определенному кандидату и что он может дать ей. Если это совпадает — все счастливы, особенно я. Но иногда ты видишь, что человек полон стереотипов, нужно поменять его убеждения, это сложно.

Очень важно уметь располагать к себе людей. Я когда-то услышал фразу о том, что самые циничные люди — это рекрутеры и врачи. Невольно начинаешь смотреть на людей иначе, безжалостнее, что ли, потому что, если пропускать все встречи через себя, сойдешь с ума.

Я больше люблю общаться с топ-менеджерами: они культурные, бизнесовые, знают «правила игры», кто такие рекрутеры и зачем они им. А вот, к примеру, некоторым разработчикам, которых мало и которые всем нужны, разные компании звонят и пишут по 50 раз в день. Из-за этого они настолько зазнались, что нахамить по телефону для них нормально, опоздать на полтора часа и не извиниться — тоже.

Или бывают случаи, когда тебя нагло используют, чтобы выбить денег из нынешнего работодателя: человек начинает с тобой общаться, доходит до оффера от твоего клиента, а потом пропадает, не берет трубку и пишет письмо: «Спасибо, я передумал». Просто он получил больше денег от своего босса. Все это мне не нравится, поэтому я перестал работать по таким позициям.

Встречаясь с сотнями людей в год, ты получаешь возможность прикоснуться к колоссальному объему жизненного опыта совершенно разных людей. Ты лучше видишь мир, понимаешь, что у него нет границ. Раньше я думал, что 200 000 рублей — это очень много, потом встретил человека с зарплатой в 1 000 000 в месяц, потом другого с зарплатой в 2 500 000 в месяц. Если компания, неважно российская или международная, входит в топ-5 своего сектора, то это нормальная зарплата топ-менеджера.

Но вот разговаривать после работы порой абсолютно не хочется — 8 часов общения могут очень выжать, хотя я экстраверт.

Обычный рабочий день

Утром в лучших традициях офисного планктона я покупаю кофе и иду на работу. Открываю почту — там обычно по 15 писем с утра, смотрю в календаре, какие назначил встречи, готовлюсь к ним, обзваниваю тех кандидатов, которые ходили на интервью к моим клиентам. Потом звоню клиентам, рассказываю, что думают кандидаты, и спрашиваю, как им. Я ни на секунду не перестаю быть мостом между ними. Наша работа не заканчивается, даже когда человек вышел на работу: как минимум еще 3 месяца мы звоним и спрашиваем, как дела.

50% времени занимает процесс поиска кандидатов на позицию. Довольно рутинная операция, но это фундамент успеха, поэтому к нему нельзя относиться легкомысленно. Ищу по рекомендациям своих знакомых ИТ-директоров, на «Линкед-ине», в нашей базе данных, на «Хедхантере» и Фейсбуке.

Иногда хожу на тусовки, но обычно я там и так всех знаю.

До обеда обычно ставлю одну встречу, а всего в день назначаю не больше четырех. Многие мои кандидаты работают и приезжают после 18:00, так что часто я ухожу с работы после семи. Встречаемся у нас в офисе, иногда в ресторане, а недавно мне настолько срочно нужен был конкретный человек, что я приехал к нему на работу.

Собеседование занимает примерно час. В моей практике было и 3 часа, и 5 минут. В последнем случае кандидат опоздал на час, не извинился, а когда я вошел и поздоровался, он продолжил говорить по телефону, после стал невежливо общаться — я сказал, что мой клиент ищет человека иного формата, улыбнулся, и мы попрощались. На собеседованиях говорим в основном о мотивации. Важно, чтобы после беседы я знал, куда, зачем, на какие задачи и за какие деньги пойдет этот человек. В конце разговора, если ему интересно, я даю рекомендации и профессиональные советы: какие были ошибки в самопрезентации, как сделать лучше его резюме и так далее.

Я занимаюсь не только рекрутментом, но и продажами услуг по подбору персонала, то есть продаю сам себя своим будущим клиентам. Звоню и предлагаю сотрудничество, езжу на деловые переговоры, согласую процентные ставки и условия, участвую в тендерах, хожу на конференции и мероприятия.

Случай

Однажды, еще на моей первой работе, ко мне на собеседование пришел очень странный мужчина: 2 метра ростом, с татуировками на пальцах, в спортивном костюме и с большим черным пакетом. Сел напротив, я дал ему заполнить анкету с обычными вопросами: ФИО, место жительства, возраст. Увидел, что он оставил пустой графу про судимость, а там простой вопрос, была или нет. Спросил об этом. Он: «Да так, ничего важного, было по молодости». Я, наивная душа, а мне 19 лет: «А какая статья?» Он: «105-я». А я же не разбираюсь, пошел к нашему руководителю службы безопасности, рассказал, он мне говорит:

«Ты в своем уме? Он за убийство сидел».

Мне стало не по себе, но я, сохраняя каменное лицо, вернулся в переговорку, улыбнулся и сказал: «К сожалению, мы не можем продолжать с вами работу, потому что наши клиенты с судимостью не возьмут». Мне было очень страшно. Он сначала молча на меня посмотрел, а потом попрощался и ушел.

Доходы

Уровень дохода нестабилен. В один месяц у меня может быть оклад, в другой — 100 000, в третий — 300 000. Все зависит от обстоятельств, на которые ты иногда влиять не можешь. Например, у меня было так, что полгода я зарабатывал в среднем по 200 000, а бывало, что полгода сидел с окладом (тогда это было 40 тысяч). Это чистые продажи, если ты очень успешен, потолка может и не быть.

Расходы

Большинство трат — это обеды на работе, на них уходит не меньше 500 рублей в день. Работаю в центре, ланчи здесь дорогие, но таскать еду с собой мне лень. Продукты домой — это еще, наверное, 30% расходов, такси — 3 тысячи в месяц, плюс помогаю маме — это 5—7 тысяч. На одежду каждый квартал трачу 15—20 тысяч. У нас в компании дресс-код, и хотя в ИТ-индустрии джинсы и свитшоты — это нормально, но все-таки я работаю с топ-менеджерами, так что стараюсь соответствовать и ношу костюм, а в обычной одежде хожу в выходные и отпусках.

Я умею экономно путешествовать, поэтому на отпуск раз в 5—6 месяцев трачу 70—90 тысяч. Например, в январе 2018 был в автобусном туре по Европе: посетил Польшу, Германию, Бельгию, Люксембург, Голландию, Францию и потратил 70 тысяч. Или другой пример: неделя в Дубае в шикарном четырехзвездочном отеле с завтраком на берегу канала с яхтами в элитном районе Марина за 43 500 рублей с человека.

Экономия

Экономлю только в те месяцы, когда получаю один оклад. Тогда меньше трачу на стихийные покупки типа кофе, ланчи становятся дешевле, одежду покупаю реже. Тратить деньги просто так я не привык, но экономить тоже не люблю — мне нравится жить со вкусом. Например, как-то купил себе парфюм Creed Aventus за 13 000 рублей — вообще не пожалел. Но сейчас он стоит 18 000, и мне жалко денег.

Финансовые цели

Я коплю на квартиру, хотя бы на однушку в Москве. В голове у меня цифра 5 миллионов рублей. Но подозреваю, что мне понадобится больше. Я уже ощутимо продвинулся, научился копить и зарабатывать на накопленном. Пользуюсь Тинькофф-инвестициями и все свои сбережения вкладываю в ценные бумаги. С каждой зарплаты минимум 5 тысяч перечисляю на брокерский счет. Когда доход выше, вкладываю в акции больше.

Будущее

Работа в консалтинге, как коньяк: с каждым годом моя ценность растет, так как я опытнее, у меня больше связей. Потому что рекрутмент — это только человеческие отношения. Чем больше людей тебя знают и доверяют тебе, тем ты успешнее. Я чувствую, что в этой профессии мне предстоит долгий и классный путь.

Еще сейчас у меня в приоритете курсы по инвестициям на профессиональном уровне. А в будущем планирую получить степень МБА. Вижу по кандидатам, с которыми общаюсь, что у многих МБА делит жизнь на до и после, многие получали офферы мечты именно после бизнес-школ вроде INSEAD во Франции. Да и пожить 2 года во Франции — чем не мечта?

Когда-нибудь хочу создать свой бизнес, но не в рекрутменте. Хотелось бы открыть свой спортзал с крутым дизайном и сервисом.

Хотите рассказать о тяготах своей профессии, доходах и расходах? Пишите название профессии на journal@tinkoff.ru — если такой еще нет в нашем списке, мы вышлем вам анкету.