«Каждый миг ощущала, что живу»: как девушки год волонте­рили с людьми с инвалид­ностью
Кто помогает
665
Фотографии из личного архива героинь

«Каждый миг ощущала, что живу»: как девушки год волонте­рили с людьми с инвалид­ностью

И смогли лучше узнать себя

6
Аватар автора

Анна Тульская

руководитель волонтерской службы «Перспектив»

Страница автора

Волонтерство — шанс стать лучше и попробовать другую жизнь.

Петербургская благотворительная организация «Перспективы» с 1996 года поддерживает детей и взрослых с тяжелыми нарушениями развития в интернатах и семьях. Главная цель НКО — создать такие условия для подопечных, чтобы они могли вести максимально достойную жизнь.

У организации есть волонтерская программа «Добровольный социальный год». В ней доброволец 6 или 12 месяцев помогает подопечным НКО в детском доме-интернате № 4 в Павловске, психоневрологическом интернате № 3 в Петергофе, в семьях или в квартирах сопровождаемого проживания.

Обычно волонтер занят 20—35 часов в неделю, во время которых сопровождает подопечных на прогулки, занятия в мастерских, поездки, организует досуг. «Перспективы» проводят обучение и выплачивают компенсацию на питание в 14 000 ₽. Дополнительно оплачивают проезд до проекта, а иногородним еще предоставляют комнату.

Для Тинькофф Журнала два волонтера проекта рассказали, как прошел их «Добровольный социальный год» и чему научил.

Кто помогает

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «Кто помогает». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В марте и апреле мы рассказываем о волонтерстве. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто ее оказывает, можно в потоке «Кто помогает».

«Работа с интересными людьми вновь пробудила интерес к миру»

Аватар автора

Яна Тихомирова

Страница автора

Предыстория. Я родилась в Днепропетровске, затем с мужем переехала в Москву, а после сама перебралась в Крым. По профессии я преподаватель фортепиано. Увлекаюсь всем, что связано с творчеством, культурой, познанием мира, себя, человека и природы.

В 2022 году я искала новое дело жизни. Давно мечтала проявить себя в благотворительности, особенно привлекала помощь людям с особенностями развития. Я провела два месяца в Петербурге и написала об этом пост в соцсетях: рассказала, что хочу задержаться в городе и думаю записаться в волонтеры. Одна из моих подписчиц поделилась ссылкой на благотворительную организацию «Перспективы».

У меня не было опыта волонтерства, и я не представляла, как общаться с людьми с тяжелой инвалидностью.

Меня это не смутило, а наоборот: показалось жизненно необходимым помогать именно в этой сфере.

Я заполнила анкету на программу «Добровольный социальный год», и со мной связались представители благотворительной организации. Я прошла собеседование: спрашивали об образовании, опыте работы, моих ожиданиях и представлениях о волонтерстве.

Затем руководительница волонтерской службы Анна Тульская и координатор добровольцев Татьяна Костева провели для новичков два онлайн-семинара. На них познакомили с проектами благотворительной организации, рассказали о программе, научили общению с подопечными, решению практических вопросов. Еще своим опытом поделились волонтеры прошлых лет. На обучении мне было интересно, и я почувствовала: это то, что я искала.

После меня ждали три пробных дня. Это обязательное условие, чтобы оценить, сможет и захочет ли волонтер помогать в выбранном проекте. Я провела их в «Доме на воле» — проекте сопровождаемого проживания в деревне Раздолье Ленинградской области. В нем люди с особенностями развития из ПНИ № 3 и семей живут в условиях, близких к домашним. В этом им помогают социальные работники, педагоги и волонтеры.

Я познакомилась с местом, подопечными и персоналом, попробовала себя в работе и почувствовала интерес жильцов и будущих коллег. Так убедилась, что справлюсь. Решила серьезно поменять жизнь и переехала в Петербург. Без сомнений сразу согласилась на год.

Мой опыт волонтерства. Я была добровольцем в двух проектах:

  1. Первые полгода провела в «Доме на воле» в Раздолье, который открылся в 2016 году. В нем участвовало шесть подопечных и десять сотрудников. Деревня расположена в 100 километрах от Петербурга, и для волонтера там немного вариантов досуга. Зато это помогает лучше погрузиться в работу. Еще Раздолье — хороший вариант для любителей природы и сельской жизни.
  2. Оставшиеся шесть месяцев была добровольцем в петербургской квартире сопровождаемого проживания на Морской набережной. В ней жили шесть подопечных и работали восемь сотрудников. Мне нравилось, что в Петербурге больше возможностей для досуга и я могла участвовать в волонтерских встречах по вечерам.

В «Доме на воле» и петербургской квартире живут взрослые с физическими и ментальными ограничениями здоровья, например аутизмом, речевыми трудностями, ДЦП. Кто-то попадает туда из семьи, а кому-то удается выписаться из интерната при помощи благотворительной организации.

Такие люди не могут жить самостоятельно, и им нужна поддержка во всем: от приготовления пищи и похода в магазин до организации досуга — прогулок, игр, поездок в театр или на концерт.

«Перспективы» помогают желающим найти частичную занятость в инклюзивных мастерских. Так, в «Доме на воле» есть керамическая мастерская, где подопечные трудятся от двух до пяти дней в неделю в зависимости от желания и возможностей.

В «Доме на воле» и квартире на Морской за людьми с инвалидностью круглосуточно присматривают сотрудники-профессионалы. Я же была единственным волонтером, и меня это поразило: ведь столько людей мечтают найти смысл жизни, пытаются ощутить себя по-настоящему нужными и заняться настоящим делом.

Я должна была помогать подопечным во всех их задачах. Волонтерская смена длилась с 10:00 до 17:00. С утра я готовила завтрак вместе с дежурным подопечным, накрывала на стол, кормила тех, кто не мог сам держать ложку, убирала и мыла посуду. После у нас была прогулка. Я сопровождала тех, кто ходил самостоятельно, и помогала тем, кто передвигался на коляске.

Дважды в неделю вместо прогулки мы ездили в инклюзивное пространство «Нормальное место»  . Здесь для подопечных проводили уроки рисования и другие мастер-классы — например, по футболу от команды «Зенит». Под руководством режиссеров Максима Якубсона и Елены Шифферс люди с инвалидностью ставили спектакли.

Дважды в месяц мы ездили в студию «Да»  на Васильевском острове. Все занятия вели профессиональные художники, театральные деятели, керамисты, портные, повара и специалисты, которые адаптируют программы для людей с особенностями развития.

В 13:00 был обед, перед которым мы с дежурным проводили уборку. Я помогала готовить или общалась с теми, кто в этом не участвовал. Мы читали, разговаривали, рисовали и играли в настольные игры. С теми, кто не успел погулять с утра, выходили после дневного отдыха.

По желанию у волонтера есть свободное время. Обычно я отдыхала немного для перезагрузки: пила чай в тихом уголке или выходила на улицу.

За полгода в «Доме на воле» я получила бесценный опыт взаимодействия с людьми с особенностями развития: научилась находить с ними общий язык, обращаться с инвалидной коляской, помогать чистить зубы или менять памперс. Когда я стала добровольцем в квартире на Морской, она только создавалась. Благодаря опыту в «Доме на воле» я могла быть полезна в том числе в организационных моментах.

Если на день не планировалось никаких занятий, мы обязательно отправлялись на прогулку
Если на день не планировалось никаких занятий, мы обязательно отправлялись на прогулку
Гуляю с Виталием Колузаевым — жильцом квартиры сопровождаемого проживания, художником арт⁠-⁠студии «Перспектив»
Гуляю с Виталием Колузаевым — жильцом квартиры сопровождаемого проживания, художником арт⁠-⁠студии «Перспектив»

Помимо вводного обучения для волонтеров раз в три месяца проводят семинары. На первом занятии знакомят со специалистами и миссией «Перспектив». Второе занятие посвящено уходу за подопечными с тяжелыми особенностями здоровья. На третьем объясняют специфику волонтерской работы в проектах сопровождаемого проживания и интернатах.

На обучении предупреждают, что волонтер может столкнуться с усталостью, выгоранием и тревогой. Преодолеть их мне помогла поддержка других добровольцев и сотрудников благотворительной организации. Координатор проекта и коллеги давали обратную связь, делились примерами из своего опыта, кураторы обсуждали возникающие проблемы.

Руководительница проекта Анна Тульская тоже беседовала со мной по телефону. У нее огромный опыт, поэтому мне помог даже простой разговор с ней. Также раз в квартал проводится супервизия с психологом НКО, а в сложной ситуации волонтер может запросить индивидуальную консультацию. Еще меня поддержали сами подопечные.

Мне понравилось, что участникам «Добровольного социального года» бесплатно дают жилье, нужно было только платить за коммунальные услуги. В Раздолье я жила в двухкомнатной квартире в пяти минутах от работы. Моей соседкой была сотрудница проекта, которая помогала привыкнуть к месту и работе. В Петербурге меня поселили в двушке в центре города с другим волонтером. В квартирах были все удобства: стиральная машина, интернет, оборудованная кухня.

Еще нам выплачивали денежную компенсацию. В моем случае она была до 700 ₽ в день на еду и средства индивидуальной защиты. Еще компенсировали стоимость проезда к месту работы — до 90 ₽ в день.

Я не экономила и вела привычный образ жизни: ходила на шопинг, в театры и музеи, посещала арт-проекты, салоны красоты, кафе. Чаще покупала продукты в магазине и готовила сама. Я тратила накопления и доход от сдачи дома в аренду.

Многие годы я была сама себе хозяйкой и вела свой проект в Крыму. Было непросто влиться в коллектив после этого.

Но я просто вставала и шла волонтерить: вдохновение приходит в момент работы.

За первые полгода я сильно устала, но, к счастью, всем волонтерам положены 24 дня отдыха. Я использовала их для посещения других проектов в Петербурге, чтобы понять, что делать дальше. Тогда осознала, что мне тяжело работать пять дней в неделю, и мне разрешили волонтерить три-четыре дня. Компенсация стала меньше, но такой график подходил мне лучше: я чувствовала себя в ресурсе и не боялась подвести коллег.

Итоги. Я рискнула, переехала в другой город и полностью отдала себя делу, которое нравится. Для меня волонтерство стало привилегией: расходы во время «Добровольного социального года» превысили доходы, но я смогла себе это позволить.

Год — это оптимальный срок, чтобы дать себе право переосмыслить жизнь, получить новый опыт и помочь нуждающимся. А главное, мне очень помогли общение с коллективом, НКО и людьми с особенностями развития. Я почувствовала себя живой, сильной, гибкой, полезной и состоявшейся. Во время волонтерства ни разу не возникало сомнения, полезна ли моя жизнь.

Благодаря проекту я изменилась в лучшую сторону. До этого из-за климакса у меня на восемь лет пропадало ощущение жизни — я существовала словно в анабиозе. Во время «Добровольного социального года» начала «размораживаться». Работа с интересными и творческими людьми с особенностями развития помогла мне стать менее эгоистичной и вновь пробудила интерес к миру.

Помогла и жизнь в Петербурге — исторически интересном для меня городе, в котором есть концертные залы, музеи, творческие пространства. После волонтерства я осталась здесь жить и начала экспериментировать в модельной сфере.

На театральной репетиции с музыкантом Игорем Лисовым и Юлией Родиной — жительницей дома сопровождаемого проживания в Раздолье
На театральной репетиции с музыкантом Игорем Лисовым и Юлией Родиной — жительницей дома сопровождаемого проживания в Раздолье
Я с Кириллом Шмырковым — художником арт⁠-⁠студии благотворительной организации «Перспективы» и актером международного «Театра без границ»
Я с Кириллом Шмырковым — художником арт⁠-⁠студии благотворительной организации «Перспективы» и актером международного «Театра без границ»

«Я впервые почувствовала, что делаю что-то значимое»

Аватар автора

Ира Дождёва

Страница автора

Предыстория. Я родилась и выросла в Ростове-на-Дону. По профессии я историк, сейчас работаю в библиотеке. Увлекаюсь фото, в основном снимаю на пленку. Люблю походы и поездки в незнакомые места, коллекционирую классные стихи. Окончила курсы веб-дизайна, но пока применяю это только в создании контента в соцсетях библиотеки.

После защиты диплома в 2022 году я плохо ощущала почву под ногами. Тогда подумала, что почувствовать ее мне поможет социально значимая деятельность, желательно — связанная с помощью конкретным людям. У меня уже был небольшой опыт волонтерства в градозащитных проектах в Ростове.

Летом 2022 года я волонтерила в Валаамском монастыре на одноименном острове. Там познакомилась с человеком, который рассказал мне о «Добровольном социальном годе». У меня не было опыта коммуникации с людьми с тяжелой инвалидностью, но я давно была в теме: интересовалась практикой их поддержки, много смотрела и читала о системе психоневрологических интернатов в России.

По возвращении в Петербург я сразу заполнила анкету на сайте НКО. В тот же день мне позвонили и пригласили на информационную встречу с координатором волонтеров Таней Костевой. На ней она рассказала о программах организации.

После меня позвали на собеседование, где расспросили о причинах интереса к проекту и планах, попросили написать мотивационное письмо. Это позволило еще раз тщательно обдумать решение.

После я провела три пробных дня в психоневрологическом интернате № 3 в Петергофе. Первое его посещение стало одним из самых сильных впечатлений за год: помню, как подопечные спешили познакомиться со мной и очень радовались мне.

Сначала я собиралась стать волонтером выходного дня, поскольку боялась, что не смогу посвятить добровольчеству год. В ней добровольцы гуляют и организуют досуг для жителей интерната, приезжают раз в одну-две недели на несколько часов.

Сомнения развеялись, когда подробно узнала о годовой программе. Я решила, что этот формат позволяет полностью посвятить себя благотворительности. На выбор повлияло и то, что волонтерам «Добровольного социального года» платят денежную компенсацию за питание и расходы на проезд.

Хотя первоначальное решение о волонтерстве было спонтанным, вход в программу был осознанным благодаря координаторам «Перспектив». Они всегда были на связи и помогали обдумать, готова ли я к ответственности.

Мой опыт волонтерства. Я решила весь год помогать в ПНИ № 3 в Петергофе. Здесь живут люди с физическими и ментальными особенностями, которые, как правило, попадают в систему интернатов с детства.

Для человека извне эта среда покажется странной и непривычной.

ПНИ похож на что-то между тюрьмой и больницей, где стираются все представления об индивидуальности.

Здесь живут по несколько человек в комнатах, у подопечных минимум личных вещей. Лишь некоторые занимаются днем чем-то осмысленным.

Для волонтеров специалисты «Перспектив» в течение всего года проводят практические семинары. Мне навсегда запомнилось занятие по передвижению и кормлению, на котором мы смогли примерить на себя роль жильцов интерната. Каждый из нас почувствовал, каково это — когда тебя кормят лежа, везут на коляске по кочкам и неаккуратно перекидывают на кровать. К сожалению, подопечные интернатов привыкают к ощущению объективизации с детства.

Я навсегда запомнила ощущение объективизации, которое испытывают жильцы ПНИ
Я навсегда запомнила ощущение объективизации, которое испытывают жильцы ПНИ

«Перспективы» стараются сделать жизнь подопечных более нормальной, вытащить их из этой обезличенной среды. Добровольцы помогали привнести в их жизнь элементы быта, привычные за пределами ПНИ: прогулки, интересный досуг и дружеское общение.

Вместе со мной «Добровольный социальный год» в ПНИ проходили пять человек. Мы помогали подопечным с 09:30 до 16:30 четыре дня в неделю в повседневных делах: одеться, поесть, почистить зубы и умыться, сходить на прогулку.

На территории интерната открыты мастерские «Перспектив» — театральная, керамическая, кулинарная и арт-студия. Это делает его одним из передовых, поскольку обычно такого нет в ПНИ. Занятия ведут опытные педагоги и кураторы.

Мне с первого дня запомнился контраст между мастерскими и интернатовскими отделениями: в первых — свободное творчество, во вторых — все строго регламентировано. Мы помогали на занятиях: например, я лепила из глины вместе с подопечными и следила за их комфортом.

Не всегда обязательно организовывать какой-то досуг. Важен сам факт присутствия волонтера рядом, внимания к человеку и его потребностям. Можно просто сидеть рядом и часами рисовать один и тот же кружок на бумаге. И это будет продуктивным занятием, потому что ценно само время вместе.

В психоневрологическом интернате в Петергофе я проводила по семь часов
В психоневрологическом интернате в Петергофе я проводила по семь часов
Вместе с другими волонтерами и подопечными мы наряжали елку в коридоре интерната
Вместе с другими волонтерами и подопечными мы наряжали елку в коридоре интерната
1/2
В психоневрологическом интернате в Петергофе я проводила по семь часов

Перед началом волонтерского пути я боялась, что не смогу найти общий язык с подопечными. Но оказалось, что все не так сложно: чаще всего они сами направляют общение и дают понять, какой способ коммуникации будет подходящим.

Подопечные не стеснялись делать мне комплименты или замечания. Когда я только училась обращаться с инвалидной коляской, девушка, которую я везла, после прогулки похвалила меня и показала «класс». Другая улыбалась при моем появлении в комнате и сама придвигала стул для кормления. Так я понимала, что она готова принять мою помощь во время обеда. Главное — быть открытым и внимательным, и коммуникация наладится сама по себе.

Мне было сложно привыкнуть к атмосфере интерната и несправедливости, которую проживающие испытывали со стороны системы. Часто у них почти нет личного пространства, возможности как-то реализовать свои индивидуальные качества и стремления. Но для этого и нужны добровольцы из «Перспективы».

Когда я ощущала усталость, мы с другими волонтерами поддерживали друг друга. По вечерам я вместе с добровольцами и кураторами шла из интерната на электричку через лес. Мы общались обо всем, а на станции покупали вкусное мороженое. Сразу становилось легко и хорошо, проблемы отступали. Также помогали семинары и разговоры с координаторами.

На обучающих семинарах нам давали практические навыки и общее представление о задачах волонтеров. Это занятие было об основах взаимодействия с людьми с тяжелой инвалидностью
На обучающих семинарах нам давали практические навыки и общее представление о задачах волонтеров. Это занятие было об основах взаимодействия с людьми с тяжелой инвалидностью
Я научилась перемещать коляску так, чтобы было легко мне и комфортно подопечному
Я научилась перемещать коляску так, чтобы было легко мне и комфортно подопечному

Итоги. Во время «Добровольного социального года» я впервые почувствовала, что делаю что-то значимое и нахожусь на своем месте. Люди с инвалидностью нуждаются в поддержке вне зависимости от происходящего в мире. У меня появилось понимание, что главное — это человеческая жизнь, а остальное — второстепенно.

В интернате я много думала о смерти. Страх ушел, осталось только ощущение мирного покоя и понимания, насколько ценно все связанное с человеческой жизнью. Во время волонтерства я испытала максимальное ощущение свободы: нет более освобождающего чувства, чем осознание, что делаешь что-то от души.

Опыт добровольчества помог мне стать более терпеливой и бережной. Причем не только к людям с инвалидностью, но и ко всем.

А еще это приносит много любви к себе и окружающим.

У меня за год в проекте случилось много личных изменений. Так, по вечерам я начала подрабатывать репетитором по истории, чтобы иметь деньги на хобби. Раньше я вряд ли бы заставила себя это сделать, хотя и думала приобрести такой опыт. Также через девять месяцев я решилась на переезд из Мурина, где жила с мамой, в Петергоф. Здесь сняла квартиру с друзьями, чтобы тратить меньше времени на дорогу до работы. Мне настолько понравилось, что захотелось жить здесь в будущем.

Волонтерский год подарил мне кучу классных историй и новых друзей. У нас остался волонтерский чат, мы подписаны друг на друга в соцсетях. После окончания проекта мы уже успели увидеться на организованной «Перспективами» встрече. Поддерживаю общение и с координаторами волонтерской службы. В декабре 2023 года организовала в своей библиотеке встречу про «Добровольный социальный год».

Я получила опыт, без которого себя уже плохо представляю. Очень закаляет постоянная тренировка способности находить решение в нестандартных ситуациях. Теперь это помогает мне в работе, и я знаю, что могу справляться с гораздо более трудными вещами, чем раньше могла представить. Благодаря этому я стала больше доверять себе.

Желающим стать волонтером я советую не бояться, но при этом осознавать всю ответственность этого решения и взвесить свои силы. Ведь текучка среди добровольцев плохо сказывается на доверительной и открытой атмосфере, которая есть сейчас.

А еще рекомендую избавиться от стереотипа, будто бы добровольцы — какие-то очень выносливые и смелые люди, практически супергерои. Раньше я тоже так думала. Но теперь уверена: волонтерство по силам любому, кто справится с физической и эмоциональной нагрузкой.

Как еще помочь людям с тяжелой инвалидностью

Благотворительная организация «Перспективы» с 1996 года поддерживает детей и взрослых с тяжелыми нарушениями развития в интернатах и семьях, создает для них достойные условия жизни и способствует их принятию в обществе.

Вы можете поддержать работу организации, оформив регулярное пожертвование:

Анна Тульская
А сколько времени вы готовы посвящать волонтерству? Смогли бы участвовать в годовой добровольческой программе? Расскажите почему:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Вот что еще мы писали по этой теме

Сообщество