Психотерапия становится все популярнее в России.

Но предубеждения многим по-прежнему мешают обратиться за профессиональной помощью. Чтобы сомнений было меньше, публикуем продолжение историй читателей Тинькофф Журнала об их позитивном опыте психотерапии.

Это истории читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Проблема № 1
Беспокойство из-за денег

Продолжительность терапии: 3 года с перерывами
Стоимость: ~3200 Р за сеанс

Четыре года назад моя жизнь была гонкой за бизнесом и повышением дохода. Я переехал в большой город, Киев, чтобы завоевывать его. В правильный момент мне попался курс про деньги, где кроме обычных технических моментов также обсуждали мышление, ограничивающие убеждения и психологические травмы, которые не дают нам зарабатывать больше. На этом курсе я познакомился с психотерапией, понял, что она может помочь убрать эти плохие убеждения.

Осенью 2018 года впервые попал к психотерапевту. С запросом денег, само собой. Но уже на первых встречах понял, что дело не в деньгах, а в отношениях с родителями, людьми, любви к себе и в том, во что мы верим.

Мне было очень трудно решиться начать психотерапию, так как я тогда зарабатывал только 1000—1500 $ в месяц. Получается, что на терапевта в месяц уходило 180 $ с учетом расходов на дорогу. Для меня это было дорого, но сейчас я считаю это лучшей инвестицией в моей жизни.

Выбрать терапевта удаленно невозможно. С ним надо встретиться, поговорить на разные темы, понять, что вы чувствуете возле этого человека. Мне повезло, так как первый же психотерапевт, которого мне посоветовали, подошел. На первой встрече я сразу понял, что этот человек мне нравится: его убеждения, прошлое, подход к делу, внешний вид и прочее. Это была женщина, и с ней я в итоге провел больше 60 часов.

Она специализируется на гештальт-терапии. Я ходил к ней раз в неделю, и этот процесс мне очень нравился, так как я видел, что каждую встречу мы вытягиваем интересные вещи. У нас не было плана или чек-листа, что нужно «исправить» во мне. Мы просто каждый раз обсуждали самую яркую проблему на данный момент в моей жизни и так шаг за шагом исправляли многое.

Никаких дневников я не вел. Просто в заметках в Айфоне всегда записывал, если со мной случилась ситуация, в которой я разозлился, испытал стыд или вспомнил что-то неприятное из детства.

В первое время на сеансах решаются очень яркие проблемы, которые мучают уже давно. Потом — менее значимые, но более глубокие, тонкие вопросы. Поэтому первые 20 часов терапии были для меня самыми сложными. Мы начали вытягивать очень много неприятных ситуаций из моего детства, когда социум или родители сделали мне больно и никто меня не защитил. Самым болезненным было вспоминать все обидное из отношений с мамой. Но благодаря тому, что мой психотерапевт — женщина, она смогла временно «стать мне мамой», чтобы я смог легче это прожить.

Еще я понял, что на самом деле я ленивый человек. В моей семье принято постоянно находить себе какое-то занятие, чтобы не выглядеть ленивым, тебя постоянно сравнивают с кем-то в стиле: «Что лежишь без дела, хочешь быть похожим на такого-то человека?» После проработки этой проблемы я принял лень как свою суперсилу: стал больше отдыхать, лежать без дела, не спешить. И стал добиваться даже большего, так как теперь не могу больше работать, чтобы больше зарабатывать.

Я вынужден брать много денег за свой труд, потому что я ленивый и хочу мало работать.

В терапию я попадаю отдельными «подходами» — по 20—25 консультаций, раз в неделю. После первого «подхода» я очень много понял про свою жизнь, пережил и узнал. Поэтому нужна была пауза на полгода, чтобы сделать «домашнее задание»: внедрить все, что я теперь знал, в жизнь. Это не значило, что я должен был специально чем-то заниматься. Скорее, я хотел поступать по-другому в новых жизненных ситуациях: больше себя слушать, ставить свои приоритеты выше, находить своих людей, не предавать себя.

Полгода обычно хватает, чтобы насладиться тем, что ты уже новый человек: улучшить жизнь, найти новых друзей, начать больше зарабатывать, больше себя уважать и любить благодаря успехам. А спустя шесть месяцев понимаешь, что уже набрались новые неприятные ситуации в жизни и хочется вновь как можно скорее попасть к психотерапевту, чтобы убрать их.

Благодаря терапии мой заработок вырос в несколько раз и до сих пор растет. Теперь мне не нужно быть жертвой что-то терпеть. Отныне я знаю, что мое мнение и я сам важнее, чем стремление быть услужливым, уважать старших или работать за фейковую идею. Я работаю немного, потому что хочу заниматься также чем-то другим в жизни. Мне уже не надо упахиваться, чтобы понравиться начальнику, клиенту или маме. Я бросил бизнес, которым занимался только из-за желания «быть предпринимателем».

А еще у меня появились настоящие классные друзья, как в детстве. До 12 лет они у меня были, но потом из-за воспитания и насмешек родителей я потерял всех друзей. Я не видел и не уважал личность человека, относился к нему как к «функции друга». Теперь же я научился выстраивать отношения с другими людьми. Расставляю приоритеты и определяю место человека в моей жизни. Вкладываюсь в отношения, уважаю того, кто рядом, помогаю и люблю.

Я осознал свои желания и настоящие потребности в личной жизни. Отношения стали более гармоничными: мы оба знаем, что все можно решить, обо всем договориться и проговорить со своим психотерапевтом, а не держать обиду и злость за то, что «он/она не догадывается, что я хочу вот этого».

Мои родители не изменились, изменился только я. Но наши отношения стали намного приятнее. Мы ссорились, потому что не слышали друг друга и вечно хотели друг друга поменять. Теперь же я больше не влезаю в споры и не советую, как родителям жить. У них своя жизнь, у меня — своя.

А еще я завел ютуб-канал, хотя раньше не мог себе представить, что буду вещать о чем-то.

Проблема № 2
Страх перед рождением ребенка

Продолжительность терапии: 1 год
Стоимость: 2000 Р за сеанс

Я обратилась к психологу, когда поняла, что беременна вторым ребенком. Беременность была незапланированная, а первый родился беспокойным, тревожным и плохо спал. Из-за этого я сама страдала от депривации сна. Мне казалось, что я ничего не хочу, неинтересна друзьям и семье, не нужна дочери в таком состоянии и она меня не любит. Беспокоилась, что с рождением второго ребенка все станет только хуже.

Выбрала первый попавшийся сайт с отзывами о докторах в моем городе. Остановилась на девушке, которая мне понравилась внешне. Раньше я уже обращалась за помощью к разным психологам, но они мне не подошли, и я не очень-то надеялась на хороший результат.

Первое время занималась раз в неделю, позднее — два раза в месяц. Использовали метод когнитивно-поведенческой терапии, разбирали страхи и тревоги на составные части, анализировали негативные убеждения с помощью таблиц. До сих пор стараюсь регулярно вести дневник, чтобы отслеживать свое состояние.

Платила психотерапевту 2000 Р за сеанс. Для Перми это цена выше среднего. Деньги зарабатывала сама: первое время с ребенком много помогали родители и муж, поэтому мне удавалось работать.

В процессе терапии я поняла, что на меня сильно влияют убеждения вроде «я должна всегда любить своего ребенка», «я не должна уставать», «я должна быть интересной личностью для своих друзей, иначе буду одинокой». Их нужно было пересмотреть. Постепенно мне стало понятно, что уставать и злиться — это нормально. Я начала отслеживать эмоции и понимать, что со мной происходит на самом деле. Разрешила себе быть неидеальной.

Самое приятное открытие — если у тебя что-то не получается, это не значит, что жизнь не удалась и нужно ставить на себе крест. Я научилась не быть перфекционистом и получать удовольствие от того, что в жизни все очень разнообразно, где-то лучше, где-то хуже. Это нормально и иногда даже весело.

Мы с психологом плотно занимались год, и сейчас я периодически обращаюсь за консультацией примерно раз в два-три месяца. За это время у меня значительно улучшились отношения с мужем и родителями. С дочерью еще сложно, но теперь мне понятно, где находить ресурсы. Я перестала винить себя во всем, что происходит в семье. К тому же второй ребенок родился спокойным и милым, и теперь я с удовольствием наблюдаю за тем, какие дети разные. В целом я стала смелее, и, конечно, это помогает в работе тоже.

Обращение за помощью к психологу — одно из лучших моих решений.

Проблема № 3
Приступы паники

Продолжительность терапии: 8 месяцев
Стоимость: 2000 Р за сеанс

Я пришла к психологу в декабре 2020 года из-за приступов паники. На работе была нестабильная ситуация, и это очень выматывало. Я чувствовала себя на грани эмоционального выгорания.

Пошла к специалисту, которого мне порекомендовала подруга. Прежде чем начать работу, написала ему во «Вконтакте», спросила о наличии мест и расписала свой запрос. Мне важно понять заранее, специализируется ли психолог на таких проблемах.

Мы работали в рамках когнитивно-поведенческой терапии — КПТ. Специалист в начале сессии спрашивал, как прошла моя неделя, мы с ним обсуждали самые трудные моменты и причины моих реакций. В КПТ акцент делается не на детские психотравмы, а на то, что взрослый человек может осознать свои паттерны поведения и поменять их. Так что я училась называть свои эмоции, проговаривать их, выражать злость, гнев и говорить о том, что мне не нравится.

Я вела дневник, в котором расписывала ситуации, эмоции и мысли, которые они вызвали. Он помогал увидеть, что сами ситуации нейтральны. Именно мои мысли, мои интерпретации чужих слов и действий заставляют меня пугаться, злиться, радоваться и так далее.

В июле прошлого года не стало мамы. Я много плакала, чувствовала себя беспомощной, потерявшейся. Мне было очень больно.

И сессии с психологом стали для меня точкой опоры.

Я точно знала, что там можно вытряхнуть все мои сомнения, злость, страхи и никто меня не осудит. Я училась горевать и проживать очень тяжелые события. Без помощи психолога я, скорее всего, свалилась бы в депрессию.

Я ходила к психологу каждую неделю на протяжении восьми месяцев, хотя первые результаты увидела уже после первой сессии. Один сеанс стоил 2000 Р, то есть в месяц на терапию я тратила 8000 Р. Для моего бюджета на тот момент это было существенно — порядка 15% дохода. Но я считала, что это не трата, а инвестиция. И она действительно окупилась.

Благодаря терапии я стала устойчивее. Голос внутреннего критика стал тише. Мне проще отстаивать свои границы, я стала концентрироваться на своих целях, а не на том, чтобы соответствовать чьим-то ожиданиям. И я довольно легко пережила смерть мамы и сохранила работоспособность.

Проблема № 4
Агрессия в общении

Продолжительность терапии: 5 лет
Стоимость: сначала бесплатно, потом — 2000—2500 Р за сеанс

Впервые пошла к психотерапевту лет пять назад. Я тогда работала с клиентами, и мне было тяжело общаться с проблемными и истеричными людьми. Чувствовала агрессию внутри, хотелось заехать собеседнику по лицу. Вне работы тоже не получалось нормально взаимодействовать с людьми: начинала быстро закипать. На первом же сеансе вылезли и другие проблемы, поэтому регулярно общаюсь с психотерапевтом до сих пор.

Сначала обратилась в Московскую службу психологической помощи населению. Филиал находился около дома. Услуги были полностью бесплатны: в то время давали 10 сеансов в год с психотерапевтом и курс с реабилитологом.

Специалисту было больше 60 лет. Поначалу я не могла до конца раскрыться мужчине возраста моего дедушки, да еще и такому опытному, важному и мудрому. Но потом дело пошло на лад: мы обсудили много болезненных и важных для меня тем, я начала вести дневник и рефлексировать вне сеанса.

Я росла в неполной семье и только на приеме у психотерапевта осознала, что почти 20 лет даже не могла поговорить с мамой открыто и честно о своем отце. Мы проработали много негатива, который копился внутри годами. Агрессивность и злость отлично сняли антистрессовые сеансы реабилитации. Антистресс-кресло вкупе с майнд-машиной и очками — для аудиовизуальной стимуляции мозга — вывели меня на уровень глубочайшего спокойствия, в котором я стараюсь пребывать постоянно.

Самый сложный этап был пару лет назад, когда у меня были проблемы в отношениях и семье, я ревела каждый сеанс. Я работала в то время с двумя специалистами параллельно: с гештальт-терапевтом и нарративным психологом. После гештальт-терапии я отлично сняла все свои эмоциональные привязки и начала спокойно спать по ночам. А с нарративным психологом мы до сих пор вместе: я пишу в уме и в дневнике историю своей жизни, приправляя ее разными проблемами и событиями, которые через метафоры объясняю сама себе. Мне безумно помогает диалог с самой собой и фрирайтинг. Вела полгода ежедневник «6 минут» — это помогло мне выйти из негативного периода во время пандемии и сконцентрироваться на том хорошем, что имею.

Перед сном я очищаю мозг от всех мыслей прошедшего дня приемами, которые выработала за годы психотерапии: представляю, что у меня перед глазами летают разноцветные бабочки и я ловлю сачком каждую, как только появляется мысль, связанная с ее цветом и тематикой. Затем я помещаю эту бабочку в большую банку с крышкой. Например, я лежу и думаю о проекте по работе. Тут же ловлю желтую бабочку и сажаю в банку — все, больше мысли о работе меня не заботят. Приходит мысль, что я заболею ковидом и умру, — белая и черная бабочки тоже отправляются в банку. И так пока все тревожные вопросы не будут летать в банке. Далее я ставлю ее в воображаемый шкаф, ловлю с кайфом момент, когда мыслей нет, и засыпаю.

Еще вывела для себя правило жизни: больше созерцать окружающий мир и людей, а не пытаться понять. Тогда в течение дня гораздо меньше проблем и вопросов крутится в голове.

Теперь я знаю, что любой стресс и проблема — это преходящее. Отделяю себя от своих мыслей и поступков. Стараюсь меньше анализировать причины и прошлое, больше искать варианты разрешения любой ситуации.

Думаю, решение когда-то пойти на прием к психотерапевту было очень важным и определяющим в моей жизни. Благодаря почти пятилетнему опыту общения с разными психологами я поняла, как важно найти своего специалиста. Сейчас я по-прежнему иногда пользуюсь бесплатными услугами в службе психологической помощи и хожу на очные приемы по мере необходимости к своему проверенному временем психологу — он берет 2500 Р в час. Как-то брала разовые сеансы на онлайн-сервисах по подбору психотерапевта, они стоили немного дешевле — 2000 Р, но мне не подошли.

Проблема № 5
Стресс из-за повысившегося дохода

Продолжительность терапии: 2 сеанса
Стоимость: 15 000 Р

У меня была проблема: сильный стресс от повышения дохода. Да, и так бывает.

Помощи при такой проблеме я не нашла нигде — ни в интернете, ни у друзей. Когда стресс уже сказался на здоровье, поняла, что надо что-то делать.

Специалиста нашла на «Профи-ру», у него были очень хорошие отзывы и высокая стоимость консультаций — 15 000 Р. Решиться было трудно, но я подумала, что хорошие специалисты должны хорошо получать. А главным фактором стало то, что он пообещал проработать вопрос за один-два сеанса. Кроме того, это был психолог из другого города: мне не хотелось пересечений со знакомыми.

Сеансы были легкими и приятными: мы играли в моих кукол. Ну, как играли: я доставала кукол и разговаривала с ними. Конечно, было не очень удобно делиться личной информацией, но как без этого?

За две беседы мы проработали мои негативные установки: что я дура, уродина и не сделаю карьеру. В итоге я справилась со стрессом и стала радостно использовать свои деньги.

Проблема № 6
Поиск личностной самоценности

Продолжительность терапии: 9 месяцев
Стоимость: 2000—2200 Р за сеанс

Обратилась к психотерапии, когда поняла, что сама не справляюсь. У меня был колоссальный спад энергии и затяжной период неопределенности: не знала, чем хочу заниматься.

Свою психотерапевтку нашла по совету терапевтки моего парня. Она порекомендовала нескольких специалисток. Я нашла их в соцсетях, узнала стоимость сессии у каждой. Так вышло, что все они были девушками, хотя это не было моей целью. В итоге я выбрала ту, которая интуитивно мне понравилась и не вызывала никаких ассоциаций с другими людьми из моей жизни. И мы с ней сошлись: я поняла это уже во время первого сеанса.

Изначально я искала гештальт-терапевта, это был мой единственный критерий. По всем описаниям этот метод показался самым подходящим. Но замечаю, что иногда в сессии привносятся кусочки из других психотерапевтических методов. Например, я художник, и мы с терапевткой используем это для рефлексии. Получается уже немного арт-терапия. Или иногда я придумываю себе задания, похожие на те, что используются в КПТ-терапии.

Я пришла на прием без конкретного запроса, но сформулировала его в процессе: поиск личностной самоценности и ее закрепление. Немного позже благодаря психотерапии поняла, что мне нужно обратиться к психиатру. Так я еще начала принимать антидепрессанты нового типа.

Сложности у меня возникали на многих этапах. Например, оказалось, что мне не очень тяжело делиться многим о себе, плакать на сессиях, молчать, быть уязвимой. Но сложно было, когда казалось, что я уже все рассказала, и было непонятно, что же дальше. Возникло ощущение ступора и страх, что после рассказа о проблемах нужно делать какие-то шаги, чтобы их решать.

Я все еще продолжаю работу над собой с моей терапевткой. К тому же вместе с медикаментозным лечением мне необходима постоянная обсервация, а с моей специалисткой мне комфортно и спокойно. Я уже определенно меньше завишу от терапии, но для меня это важная еженедельная практика — как медитации или спорт.

С самого начала я старалась придерживаться графика: одна сессия в неделю. Сейчас даже возникает желание видеться с терапевткой чаще. Сначала 50-минутная сессия стоила 700 гривен, то есть около 2000 Р. Так что в месяц на психотерапию у меня уходило около 10% дохода. Но скоро стоимость сессии станет чуть выше — 2200 Р, так мы договорились. Мне кажется, что сумма, которую ты платишь за терапию, влияет на желание работать над собой. Бесплатные услуги часто оказываются для людей менее ценными.

Терапию я считаю важным вмешательством в мою жизнь. Я довольно задумчивый и постоянно рефлексирующий человек. А терапия направляет меня, помогает искать применение своих мыслей и выводов. Например, я сильно тревожусь о близких — это наглядная иллюстрация того, насколько ценны для меня взаимоотношения. И я учусь выражать эту ценность не бесконтрольной тревогой, а по-другому.

Проблема № 7
Тревога, трудности в работе и личной жизни

Продолжительность терапии: 2 года
Стоимость: 3000 Р за сеанс

Я пришла с проблемой в связи с работой и отношениями с противоположным полом, которые не складывались. Это был период, когда со стороны можно было сказать, что все хорошо, но внутри была тревога, непонимание, что со мной происходит и как с этим быть, апатия, отсутствие целей, желаний, настроения для жизни. Помню день, когда я записалась к специалисту: я сидела на работе, вокруг все было как обычно, нормально, а внутри я просто кричала, рыдала и хотела, чтобы что-то случилось, чтобы кто-то меня забрал оттуда и помог. Это было страшно и ужасно.

Своего психотерапевта я нашла через сайт b17. Она была в топе среди терапевтов Москвы. Возраст мне понравился: ей чуть больше 30, то есть она старше меня, но при этом не слишком сильно, чтобы мы могли быть примерно на одной волне. А кроме того, замужем — я считала это важным для работы в сторону создания отношений. Все сошлось.

Решиться мне было непросто. Я откладывала поход к психотерапевту где-то пару месяцев, думала, что еще потерплю. К тому же одна часовая сессия у терапевта стоила 3000 Р. Это была новая статья расходов, непривычная для моего бюджета. Я не готова была ходить каждую неделю, потому что это были бы большие траты для меня, и мы договорились на одну сессию раз в две недели. До сих пор продолжаю терапию в таком режиме.

Когда я только пришла к специалисту, то сформулировала свой запрос так: нет настроения, желания и интереса к чему-то, не понимаю, что с работой, и не получается с личной жизнью.

Мой психотерапевт работает в гештальт-подходе. В самом начале я рассказывала про себя, и по ходу моего рассказа удавалось находить конкретные точки моего напряжения, тревоги, соприкасаться с реальностью. Вначале я училась распознавать свои чувства, потребности, осознавать, где я, что со мной происходит, нравится ли мне там, где я есть, куда и зачем двигаться из той точки, где я нахожусь. Заданий у меня никогда не было, нужно было только наблюдать за собой и своими чувствами, думать над тем, о чем говорили во время сессии.

Первые полгода терапии или даже больше было сложно, очень больно, непривычно и неприятно. Все, что происходило в настоящем и что меня беспокоило, было связано с прошлым, в основном с детством. Нужно было это вспомнить, признать, прожить, прочувствовать то, к чему долго психика не хотела прикасаться. Ответственность, которую гештальт-подход мне предлагает, меня пугала, и я всячески от нее отказывалась.

Сложно описать, как много открытий произошло и продолжает происходить со мной за два года терапии.

Первые результаты я заметила через несколько месяцев, когда отношения с некоторыми людьми начали меняться и мне в этих отношениях становилось комфортнее. Когда удавалось проживать ситуации по-новому, а не так, как это было бы раньше.

Я определенно начала понимать себя намного лучше. Стала замечать, что делают люди рядом со мной, как я себя ощущаю и как оставаться в этом контакте, чтобы в нем было комфортно. Думаю, что больше всего мне помогли поддержка и принятие со стороны терапевта, возвращение меня в мое настоящее, а также помощь в осознании, что какие-то вещи остались в прошлом и сейчас не обязательно должно быть так же. Помогла помощь в принятии на себя ответственности за прекрасное, свободное и интересное настоящее.

Но гештальт-подход предполагает длительную терапию, потому что это безопасный, доверительный контакт с терапевтом, который дает поддержку, опору и развитие именно в долгосрочных отношениях. Я в терапии уже два года и заканчивать не планирую.

Правда, недавно у меня был перерыв в полтора месяца, пока терапевт была в декрете. Тогда я поняла, что сама уже могу быть себе опорой, но все равно внешняя поддержка в процессе осознавания, подсвечивание некоторых незаметных моментов действия психики позволяет вновь и вновь происходить новым открытиям личности.

За последние полтора года моя жизнь очень изменилась. Я уже два раза поменяла работу, увеличила свой доход вдвое и сама начала учиться на гештальт-терапевта. Состою в отношениях уже год. Изменились мои отношения с близкими людьми.

Так что я однозначно не жалею о своем решении обратиться за помощью и поддержкой. Рекомендую каждому, кто интересуется собой и своей жизнью, сходить к психотерапевту.

Ходили к психологу или психотерапевту? Поделитесь своим опытом — он может помочь кому-то преодолеть свои проблемы