Российским стартапам стало сложнее привлекать деньги из-за рубежа.

Но варианты все же есть: мы поговорили с предпринимателями и инвесторами о том, где бизнесу найти финансирование. Они советуют искать инвесторов на Ближнем Востоке и в Азии, тщательнее готовиться к презентации, перевозить команду или, наоборот, не спешить с релокацией.

«Арабский рынок открыт для российских компаний»

До недавнего времени многие российские стартапы стремились попасть в американские акселераторы и привлекать деньги от западных инвесторов. Они проще идут на риски, чем российские инвесторы. Сейчас, помимо идейных соображений венчурных фондов, перед стартапами встает вопрос, как получить деньги.

Сложности ждут не только из-за репутационных рисков, которые особенно актуальны для европейских и американских инвесторов, но и с финансовыми переводами, например. Трудно предугадать, как будет развиваться ситуация дальше и какие еще ограничения появятся. Всего этого достаточно, чтобы посчитать инвестиции в российские компании слишком высоким риском.

В начале года мы прошли в акселератор Фонда имени Шейха Зайеда — предлагали свой продукт арабским девелоперам. И теперь я считаю, что это было очень правильным решением. Арабский рынок открыт для российских компаний и кажется мне очень перспективным. И не только с точки зрения закрывшихся европейских возможностей, но и в силу специфики нашего продукта.

Если говорить про proptech, то есть про диджитал-проекты на рынке недвижимости, то нужно смотреть на страны, в которых идет активная стройка и применение новых технологий. Европейские страны с этой точки зрения довольно консервативные, там нет такого ввода нового жилья, как, например, в Дубае.

Сейчас в регионе создаются очень привлекательные условия для стартапов. Например, в ОАЭ достаточно простая модель финансовой отчетности: нет налогов на прирост капитала и на заработную плату. Здесь созданы условия для знакомства с потенциальными инвесторами за счет большого количества бизнес-мероприятий. Отношение к россиянам остается позитивным, что тоже важно.

Есть и сложности: например, при открытии банковского счета нужно соблюсти все условия с первого раза и тщательно подготовить документы. Если придет отказ в открытии счета, второй раз заявку в этот же банк подать не удастся.

Кроме того, в ОАЭ нет четкого регулирования законодательства в области интеллектуальной собственности. И здесь высокие цены: регистрация бизнеса обходится в среднем в 10 000 $ в год.

На Ближнем Востоке все еще меньше венчурных фондов, чем в тех же Штатах, но при нынешнем ограниченном выборе стоит поискать возможности.

«Компании, которые умеют окупаться, окажутся в приоритете»

В марте как местные, так и иностранные фонды не вкладывались в российские проекты. Сложно было понять, насколько далеко можно планировать сотрудничество и можно ли вообще.

Сейчас рынок постепенно начинает оживать, но пока можно сказать, что для компаний в России доступ к международным инвестициям будет сложным. Несомненно, уже есть те, кто не смог поднять раунд, так как фандрайзинг пришелся на самый острый период.

Тем не менее я думаю, что у сильных проектов даже сейчас будут возможности найти инвестиции и в России, и за границей. Это потребует больше усилий, нужно показывать очень хорошие результаты. На мой взгляд, внимание будет направлено на сильные бизнес-модели, которые умеют зарабатывать.

Бизнес, который планирует долгие поиски путей монетизации, вряд ли найдет инвесторов.

Я думаю, что компании, которые уже умеют окупаться, могут масштабировать бизнес, у которых уже выстроена рабочая юнит-экономика, окажутся в приоритете, потенциальные инвесторы станут искать именно такие проекты.

Проекты, которые умеют зарабатывать — это как костер, в который просто нужно подкидывать дров. Стартапы, которые пока не научились монетизировать свой проект, — костер, который только предстоит разжечь, и непонятно, загорится ли в итоге.

Фаундеры российских стартапов должны хорошо понимать, что фонды будут еще тщательнее оценивать риски. Теперь при прочих равных они должны будут перформить во много раз лучше, чем все остальные. Это тяжело, но реально.

Стоит рассмотреть поиск инвесторов в Азии. Но при этом важно понимать, что и там тоже будут долго присматриваться и внимательнее изучать любой проект, не станут принимать быстрых решений. Стартапам важно осознанно искать фонды, учитывать местную специфику и не торопиться.

На мой взгляд, не стоит спешно релоцироваться. Необходимо сначала понять, что будет происходить с бизнесом здесь, какие у него будут возможности. Не исключаю, что кому-то даже не потребуется переезжать. В любом случае каждый кейс уникален, всегда нужно отталкиваться от специфики.

«Искать инвесторов нужно там, где находится целевой рынок бизнеса»

Выбор инвесторов зависит от рынка, на котором стартап хочет развиваться. Предприниматели выбирают фонды с фокусом на этот рынок и подбирают список потенциальных инвесторов. В Европе и Азии есть много инвестиционных фондов, но самый большой рынок инвестиций явно в США.

В российские стартапы зарубежные деньги практически не привлекались и до нынешней ситуации. Кроме того, в Россию не вкладываются и многие фонды с российскими корнями. А сейчас зарубежных инвестиций нет совсем. Наверное, есть локальные инвестиции, но это скорее не фонды, а какие-то стратегические инвесторы или частные деньги.

Раньше основной рынок стартапа мог быть за границей, основатели и часть сотрудников могли базироваться там же. При этом часть сотрудников, например команда исследования и разработки, могли находиться в России. Это не мешало привлечению инвестиций.

Сейчас это будет красный флаг для инвестора. Если международная компания хочет привлечь зарубежные средства, то у нее не должно быть никакой связи с Россией, в том числе никаких финансовых транзакций с российской дочкой. В целом проекту с отечественными инвесторами стало сложнее привлекать инвестиции.

Поэтому теперь те стартапы, которые изначально целились на зарубежные инвестиции, либо полностью закрывают российское подразделение, либо юридически его отделяют, либо релоцируют всех сотрудников. При этом инвесторы будут изучать стартап более пристально, но если соблюсти все правила релокации и отсутствия связи с деятельностью в России, то есть шанс привлечь деньги.

При релокации бизнеса нужно не просто туристическое пребывание в этой стране, а ВНЖ и другие сопутствующие вещи. Я слышал, в каких-то фондах даже говорили, что это большая возможность: очень много русских предпринимателей сейчас переехали и наконец в них можно инвестировать. Раньше это было невозможно, потому что они находились в России.

Что в итоге: искать инвесторов нужно там, где находится целевой рынок бизнеса. Релоцировать основателей нужно было и до этого, сейчас перевозить нужно всю команду.

«Чтобы работать на мировом рынке, надо зарегистрировать компанию в одной из международных юрисдикций»

Если стартапы планируют работать только на территории России, то инвестиции на ранней стадии можно получить от российских ангелов и ФРИИ. На более поздних стадиях по-прежнему работают некоторые венчурные фонды и крупные корпорации типа Сбера.

Если стартап планирует работать на международных рынках, то после первых ангельских инвестиций надо постараться зарегистрировать компанию в одной из международных юрисдикций. И на последующих этапах инвестирования искать уже международные фонды.

Но важно учесть: международные фонды будут требовать, чтобы команда находилась в стране, где нет военных и санкционных рисков.

«Отказаться от части платежей из России или переориентировать компанию на другой рынок»

Из-за санкций США от 6 апреля американские фонды больше не могут инвестировать в российские компании. Есть проблемы с привлечением инвестиций и из Европы. Кроме того, венчурные фонды с российскими корнями тоже все чаще отказываются от инвестиций в стартапы, ориентированные только на российский рынок.

The Washington Post отмечает, что в зоне риска также находятся основатели российского происхождения со стартапами в США и Европе, которые получали основной поток инвестиций от российских венчурных компаний — в нынешних условиях это уже невозможно. Стартапам приходится искать инвесторов вне США, либо «отрезать» часть российской выручки.

Большинство наших клиентов — граждане РФ, но находятся за пределами России. Платежи нам поступают из других стран, и нас эти санкции не коснулись. Другим компаниям сейчас тяжелее, особенно тем, у которых большой процент выручки поступает из России. Стоит выбор — либо опять-таки отказаться от части платежей из РФ, либо трансформировать компанию и выбрать другие локации в качестве основного рынка.

У нас с конца февраля наблюдается значительный прирост числа клиентов. В феврале количество заявок на нашем сайте выросло в три раза, в марте — еще в два, достигнув почти 4000 заявок.

Чтобы получать финансирование от бизнес-ангелов или от профильных фондов за пределами США, важно, чтобы фаундеры компании не были резидентами РФ, а команда стартапа также находилась за пределами России. Например, мы перевезли ключевых работников в Ереван. Фонды также следят за тем, чтобы серверы и IP-адреса не были российскими.

Сейчас российские компании активно перевозят своих сотрудников из страны. Многие стартапы релоцируются в Армению: по словам министра экономики Армении Ваан Керобяна, около десятка российских компаний уже переехали в Армению, несколько находятся в процессе переезда.

В основном компании, которые переводят или готовятся переводить в Армению свой бизнес, — это ИТ-компании, которые собираются работать с западными рынками. Другие варианты: Грузия, Турция и ОАЭ.