Трудоголизм — верный путь к хронической усталости и апатии.

Но есть еще целый ряд причин, по которым у сотрудников может развиться эмоциональное выгорание. Читатели Т⁠—⁠Ж рассказали, к каким моментам на работе лучше присмотреться более пристально, чтобы не довести себя до такого состояния.

Это истории читателей из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

История 1
Когда выходишь на новую работу, толком не отдохнув от старой

Аноним
работала по 12 часов в день

Мне 23 года, я логист. Сменила уже три рабочих места, зато набралась опыта в сфере грузоперевозок. Поняла, что столкнулась с выгоранием, после того как в течение пяти месяцев работала более 12 часов в сутки. Решила уйти, но мне предложили другую работу. Погрузилась в нее, толком не отдохнув, и у меня начались эмоциональные срывы. Думаю, это произошло в том числе потому, что у моего руководителя не было никакого желания работать, а я из-за своей мягкотелости позволяла на себе ездить.

Восстановиться пыталась с помощью БАДов для психики. Они стоят около 1200 Р, и, честно говоря, это сомнительный способ борьбы с выгоранием. В себя я так до конца пока и не пришла. Собираюсь уволиться, возьму перерыв на месяц-два. Буду заниматься только собой и любимыми делами.

Зато благодаря опыту выгорания я поняла, что способна жить как робот — но недолго. Начала задумываться о собственном деле, потому что работать по 12 часов на себя или впахивать так на дядю — разные вещи. Также размышляю о получении дополнительного образования, чтобы сменить сферу деятельности.

История 2
Когда после фриланса оказываешься в офисе, получаешь хорошую зарплату, но больше ничего не успеваешь

Аноним
долго не меняла обстановку

Мне 38, чаще всего я работала (и работаю) удаленно. Сейчас я редактор-корректор в интернет-издании.

С выгоранием столкнулась, когда пошла работать в офис. Раньше я фрилансила в SMM, вела аккаунты местного мелкого бизнеса: сочиняла контент-планы, сама делала фотографии и писала тексты. И была предоставлена самой себе в плане графика. Но заработок был нестабильный: сегодня клиент есть, а завтра он решит, что все эти ваши соцсети не работают. Поэтому, когда я получила оффер от одной ИТ-компании, которой требовался редактор в отдел маркетинга, решила попробовать. Зарплата, крутой офис и прочие плюшки на уровне. Но хватило меня всего на полгода.

Через пару месяцев работы я заметила, что по утрам в будни сижу и смотрю в одну точку минут десять, а потом вызываю такси, так как проснуться вовремя не могу. В пятницу вечером скачиваю как можно более глупую книжку из раздела «Женское фэнтези» и читаю ее запоем все выходные, с небольшими перерывами на еду. Уборка стала практически нереальным делом — не было сил, да и столько плохо написанных книг еще не было прочитано.

Еще я стала постоянно болеть. То кто-то привезет в офис ротавирус с Черного моря и все по очереди лежат дома. То простуда гуляет. То просто было настолько плохо, что я работала из дома (благо такая возможность была).

Из жизни ушла ясность. Я чувствовала себя полным дерьмом, неспособным вытошнить из себя ни слова в гугл-док по созданному мною же контент-плану. Все фразы казались кривыми, а мой предыдущий опыт работы настолько неважным, что становилось непонятно, куда я дальше пойду, когда сферические в вакууме «они» поймут, что я плохая?

Причин моего выгорания было несколько. Во-первых, отсутствие отдыха в течение многих лет. После университета у меня практически не было отпусков, а если и были, то я во время них периодически решала рабочие вопросы. При смене работы выходила на новую сразу же, без пауз. Во-вторых, нет отдыха — нет и смены окружения. Я никуда не ездила, видела перед собой только коллег и монитор.

Добавляло огня и то, что при таком бешеном графике я еле могла оплачивать коммуналку и еду: заработок был очень низким. Кроме упомянутой ИТ-компании — там зарплата была такой хорошей, что я долго не могла решиться ее потерять. Наконец, меня настиг жизненный кризис.

Мне 35, у меня нет детей, хобби и впечатлений от путешествий. Зато есть хорошо оплачиваемая работа, которую я ненавижу. Что дальше?

Я уволилась из офиса и месяц просто спала и ела, стараясь ни о чем не думать. Накоплений (30 000—35 000 Р) хватило впритык на два месяца без работы. В это время я не делала никаких импульсивных покупок — кроме разве что кофе навынос. Но после 30 дней лежания стало ясно, что оно не помогает. Тогда я договорилась со своим парнем, что беру паузу еще на несколько месяцев и новую работу искать пока не буду — на тот момент я прекрасно знала такие слова, как «выгорание», «саббатикал» и «психотерапия».

Ошибкой было то, что я сохранила некоторых клиентов по SMM. В перерывах между просмотром сериалов и употреблением готовой еды я пыталась писать посты и ретушировать фото, но это давалось мне с огромным трудом. Получала я за эту работу около 15 тысяч. Думаю, если бы я сразу же прекратила общение с клиентами и реально совсем ничего не делала, то восстановилась бы быстрее. Еще надо было сменить обстановку: уехать в другой город, хотя бы просто чаще выходить из дома. Но это я понимаю только сейчас.

Был месяц, когда я не заработала вообще ничего — все траты взял на себя мой парень. Но расходы были небольшими: простая еда, поездки на маршрутке. Правда, пришлось потратиться на травматолога-ортопеда: после стольких лет сидячей работы заболела спина. Заплатила 1500 Р за прием, около 500 Р отдала за лекарства и 8000 Р — за курс массажа.

Справилась я с выгоранием или нет — сказать трудно. До сих пор иногда накатывает, какая я немолодец и вообще. Отдыхала я в общей сложности пять месяцев. Если бы продолжала работать в ИТ-компании, то заработала бы за это время 225 000 Р.

История 3
Когда количество стресса и уровень ответственности зашкаливают

Катя Носкова
была слишком увлечена работой

Сейчас мне 34 года. Когда у меня случилось выгорание, мне было 29, я была генеральной директоркой отеля и просто обожала свою работу. Быть управляющей — безумно интересно. У меня была классная команда, интересные задачи, и я почти ничем другим не увлекалась.

В какой-то момент я стала болеть — несильно, но регулярно. Сначала у меня впервые в жизни был гайморит, потом конъюнктивит, затем простуда, больное горло, молочница — каждый месяц со мной что-то происходило. Я понимала, что мне нужен отпуск, но на него все не было времени.

Зато было очень много стресса и огромная ответственность за бизнес и людей.

А потом у меня немного заболела грудь. Я решила попасть к врачу, но, чтобы надолго не уходить с работы, записалась по ДМС в маленькую частную клинику рядом с отелем. Мне не повезло: маммолог попался не очень и просто выписал обезболивающее. Сначала мне словно стало лучше. Но потом было несколько острых приступов, и в итоге мне все-таки пришлось записаться к хорошему специалисту.

В тот вечер я должна была улетать в отпуск — была уже в таком состоянии, что у меня разве что глаз не дергался. Врач отправил на УЗИ, по результатам которого спросил: «Сами доедете до хирурга или вам вызвать скорую?». Оказалось, что за две недели у меня развился серьезный абсцесс кисты и нужна была срочная операция. Так что в отпуск я не улетела, потому что попала в больницу — как раз накануне Нового года. Основные расходы — операцию, отдельную палату, перевязки — покрыло ДМС. Я потеряла только около 30 000 Р на билет в Гонконг.

Причин у моего выгорания было несколько. Я была директоркой, а это стрессовая позиция с большим количеством требований. Быть управляющей — значит не отключаться ни на минуту. Отель работает 24 часа в сутки — значит, нужно всегда быть на связи. Плюс я очень ответственный человек и стараюсь все сделать наилучшим образом. Ну, и самое главное: я очень любила свою работу и была ею увлечена. Поэтому даже не думала, что могу выгореть и что мне нужно планировать отдых, — до тех пор, пока не начались проблемы со здоровьем.

Лежа в больнице после операции, я понимала, что с моей жизнью что-то не так. Улетела в отпуск в Таиланд, Вьетнам и Камбоджу при первой возможности — с еще не зажившим шрамом. Потратила на поездку около 150 тысяч. А по возвращении получила предложение поработать в Танзании. Еще через три месяца я уже улетела в Африку. Быть управляющей здесь — тоже стрессово, но по-другому. Тут у меня уже нет такого высокого вовлечения в дела компании.

История 4
Когда гиперответственность и перфекционизм не приводят ни к чему хорошему

Аноним
еще не восстановился

Мне 36 лет, уже почти 20 из которых я работаю системным администратором. Начал рано, с нуля. Еще в школе был эникейщиком, то есть помощником сисадмина. Теперь у меня куча международных сертификатов, хорошая работа и нормальная зарплата (а еще семья, ребенок и ипотека). Мой основной способ заработка — администрирование, но брал и разные сайд-проекты, вообще не связанные с ИТ.

Сложно сказать, когда я столкнулся с выгоранием. Я даже не понял, что это произошло. Все так затянулось, что превратилось в «норму». Мне не хочется ставить цели и вообще хоть что-либо делать, чтобы их достигать.

Ничто не вызывает эмоций. Балансирую между «никак» и «все равно».

Возможно, это кризис 30 лет. Но мне кажется, что «накрыло» меня тогда, когда я доделал один огромный проект. Видимо, цена оказалась высока. Гиперответственность и легкий налет перфекционизма, судя по всему, никого не делают счастливым.

Я все еще не восстановился. Отпуск, как показывает практика, справиться с выгоранием не помогает. Единственное, что поддерживает на плаву и не дает совсем превратиться в овощ, — это любимая жена и ребенок. Но я переживаю, что моего ограниченного ресурса не хватит, когда им нужна будет поддержка. К счастью, мое состояние не сказалось плохо на нашем финансовом положении. Скорее даже наоборот. Работу я стараюсь делать, как всегда, качественно. Зарплата повысилась, а расходы на себя уменьшились, потому что особо ничего и не хочется.

Мое теперешнее состояние можно с большой натяжкой назвать балансом. У меня есть хобби, однако даже ему сейчас не хочется уделять время. Пробовал сменить вид деятельности и пошел на курсы веб-верстки, но пока из этого ничего не вышло. На учебу тоже нужны ресурсы, которых нет. А взять и уволиться сейчас вообще будет странно, надо сперва закрыть ипотеку.

История 5
Когда начальство тебя не ценит

Oksana Didyk
сбежала в декрет

Мне 38. Уже более 15 лет я работаю в крупной нефтегазовой компании специалистом по учету нефтепродуктов. Как и в любой системной организации, карьера здесь развивается только с помощью «лохматой руки», начальство тебя не ценит, коллектив разрозненный, а зарплата оставляет желать лучшего.

Однажды все это мне надоело. Исчезло желание идти на некогда любимую работу. Кончился энтузиазм, потребность расти и бороться. Не хотелось что-то доказывать и чего-то добиваться — просто потому, что бесполезно биться головой о стену. Причиной моего состояния в большей степени послужило наплевательское отношение со стороны начальства и постоянный передел в системе, из-за которого сталкивались интересы и пересекались полномочия работников из разных служб и отделов.

Решение нашлось в виде внезапного декрета в самый разгар реформ. Теперь спокойно сижу дома, воспитываю вторую дочку и просвещаюсь в вопросах финансовой грамотности. Печальный опыт долговой ямы и банкротства заставили меня начать по-другому относиться к деньгам. Теперь я погашаю кредиты, коплю подушку безопасности и немного инвестирую. Сейчас моя главная цель — восстановить здоровье после родов. Надеюсь, что декретное выгорание мне не грозит, потому что следующая задача — освоить новую профессию.

История 6
Когда твоя работа — один сплошной дедлайн

Аноним
40-часовую рабочую неделю считает почти отпуском

Мне нравятся игры и кино, поэтому я занимаюсь 3Д-моделированием в геймдев-аутсорс-студии. Пришел в специальность относительно поздно — в 27 лет. Уже два года стараюсь вырасти в старшего специалиста.

Выгорел я на прошлом месте работы, в другой студии. Сперва мне стало тяжело вставать на работу, потом — просто просыпаться. Следом перестало нравиться то, чем я занимаюсь. Спустя полгода я оставил просмотры курсов по специальности, не было желания разбираться в новом. Если раньше мне нравилось приходить домой и моделировать проекты для портфолио, то теперь от этого занятия у меня начались приступы тошноты.

Я практически перестал разговаривать с женой, а все наши редкие разговоры свелись к тому, что я рассказывал о произошедшем в офисе за день. Но часто не было сил и на это. Как она терпела эти беседы, мои возвращения в два часа ночи и работу по выходным и праздникам — для меня загадка. Очень ценю поддержку и терпение моей жены. Не знаю, что могло бы произойти без нее, ведь в последние месяцы я постоянно визуализировал, как выхожу в окно или шагаю под поезд. Вряд ли на самом деле дошло бы до такого, но эти мысли были со мной долгое время.

В последние пару месяцев я больше симулировал деятельность, чем работал. Просто сидел и смотрел в одну точку. Неудивительно, что результат моей «работы» вечером был практически неотличим от того, что было неделю назад. Не думаю, что я делал это специально. Наверное, я так сильно замедлился просто потому, что не находил в себе сил уже ни на что.

Естественно, меня уволили. К удивлению начальства, я поблагодарил их за такой шаг. Самому мне было тяжело это сделать: я чувствовал долг перед коллегами, на которых тут же взвалят мои задачи. Кроме того, моя жена тогда только открыла бизнес, а я только вышел на более-менее приличную оплату труда и хотел помогать ей финансово.

Но у нас в отделе был просто марш смерти: мы постоянно находились в режиме дедлайна, сроки которого все время сдвигались.

Всему виной плохой менеджмент. Работу и ее срок рассчитывали, исходя из норм для старших художников, а выполняли ее младшие. Опытные художники уходили, младшие становились на их место, пытались наверстать упущенное — и все по новой. Это был снежный ком задержек, который мчался по всему отделу и выжимал всех. Больше года у меня были бесконечные переработки: я трудился от 60 до 80 часов в неделю. Мой антирекорд работы — 36 часов без перерыва на сон. Конечно, переработки в игровой индустрии в целом считаются нормой (даже в западных студиях), но такое — уже перебор.

После увольнения мне предложили пойти в другую студию на удаленку. У меня не было перерыва между работами, но обычную 40-часовую неделю с нормальными выходными я воспринял как своеобразный отпуск. А через два месяца ушел в настоящий. Жизнь меня особо не учит, но лучше я буду бомжевать возле трасс, чем соглашусь на такие условия снова.

История 7
Когда из-за кризиса и страха все потерять начинаешь работать на износ

Аноним
пытался все контролировать

Мне 33 года, работаю в ИТ-сфере. Работа позволяет мне высыпаться, а доход — вести достаточно комфортный и здоровый образ жизни. Но что-то пошло не так.

Я уже не первый год работаю удаленно. Однако как только активно стартовали коронавирусные ограничения, в голове что-то переключилось, и я сел дома уже по принуждению. Мой доход упал примерно на 40—50%, я испугался, что могу потерять все, и начал активно работать. Настолько активно, что мой доход сначала выровнялся, а потом вырос еще где-то на 100—150%.

В октябре 2020 года я переболел коронавирусной инфекцией. Жалел себя, ел и спал. Потратил за месяц 6440 Р. В ноябре переживал из-за того, что ко мне все не возвращалось обоняние (это произошло частично лишь в апреле 2021 года). Отдал 15 549 Р на врачей и ПЦР-тесты — делал их платно, потому что мне было сложно ждать 10 рабочих дней. В декабре понял, что у меня стало значительно меньше сил, нет запала и бодрости, а вместо спорта и активности я стал лежать и смотреть кино, баловать себя едой и оправдывать это чем угодно. В 2021 году на посещение лора, психолога, обследования и препараты я потратил еще 38 019 Р.

Думаю, я выгорел из-за страха остаться ни с чем и попыток держать все под контролем. Я не доверяю книгам «Как стать богатым», а полагаюсь только на труд. Верю, что, пока работаю, я достигаю чего-то. Поэтому своим бездействием я демотивирую сам себя.

До недавних пор я все так же просыпался ночью, смотрел «Ютуб» или фильмы и практически жил с телефоном в руках. Но теперь эти новые, пагубные привычки стали мне очень мешать. Как будто одна часть меня оправдывает, а другая осознает, что такой образ жизни — реальная проблема. Борюсь с ним, пытаюсь замещать эти привычки чем-то новым. Кладу телефон где-то далеко, чтобы спокойно спать, и больше совсем не смотрю «Ютуб» (спасибо бесконечной рекламе).

История 8
Когда кроме основной работы у тебя еще несколько подработок

Аноним
набрал проектов и не выдержал нагрузки

Мне 25 лет. Работаю в ИТ-компании менеджером по рекламе, параллельно иногда беру проекты на фрилансе. В свободное время пытаюсь обучаться UX/UI-дизайну.

Началось все с того, что я просто хотел больше зарабатывать, так как боялся нестабильной экономической ситуации. Плюс стоимость жизни увеличилась, и пришлось крутиться.

С выгоранием столкнулся, когда практически от всех рабочих задач меня стало просто тошнить. В то время кроме основной работы у меня было параллельно два проекта на удаленке. Я посвящал каждому по три-четыре часа в день, до и после работы. Сперва все было прекрасно: отличный доход, интересные задачи. Но через месяц я начал замечать, что мне все труднее даются самые обычные действия — написать текст, запустить рекламу. Разумеется, я не придал этому значения, потому что через силу, но все делалось.

А еще через месяц появились проблемы со сном. Я не успевал выполнять задачи в срок, приходилось сидеть часов до 2—3 ночи и вставать в 7—8, чтобы все сделать. Из-за этого я стал рассеянным, злым, разуверился в своих силах и возможностях. Мне казалось, что я плохой специалист, раз так много косячу. Мои мысли занимали только дедлайны и сорванные дедлайны.

Я практически не смещал фокус с работы.

Бросил почти все увлечения, перестал читать книги и гулять. Видимо, поэтому мой мозг стал искать отдых самостоятельно: то отвлечется на видео в «Ютубе», то включит параллельно работе сериал. Мне казалось, что это не мешает, так как идет фоном. Но сейчас я понимаю, что это были уже фактически мольбы мозга: «Ну давай поделаем что-нибудь другое».

Забил на спорт, начались проблемы с давлением и сердцем. Разумеется, свою роль сыграла пандемия и сидячий образ жизни. Да и в целом в Петербурге прогулки в холодное время года — ад, на который не хочется тратить силы и время. Но из-за отсутствия активности я стал уставать еще быстрее. Заедал стресс сладостями и фастфудом, сильно набрал вес.

В итоге я отказался от дополнительных проектов, потому что у меня на ровном месте стали сдавать нервы. А время, остававшееся после работы, решил в качестве «детокса» посвятить себе — читал, играл в видеоигры, гулял в одиночестве. Тем не менее осадочек остался: мне стало казаться, что я разучился работать и что если я не работаю, то проживаю жизнь зря. Всякий отдых, который я решаю себе устроить, отзывается чувством вины. Повысилась тревожность, а недавно у меня даже была паническая атака.

Но это был полезный опыт в финансовом плане. Я тратил все, что тогда зарабатывал, и даже не следил — на что. Поэтому сейчас понял, что при любом доходе нужно уметь откладывать. А еще осознал, что в работе нужно расти не количественно, а качественно. Это помогло мне определить вектор дальнейшего развития.

История 9
Когда попал в зону комфорта и потерял смысл что-то делать

Rex Colt
все еще пытается справиться с выгоранием

Мне 28, работаю в «дочке» крупного авиахолдинга. Долгое время хотел поменять работу, но с начала 2021 года ощутил, что мое отношение к ней изменилось. Я понял, что обстановка у меня на работе более-менее стабильная: я получаю деньги, ухожу вовремя и могу спокойно заниматься чем-то по душе. А к новому месту, которое еще надо будет найти, придется привыкать. Это займет время и потребует сил.

Так и продолжалось: с января по конец апреля я чувствовал подъем во всех аспектах жизни. Я увлекаюсь музыкой — играю на гитаре, пианино, немного сочиняю — и в качестве эксперимента начал вести телеграм-канал. Стал заниматься спортом. Ощущение было такое, что все наконец налаживается.

Но в конце апреля и в мае все постепенно начало куда-то скатываться. Настроение было на нуле, и мир совсем перестал играть красками. Я начал срываться на коллег и в небольшой степени — на родных. Перестал видеть цель и разуверился в собственных возможностях. На деньги мне стало наплевать. В долги не влез, ничего сверх нормы не покупал.

Я до сих пор испытываю проблемы со сном: раньше каждую ночь просыпался в 4 утра, а теперь вообще в 02:45—03:00. Засыпать снова очень сложно: все тянет, какая-то гадость в мыслях. Бывает тревожно, но не понимаю, из-за чего. Апатия ощущается так, словно ничего в жизни и в мире не имеет особого смысла. Да, я жил настоящим с начала года, но что это дает? Момент, будь он самым счастливым в жизни, уйдет и сотрется, «потеряется во времени, как слезы под дождем». В глубине души я понимаю, что это не совсем так, но ощущения у меня сейчас именно такие. Настроения что-то делать нет, сил тоже. Даже канал, который раньше так радовал, больше не привлекает.

Думаю, все это случилось из-за того, что я попал в какую-то зону дикого комфорта. Взять ту же работу: сначала все в порядке, потом я начинаю видеть минусы, что-то начинает подбешивать, затем я понимаю, что есть и плюсы, которые какое-то время перевешивают, но потом сплющиваются с минусами и выходят в ноль — ровный и плоский. И так во всем. А раз ни в чем не видно смысла, значит, пора идти дальше. Но куда — понятия не имею.

Планирую обратиться к специалисту. Родные меня поддерживают, но поскольку смысла я ни в чем не вижу, то и их поддержка проходит по большей части мимо. Думаю, что мне не помешал бы отпуск.

В моей голове он выглядит так: я в избе в лесу, сижу у окна и смотрю вдаль. И никого больше.

Поскольку в данный момент я еще в состоянии, по всей видимости, выгорания, не могу сказать, что мне дал этот опыт. Стараюсь не унывать окончательно и поддерживать в себе осознание, что это не навсегда.

История 10
Когда стараешься все время заполнить работой, чтобы не размышлять о жизни

Аноним
лечится от депрессии

Мне 27 лет. Шесть из них я училась на дизайнера, семь — работаю по специальности.

Я долго не понимала, почему постоянно устаю и не высыпаюсь. Ответной реакцией, как это ни парадоксально, стала потребность заполнить работой и подработками все свое время — чтобы не размышлять о жизни. Я бралась за все проекты подряд, работала по выходным и ощущала острое желание почувствовать забытую радость через деньги: думала, что если я сейчас заработаю побольше, то потом наконец отдохну в отпусках.

Это было в 2018 году, когда путешествия еще были доступны, но радости от них я не ощущала. Наоборот, после отпусков я чувствовала себя сильно уставшей — банально отвыкла от чувства удовольствия, счастья и наполненности.

В какой-то момент я стала все бросать недоделанным. Могла целыми днями лежать и смотреть в соцсетях, как у других «все хорошо». Казалось, что моя жизнь ничтожна и я никогда больше не почувствую себя счастливой от того, что делаю.

Мне надоела работа, где приходилось делать одно и то же изо дня в день.

Впрочем, идей, что бы мне хотелось делать вместо этого, не было. В разгар пандемии с работой у меня было все хорошо, но я старалась заработать еще больше и брала подработки, которые меня в какой-то момент и добили.

Наконец я поняла, что со мной что-то не так. Поговорила с друзьями, которые обращались за помощью, и пришла к выводу, что начать надо с психиатра. В бесплатной клинике меня приняли по записи и поставили диагноз «депрессия». Прописали таблетки примерно на 3000 Р в месяц и психотерапию — 2000 Р в неделю. Лечусь уже девять месяцев, есть прогресс

История 11
Когда выгорание — неотъемлемая часть работы

Аноним
просто разработчик, просто выгорел

Все очень просто. Мне 28, и я — разработчик. Мне кажется, на моей должности с выгоранием рано или поздно встречаются все. Это просто часть работы. И это такое состояние, когда тебе прямо совсем не хочется работать. Каждое небольшое действие, которое раньше занимало пять минут, растягивается на долгие часы, а если над этим действием надо подумать — и того больше.

К счастью, работу и личную жизнь мне удается разделять, поэтому в последней проблем у меня нет. Физического здоровья выгорание тоже не коснулось, чему я рад. А вот психологически, увы, оно меня пошатнуло. Несмотря на неплохие скиллы, я считаю себя недостойным своей работы и денег, которые зарабатываю.

Из-за выгорания я теряю 75 000 Р в месяц — потому что уже давно мог бы устроиться на более высокооплачиваемую работу. Еще мне нужно сходить к психологу, а это минимум 1500 Р за сеанс.

Хочется найти хобби и проводить больше времени с близкими. Стараюсь обращать меньше внимания на естественные стрессы в работе. Пытаюсь больше отдыхать и меньше думать о работе. Чем реже я ею занимаюсь, тем лучше.

Станьте героем Т⁠—⁠Ж. Поделитесь своей историей финансового успеха, провала или выживания