Александр Очков и Руслан Буланов делают мебель, предметы интерьера и арт-объекты из старых самолетов. Например, могут изготовить настенные часы из фюзеляжа или диван из двигателя за 2 миллиона рублей.

Сейчас бизнес приносит около 500 тысяч рублей в месяц. Партнеры выходят на зарубежный рынок и собираются запускать новое производство. Но старт был не таким радужным: почти год предприниматели работали в минус, а первоначальные вложения выросли в сравнении с ожиданиями в 2 раза.

Расскажем, как им удалось исправить ситуацию.

Как пришла идея

Отучившись на экономиста, Александр устроился в консалтинг, а после развивал в Москве дилерские сети крупной автомобильной компании. В 2015 году он помог жене основать рекрутинговое агентство и привлек для консультации корпоративного юриста — Руслана. Два года Александр и Руслан проработали вместе и подружились.

Оказалось, у них есть общее увлечение: оба с детства обожают самолеты. Дедушка Александра, Александр Медведев, во время Великой Отечественной был военным летчиком, получил звание Героя Советского Союза и дослужился до звания генерал-полковника. Отец Руслана работал авиаинженером.

Весной 2017 года друзья узнали из интернета об американской компании Motoart, которая с 2000 года производила мебель из деталей списанных самолетов и вертолетов.

Это уникальные изделия за несколько тысяч долларов, изготовленные в основном на заказ. На тот момент годовой оборот Motoart составлял 20 миллионов долларов. В России похожих крупных компаний не было — только частные мастера, работающие на заказ. Для массового производства у них не было ни денег, ни технологий.

Александр и Руслан вдохновились американским опытом и решили пойти в том же направлении. Были уверены: такие изделия будут интересны состоятельным любителям авиации и дизайнерской мебели.

К слову, просчет с целевой аудиторией будет стоить им сотни тысяч рублей, но это они поймут гораздо позже.

Журнальный столик из двигателя самолета компании Motoart. Фото: Motoart
Журнальный столик из двигателя самолета компании Motoart. Фото: Motoart

Подготовка к запуску

Сначала партнеры думали выкупить одну из российских частных мастерских. Через знакомых Александр нашел в Москве владельца небольшого цеха, который выпускал несколько предметов мебели из самолетов в год. Друзья предложили ему 450 тысяч рублей — по их подсчетам, именно столько стоили его оборудование и детали. Но ответ предпринимателя разочаровал: он попросил 2,5 миллиона за якобы уникальную технологию. Герои отказались и решили запускать собственное производство.

К концу 2017 года Александр и Руслан составили бизнес-план. Руслан вкладывал свои накопленные за несколько лет деньги и отвечал за юридическое сопровождение. Александр взял на себя производство, продвижение, операционную деятельность и большую часть продаж. Прибыль договорились делить пополам. Параллельно Александр продолжал развивать кадровое агентство, а Руслан — предоставлять юридические услуги.

Компанию назвали Ru-Sky — это сокращение от «Russian sky» («русское небо»). Название на английском, потому что рассчитывали выйти и на зарубежный рынок.

Сначала партнеры собирались открывать ООО, но посчитали, что это слишком дорого. Тогда в феврале 2018 года Руслан добавил к своему ИП новые коды ОКВЭД. Помещение не снимали — работали в офисе, где находилось кадровое агентство.

Оставалось найти цех с оборудованием и команду.

В феврале 2018 года Руслан и Александр наняли девушку-администратора. Она помогала с запуском, поиском персонала, закупками и операционной деятельностью.

Два месяца через «Авито» и знакомых искали технолога и мастера по металлу. Большинство деталей самолета состоят из авиационного алюминия. Его надо резать, полировать, красить. С такими задачами мог справиться только человек с опытом обработки металла. Но кандидаты не хотели идти в начинающую компанию с нестандартными задачами и без внятных перспектив.

Наконец в апреле нашелся технолог, который разрабатывал корпусную мебель и не испугался иметь дело с самолетами. В мае наняли мастера, раньше работавшего на автомобильном заводе. На словах договорились с обоими на фиксированную оплату в 50 тысяч рублей в месяц, пока производство не налажено. После запуска эту цифру планировали поднять в 2 раза.

В апреле 2018 года по совету мастера предприниматели сняли цех бывшего военного завода на западе Москвы. Аренда 100 м² стоила 41 тысячу рублей в месяц. На территории завода находились десятки производств, занимающихся дерево- и металлообработкой, работой со стеклом, сваркой и покраской. Руслан и Александр посчитали это удобным, если вдруг понадобится какой-нибудь заказ передать другому мастеру.

Помещение досталось в запущенном состоянии: стены обшарпаны, а электричества нет. На территории завода разбитые дороги и грязь, станция метро далеко. Сотрудникам без машины добираться до цеха было тяжело.

Предприниматели сразу решили, что это место временное, поэтому не стали тратиться на хороший ремонт. Но кое-что изменить все-таки пришлось.

Ремонт в цехе, апрель 2018 года — 115 000 Р


700 тысяч рублей потратили на оборудование и технику. Это несколько видов шлифовальных и полировальных машин, промышленный пылесос, ручной инструмент (шуруповерты, дрели, болгарки) и расходный материал (полировальные диски и паста, сверла). Дороже всего — 50 тысяч рублей — стоила вакуумная установка для формирования карбоновых и стекловолоконных форм.

Все было новое — подержанное оборудование взять не решились. Компрессор и несколько компьютеров предприниматели привезли из дома. К июню закупили все необходимое для работы и приступили к изготовлению первой партии.

Производственное помещение состоит из цеха с оборудованием и двух складов для деталейПроизводство разделено на рабочие зоны — станции. Изделие как по конвейеру переходит от одной к другой. Сначала его обрезают до нужной формы и грубо полируют. Потом работают над формой стекловолоконных и карбоновых деталей. Затем собирают и чистят и на завершающем этапе грунтуют и красятЕще в цехе есть кабинет с компьютером и швейной машинкой

Первую партию изделий начали разрабатывать еще в конце мая 2018 года до запуска производства. Александр с Русланом подсмотрели идеи у западных компаний. Анастасия, супруга Руслана и художник-любитель, нарисовала эскизы. Нанятый дизайнер-фрилансер сделал 3Д-визуализацию нескольких предметов мебели.

Предприниматели отобрали те, что понравились больше всего: настенные часы и журнальные столики. Результат отдали технологу.

Первые эскизы журнального столика и настенных часов, выполненные Анастасией
Первые эскизы журнального столика и настенных часов, выполненные Анастасией
Первые эскизы журнального столика и настенных часов, выполненные АнастасиейПервые эскизы журнального столика и настенных часов, выполненные Анастасией

Где найти списанные самолеты

Чтобы отличаться от западных конкурентов, наши герои решили изготавливать мебель только из советских и российских самолетов.

Больше всего для мебели подходят фюзеляжи с иллюминаторами, люки, лопасти, детали крыльев и хвоста. Покупать целый самолет нецелесообразно. Списанное судно стоит от 500 тысяч до трех миллионов рублей, но большинство деталей так и не пригодится.

В США есть специальные авиационные кладбища, на которых можно найти любую деталь списанного самолета — были бы деньги. В России раньше существовали авиасвалки, куда привозили старые воздушные суда. Любой мог разобрать самолет и забрать себе металлолом — за этим никто не следил. Лет десять назад с них почти всё растащили. Авиакладбища остались только в дальних труднодоступных точках, откуда везти самолеты невыгодно.

Мертвые самолеты выглядят так
Мертвые самолеты выглядят так
На фото остатки списанных бортов из Центрального музея ВВС РФ в Монине
На фото остатки списанных бортов из Центрального музея ВВС РФ в Монине
Мертвые самолеты выглядят так
Мертвые самолеты выглядят так
На фото остатки списанных бортов из Центрального музея ВВС РФ в Монине
На фото остатки списанных бортов из Центрального музея ВВС РФ в Монине

Сейчас старые воздушные суда в России сдают на металлолом, используют в качестве доноров для ремонта других самолетов, для продажи или просто хранят на заводах и летных училищах. Это все списанные борта: они не попадали в аварии, в них никто не погиб — просто самолеты отлетали свое. Речь идет только о гражданских судах — военные списывают отдельно. Они защищены гостайной.

Предприниматели попробовали купить детали судов у «утилизаторов». Это люди, которые приобретают у авиакомпаний и заводов списанные самолеты, разрезают их и сдают на металлолом. Кабины продают летным училищам для авиатренажеров или гражданским тренинговым центрам, а детали двигателя — на вторичный рынок.

Средних цен у «утилизаторов» нет — как договоритесь. Но в среднем ценник в 2—3 раза выше, чем стоимость металлолома. Например, алюминий сдают по 80 рублей за кг, а у «утилизаторов» он будет стоить 200—300 рублей.

Списанный Ту-154 в Ростовском авиаремонтном заводе
Списанный Ту-154 в Ростовском авиаремонтном заводе
Списанный Ту-154 в Ростовском авиаремонтном заводеСписанный Ту-154 в Ростовском авиаремонтном заводе

На старте предприниматели не согласились на эти условия. По наводке отца Руслана Руслан и Александр вышли на авиаремонтные российские заводы. Когда самолет уже нельзя отремонтировать, его оставляют прямо на заводе. Большинство руководителей, узнав, зачем предпринимателям детали, встречали их радушно. Через мебель самолеты продолжат жить — это лучше, чем отдать их на переплавку.

Правда, некоторые заводы пытались продать списанные детали в качестве рабочих запасных частей. Визуально разницы нет, а в цене она огромная: изношенная списанная лопатка двигателя может стоить 100 рублей, а рабочая — 30 тысяч.

Первую партию деталей заказали у Ростовского авиаремонтного завода. Предприниматели самостоятельно отобрали 4,5 тонны деталей списанных самолетов. За металл с доставкой в Москву заплатили 400 тысяч рублей. Партию купили с запасом на будущее — большая часть до сих пор не использована.

Загрузка деталей Ту-134, Ту-154 и Ан-26 и их доставка до мастерской в Москве. Сложнее всего было оформить списание деталей. У бухгалтерии завода на это ушло несколько недельЗагрузка деталей Ту-134, Ту-154 и Ан-26 и их доставка до мастерской в Москве. Сложнее всего было оформить списание деталей. У бухгалтерии завода на это ушло несколько недельЗагрузка деталей Ту-134, Ту-154 и Ан-26 и их доставка до мастерской в Москве. Сложнее всего было оформить списание деталей. У бухгалтерии завода на это ушло несколько недельЗагрузка деталей Ту-134, Ту-154 и Ан-26 и их доставка до мастерской в Москве. Сложнее всего было оформить списание деталей. У бухгалтерии завода на это ушло несколько недельЗагрузка деталей Ту-134, Ту-154 и Ан-26 и их доставка до мастерской в Москве. Сложнее всего было оформить списание деталей. У бухгалтерии завода на это ушло несколько недель

Приходится проходить через множество согласований, чтобы достать что-то у авиаремонтных заводов. Еще они обычно специализируются на конкретном типе самолетов или только определенных частях — например, фюзеляжах или двигателях. Поэтому выбор узкий и сложно найти что-то конкретное.

Через несколько заказов предприниматели вернулись к «утилизаторам»: говоришь им, что нужно, они «отрезают» конкретную деталь и сами доставляют ее до места. Всё законно и подкреплено документами.

Распиленные части фюзеляжа и приборной доски, готовые к работеРаспиленные части фюзеляжа и приборной доски, готовые к работеРаспиленные части фюзеляжа и приборной доски, готовые к работеРаспиленные части фюзеляжа и приборной доски, готовые к работеРаспиленные части фюзеляжа и приборной доски, готовые к работе

Запуск производства в июне 2018 года — 1 970 000 Р

Как отполировать самолет до блеска

Цех запустили в июне 2018 года. До августа вместе с технологом и мастером налаживали производственные процессы и учились работать с деталями. Почти все технические решения нашли сами, кое-что подсмотрели из видео на Ютубе.

Самолеты изготавливают из прочных материалов, которые должны выдержать большие нагрузки и перепады температур. Мастера с трудом понимали, как с ними работать. Да и сами детали самолетов были не в идеальном состоянии: помятые, поцарапанные, ржавые.

По задумке предпринимателей, металлические части изделий предстояло отполировать до зеркального блеска. Насколько они знали, раньше так с деталями самолета никто не поступал — значит, полировка могла стать конкурентным преимуществом. Но авиационный алюминий сложно обработать. Авиационный металл грунтуют и окрашивают, а после использования на нем образуются царапины и вмятины. Чтобы привести его в нужный вид, надо убрать краску, отшлифовать и отполировать металл до блеска.

Мастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часовМастера полируют и шлифуют деталь фюзеляжа самолета. Чтобы довести ее до зеркального блеска, могло потребоваться до 18 часов

Швы между деталями заделаны герметиком. Он очень крепкий — на его очистку вручную уходил целый рабочий день. Технолог с мастером попробовали расплавлять его в промышленной печи в соседнем цехе при температуре 400 градусов, но результат не порадовал. Тогда детали стали отдавать на пескоструйную полировку, но от этого тонкие части деталей протирались до дыр. В итоге от идеи полностью убрать герметик отказались — сейчас его удаляют лишь частично, оставляя на внутренних поверхностях.

Больше всего проблем возникло с полировкой до зеркального блеска. Процесс занимал до 70% рабочего времени. На первых изделиях Ru-Sky видны риски — дефект металла в виде линии или канавки. Чтобы от них избавиться, пришлось поработать над технологией еще три месяца.

Мастера подбирали правильные соотношения градации шлифовки и полировки, полировальной пасты, меняли время работы и режим оборудования… Предприниматели даже пробовали отдать задачу на аутсорс — компаниям, занимающимся полировкой дерева и лакокрасочных поверхностей. Результат не получался ни у кого.

Освоить полировку до максимального зеркального состояния компания смогла лишь через 16 месяцев после запуска — к октябрю 2019 года.

Больше историй о бизнесе — у вас в почте
Подпишитесь на рассылку для предпринимателей: раз в месяц присылаем важные новости и истории успеха

Первая партия

Первую партию изделий должны были изготавливать из деталей, купленных у Ростовского авиаремонтного завода. Но пока оформляли документы на покупку, один из «утилизаторов» предложил две части фюзеляжа Ту-154 по 15 тысяч рублей за каждую.

Один из фюзеляжей оказался от канадского самолета Bombardier CRJ200. Сначала предприниматели расстроились, что это не советский борт. К тому же оказалось, что алюминий CRJ гораздо легче отполировать, чем металл отечественных самолетов. Как позже выяснилось, в Ту-154 используется особый сплав, который поддается полировке хуже остальных.

Bombardier CRJ200, принадлежавший компании Utair, и вырезанная часть для Ru-Sky
Bombardier CRJ200, принадлежавший компании Utair, и вырезанная часть для Ru-Sky

Над первой партией изделий начали работать в конце июля — это были 12 настенных часов.

Изменить форму деталей самолета сложно. Поэтому их изгибы и геометрия и предопределяли, как будут выглядеть будущие изделия. Корпус циферблата сделали из карбона — он защищен полированным иллюминатором. Главная особенность — красивая россыпь винтов около иллюминатора, у отечественных самолетов такой нет.

На каждое изделие ушло более 60 часов. Часы весили 4,7—7,5 кг и стоили от 129 до 169 тысяч рублей. Поскольку со временем зеркальная полировка могла потускнеть, на этот случай предприниматели обещали бесплатно прислать мастера и вновь отполировать изделие до блеска.

Корпуса первой партии настенных часов из Bombardier CRJ200Корпуса первой партии настенных часов из Bombardier CRJ200Корпуса первой партии настенных часов из Bombardier CRJ200Корпуса первой партии настенных часов из Bombardier CRJ200Корпуса первой партии настенных часов из Bombardier CRJ200
Единственный экземпляр часов, на котором сохранили оригинальную покраску самолета. Предпринимателям понравилось сочетание белого и синего. С тех пор в каждой партии часов от конкретного самолета сохраняют хотя бы одно изделие с частью оригинальной покраски, а еще вмятины и царапины, чтобы подчеркнуть аутентичность. Эти часы дешевле других — стоят 99 тысяч рублей
Единственный экземпляр часов, на котором сохранили оригинальную покраску самолета. Предпринимателям понравилось сочетание белого и синего. С тех пор в каждой партии часов от конкретного самолета сохраняют хотя бы одно изделие с частью оригинальной покраски, а еще вмятины и царапины, чтобы подчеркнуть аутентичность. Эти часы дешевле других — стоят 99 тысяч рублей

В июле 2018 года администратор сделала сайт компании в простом конструкторе и завела аккаунты в соцсетях. Первое изделие продали в том же месяце через инстаграм. Часы за 129 тысяч рублей купил в подарок директор крупной строительной компании. Позже он приобрел себе еще одни часы и журнальный столик.

К сентябрю на продажу вдобавок к часам изготовили несколько журнальных столиков, фоторамок, торшеров и декоративных панно.

Журнальный столик Montreal из аварийной двери CRJ200 с рамой из ясеня и стеклянной столешницей на алюминиевых упорах

Журнальный столик Montreal из аварийной двери CRJ200 с рамой из ясеня и стеклянной столешницей на алюминиевых упорах

Его цена — от 249 тысяч рублей в зависимости от породы дерева, используемой в основании. В среднем маржинальность товаров составляет 50%

Его цена — от 249 тысяч рублей в зависимости от породы дерева, используемой в основании. В среднем маржинальность товаров составляет 50%

Журнальный столик Montreal из аварийной двери CRJ200 с рамой из ясеня и стеклянной столешницей на алюминиевых упорах

Журнальный столик Montreal из аварийной двери CRJ200 с рамой из ясеня и стеклянной столешницей на алюминиевых упорах

Его цена — от 249 тысяч рублей в зависимости от породы дерева, используемой в основании. В среднем маржинальность товаров составляет 50%

Его цена — от 249 тысяч рублей в зависимости от породы дерева, используемой в основании. В среднем маржинальность товаров составляет 50%

Журнальный столик Sky Dream из эвакуационного люка с иллюминатором отечественного Ан-26, с рамой из ясеня и столешницей из закаленного стекла. Он стоит 220 тысяч рублей
Журнальный столик Sky Dream из эвакуационного люка с иллюминатором отечественного Ан-26, с рамой из ясеня и столешницей из закаленного стекла. Он стоит 220 тысяч рублей

Девять месяцев бизнес работал в минус

Осенью предприниматели решили продвигать компанию на тематических мероприятиях. В сентябре 2018 года Ru-Sky приняла участие в международной выставке деловой авиации Russian Business Aviation Exhibition во Внукове-3. Трехдневная аренда 6 м² вместе со стендом стоила 200 тысяч рублей.

Мимо предпринимателей прошли 800 человек: производители, продавцы, организаторы кейтеринга и представители отраслевых изданий. А вот потенциальных покупателей почти не было. Один русский директор немецкой авиакомпании купил в подарок другу-немцу выставочные настенные часы. Позже по его рекомендации пришли еще несколько покупателей. Но затраты на участие предприниматели не отбили.

Такие мероприятия отнимают много времени, сил и денег: несколько недель компания создавала оригинальные изделия и отказывалась от других заказов. Но Александр и Руслан решили попробовать еще раз.

В ноябре 2018 года они приняли участие в мебельной выставке в Экспоцентре — и снова промахнулись. В Экспоцентр съехались профессионалы из мебельной отрасли, но не клиенты. За четыре дня Ru-Sky не продали ничего — к стенду компании почти никто не подходил. При этом расходы на участие составили 150 тысяч.

Команда Ru-Sky на выставке Russian Business Aviation Exhibition. Руслан крайний слева
Команда Ru-Sky на выставке Russian Business Aviation Exhibition. Руслан крайний слева
Специально для выставки в Экспоцентре разработали декоративное панно с иллюминаторами и торшер Titanium Eye из титанового стекателя газов Ту-134
Специально для выставки в Экспоцентре разработали декоративное панно с иллюминаторами и торшер Titanium Eye из титанового стекателя газов Ту-134

В это же время наняли маркетолога. На сео и рекламу потратили 90 тысяч рублей. Контекстная и таргетированная реклама не принесли результата. Подборки ключевых фраз не работали — часы из фюзеляжа никто не ищет.

В конце 2018 года наши герои отправили пробную партию часов на 500 тысяч в Дубай под реализацию. Авиационная компания собиралась запустить там авиатренажер в торговом центре и продавать часы в нем. Правда, клиент до сих пор не получил разрешение на ввод в эксплуатацию тренажера.

Несмотря на единичные продажи, производство не прекращали. Мастера делали изделия впрок и работали над технологией полировки. На зарплаты, аренду и производство в месяц компания тратила 270—430 тысяч рублей.

К концу года суммарные вложения в бизнес составили 4 миллиона рублей. В январе и феврале 2019 года ничего продать не вышло, в марте — лишь кофейный столик за 220 тысяч рублей. Александр разочаровался в идее и уже подумывал о закрытии проекта.

Неожиданная прибыль

В апреле 2019 года предприниматели приняли участие в выставке Arabia-Expo 2019 в Москве. На ней рассчитывали найти платежеспособных арабов, падких на необычные изделия, но ничего заработать снова не удалось.

Правда, и потратили меньше, чем обычно. 80 тысяч рублей за участие оплатил Российский экспортный центр — предприниматели договорились с ним о господдержке, подав заявку как российский экспортер. Собственные расходы составили 30 тысяч рублей.

Стенд Ru-Sky на мебельной выставке Arabia-Expo 2019. На ней впервые показали копию винтов
Стенд Ru-Sky на мебельной выставке Arabia-Expo 2019. На ней впервые показали копию винтов
Копия винта одномоторного самолета начала 20 века. В центральной части могут быть оригинальная ступица, часы, барометр, гигрометр или логотип компании. Такая вещь может украсить интерьер — например, в офисе
Копия винта одномоторного самолета начала 20 века. В центральной части могут быть оригинальная ступица, часы, барометр, гигрометр или логотип компании. Такая вещь может украсить интерьер — например, в офисе
Винты могут изготовить на заказ: в любом цвете, от 1 до 3 метров. Они стоят от 79 до 179 тысяч
Винты могут изготовить на заказ: в любом цвете, от 1 до 3 метров. Они стоят от 79 до 179 тысяч
Копия винта одномоторного самолета начала 20 века. В центральной части могут быть оригинальная ступица, часы, барометр, гигрометр или логотип компании. Такая вещь может украсить интерьер — например, в офисе
Копия винта одномоторного самолета начала 20 века. В центральной части могут быть оригинальная ступица, часы, барометр, гигрометр или логотип компании. Такая вещь может украсить интерьер — например, в офисе
Винты могут изготовить на заказ: в любом цвете, от 1 до 3 метров. Они стоят от 79 до 179 тысяч
Винты могут изготовить на заказ: в любом цвете, от 1 до 3 метров. Они стоят от 79 до 179 тысяч

Несмотря на то что покупателей на выставке не нашлось, в апреле компания неожиданно вышла в плюс — продали сразу 11 изделий. Предприниматели не понимают, почему продажи пошли именно с этого месяца — наверное, начало работать сарафанное радио.

Большинство из проданных часов купили в подарок — их берут руководителям или на юбилей компании. Постоянным заказчиком стала консьерж-служба, помогающая выбрать своим клиентам нестандартный подарок. Она сама вышла на компанию и теперь ежемесячно приобретает хотя бы одно изделие.

Предприниматели начали сотрудничество с промышленным дизайнером Ильей Легчатовым. К весне 2019 года он разработал серию мебели из кабины Ту-134. Самая крутая идея — кресло Legchatov-134 из фонаря штурманской кабины Ту-134А. Уже в 2019 году сшили несколько тестовых образцов из кожзаменителя. Ориентировочная стоимость изделия — 880 тысяч, поэтому его будут делать только под заказПроект дивана из двигателя советского самолета Ту-134. В нем кожаная обивка, розетки для зарядки гаджетов, подсветка. Декоративные лопатки турбокомпрессора в воздухозаборнике могут вращаться. Раньше это был самый громкий из отечественных двигателей, поэтому его называли «свисток»Часы Sky Flower из титановой ступени компрессора двигателя Д-30КУ  Ту-154М. В них сохранили оригинальную деформацию лопаток. Задняя поверхность часов сделана из стекла, подложка циферблата — из карбона. Цена — 110 тысяч рублейЧтобы покупатель знал, из какого именно самолета сделано его изделие, предприниматели придумали наносить на каждое персональный куар-код. Отсканировав его через смартфон, клиент может прочитать историю самолета, ставшего доноромСтандартная упаковка часов — тканевый чехол, сшитый своими рукамиДополнительно можно заказать подарочный деревянный короб-упаковку. Он весит 12 кг, стоит 2500 рублей

Александр и Руслан поняли, что неправильно определили своего клиента. Это необязательно состоятельные мужчины, любящие дорогую мебель или авиацию. Прежде всего, это компании, заказывающие необычный интерьер в офисы, и люди, выбирающие необычный подарок.

Большинство клиентов приходят из Инстаграма. Аккаунт ведет Александр: настраивает сервис раскрутки, подписывается на платежеспособных людей, интересующихся авиатематикой и необычной мебелью.

С апреля 2019 года компания начала продавать до 10 изделий в месяц.

У Ru-Sky есть и сравнительно недорогие изделия — сувениры. Например, фоторамки от 9000 рублей
У Ru-Sky есть и сравнительно недорогие изделия — сувениры. Например, фоторамки от 9000 рублей
Брелок из части CRJ200. Такие сувениры популярны на Западе. Это самое бюджетное изделие Ru-Sky — стоит 990 рублей
Брелок из части CRJ200. Такие сувениры популярны на Западе. Это самое бюджетное изделие Ru-Sky — стоит 990 рублей
У Ru-Sky есть и сравнительно недорогие изделия — сувениры. Например, фоторамки от 9000 рублей
У Ru-Sky есть и сравнительно недорогие изделия — сувениры. Например, фоторамки от 9000 рублей
Брелок из части CRJ200. Такие сувениры популярны на Западе. Это самое бюджетное изделие Ru-Sky — стоит 990 рублей
Брелок из части CRJ200. Такие сувениры популярны на Западе. Это самое бюджетное изделие Ru-Sky — стоит 990 рублей

МАКС-2019 и награды для летчиков

В конце мая 2019 года Ru-Sky приняла участие в вертолетной выставке Heli Russia в Москве. Предприниматели на ней ничего не продали, но зато компанию заметил глава международного авиационно-космического салона МАКС-2019.

В конце июля с Ru-Sky связались его сотрудники и предложили изготовить более 100 наград для летчиков-участников. Через неделю поступил заказ разработать еще три комплекта наград. Мероприятие проходило с 27 августа по 1 сентября в подмосковном Жуковском — успеть надо было до 22 августа.

Награды решили делать из титановых лопаток турбокомпрессора двигателей. Идею подсмотрели на Западе. Заменить лопатки на что-то другое было бы сложно — это единственная массовая деталь на самолете, из которой можно сделать сотни одинаковых изделий.

Александр и Руслан связались с двумя десятками заводов и поставщиков — лопаток нигде не было. Последней попыткой стал звонок в авиаремонтный завод в Старой Руссе в Новгородской области. Неожиданно нужный материал нашелся. Более того, такого радушного приема предприниматели еще не видели — рабочие согласились вручную выбрать нужные детали из груды металлолома.

Три комплекта наград из титановых лопаток турбокомпрессора двигателя для экспонентов МАКС-2019: с бронзовым, серебряным и золотым покрытием
Три комплекта наград из титановых лопаток турбокомпрессора двигателя для экспонентов МАКС-2019: с бронзовым, серебряным и золотым покрытием
Дизайн разработала Анастасия — супруга Руслана
Дизайн разработала Анастасия — супруга Руслана
Три комплекта наград из титановых лопаток турбокомпрессора двигателя для экспонентов МАКС-2019: с бронзовым, серебряным и золотым покрытием
Три комплекта наград из титановых лопаток турбокомпрессора двигателя для экспонентов МАКС-2019: с бронзовым, серебряным и золотым покрытием
Дизайн разработала Анастасия — супруга Руслана
Дизайн разработала Анастасия — супруга Руслана
Турбокомпрессор и другие детали двигателя, из лопастей которого сделали награды
Турбокомпрессор и другие детали двигателя, из лопастей которого сделали награды

Чтобы выполнить заказ, цех работал без выходных три недели подряд. Параллельно готовили выставочные образцы для участия в мероприятии. Мастерам пообещали часть прибыли от выполненного заказа — все успели в срок.

Прибыль от заказа авиасалона составила 400 тысяч рублей. Треть ушла на бонусы сотрудникам, треть — на беспроцентный заем мастеру на покупку автомобиля. Оставшееся пустили в развитие. Крупных изделий на авиасалоне не продали, зато на сувенирных лопатках, которые повторяли награды, выручили 150 тысяч рублей. Посетители брали их на память.

Благодаря МАКСу-2019 на компанию стали выходить с заказами крупные компании: Объединенная авиастроительная корпорация, Ростех, Рособоронэкспорт. Так получили два заказа на экспорт: от литовской пилотажной группы Baltic Bees и китайского частного авиационного музея.

Выставочный стенд Ru-Sky на МАКСе-2019. Для участия разработали журнальный столик Sky Dream, полированную лопасть винта и еще одно декоративное панно
Выставочный стенд Ru-Sky на МАКСе-2019. Для участия разработали журнальный столик Sky Dream, полированную лопасть винта и еще одно декоративное панно

Результаты и планы

Летом 2019 года предприниматели договорились с производителем немецкого полировального оборудования Festool о том, что купят у него технику, если он сможет добиться нужного эффекта и обучит технологии мастеров Ru-Sky. Немцы раньше не брались за такие задачи, но согласились и через три недели объявили, что справились.

Предприниматели сдержали слово и купили у компании полировальную станцию за 200 тысяч рублей. В ней встроенный пылесос для сбора абразивных материалов — такое оборудование заменяет несколько полировальных машин сразу.

Полировальная станция Festool. Без нее на полировку одной детали уходило 8—10 часов, сейчас — 2,5—3 часа
Полировальная станция Festool. Без нее на полировку одной детали уходило 8—10 часов, сейчас — 2,5—3 часа

За счет совершенствования технологии и нового оборудования предприниматели смогли значительно увеличить производительность. Сначала в месяц получалось создавать 4—6 изделий, сейчас — до 10.

Осенью 2019 года прибыль компании составила 140—840 тысяч. Средний чек — 130 тысяч рублей. Самый популярный товар — настенные часы. Почти всю прибыль реинвестируют в оборудование. Вложения в компанию планируют окупить в следующем году.

В начале декабря 2019 года наши герои перевезли производство в цех в Волгограде. Клиент Руслана в благодарность за юридическую помощь передал ему в бесплатную годовую аренду часть бывшего волгоградского завода площадью 800 м². Зарплаты в городе ниже столичных, на аренду пока тратиться не придется. Вместе с оборудованием переедут руководитель производства и технолог, а нескольких мастеров найдут на месте. Администратор и Александр останутся работать в офисе в Москве.

Переезд в новый цех в Волгограде. Помещение больше, но еще предстоит много работы: замена полов, проведение электричества, минимальный косметический ремонтПереезд в новый цех в Волгограде. Помещение больше, но еще предстоит много работы: замена полов, проведение электричества, минимальный косметический ремонтПереезд в новый цех в Волгограде. Помещение больше, но еще предстоит много работы: замена полов, проведение электричества, минимальный косметический ремонтПереезд в новый цех в Волгограде. Помещение больше, но еще предстоит много работы: замена полов, проведение электричества, минимальный косметический ремонт

В ближайшем будущем предприниматели собираются запустить производство эксклюзивной классической мебели — модульных диванов под новым брендом, для более массового клиента. Также думают производить более дешевые изделия — например, настенные часы за 25 тысяч рублей.

В будущем Александр и Руслан хотят вывести Ru-Sky на зарубежный рынок. В Европе и США гораздо больше состоятельных клиентов, любящих авиацию. Есть планы по декорированию общественных пространств элементами самолета — на Западе это сейчас модно.

Еще предприниматели надеются купить целый самолет — например, Як-40. В нем можно организовать выставочное пространство, чтобы демонстрировать остальные свои изделия.

Средняя ежемесячная прибыль — 500 000 Р

Операционные расходы в октябре 2019 года — 360 000 Р

Мы ищем людей, которые открыли свой бизнес. Проект должен работать официально и приносить прибыль. Если вы хотите рассказать свою историю — заполняйте анкету.