Варикозное расширение вен — очень распространенное заболевание.

Чаще всего болеют им женщины: хотя варикоз во многом определяется наследственной предрасположенностью, он может появиться во время беременности и после родов.

Так случилось и у меня.

Сходите к врачу

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Предыстория

В моей семье предрасположенность к варикозу была, но я об этом никогда не задумывалась. В детстве смотрела на припухшую синюю венку у бабушки на задней поверхности голени, на фиолетовые звездочки у мамы на бедрах. Это казалось мне чем-то естественным, не мешающим жизни и неизлечимым, как родинки. Скорее косметологическим дефектом, чем болезнью.

В 2014 году я родила второго ребенка. Мне было 27 лет, и я была совершенно здорова. Но через месяц-полтора после родов заметила, что на задней поверхности правой голени набухает та самая синяя венка.

Некоторое время я надеялась, что это мне кажется, а если не кажется, то вот-вот пройдет. Нога не болела и никак не мешала заниматься делами, которых было очень много. Я вздохнула, что теперь и мне придется ходить с венкой на ноге, и даже не подумала записаться к врачу. Сейчас жалею об этом: проблему можно было решить проще, быстрее и дешевле.

Как лечиться эффективно и недорого
Лучшие материалы о том, как проверять назначение, выбирать качественное лекарство из дюжины аналогов и возвращать деньги за лечение, — в вашей почте дважды в месяц по четвергам. Бесплатно

Что такое варикозное расширение вен

По разным оценкам, варикоз есть у 10—20% взрослого населения России, то есть это заболевание весьма распространено. Его внешние симптомы известны всем — расширенные и узловатые вены на ногах.

Кроме этого, нередко к признакам варикоза относят отечность, тяжесть и в целом неприятные ощущения в ногах. Не все врачи считают, что эти симптомы связаны с варикозом и обязательно проявляются при нем. У меня, например, не было ничего из этого — я ходила, бегала и занималась спортом в свое удовольствие и без неприятных ощущений после.

В норме кровь должна двигаться по венам нижних конечностей только вверх — для этого в венах есть клапаны, не позволяющие ей течь в обратном направлении. При варикозе клапаны не справляются с потоком крови, возвращающейся к сердцу, и постепенно разрушаются. В результате развивается венозная недостаточность.

Причины, по которым развивается варикоз, пока не выявлены окончательно. Известно, что условием появления варикоза становятся врожденные дефекты венозной стенки, при этом у родителей с сосудами все может быть в порядке. Вена с таким дефектом структурно слабее, она хуже справляется с нагрузкой.

Из этого следует, что повышение нагрузки может заставить варикоз проявиться. Такой эффект дает и беременность, когда увеличивается объем кровотока и повышается уровень эстрогена, делающего стенки сосудов слабее. Есть и другие отягчающие факторы, запускающие это заболевание, например избыточный вес, курение. Риск заболевания растет вместе с возрастом.

По одной из теорий варикозное расширение вен возникает из-за врожденной слабости венозной стенки. Под давлением крови вена постепенно растягивается, со временем деформируются венозные клапаны, поэтому появляются симптомы венозной недостаточности
По одной из теорий варикозное расширение вен возникает из-за врожденной слабости венозной стенки. Под давлением крови вена постепенно растягивается, со временем деформируются венозные клапаны, поэтому появляются симптомы венозной недостаточности
По одной из теорий варикозное расширение вен возникает из-за врожденной слабости венозной стенки. Под давлением крови вена постепенно растягивается, со временем деформируются венозные клапаны, поэтому появляются симптомы венозной недостаточности
По одной из теорий варикозное расширение вен возникает из-за врожденной слабости венозной стенки. Под давлением крови вена постепенно растягивается, со временем деформируются венозные клапаны, поэтому появляются симптомы венозной недостаточности

Как я впервые задумалась о лечении варикоза

Впервые тревожиться я начала года через три, когда расширившаяся венка стала разбухать все сильнее и занимать все большую площадь под кожей. Нога не болела и все так же никак меня не ограничивала. Вот только шорты носить я перестала и вообще начала стесняться своей «некрасивой» ноги.

Шорты носить я почти перестала, даже в жару
Шорты носить я почти перестала, даже в жару

Только тогда я подумала, что «неизлечимость» варикоза — это моя странная идея из детства и все обстоит иначе. Смешно, но поскольку прежде я болела максимум простудой, то оказалась совершенно несведуща в медицинских вопросах. Отличное самочувствие казалось мне чем-то само собой разумеющимся, а любые недомогания — чем-то, что либо быстро пройдет само, либо останется с тобой навсегда. Раньше мне казалось, что надо просто смириться. Теперь я решила узнать, какие у меня есть варианты.

Недолгий период усиленного поиска по запросу «варикоз лечение» убедил: надо действовать. Я узнала не только о том, что варикоз лечится, причем разными способами, но и о том, что главная его неприятность не связана с эстетикой. Варикоз чреват возникновением тромбов, воспалением стенок сосудов и в самых крайних случаях — трофическими язвами. Это сильно меня напугало. По отзывам я выбрала в интернете клинику флебологии и записалась на консультацию.

Как прошла первая консультация у флеболога

Клиника находилась в самом центре Москвы и выглядела очень дорогой. Собственно, такой она и оказалась. Я недолго подождала в приемной — там было еще несколько пациенток, кто-то читал журнал, кто-то пил кофе, кто-то рассматривал свою забинтованную ногу. Через десять минут меня пригласили в кабинет к главному хирургу — он же был управляющим клиникой.

Главный хирург оказался молодым красавцем с дорогими часами и белоснежной улыбкой. Он посмотрел на мою ногу и вздохнул, что почему-то никто не приходит к флебологу, пока болезнь не дойдет до серьезной стадии. Сделал УЗИ, сказал, что я могу не бояться возникновения тромба с минуты на минуту, но с операцией затягивать не стоит. А возможность безоперационного лечения я уже упустила, увы.

Обсудили ход операции: под седацией врачи удаляют вышедшую из строя вену через проколы в коже. Выписываться можно в тот же день. Физическая активность очень поощряется. Компрессионные чулки придется носить две недели после операции. Записаться на операцию можно было хоть завтра — надо только сдать анализ крови и сделать флюорографию.

Окрыленная внезапной легкостью решения проблемы, я пошла на ресепшен узнавать стоимость операции. Сразу упала с небес на землю: мне назвали сумму порядка 90 000 Р — тогда она была для меня совершенно неподъемной. Я сильно расстроилась: в отсутствие опыта была уверена, что других способов решить проблему нет. Сестра и подруги в один голос сказали, что точно можно найти хорошую клинику дешевле, а то и вовсе лечь в государственную больницу по ОМС.

Как прошла вторая консультация у флеболога

Я прикинула другие варианты лечения. В государственную больницу идти не хотелось: однажды я получила сильную травму и долго пролежала в отделении травматологии. После этого мысли о нахождении в лечебном учреждении с распорядком, халатами и грустной едой на подносах вызывали у меня панику. Про московскую больницу № 31, специализирующуюся на флебологии, я слышала только хорошие отзывы, но пересилить себя не смогла.

Потом подумала о сетевых клиниках — по моим представлениям, они должны были оказаться дешевле, чем клиника, куда я обратилась в первый раз. Придя сдать плановые анализы в «СМ-клиник», увидела объявление об акции: скидка 50% на услуги флеболога. Примерная сумма, указанная в объявлении, выглядела не слишком устрашающе. Я снова воодушевилась и решила, что сдам анализы, запишусь к флебологу и сделаю операцию там.

Но мою решимость подорвало то, что стоимость плановых анализов оказалась в два раза больше, чем я рассчитывала. Тогда я подумала, что и со стоимостью операции на вене непременно будет какой-нибудь подвох. Так решение лечить варикоз было отложено еще на какое-то время.

Как диагностируют варикозное расширение вен

Как я уже писала, главный симптом варикоза — внешний: узловатые и выпирающие вены на ногах. Медицинская диагностика заключается в предварительном наружном осмотре и последующем дуплексном исследовании вен нижних конечностей.

В ходе исследования врач получает двумерное изображение вен и артерий. Это позволяет судить о структурных изменениях вен и делать заключение о наиболее подходящем способе лечения. Даже если варикозом затронута только одна нижняя конечность, врач проведет дуплексное исследование обеих ног, чтобы убедиться, что все действительно в порядке.

Можно ли проконсультироваться с флебологом онлайн

Владение ультразвуковой диагностикой — неотъемлемая часть навыков современного сосудистого хирурга и флеболога. Комплексное ультразвуковое исследование на приеме позволяет правильно выбрать метод лечения хронического заболевания вен. Именно поэтому невозможно провести полноценную дистанционную консультацию флеболога, равно как и назначить операцию или другой вид лечения.

Как я искала флеболога в Армении

В начале марта 2022 года я переехала в Ереван. Это был новый этап жизни, и начать его я решила с заботы о здоровье. У меня все так же ничего не болело, но тревожили мысли о тромбе. Из Армении я планировала переезд в Европу и прекрасно понимала, что там любое лечение будет сильно дороже.

В разговоре с кем-то из новых друзей я услышала: «Вообще-то, в Армении прекрасная и недорогая медицина». Это был знак. Вскоре я получила сообщение от знакомой: она писала, что в Ереване у ее сестры косметологическая клиника и к ней можно обращаться с вопросами о медицине или вообще о жизни в новом городе. Я тут же воспользовалась предложением.

Написала сестре и спросила, не знает ли она хорошего флеболога. «Ереван — маленький город, — сказала она. — Мой одногруппник — завотделением флебологии в нашей самой современной клинике. Я дам вам его телефон, просто скажите, что вы от меня».

И я сразу позвонила Аре Филипповичу — тому самому заведующему отделением. Я так долго откладывала лечение, что теперь мне хотелось действовать максимально решительно, пока запал не прошел в очередной раз. Приготовилась говорить серьезно и официально, не занимая слишком много времени. Я тогда еще не перестроилась на медлительный ереванский ритм.

Сначала Ара Филиппович выяснил, как мне Ереван и хорошо ли отдыхается, потом сказал, что приехать на осмотр можно завтра — «когда удобно». Этот разговор был совсем не похож на мое предыдущее общение с врачами. Адреса клиники он не помнил — к тому времени я уже успела понять, что у жителей Еревана свои представления о топографии и знать адрес они часто считают излишним. Несколько раз повторил название, которое для меня звучало как совершенно непонятный набор звуков. Но в приложении такси я эту клинику все же нашла. Называлась она Astghik.

На следующий день я приехала на консультацию. Передо мной высилось современное стеклянное здание. За спиной — низенькие, почти деревенские постройки. Это было очень неожиданное соседство. На ступеньках, ведущих к главному входу, толпились люди. Я удивилась, откуда так много больных. Через несколько дней, ложась на операцию, поняла: к каждому больному прилагается как минимум двое, а то и трое членов семьи.

Больница в Ереване выглядит так же современно, как и в Москве. Источник: medtravelpro.com
Больница в Ереване выглядит так же современно, как и в Москве. Источник: medtravelpro.com

Я отыскала кабинет Ары Филипповича и позвонила ему на мобильный. «Сейчас буду, Анна-джан», — сказал он и действительно через три минуты пришел. Объяснил, что в кабинете не сидит, потому что отделение построено неудобно: его кабинет на втором этаже, а палаты наверху, так что приходится бегать. Говорил он максимально тепло и весело. Это мне очень понравилось: я сильно боюсь медицинских манипуляций, а с ним чувствовала себя спокойно.

Ара Филиппович осмотрел мою ногу, сказал: «Анна-джан, все плохо, но будет хорошо», — и назначил прийти на следующий день на УЗИ, флюорографию и анализы. Пообещал, что прооперироваться можно будет уже на этой неделе. Назвал стоимость операции: 350 000 AMD⁣ (53 480 Р). В больнице мне предстояло провести сутки, поэтому я сказала, что доплачу за отдельную палату. Это стоило еще 15 000 AMD⁣ (2292 Р). Питание стоило 3000 AMD⁣ (458 Р). Платить за это предстояло после операции.

Как я готовилась к операции

На следующий день я приехала в клинику на предоперационное обследование. Постояла в маленькой очереди на УЗИ и в большой — на флюорографию. Очередь сильно отличалась от тех, к которым я привыкла в Москве: хотя людей было много и ждали они явно давно, все были очень доброжелательны, общались друг с другом и смеялись.

Сделав УЗИ и флюорографию, я поднялась в отделение, чтобы сдать анализ крови. Из приемного покоя открывался захватывающий дух вид на Арарат.

Очень доброжелательные медсестры взяли у меня кровь, назвали Анной-джан и сказали, что врачи у них отличные и волноваться совершенно незачем. Я, конечно, все равно волновалась, но уже не слишком сильно.

УЗИ обошлось мне в 20 000 AMD⁣ (3056 Р), ЭКГ и флюорография вместе стоили 11 000 AMD⁣ (1680 Р). Анализ крови — 23 000 AMD⁣ (3514 Р). За все это я заплатила сразу же в кассе на первом этаже. Потом встретилась с Арой Филипповичем, и он сказал, что операция будет прямо завтра. Приехать в больницу надо было уже в восемь утра.

Из приемного покоя открывался захватывающий дух вид на Арарат
Из приемного покоя открывался захватывающий дух вид на Арарат

Как лечат варикозное расширение вен

Варикозное расширение вен — прогрессирующее заболевание, со временем дефективные венозные стенки становятся все слабее, и возникает риск осложнений.

Консервативного лечения, способного полностью избавить от симптомов варикоза, не существует — при диагностированном заболевании так или иначе придется делать операцию, и чем скорее, тем лучше.

Важно заметить, что сейчас лечение варикоза стремится к минимальной инвазивности. То есть операция и восстановительный период проходят легко для пациента.

Вот какие способы лечения существуют сейчас.

Флебэктомия. В рамках этой операции хирург удаляет патологически измененные участки вены через проколы в коже. Кровоток после операции перераспределяется, и кровь возвращается к сердцу по не затронутым болезнью венам. К этому методу прибегают на более запущенных стадиях заболеваниях. Именно такая операция была у меня.

Эндовазальная лазерная коагуляция — ЭВЛК. Этот способ заключается в том, что внутрь расширенной варикозной вены вводится лазерный светодиод, «спаивающий» ослабленную вену. Кровоток в ней блокируется, и венозная кровь возвращается в сердце по здоровым венам. А «запаянная» в результате лазерной коагуляции вена рассасывается в течение полугода после операции.

Склеротерапия. Такая операция предполагает, что врач вводит в расширенную вену раствор, склеивающий ее стенки. Склеенная вена впоследствии рассасывается, кровь возвращается наверх по здоровым венам.

Какая методика лечения варикозного расширения вен считается самой прогрессивной

Парадигма хирургии 21 века — это минимизация инвазивных вмешательств. В начале нулевых во флебологию пришли методы минимально инвазивных вмешательств на венах — методы термического воздействия: эндовазальная лазерная коагуляция, радиочастотная абляция, РЧА, и паровая абляция — последняя не зарегистрирована в РФ.

За прошедшие 20 лет эти методы доказали свою эффективность и безопасность, вследствие чего заняли лидирующие позиции в лечении пациентов с варикозным расширением вен во всем мире. И небезосновательно! Ведь как минимум три преимущества мини-инвазивных методов совершенно не оставляют шансов для архаичной комбинированной флебэктомии.

Во-первых, эндовенозные термические методы — ЭВЛК и РЧА — это быстро. Процедура выполняется под местной анестезией и продолжается 30—40 минут.

Во-вторых, требуется прокол всего 2 мм, достаточный для введения специального катетера, а значит, операция не оставляет никаких следов на коже.

В-третьих, период восстановления почти отсутствует. Местная анестезия, минимальная хирургическая травма — все это позволяет продолжить активную жизнь тотчас после операции. Минимальный дискомфорт доставляет ношение компрессионного трикотажа — обычно до двух недель — и ограничение тяжелых атлетических нагрузок на тот же период.

Есть новые методы, появившиеся за последнее десятилетие. Это механо-химическая облитерация — сочетание механического и химического повреждения венозной стенки — и цианоакрилатная облитерация, при которой вены склеивают специальным быстрозастывающим составом.

Эти методы предполагают отсутствие термического воздействия на вену и проводятся даже без местной анестезии. Из недостатков — возможная аллергическая реакция на химические агенты, высокая стоимость, а также меньший объем знаний, накопленный по осложнениям и отдаленным результатам.

Как прошла моя операция по удалению варикозных вен

На следующий день в восемь утра я стояла у запертой двери в отделение. После трех минут настойчивых звонков дверь наконец открылась. Я вспомнила, что в Армении не очень любят спешить. Палаты на одного тоже не оказалось. Вспомнила, что в Армении договоренности нередко меняются, и смирилась с палатой на двоих.

Моей соседкой оказалась очень приятная женщина, а также ее семья, проводящая время с ней: муж, сын, невестка и внук. Меня тут же окружили заботой. Откуда ни возьмись на тумбочке появился чай с чабрецом и рулетики из лаваша с медом: «У нас своя пасека!» Обсудили диагнозы и рост цен в Армении. Женщина заверила меня, что волноваться не о чем: в клинике действительно прекрасные врачи.

Вскоре появилась медсестра и выдала больничный халат. Через десять минут пришел лечащий врач, разметил ногу маркером по линии расширенной вены и пообещал, что скоро за мной придут.

Мне надели на руку браслет, который помогает персоналу разобраться, к какому отделению прикреплен пациент
Мне надели на руку браслет, который помогает персоналу разобраться, к какому отделению прикреплен пациент

Действительно, вскоре за мной пришли два медбрата. Мы спустились в зал ожидания операции. Там было много людей на креслах-каталках и носилках. Атмосфера была уже более напряженной, чем в очереди на флюорографию. Мне тоже стало тревожно. Меня посадили на кресло-каталку и велели ждать. Минут через 15 те же медбратья отвезли меня в операционную.

Там уже был мой лечащий врач по имени Грач, Ара Филиппович, анестезиолог и несколько медсестер. Мне сделали эпидуральную анестезию, и операция началась. Длилась она около часа, и из всей больничной эпопеи это была самая неприятная часть.

Быть в сознании во время операции и так, на мой взгляд, неприятно. Но быть в сознании и не понимать, о чем твои врачи говорят, неприятно втройне. В какой-то момент я вычленила из потока их речи слово «гангрена» и сильно испугалась. Потом сообразила, что это, скорее всего, не обо мне.

Наконец меня выкатили на носилках все в тот же зал ожидания. Никакой боли не было, ног я не чувствовала — только сильную усталость от нервного перенапряжения. Пришли уже другие двое медбратьев и повезли меня обратно в палату. В какой-то момент они остановились и очень встревоженно склонились надо мной.

Оказалось, что они несколько раз спросили, как я себя чувствую, а я не отвечала. Само собой, не отвечала: говорили они на армянском и, как я была уверена, друг с другом, а не со мной. Посмеялись над этим.

В палате меня снова ждал чай с чабрецом от заботливой армянской семьи. Пришел Ара Филиппович и порекомендовал немедленно выпить кофе, чтобы поскорее прийти в себя. Я подумала, что в Москве бы такого не посоветовали. Выпила кофе, и мне действительно стало веселее.

К часу дня главное дело было сделано, и мне оставалось только лежать и читать книгу. Ходить до завтрашнего утра не разрешили, даже до туалета. За весь день ко мне еще один раз зашел врач: сказал, что операция прошла хорошо и завтра я поеду домой. Несколько раз приходила медсестра: дала таблетку, пообещала сделать укол, если нога заболит. Нога так и не заболела.

Принесли обед — невероятно вкусную куриную лапшу как из детства, овощной салат и котлету. А вот с ужином не вышло: вечером пришла медсестра и предложила йогурт. Я отказалась, а это и был ужин. Но ничего — у меня все еще были рулетики с медом.

По опыту московских больниц я помнила, что где-то в десять в отделении должны погасить свет, чтобы все спали. Ничего подобного. Армения — жаркая страна, здесь люди привыкли вести поздний образ жизни и выходить на улицу, когда заходит солнце. Поэтому к вечеру жизнь в отделении стала только активнее: моя соседка говорила по видеосвязи с семьей, только пару часов назад покинувшей палату, на другом телефоне одновременно смотрела сериал. За дверью палаты хором пели медсестры. В приемном покое кто-то заливисто хохотал.

Я поняла, что заснуть будет сложно. Какое-то время лежала, разглядывая больничный браслет на руке и гадая, что же на нем написано. Наконец расшифровала — мое имя. Довольная, тут же заснула.

Расшифровав свое имя на браслете, наконец заснула
Расшифровав свое имя на браслете, наконец заснула

Как проходит период восстановления после флебэктомии

На следующее утро Ара Филиппович научил меня бинтовать ногу эластичным бинтом, прописал лекарства — на них ушло 19 000 AMD⁣ (2903 Р) — и назначил дату следующей перевязки. После этого можно было ехать домой. Я кое-как дохромала до такси: больно практически не было, но из-за бинта колено не сгибалось, да и наступать на прооперированную ногу было страшновато. Я была довольна, что дело сделано и больница оказалась совсем не пугающим опытом.

Восстановление после операции в большинстве случаев проходит легко. Я неделю ходила с ногой, перевязанной эластичным бинтом, еще месяц — в компрессионных чулках, два месяца пила прописанные мне препараты. Хромать перестала уже через пять дней. На перевязку приезжала еще трижды, с интервалом в два дня. Примерно через неделю мне сняли швы, дали рецепт на компрессионные чулки, они обошлись в 36 500 AMD⁣ (5577 Р). Весь медицинский персонал в больнице прощается словами «здоровья вам». Звучало это очень неформально и душевно.

Мне повезло, но после операции бывают и осложнения. Наиболее распространенным из них считается возникновение гематом в прооперированной области. Нельзя исключать также риска занесения в рану инфекции, появления гиперпигментации и повреждения кожного нерва, при котором может пропасть чувствительность в конечности, нарушиться контроль за сокращением мышц. Но эти случаи редки.

Рецидив варикоза тоже возможен — но в большинстве случаев он менее масштабен и лечится теми же методами.

Компрессионные чулки приходится носить в любом случае — даже если операция была на одной ноге, их надевают на обе. Чулки нужны, чтобы лучше распределить давление по ноге и помочь работе клапанов, не дающих крови двигаться по вене в другом направлении. Степень компрессии у чулок бывает разная, и определять нужную именно вам должен врач.

Как предотвратить варикозное расширение вен

Гарантированно действующих способов профилактики нет. Все дело в том, что ни одна из нижеперечисленных рекомендаций не может устранить врожденного дефекта стенки сосудов. И тем не менее есть разумные советы, которые помогут хотя бы снизить риск возникновения варикоза.

Много двигаться. В идеале — не сидеть без движения дольше получаса. Когда мышцы в движении, кровоток усиливается и кровь не застаивается, а венозные клапаны работают.

Отказаться от высоких каблуков. Если долго ходить на каблуках, нагрузка на сосуды возрастает — вены с этим не справляются.

Делать массаж ног. Это, как и движение, заставляет кровоток усиливаться, а клапаны — работать.

Носить компрессионные чулки. Но только в определенных случаях, например при длительном перелете, и только по назначению врача.

Есть и бесполезные, а то и вредные рекомендации. Вот что специалисты к ним относят:

  • БАДы. Эти средства не имеют доказанной эффективности;
  • гирудотерапия. Пиявки выделяют в кровь вещество-антикоагулянт, разжижающее кровь. Все бы хорошо, но при лечении пиявками очень возрастает риск занесения инфекции;
  • мази-венотоники. Они снимают неприятные симптомы вроде тяжести в ногах и отеков, но эти ощущения не всегда связаны с варикозом, а на сами расширенные вены мази не влияют и необходимость операции не отменяют.

Заключение

Со времени операции прошло уже полгода, и я очень довольна тем, что сделала ее в Армении. Уверена, что в Москве едва ли получила бы столько внимания от врачей.

За лечение варикозного расширения вен и период восстановления я потратила 462 500 AMD⁣ (71 097 Р)

Операция 350 000 AMD⁣ (53 499 Р)
Компрессионные чулки 36 500 AMD⁣ (5579 Р)
Анализ крови 26 000 AMD⁣ (3974 Р)
Дуплексное сканирование вен 20 000 AMD⁣ (3057 Р)
Лекарства («Тромбоасс», «Детралекс») 19 000 AMD⁣ (2904 Р)
Флюорография и ЭКГ 11 000 AMD⁣ (1681 Р)
Операция
350 000 AMD⁣ (53 499 Р)
Компрессионные чулки
36 500 AMD⁣ (5579 Р)
Анализ крови
26 000 AMD⁣ (3974 Р)
Дуплексное сканирование вен
20 000 AMD⁣ (3057 Р)
Лекарства («Тромбоасс», «Детралекс»)
19 000 AMD⁣ (2904 Р)
Флюорография и ЭКГ
11 000 AMD⁣ (1681 Р)

В марте 2022 года курс рубля был очень низким, а я планировала вскоре ехать дальше и хотела сделать операцию как можно скорее. В рублях по тогдашнему курсу все обошлось примерно в 100 000 Р. Сейчас курс сильно улучшился, и в рублях та же операция стоит ощутимо дешевле. Все равно ни секунды не жалею, что сделала ее тогда: чувствовать себя здоровой невероятно приятно.

Нога спустя полгода после операции. Если постараться, можно заметить небольшие точки в местах проколов
Нога спустя полгода после операции. Если постараться, можно заметить небольшие точки в местах проколов

Запомнить

  1. Варикоз — широко распространенное заболевание. Часто он возникает из-за врожденного дефекта венозной стенки. Чаще варикозное расширение вен развивается у женщин, и с возрастом риск заболевания растет.
  2. Доказанных способов предотвратить варикоз нет — но снизить риск его возникновения помогает здоровый образ жизни и физическая активность.
  3. При появлении выпирающих вен на ногах надо сразу обратиться к флебологу — так есть шанс ограничиться минимально травматичной операцией.
  4. Лечить варикозное расширение вен можно и за границей — к примеру, в Армении это обойдется дешевле, чем в некоторых частных российских клиниках.

У вас тоже была болезнь, которая повлияла на образ жизни или отношение к ней? Поделитесь своей историей