«За большие деньги продавал прописные истины»: 3 истории о работе на блогеров

Опыт читательниц

Обсудить
«За большие деньги продавал прописные истины»: 3 истории о работе на блогеров

Сотрудничество с лидерами мнений подразумевает больше свободы: можно устроиться даже без опыта и выбрать удаленный формат.

Правда, и в этой сфере не обходится без проблем: у эксперта может оказаться трудный характер, а зарплату будут выдавать в конверте. Читательницы Тинькофф Журнала вспомнили, как работали у блогеров, и рассказали, с какими трудностями столкнулись.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции

ИСТОРИЯ № 1

«Меня не раз жестоко критиковали, а к моему времени относились с пренебрежением»

Как нашла работу. В 2017 году я поступила в СПбГУ на бюджет. Параллельно продолжала работать на одну одесскую компанию, но в 2018 году пришлось уйти: той зарплаты не хватало на жизнь в Петербурге.

Новую полноценную работу найти не получалось: я была студенткой-иностранкой, училась очно и не имела ни патента, ни других документов, дававших мне право трудоустроиться в России. А о возможностях для учащихся в вузах я тогда не знала.

Работа осталась только у мужа, но львиная доля его зарплаты уходила на аренду жилья. Я злилась, что не могу себе позволить купить одежду, еду и прочие нужные вещи. Я буквально поселилась на «Хедхантере», но работодатели отказывали, когда узнавали о моем правовом статусе.

В теории я могла бы устроиться работать в свой вуз, но вакансий в нем не было. Трудоустройство на каникулы тоже не рассматривала, потому что летом уезжала домой к родителям. 2018 год грозился стать для меня максимально неудачным.

В один из дней, когда пришел очередной отказ, я поделилась болью в ныне запрещенной соцсети. На мою сторис отреагировала бывшая коллега — она переехала в Беларусь и устроилась в СММ-агентство. Компания сотрудничала с блогерами: создавала контент, оформляла страницы в соцсетях, настраивала рекламу. Тогда им как раз нужны были копирайтеры, и Вера предложила сделать тестовое задание. Я хорошо с ним справилась, и меня пригласили сотрудничать. Так я начала писать для блогеров.

Условия труда. Никому в том агентстве не платили фиксированную зарплату — у всех были KPI или какие-то еще показатели качественной работы. Я получала по 200 ₽ за каждый пост, написанный для блогеров, независимо от его длины.

Хотя текстов было много, большого дохода не получалось. Максимальная сумма, которую я там заработала, составила около 20 000 ₽. Мы с мужем в то время арендовали жилье за 23 000 ₽, да и жизнь в Петербурге дорогая. Денег хватало на самый минимум: продукты, кофе в кофейне раз в две недели.

Клиентов в СММ-агентстве оказалось много, но больше всего мне запомнились три блогера. Расскажу о них подробнее.

Одна клиентка оказалась креативной личностью. У нее был богатый муж, а сама она занималась в творческой мастерской, называла себя богемой и будущей великой актрисой.

Девушка учила подписчиков понимать искусство, воспитывать детей, быть примерной женой и всегда прекрасно выглядеть. С последним, к слову, она действительно отлично справлялась. А вот с остальным были проблемы: все посты оказывались не ее личными мыслями, а рерайтом статей из интернета. Тексты писала я, а она их лишь согласовывала.

Один из постов, который я подготовила для творческой клиентки. Сейчас его в интернете не найти: блогерша удалила аккаунт
Один из постов, который я подготовила для творческой клиентки. Сейчас его в интернете не найти: блогерша удалила аккаунт

В целом работать с ней мне нравилось. Пусть я должна была переписывать тексты других авторов, мне удалось получить новые знания об искусстве и театре. Даже капризы девушки — например, иногда она за десять минут до публикации требовала переписать текст, который ранее согласовала, — не слишком раздражали.

Когда она отказалась от услуг агентства, я искренне расстроилась, что мы больше не будем взаимодействовать.

Еще одним клиентом был инфобизнесмен. О сотрудничестве с этим человеком у меня остались только неприятные воспоминания. Во-первых, он постоянно критиковал мою работу, притом замечания были в стиле «ну мне не нравится, перепиши как-то иначе». Во-вторых, он присылал свои мысли в аудиоформате — я часами выуживала ценную информацию из 30-минутных записей.

В-третьих, было неприятно пусть косвенно, но участвовать в обмане людей. Эксперт якобы помогал предпринимателям развивать бизнес, а по факту за большие деньги продавал прописные истины и банальные советы.

Типичный текст для инфобизнесмена. Блогер запустил челлендж «100 дней — 100 постов» и обещал заплатить 100 000 ₽ тому, кто заметит, что в какой-то день эксперт не опубликовал очередную мотивирующую историю
Типичный текст для инфобизнесмена. Блогер запустил челлендж «100 дней — 100 постов» и обещал заплатить 100 000 ₽ тому, кто заметит, что в какой-то день эксперт не опубликовал очередную мотивирующую историю

Кроме этого, клиент просто не нравился мне как человек. Он предпочитал панибратский стиль общения, утверждал, что достичь успеха поможет позитивный настрой, и хвастался своим мнимым богатством. Но мое личное отношение никого не должно было волновать, так что я терпела и пыталась угодить блогеру. Иногда удавалось, но чаще — нет.

Инфобизнесмен перестал сотрудничать с агентством через месяц, потому что ему не понравились результаты СММ-продвижения. Помню, узнав об этом, я вздохнула с облегчением.

Наша третья клиентка работала модельером. В отличие от многих других заказчиков, которые занимались непонятно чем, девушка запустила бренд одежды и хотела делиться с подписчиками историями своего творческого пути. Общаться и работать c ней было безумно интересно, а ее силе воли можно только позавидовать.

С этим блогером я подружилась и продолжила сотрудничать даже после ухода из агентства. Впрочем, через пару месяцев я ушла: нашла постоянную работу и поняла, что больше не хочу писать посты другим людям.

Отрывок поста для клиентки. Все тексты я писала, опираясь на ее аудиозаписи
Отрывок поста для клиентки. Все тексты я писала, опираясь на ее аудиозаписи

Итог. В общей сложности я проработала в СММ-агентстве чуть больше полугода.

Пришла к выводу, что соцсетям доверять нельзя. Может, это и очевидно для многих, но я не терплю вранья и не понимаю, зачем люди обманывают, ведь однажды их разоблачат. По факту посты даже известным личностям пишут нанятые авторы, фотографии оказываются постановочными.

Блогеры, такие милые в онлайне, могут оказаться неприятными при личном общении.

С одной стороны, я рада, что у меня есть такой опыт. К тому же я зарабатывала, хоть и немного. С другой — работа приносила больше негатива, чем радости: я порой плакала над аудио от блогеров, не понимая, как из потока сознания выудить хоть каплю пользы. Меня не раз жестоко критиковали, а к моему времени относились с пренебрежением.

Не берусь рекомендовать подобную работу без крайней необходимости, как вышло в моем случае. Вероятно, если сотрудничать с одним конкретным блогером напрямую, ваш опыт окажется положительным, но это не точно.

Письма о том, что волнует читателей журнала
Лучшие материалы читателей о личном бюджете, покупках и просто жизни. Каждую пятницу в вашей почте, бесплатно
ИСТОРИЯ № 2

«Все живут в мире горящих дедлайнов, порой скидывают материалы в последнюю минуту или сильно позже обещанного»

Как нашла работу. В сфере веб-дизайна я больше года и каждые два-три месяца беру новые проекты, чтобы расширять компетенции, получать опыт и расти в доходе. Летом 2023 года мне удалось поработать над запуском курса по фотографии от одного блогера.

На тот момент я выполняла заказы в партнерстве с более опытным дизайнером: она была ведущим специалистом, а я — ее помощницей. У нее оказалось множество связей в индустрии, и заказ мы получили от ее знакомых продюсеров.

О новой клиентке я не знала ничего — чтобы больше погрузиться в происходящее, подписалась на ее аккаунт в запрещенной соцсети. Девушка вела блог на 90 тысяч подписчиков и оказалась известным фотографом. Она сотрудничала с крупным глянцевым журналом, а ее работы были на выставке в Париже. Меня впечатлили достижения блогера и авторский стиль, так что в ее профессионализме я не сомневалась. Еще заказчица увлекалась коучингом и психологией.

Когда я получила предложение, сразу согласилась. Это был первый крупный проект, где я могла реализоваться как веб-дизайнер, научиться новому и заявить о себе, поэтому сразу схватилась за такую возможность.

Условия труда. По первоначальному замыслу мы должны были вести проект с напарницей, но основная работа легла на мои плечи. В результате опытный дизайнер отвечала больше за коммуникацию с заказчицей, а я — за выполнение задач. В конце июля мы приступили к работе.

На мне была вся подготовка к запуску курса со стороны веб-дизайна: разработка презентаций для спикеров, материалов для рассылок и гайдов, оформление обложек к видео, кнопок и плашек на платформе «Геткурс».

Условия труда были странными. Мы не заключали никакого договора и фактически работали на честном слове. Единственное, что давало гарантии, — предоплата.

У нас был ненормированный график: я никогда не знала, когда прилетит задача и когда придется сесть за работу. Команда ждала от меня оперативного выполнения: в течение часа я должна была скинуть готовый результат. Иногда приходилось подстраивать всю жизнь под эту работу, опаздывать на встречи к друзьям или доделывать задания по ночам.

Конкретно от этой вакансии у меня не было невероятных ожиданий, но мне всегда казалось, что запуски — это масштабный и структурированный процесс, где все должно подчиняться отглаженному алгоритму.

Выяснилось, что работа в инфобизнесе завязана на том, что все живут в мире горящих дедлайнов, порой скидывают материалы в последнюю минуту или сильно позже обещанного. Соотношение сроков, объемов задач и оплаты этого труда может быть совершенно неадекватным. Баланс работы и личной жизни в таких условиях соблюдать крайне трудно.

Помню, что первую презентацию для продающего вебинара на 200 слайдов мне пришлось делать за три часа до его начала. В этом не было моей вины: ответственные за эту работу с опозданием скинули текст и изображения — я не могла начать делать дизайн раньше. Тогда я работала полностью одна: напарница была в отпуске, не подходила к телефону и не читала сообщения. Но я справилась, хотя сильно перенервничала и мне было неприятно и некомфортно.

Отдельная проблема обнаружилась с зарплатой: сумму определили только на словах. С командой мы рассчитывали, что закончим проект за месяц, а на деле он растянулся на два. При этом оплата осталась прежней — получилось, что второй месяц я работала практически бесплатно. Мне просто добавили 5000 ₽ к первоначальной сумме за задержку, и все.

Я полагала, что в таких проектах дизайнеры получают гораздо больше, чем оказалось на самом деле. Рассуждала так: раз авторы курсов зарабатывают миллионы, то вся их команда тоже должна получать приличные зарплаты.

На самом деле все пытаются сэкономить и найти самого низкооплачиваемого специалиста на рынке.

При этом у меня не было претензий к самой команде, которая готовила запуск курса. Мне иногда могли пойти навстречу и подвинуть сроки, если не хватало времени. А еще они оставили хорошие отзывы о моей работе — это отличный бонус для портфолио.

Итог. Через два месяца проект закончился. Несмотря на все трудности, не жалею, что взяла его: на основе этого кейса теперь я получаю предложения с более выгодными условиями и чувствую себя увереннее на рынке труда. Я знаю, сколько стоит моя работа и в каких случаях нужно отстаивать границы.

Не думаю, что такая работа подойдет всем. За нее могут взяться очень стрессоустойчивые люди, которые вдобавок к этому четко понимают, зачем они это делают. Такие варианты приемлемы для молодых специалистов — именитые дизайнеры ищут более высокий чек и гибкие условия труда.

В моем случае выгода сотрудничества была в кейсе для портфолио, опыте самостоятельного ведения большого проекта и возможности наладить полезные связи. Я получила все бонусы, которые хотела, и двигаюсь дальше.

ИСТОРИЯ № 3

«Пришлось пахать, несмотря на температуру и ужасную слабость»

Как нашла работу. В 2020 году я училась на втором курсе. Когда весь мир ушел на локдаун из-за пандемии, мне пришлось на несколько месяцев вернуться из Москвы домой, в Нижний Новгород. Очень быстро я вспомнила, какое же это прекрасное чувство — жить в квартире, а не в общежитии.

Мы с друзьями твердо решили, что после возвращения в столицу снимем свое жилье. Тогда появилась четкая цель — найти работу на неполный день, которая покрыла бы стоимость аренды. На тот момент я получала грант президента, 20 000 ₽ в месяц, и иногда подрабатывала репетитором обществознания. Выходило около 35 000 ₽, а хотелось выйти на доход 50 000—60 000 ₽.

Начала просматривать «Хедхантер» в поисках подходящей подработки и наткнулась на вакансию методиста в компанию, которая продюсировала онлайн-курсы для мастеров красоты. Я ничего не знала о бьюти-индустрии, но имела некоторые навыки работы с составлением учебных программ благодаря репетиторству. Решила попробовать.

Требования были невысокие: типичные «проактивность», «интерес к сфере» и «базовые навыки составления образовательных программ». Отбор проходил в два этапа: собеседование с директором и тестовое задание. На интервью меня спрашивали про релевантный опыт, карьерные цели, навыки. Помню, как из головы придумала несколько онлайн-курсов в бьюти-сфере, чтобы убедить директора, что я разбираюсь в теме.

Судя по всему, начальник остался доволен, потому что на следующий день мне прислали тестовое: кажется, нужно было набросать план онлайн-курса по работе с клиентом в салоне красоты с домашними заданиями и дополнительными материалами. Я посмотрела существующие курсы на эту тему и что-то набросала на скорую руку.

Через несколько дней после отправки тестового со мной связался проджект-менеджер и назначил встречу в Москве. В милом маленьком офисе я подписала трудовой договор: 40 000 ₽ за 30 часов в неделю и гибридный формат работы.

Условия труда. Я трудилась ровно по договору — 25—30 часов в неделю. Сначала получалось и больше, но когда я въехала в процессы, стало попроще. Зарплату платили исправно — 40 000 ₽ до вычета налогов. После выходило 35 000 ₽.

Поначалу работа была умеренно тяжелой, учитывая, что мне приходилось совмещать ее с очной учебой. Я приезжала пару раз в неделю на летучки, проводила на площадке все время, пока мы записывали курс, а дома отсматривала материал, ставила тайм-коды и еще проектировала рабочие тетради с заданиями.

Все блогеры-мастера, которые приходили к нам на продюсирование, для меня были абсолютно незнакомыми лицами. Одни владели сетью премиальных московских салонов красоты, другие прославились за счет выигранных конкурсов по стрижкам и окрашиванию, а третьи зарабатывали исключительно блогингом — продавали курсы и марафоны мастерам. Про каждого я пыталась узнать побольше.

Иногда работа с экспертами шла продуктивно: они участвовали в планировании курсов, делились материалами и в целом производили впечатление подкованных в своей сфере людей. Но время от времени попадались интересные кадры. Например, однажды к нам пришел мастер педикюра с запросом сделать курс, но не смог самостоятельно даже предложить тематику и основные информационные блоки. Это повесили на меня, и я с истерическим хохотом бороздила просторы интернета в попытке разобраться в педикюре за пару дней.

Спустя три месяца работы я заболела ковидом. Написала об этом проджекту, но он и не подумал предложить отпуск: скоро предстояло запустить очередной курс. Пришлось пахать, несмотря на температуру и ужасную слабость. Это все же была первая работа по трудовой, казалось, что без меня процесс остановится и я всех подведу.

К моменту выпуска курса я начала выгорать. Очевидно, сама была виновата, но осадочек остался. К тому же порядком надоела рутинность и монотонность моих обязанностей. Особенно напрягало, что приходилось отсматривать долгие часы отснятого материала и скрупулезно ставить тайм-коды в нужных местах. В какой-то момент ко мне еще пришел проджект и заявил, что на просмотр уходит слишком много времени. Сказал, что нужно нарастить скорости и начать вести эксель-таблицу с рабочим временем, чтобы они точно знали, что я отрабатываю свои 30 часов в неделю.

Тут я уже задумалась о том, чтобы начать искать другие варианты работы, но вдруг компания решила уволить второго методиста, и я снова ощутила груз ответственности. Мне не хотелось подводить хороших людей.

Так продолжалось около полугода. Попадались и интересные задачи. Например, мы устраивали бьюти-марафоны: целый день разные эксперты показывали мастер-классы в прямом эфире, проводили розыгрыши и представления для онлайн-аудитории. Нужно было помогать с организацией и работать на площадке. Я следила за трансляцией и презентациями, которые шли в эфир.

Думаю, если бы я была более активной, могла бы дослужиться до проджект-менеджера. Они получали в компании 80 000—100 000 ₽ и отвечали за весь процесс продюсирования — от коммуникации с блогерами до ценообразования.

Итог. Я проработала в компании полгода. В декабре к нам пришла блогер, которая продавала онлайн-курсы по продвижению для мастеров маникюра. Мне стало некомфортно с первой встречи: девушка называла свою аудиторию курочками и больше говорила про ценообразование, чем про контент.

Мы много говорили о структуре, информационных блоках, но в итоге новый «суперкурс» собирался из обрывков нескольких старых.

Помню, как обсуждали, что нужно включить как можно больше разных блоков, чтобы контент выглядел «солидно».

Проектирование дополнительных материалов опять полностью скинули на меня, а затем обвинили в том, что я не предложила ничего содержательного.

Когда на очередной летучке было решено продавать минимальный пакет за 69 900 ₽, я поняла, что точно нужно уходить. Написала директору сразу после Нового года, но меня попросили остаться и выпустить тот злосчастный курс.

Я честно доработала до этого момента. Лепила из ничего дополнительные материалы, пыталась придумать реально полезные домашние задания. Но невозможно сделать качественный продукт, если самому заказчику нужно другое.

Последней каплей стал отсмотр отснятого. На видео попал момент, как блогер ругается на меня матом за то, что я подготовила все не так, как ей надо. Я подумала не проставить тайм-коды, чтобы эта прелесть осталась в финальной нарезке, но в итоге честно сделала свою работу. Курс выпустили, а я ушла на свободу с чистой совестью.

Блогер блогеру рознь. Даже в одной нише бьюти-индустрии мне встречались как реальные эксперты, которые хотели сделать качественный продукт, так и люди, которые больше заботились о своем доходе. С первой категорией вполне можно работать, а вот со второй лучше никогда не пересекаться.

Работаете или только учитесь? Покажите ваше рабочее место и станьте героем следующего материала

Тэги: работа
Лада Кошман
Работали с блогерами и лидерами мнений? Поделитесь опытом:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество