«Шато-шапито» — территория в грузинском лесу, где мы строим отель из шатров, шалашей и домов, а вместе с ним экологически ответственное и самоуправляемое общество.

В 2019 году я с командой решил построить гостиничный бизнес в Грузии. Мы внесли первый платеж за землю, переехали и начали строить хижины, чтобы принимать первых гостей. А через несколько месяцев пандемия заставила нас сократить все расходы, питаться едой со своих грядок и полностью изменить бизнес-модель.

Сегодня мы строим королевство в лесу, где можно вложить деньги в землю или долгосрочную аренду, получить акции и вместе с ними «вечные дни» — право жить тут бесплатно, в зависимости от количества акций. К нам можно приехать, чтобы отдохнуть на природе, познакомиться с единомышленниками и стать частью сообщества, которое хочет изменить мир.

За все время существования проекта мы потратили 400 000 $ (29 572 000  Р) на проект, моих личных вложений из них было 30 000 $ (2 217 900  Р), остальное — инвестиции и вклады частных лиц. Половина всех денег ушла на покупку земли.

Расскажу, как устроен проект и как мы зарабатываем.

Кусок территории «Шато-шапито». Сейчас можно приехать вот в такие шатры и в несколько летних домиков. В будущем здесь можно будет жить круглый год, учиться лепить горшки из глины и питаться свежими овощами с нашей фермы
Кусок территории «Шато-шапито». Сейчас можно приехать вот в такие шатры и в несколько летних домиков. В будущем здесь можно будет жить круглый год, учиться лепить горшки из глины и питаться свежими овощами с нашей фермы

Как появилась идея бизнеса в Грузии

Раньше я занимался разного рода искусством и предпринимателем стал случайно: в 2011 году снял мансарду в центре Москвы, навел там уют и стал приглашать людей. Так появился «Дом на дереве». На выходе каждый платил, сколько мог себе позволить. Потом был «Циферблат», где мы изобрели формат, который потом в народе назвали «антикафе». В антикафе люди платят за время и приходят просто отдохнуть, что-то почитать или с кем-то встретиться. У нас был тариф 3 Р за минуту, а сам «Циферблат» до сих пор работает в 16 городах России и мира — например, в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Казани, Лондоне, Любляне и других.

После 2016 года я занялся новым проектом под названием «Болотов-дача» — это загородный отель в 110 километрах от Москвы. Проект запустился очень хорошо. У нас была лояльная аудитория, о нас писали СМИ, доход позволял окупить вложения за пять лет.

Работая над «Болотов-дачей», я понял, что умею создавать пространства для людей, близких мне по духу. Но в России расширять «Дачу» было бы сложно, потому что наша аудитория ограничена: здесь не так много людей из креативного среднего класса. Да и они эмигрируют. Дальше столичных городов вырасти непросто, пришлось бы отъедать аудиторию у самих себя.

На решение вести бизнес за пределами России повлияла еще одна ситуация. После удачного запуска «Болотов-дачи» мы решили построить «Болотов-деревню»: разбили прилегающую территорию на 70 участков и начали строить дома на продажу — для тех, кто хотел бы жить рядом с «Болотов-дачей» или просто приезжать на свой участок в выходные. Мы успели продать большую часть земли, когда начались проблемы. Оказалось, земля в окрестностях музея-усадьбы по документу от 1986 года считается «зоной охраняемого ландшафта» и строительство на ней запрещено.

Несмотря на то что мы уже два года возводили постройки, согласовывая наши действия с музеем и администрацией области, нам перестали выдавать разрешения. Следующие два года мы ходили на совещания в местную администрацию, писали обращения к губернатору и обращались к юристам, чтобы решить проблему. И все это время несли убытки.

В 2020 году статус земли был изменен, но к тому времени я решил, что не хочу зависеть от неповоротливого государства и постоянно ждать, что откуда-то прилетит какая-нибудь ерунда. К тому же мне хотелось поработать на международную аудиторию, а в России с этим сложно: необходимость получать визу отсекает часть потенциальной аудитории, к тому же у страны сложилась репутация, которая отпугивает людей.

Мне было интересно продолжать делать проекты на природе. В итоге выбор пал на Грузию — страну, куда постоянно ездят и россияне, и западные туристы. Грузия в последние несколько лет стала модным на Западе направлением для туризма, а из России тогда все еще летали прямые рейсы. Это давало возможность поймать обе аудитории.

Как мы искали землю

Мы начали изучать обстановку. В начале 2019 года, Светлана, одна из сотрудниц нашей команды, ехала открывать «Циферблат» в Тбилиси. Я попросил ее заодно изучить местное законодательство, познакомиться с людьми и поспрашивать насчет земли для будущего «Шато-шапито».

Изначально мы хотели построить что-то вроде «Болотов-дачи» в горах, но боялись повторения истории с «Болотов-деревней». Поэтому решили не усложнять себе жизнь капитальным строительством в другой стране и сфокусировались на легких переносных сооружениях: дома-фургоны, тенты, хижины. Это было намного дешевле, а еще мы могли в любой момент перенести наши объекты на другое место или просто переставлять их, как захочется. Так появилась наша концепция шапито — бродячего цирка, застрявшего в лесу.

Грузия — маленькая страна, в ней всего четыре миллиона жителей. Средний класс совсем небольшой: только 10 000 человек, которые зарабатывают более 2500 $ (184 825  Р). Чтобы развиваться здесь, важны личные связи и узнаваемость. Поэтому особое значение имеет «неймдропинг» — важно показать, что ты знаешь местных. Когда ты просто заявляешься и говоришь: «Привет, я Ваня», тебе отвечают: «Ну, хорошо».

Когда упоминаешь, что вы с Васо пели песни, а шашлык ты ел у Гоги, к тебе будет совсем другое отношение.

Шашлык Светлана не ела, зато несколько месяцев выходила в свет: выпивала с местными владельцами баров, ресторанов и виноделен, заводила знакомства с фермерами и всем рассказывала о будущем проекте.

Тогда же начались первые попытки найти подходящую землю — участок на природе от 5 до 20 га. Осложняло ситуацию то, что за два года до нашего приезда Грузия запретила иностранцам покупать землю, которая находится в статусе сельскохозяйственной. А это практически вся грузинская земля. После запрета купить ее может только компания с владельцами-грузинами.

Поэтому нам нужно было искать землю, которая находится в статусе несельскохозяйственной — а такой очень мало или она стоит в три раза дороже, или ту, что владелец будет готов перевести в этот статус. Это сильно сокращало список. Кроме того, некоторые участки просто не найти без грузинского языка. Поэтому мы искали в интернете, обращались в агентство и спрашивали по знакомым. За пять месяцев, во время которых мы искали землю, мы потратили около 8000 $ (591 440  Р) — на агентства, билеты на поездки по стране и временное жилье.

За несколько месяцев Света посмотрела более тридцати локаций — нам ничего не нравилось. У половины было с десяток владельцев, которым еще нужно было договориться между собой. Где-то не было подъездной дороги или коммуникаций, где-то остались только развалины с мусором. Некоторые участки были слишком высоко в горах, и зимой там было бы холодно для жизни в наших домиках. Поэтому мы сузили поиск до земли в долинах и предгорье.

Подходящее место нашлось чудом. В один из приездов, после очередного неудачного просмотра, я написал в своих соцсетях, что мы никак не можем найти землю. Один из фейсбучных друзей вызвался помочь, стал спрашивать своих знакомых. И выяснил, что одноклассник его подруги как раз владеет подходящим участком и раздумывает о продаже. Земли еще не было ни в интернете, ни в базах агентов.

Участок оказался очень красивым и большим — целых 12 гектаров одним куском, такой сложно найти в Грузии. Земля стоила 200 000 $ (14 786 000  Р). И все это неподалеку от национального парка Лагодехи — заповедника с озерами и водопадами. Я сразу понял: надо брать, чего бы это ни стоило.

Владелец был готов помочь со статусом земли. Мы вместе обратились в муниципалитет Лагодехи и презентовали наш будущий проект. Процедура проходила так: мы показывали эскизы будущего «Шато-шапито», скриншоты сайта и портфолио моих прежних проектов, а также рассуждали о том, какую пользу мы принесем региону. В итоге статус земли был изменен на «несельскохозяйственный».

В июле 2019 года мы подписали договор на покупку земли и внесли аванс — первые 40 000 $ (2 957 200  Р). Остальные деньги по договору должны были заплатить через год.

Как зарегистрировали компанию

Грузия оказалась настоящим Клондайком для зарубежных предпринимателей. После реформ экс-президента Михаила Саакашвили вести предпринимательскую деятельность и открыть свое дело здесь может любой иностранец: россиянин, израильтянин, американец — нет разницы.

Для регистрации нужно было выбрать форму. Нам нравилась концепция, когда в проекте задействовано много участников-инвесторов. Так образуется сообщество людей, которые готовы вовлекаться в общее дело не только деньгами: они рассказывают о проекте знакомым, поддерживают его, кто как может. Все мои проекты были про это: в «Циферблате» и «Доме на дереве» люди платили за время, разделяя между всеми нагрузку за аренду, кофе и печенье. «Шато-шапито» продолжил эту традицию.

К тому же мне не хотелось, чтобы проект зависел от одного богатого дяди. Мне важно иметь большую свободу в принятии решений и не зависеть от чьих-то персональных личных и бизнес-интересов. Поэтому мы решили открыть акционерное общество и принимать небольшие инвестиции от 400 $ (29 572  Р).

Зарегистрировать акционерное общество в Грузии проще, чем в России. В России только процедура регистрации через ФНС занимает пять дней, а перед этим нужно сходить в несколько инстанций, нотариально заверить все документы и собрать справки.

В Грузии же оформление проходило вот так. Когда мы с юристами собрали документы и подготовили устав, пришли в кафе в Доме юстиции. За наш столик подсела тетя с ноутбуком и за 20 минут оформила бумаги и распределила акции.

Нам принесли книжечку со счетом. Там две строчки: капучино и открытие акционерного общества.

Основной вид деятельности — отель, туризм, также мы вписали фермерство и мастерские. За все заплатили 200—300 $ (14 786 22 179  Р), с доплатой за скорость. Еще потратили 4000 $ (295 720  Р) на помощь юристов: эти деньги пошли на подготовку документов для открытия общества и консультации по местному законодательству.

До регистрации мы разработали финансовый план. Разрабатывали с нуля, за основу брали шаблоны из интернета и других моих проектов, чтобы показать инвесторам, что, где и как мы зарабатываем и тратим. Сейчас план периодически меняется — мы вносим коррективы из-за пандемии и уточняем цифры — так как становится понятнее, сколько стоят услуги и строительство домов. План составлял специалист, он обошелся в 1000 $ (73 930  Р).

Первое время я вкладывал свои накопления, но уже весной 2019 года мы анонсировали проект в соцсетях и пошли первые инвестиции. Люди, которым нравились «Циферблат» и «Болотов-дача», хотели поддержать идею с отелем в Грузии. Первым инвесторам мы обещали пожизненную скидку в 10% на бронирование номеров, а также выдавали сертификат на 10% от вклада, который в будущем можно потратить на себя, отдать друзьям или вообще продать. Так еще до покупки земли нам удалось собрать около 30 000 $ (2 217 900  Р).

Затраты на запуск проекта — 54 000 $ (3 992 220  Р)

Взнос за землю 40 000 $ (2 957 200  Р)
Проживание в первое время в Грузии и поиск земли 8000 $ (4 583 660  Р)
Юристы 4000 $ (295 720  Р)
Дизайн проекта и презентация для муниципалитета Лагодехи 1000 $ (73 930  Р)
Финансовый план 1000 $ (73 930  Р)
Взнос за землю
40 000 $ (2 957 200  Р)
Проживание в первое время в Грузии и поиск земли
8000 $ (4 583 660  Р)
Юристы
4000 $ (295 720  Р)
Дизайн проекта и презентация для муниципалитета Лагодехи
1000 $ (73 930  Р)
Финансовый план
1000 $ (73 930  Р)

Привлекли путешественников-волонтеров для работ на территории

Изначально наша команда состояла из костяка коллектива «Болотов-дачи»: несколько людей оттуда продумывали концепцию, бизнес-план и искали землю. Необходимость переезжать в другую страну отсекла часть людей, и в итоге от первоначального состава осталось двое — я и координатор проекта Ирина Рыжова. Уже в Грузии к нам присоединилась менеджер проекта, и в ноябре 2019 года мы с командой, груженные матрасами и раскладушками, наконец, оказались на земле.

Перед нами было 12 гектаров с кучей мусора, адскими зарослями ежевики и зданием бывшего ресторана — без горячей воды и мебели. Нам нужно было расчистить территорию, отремонтировать дом и начать строить ферму. Но для этого нужны были люди.

Еще в начале осени я сделал небольшой тур по Грузии, чтобы посмотреть на разные проекты, близкие нам по духу. Среди них был классный Karma Hostel, рядом с деревней Мартвили. Его основатели — полячка и двое бельгийцев. Ребята купили дом и почти всю работу делали своими руками и при помощи волонтеров из разных стран. Пообщавшись с ними, я узнал про международную систему волонтерства www.workaway.info.

Через этот сайт можно найти волонтеров на свой проект. Принимающая сторона дает еду и кров, а гости работают на проекте от двух недель до пары месяцев. За 9 месяцев в хостеле успели принять больше 20 человек: кто-то просто приезжал поработать руками, а у кого-то были особые навыки. Например, один тридцатилетний немец жил у них почти три месяца и сделал всю электрику — да так, что грузинские мастера приходили фотографироваться с его блоком предохранителей.

Вместе с ребятами из Англии и Германии вешаем гирлянды. Уже в первые дни после нашего заселения на землю нам пришлось готовить 16 спальных мест для волонтеров
Вместе с ребятами из Англии и Германии вешаем гирлянды. Уже в первые дни после нашего заселения на землю нам пришлось готовить 16 спальных мест для волонтеров
Наши питомцы. У нас есть небольшой собачий приют
Наши питомцы. У нас есть небольшой собачий приют
Волонтеры и гости из местных деревень обедают за общим столом
Волонтеры и гости из местных деревень обедают за общим столом
Волонтеры Адам и Лео сделали винтажную будку для собаки
Волонтеры Адам и Лео сделали винтажную будку для собаки
Наш бар в лесу для волонтеров и проживающих
Наш бар в лесу для волонтеров и проживающих
Волонтеры Адам и Лео сделали винтажную будку для собаки
Волонтеры Адам и Лео сделали винтажную будку для собаки
Наш бар в лесу для волонтеров и проживающих
Наш бар в лесу для волонтеров и проживающих

Мы решили перенять эту идею — мне кажется, это подчеркивает концепцию того, что проект сделан большим числом людей. Поэтому первые деньги — 30 000 $ (2 217 900  Р), которые собрали еще до покупки земли — мы решили потратить на базовую инфраструктуру для волонтеров, чтобы они могли приехать как можно быстрее.

Волонтеров мы хотели поселить в здание бывшего ресторана, которое осталось на земле от предыдущего владельца. Чтобы в здании можно было жить, наняли бригаду рабочих. Они устанавливали бойлер, вкручивали лампочки, стелили линолеум и меняли двери, а мы убирали территорию: на земле от прежнего арендодателя оказались тонны бутылок, банок и пластика. Пока шла работа над зданием, мы познакомились с жителями соседней деревни и ночевали у них. Нас приютила осетинская семья — Гуло и ее сын Горик.

За неделю до заселения мы разместили призыв к волонтерам в социальных сетях и на сайте Workaway, и нас тут же завалили заявками на год вперед. За полтора года у нас побывали более 150 человек из 25 стран: Украины, Англии, Франции, Германии, Чехии, Голландии, Австралии, Израиля. Уже дома многие рассказывали о «Шато-шапито» своим знакомым и возвращались с семьями, а потом инвестировали деньги в проект.

С первых же дней нам хотелось создать атмосферу, которая будет здесь в будущем: арт-объекты, вечеринки, музыка. Так мы провели рейв-концерт из подручных средств, открыли магазин шуточных вещей и устроили выставку картин посреди рощи.

За первые два месяца на земле появились километровый забор от чужого скота, небольшой огород и курятник. Мы нарубили дров на зиму, купили печки-буржуйки и мебель, установили новый душ и печь для хлеба, засушили 130 кг хурмы, собрали весь мусор с территории и завели животных: собак, котов, кур.

Для первых инвесторов придумали что-то вроде реалити-шоу: поселить их вместе с нами и показать, как идет строительство. Для этого мы решили построить 20 небольших хижин чуть комфортнее палатки. Идею подглядели на «Пинтересте» и собрали конструкцию по примеру оттуда — из дерева, стекла и камней. Построить одну такую хижину в среднем стоит 1000 $ (73 930  Р).

Мы планируем сдавать эти домики за 20 $ в сутки
Мы планируем сдавать эти домики за 20 $ в сутки
Помимо проживания нужно будет обязательно оплачивать еду — 20 $ с человека за трехразовое питание с продуктами с нашей фермы
Помимо проживания нужно будет обязательно оплачивать еду — 20 $ с человека за трехразовое питание с продуктами с нашей фермы
Первые хижины для весенних гостей выглядят так: с верандой и откидывающейся стенкой
Первые хижины для весенних гостей выглядят так: с верандой и откидывающейся стенкой
Внутри — кровать, свет и место, чтобы сложить вещи
Внутри — кровать, свет и место, чтобы сложить вещи
Первые хижины для весенних гостей выглядят так: с верандой и откидывающейся стенкой
Первые хижины для весенних гостей выглядят так: с верандой и откидывающейся стенкой
Внутри — кровать, свет и место, чтобы сложить вещи
Внутри — кровать, свет и место, чтобы сложить вещи
У нас есть планы построить такой домик на ножках — его проект сделали ребята из бюро Kosmos Architects — за акции и «вечные дни». Пока мы отложили строительство, так как один такой дом стоит как 15 хижин
У нас есть планы построить такой домик на ножках — его проект сделали ребята из бюро Kosmos Architects — за акции и «вечные дни». Пока мы отложили строительство, так как один такой дом стоит как 15 хижин

Команда

Кроме волонтеров «Шато-шапито» занимаются сотрудники проекта и, периодически, наемные рабочие — их мы привлекаем на какие-то отдельные работы, например, отремонтировать здание для проживания волонтеров.

Постоянных сотрудников семь человек: координаторы волонтеров, строительства, фермы и кухни, финансовый директор и ответственные за прием гостей и СММ.

Также мы платим юристам и бухгалтеру и привлекаем людей из соседней деревни. Три женщины помогают с готовкой и уборкой, пять парней занимаются фермой, стройкой и ремонтом. Еще есть один охранник и закупщик.

Ребята в локдауне лепят пельмени и вареники на всех
Ребята в локдауне лепят пельмени и вареники на всех

Общий зарплатный фонд на лето 2021 года: 9500 $ (702 335  Р), вместе с бухгалтерией и юристами.

Количество волонтеров постоянно меняется. Кто-то из них работал на проекте практически с момента запуска, кто-то пережидал карантин и помогал по хозяйству, кто-то приезжает и сейчас. Все волонтеры работают бесплатно.

Сократили стоимость проекта на миллион

Весной 2020 года мы начали готовиться к приезду инвесторов. По финансовому плану мы должны были начать встречать инвесторов с апреля, когда станет теплее и увеличится поток туристов. В этот момент стало понятно, что мои представления о том, как легко купить землю и создать на ней проект, были преувеличены.

Довольно быстро появилось ощущение, что мы не до конца понимаем суть проекта. У нас гостили незнакомые люди из разных стран, большинство из них никогда не слышало про мои проекты, но им нравилось чувствовать себя участниками большого сообщества. Все это ощущалось вне обычных рамок «услуга — клиент».

Меня смущало, что концепция проекта нацелена на одну аудиторию, а продавать услуги мы собираемся другой.

На призыв к строительству откликались путешественники, художники, волонтеры — в общем, свободные люди. У таких не всегда есть деньги, чтобы снять номер за 88 $ (6506  Р) в сутки. Не очень этично привлекать людей бесплатно работать на проект, стоимость услуг которого для многих из них слишком высока. Люди тратят время и силы, приезжают в место, обживают его, работают за идею. А потом получается, что они даже не смогут пожить в отеле, который строили.

Домики еще не были построены, брони на них не было, и мы решили скорректировать финансовый план и уменьшить стоимость проживания.

Чтобы сделать это, мы отказались от дорогих решений, например дорогих готовых сафари-тентов по 10 000 $ (739 300  Р) — на эти деньги мы можем построить два дома такого же размера из старого дерева или мешков с землей, а жить в них можно будет круглый год, а не только летом. Сокращения бюджета также коснулись дизайнерской посуды и дорогой мебели. В итоге удалось ужать стоимость проекта примерно на миллион — до 3 000 000 $ (221 790 000  Р).

А потом началась пандемия. Поток финансирования от инвесторов прекратился, планы сорвались, и мы стремительно ушли в минус.

Расходы с ноября по март в 2019—2020 годах — 51 188 $ (3 747 364  Р)

Зарплаты 20 658 $ (1 527 246  Р)
Ремонт здания бывшего ресторана (крыша, двери, проводка), инструменты и материалы для строительства 16 380 $ (1 210 973  Р)
Еда, дрова, топливо и быт для команды из 20 человек 9650 $ (713 424  Р)
Машина Мицубиси Паджеро iO  4500 $ (332 685  Р)
Зарплаты
20 658 $ (1 527 246  Р)
Ремонт здания бывшего ресторана (крыша, двери, проводка), инструменты и материалы для строительства
16 380 $ (1 210 973  Р)
Еда, дрова, топливо и быт для команды из 20 человек
9650 $ (713 424  Р)
Машина Мицубиси Паджеро iO 
4500 $ (332 685  Р)

Пандемия и своя ферма

Уже в феврале 2020 года по новостям я начал догадываться, что нас ждет. Я говорил команде: «Ребята, будет тяжело — границы закроются, люди не смогут путешествовать даже внутри города или региона». Сперва все только крутили пальцем у виска и думали, что я сочиняю ерунду. Потребовалось время, чтобы всех убедить, что к нам никто не приедет.

До конца не зная, что именно нас ждет, мы решили перебросить наши трудовые ресурсы на ферму и обработали полгектара земли, чтобы обеспечить себя едой и ни от кого не зависеть. Строительство хижин мы остановили, успели собрать только 4 — поняли, что все равно пока никто не приедет.

Многие волонтеры собирались уезжать по домам, поэтому мы объявили в соцсетях: «Мы собираемся проводить коронавирус в закрытом сообществе, к которому вы можете присоединиться. Будем заниматься огородом, по минимуму каким-то ремонтом, строительством. Будет весело». С тех, кто хотел поучаствовать, мы просили 200 $ (14 786  Р) в месяц в обмен на акции, чтобы мы могли покупать какие-то вещи, которые не вырастим в огороде. Удалось собрать 4000 $ (295 720  Р). Я ожидал любых сценариев.

Если с эпидемией будет совсем плохо, мы с закрытым сообществом и фермой не будем ни от чего зависеть.

В итоге переживать карантин в «Шато-шапито» к началу марта осталось 20 человек. На остатки денег и 4000 $ (295 720  Р) мы построили две теплицы длиной по 30 метров, установили водонапорную башню и поставили на нее цистерны, запаслись инструментами и семенами, купили культиватор — это такая штука, разрыхляющая почву.

Одну из теплиц сделали рассадной: в ней выращиваются растения перед посадкой в грунт
Одну из теплиц сделали рассадной: в ней выращиваются растения перед посадкой в грунт

Наш экологичный подход к фермерству накладывал свои ограничения. При органическом земледелии нельзя использовать химические или минеральные удобрения, поэтому каждый день мы пропалывали грядки вручную и подкладывали сено, чтобы защититься от сорняков.

Чтобы вырастить урожай таким образом, нужно потратить в четыре раза больше труда. Но в нашем сообществе мы сходимся на том, что удобрения уничтожают человечество, а сельское хозяйство — одна из сфер, которые сегодня наносят самый большой ущерб экологии.

Чтобы заработать и покупать то, что мы не можем вырастить, мы решили продавать излишки продуктов экспатам. В Грузии с экологически чистыми продуктами довольно плохо, поэтому спрос был — даже несмотря на то, что те же помидоры стоили дороже в пять раз из-за сложности выращивания.

Овощи и зелень мы предлагали через группы экспатов в «Фейсбуке». Собирали урожай, упаковывали в корзины по 5 или 8 кг и на машине везли в Тбилиси. Каждый набор стоил от 90 лари — это примерно 2000 Р. 10—15 наборов в неделю приносили 1200 лари. Их хватало на бензин, еду, бытовые мелочи и поддержку фермы.

Несмотря на удачное решение с фермой, управлять проектом становилось все сложнее. Когда все стало понятно с закрытием границ, мы с постоянными сотрудниками все обсудили и договорились, что какое-то время будем сидеть без зарплат — но не все были готовы безвылазно жить за городом неизвестно сколько месяцев.
Несмотря на удачное решение с фермой, управлять проектом становилось все сложнее. Когда все стало понятно с закрытием границ, мы с постоянными сотрудниками все обсудили и договорились, что какое-то время будем сидеть без зарплат — но не все были готовы безвылазно жить за городом неизвестно сколько месяцев.
За 2020 год на своем участке мы вырастили больше 2,5 тонны еды: несколько видов зелени и капусты, перец, помидоры, тыкву, арбузы и дыни, картофель. На фото — урожай физалиса
За 2020 год на своем участке мы вырастили больше 2,5 тонны еды: несколько видов зелени и капусты, перец, помидоры, тыкву, арбузы и дыни, картофель. На фото — урожай физалиса
Часть продуктов мы собирали в лесу на нашей территории: например, грибы, груши, яблоки, ежевику и орехи
Часть продуктов мы собирали в лесу на нашей территории: например, грибы, груши, яблоки, ежевику и орехи
За 2020 год на своем участке мы вырастили больше 2,5 тонны еды: несколько видов зелени и капусты, перец, помидоры, тыкву, арбузы и дыни, картофель. На фото — урожай физалиса
За 2020 год на своем участке мы вырастили больше 2,5 тонны еды: несколько видов зелени и капусты, перец, помидоры, тыкву, арбузы и дыни, картофель. На фото — урожай физалиса
Часть продуктов мы собирали в лесу на нашей территории: например, грибы, груши, яблоки, ежевику и орехи
Часть продуктов мы собирали в лесу на нашей территории: например, грибы, груши, яблоки, ежевику и орехи
Урожай капусты с нашей грядки
Урожай капусты с нашей грядки

Мы вместе работали, готовили, смотрели фильмы вечерами, много общались — но с каждым днем я чувствовал на себе все больше давления.

Мы собирали команду под коммерческий проект, а в итоге менеджеры, директора и дизайнеры пропалывали грядки.

Стало понятно, что концепцию нужно менять. Границы закрыты, неизвестно, когда туризм вернется в норму — если ничего не сделать, через полгода мы уедем отсюда, потеряв время, силы и деньги. Я должен был вдохновлять команду, а сам распространял мрак и депрессию. Стройка продвигалась медленно, приближалась дата нового платежа за землю, а у нас совсем не было денег. В таком состоянии мы прожили всю весну.

Как мы изменили бизнес-модель

Пазл сложился ближе к лету 2020 года. Я давно думал про проект-эксперимент с прямой демократией, где люди не будут зависеть от государства и попробуют управлять чем-то небольшим все вместе. Так мы решили отказаться от идеи с гостиничным бизнесом и построить на наших 12 гектарах новую страну, жители которой разделяют любовь к людям и заботу о природе.

Один из наших единомышленников подсказал нам движение Fire. Его участники откладывают большую часть своего дохода, чтобы к сорока годам накопить капитал на всю оставшуюся жизнь. «Шато-шапито» должно выполнять похожую функцию: человек вкладывается и получает возможность бесплатно жить на территории проекта.

Раньше можно было вложить деньги в проект, стать акционером и получить скидку на бронирование домика. По новому плану, любой, кто чем-то помог проекту — волонтер, член команды или инвестор — также может стать акционером, а еще — получить право принимать решения о развитии проекта вместе с другими участниками и право бесплатно пожить у нас раз в год и более, в зависимости от вклада.

Чтобы упорядочить идею с бесплатным проживанием, мы придумали «вечные дни» — бонусы, которые ежегодно получает акционер компании. На них можно забронировать номер на территории и жить бесплатно, когда захочется. Один «вечный день» мы оценили в 206 $ (15 229  Р), и эта цена будет расти. Сумму мы высчитывали исходя из затрат на проект: строительство, зарплаты, содержание фермы.

«Вечный день» — это абонемент, по которому инвестору раз в год начисляются баллы в размере средней стоимости бронирования — на счет. Баллы равны средней стоимости номера за весь прошлый год. Например, средняя стоимость — 60 $ (4436  Р). Если инвестор купит 10 «вечных дней», каждый год он будет получать 600 баллов. Этими баллами можно расплачиваться — снимать разные домики за разную цену. 1 балл равен 1 доллару.

Чтобы построить один дом, нам нужно продать 365 вечных дней — это 60 000 $ (4 435 800  Р). В эту стоимость мы включили не только саму себестоимость строительства, но и затраты на инфраструктуру и развитие проекта. Сумма делится так: треть идет на строительство домика, треть — на ресторан, зарплаты, коммуникации и остальную инфраструктуру, а еще треть — на постройку отеля, который будет сдаваться за деньги.

Мы определили, что нам нужно продать 10 001 вечный день — тогда проект заработает в полную силу. На эти деньги мы сможем построить 62 домика и все остальное и начнем зарабатывать деньги на аренде и мероприятиях. Сейчас, к концу лета 2021 года, мы продали 2000 вечных дней.

Сделали свою краудфандинговую платформу

Когда концепция была готова, появилась новая проблема — мы не могли оперативно получать деньги от инвесторов.

Чтобы купить акцию, людям нужно было собрать кучу документов, заверить их у нотариуса, апостилировать, заключить договор покупки. Это не отпугивало тех, кто был готов вложить относительно крупную сумму, но было слишком сложно для эмоциональной покупки на 160—300 $ (11 829 22 179  Р). Возня с бумагами отпугивает людей. Они откладывают покупку, а потом обстоятельства меняются, и деньги к нам так и не попадают.

Вскоре мы нашли подходящее решение оформлять покупку акций как заем — просто возвращаем мы его человеку не деньгами, а акциями. Так получается простая сделка по выдаче займа, а для нее не требуется много документов и подтверждений — только нотариальная доверенность или личное присутствие, чтобы получить сами акции.

Появилась новая задача: нужно было сделать так, чтобы инвестировать в проект можно было прямо на сайте. Но оказалось, что в Грузии нет нормально работающего и доступного интернет-эквайринга.

В стране есть два крупных банка, с которыми работают все юридические лица, но у них нет виджета для онлайн-оплаты на сайте. Поэтому в Грузии практически нет маленьких интернет-магазинов — в отличие от крупных магазинов они не могут позволить себе разработать свой сервис.

Если человек производит что-то небольшое и хочет это продать через интернет, у него просто нет легальной возможности.

Мы пробовали использовать существующие платформы для краудфандинга, но там нужно платить проценты — зачем проводить свою аудиторию через них, если она может дать деньги напрямую? К тому же они используют «Пэйпэл», который заблокировал меня, когда туда прилетели первые 2000 $ (147 860  Р). Их я не мог вытащить из кошелька два месяца. Поэтому мы стали искать собственное решение.

Все удалось благодаря нашему сообществу. Один из первых инвесторов — айтишник, живущий в Израиле, — вызвался помочь. Оказалось, у одного из грузинских банков все же есть какой-то сырой продукт для электронной коммерции, но его нужно было интегрировать в интернет-магазин — а нам не хотелось тратить на его создание время и деньги. При этом ни одна известная нам готовая платформа интернет-магазинов не работала с грузинским банком.

Наконец мы нашли платформу «Эквид» с открытым API — программным интерфейсом приложения. Если у приложения открытый API, значит, его можно «прикрутить» к другим приложениям и сервисам. Чтобы соединить «Эквид» с «Банком Грузии», мы подняли на уши всех программистов банка — постоянно переговаривались с ними, подсказывали, как починить баги на их стороне.

На подготовку краудфандинговой платформы мы потратили 4 месяца и около 6000 $ (443 580  Р). В начале сентября 2020 года мы получили работающий продукт с двумя опциями: можно было купить акции или просто помочь проекту финансово — для этого нужно было что-то приобрести на нашем сайте.

Для второго варианта мы хотели придумать не просто абстрактную возможность перевести деньги, а сделать так, чтобы человек покупал конкретный физический объект. Тогда мы прошлись по участку и посчитали на нем всякие камни, деревья и растения — и придумали идею титулов.

Человек мог выбрать на сайте какой-нибудь объект, оплатить его и получить титул — например, стать Царицей душицы обыкновенной. В этом случае покупатель не получал акцию, но мог финансово помочь проекту без юридической волокиты. Размер вложений любой — от 50 $ (3696  Р) до бесконечности.

Когда магазин был готов, нужно было торопиться и искать деньги — подходила дата второго платежа за землю. Мама предложила продать квартиру, если мне так важен проект. Я решил честно рассказать об этом и написал пост в личном фейсбуке с 6000 подписчиков. Так начался еще один сбор денег.

Каждый может купить на сайте какой-то реальный объект и взамен получить титул. У нас уже есть Император кизила обыкновенного и Маркиза мха. Титул Герцогини трифолиаты — это такие крошечные декоративные лимоны — пока свободен
Каждый может купить на сайте какой-то реальный объект и взамен получить титул. У нас уже есть Император кизила обыкновенного и Маркиза мха. Титул Герцогини трифолиаты — это такие крошечные декоративные лимоны — пока свободен
Еще покупатели могут «купить» себе дерево на территории «Шато-шапито», дать ему имя и табличку
Еще покупатели могут «купить» себе дерево на территории «Шато-шапито», дать ему имя и табличку
Акции можно получить через покупку абонементов «вечного дня» — они дают право владеть частью «Шато-шапито» через договор публичной оферты. Цена от 206 $ за день и до 60 152 $ за целый «вечный год» и собственный дом — со скидкой
Акции можно получить через покупку абонементов «вечного дня» — они дают право владеть частью «Шато-шапито» через договор публичной оферты. Цена от 206 $ за день и до 60 152 $ за целый «вечный год» и собственный дом — со скидкой
Этот пост нас и спас. Люди стали интересоваться проектом, и к нам на счет начали поступать деньги
Этот пост нас и спас. Люди стали интересоваться проектом, и к нам на счет начали поступать деньги

За две недели нам удалось собрать около 100 000 $ (7 393 000  Р) вместо необходимых 60 000 $ (4 435 800  Р). Получается, люди поверили в проект, захотели рискнуть и поучаствовать.

Денег хватило на второй транш за землю из трех: из-за пандемии владелец согласился разделить финальную оплату на две части. Также у нас оставалось 40 000 $ (2 957 200  Р) на развитие проекта и часть зарплат, которые мы не платили несколько месяцев.

Еще нужно было заплатить налоги. Почти все поступления — это инвестиции, поэтому большую часть составили налоги на зарплату — 20%. Еще часть денег «съела» комиссия банка Грузии за покупки в онлайн-магазине — 2,5% с каждого перевода.

На что мы потратили 105 300 $ (7 614 790  Р)

Второй транш за землю 62 400 $ (4 613 232  Р)
Материалы и работы по строительству новых хижин, душевых и цеха 15 000 $ (1 108 950  Р)
Зарплаты с учетом долгов 11 300 $ (835 409  Р)
Покупка техники: генератор, нивелир, газовый котел, трансформатор 3600 $ (266 148  Р)
Налог на землю за 2020 и 2021 годы 3500 $ (258 755  Р)
Питание 2500 $ (184 825  Р)
Оплата бухгалтеру и юристам с учетом долгов 2500 $ (184 825  Р)
Аренда авто, топливо, солярка для генератора, хозяйственные средства, связь 2200 $ (162 646  Р)
Прочее: животные и лекарства 900 $ (66 537  Р)
Маркетинг 700 $ (51 751  Р)
Коммуналка: газ и электричество с учетом задолженности 700 $ (51 751  Р)
Второй транш за землю
62 400 $ (4 613 232  Р)
Материалы и работы по строительству новых хижин, душевых и цеха
15 000 $ (1 108 950  Р)
Зарплаты с учетом долгов
11 300 $ (835 409  Р)
Покупка техники: генератор, нивелир, газовый котел, трансформатор
3600 $ (266 148  Р)
Налог на землю за 2020 и 2021 годы
3500 $ (258 755  Р)
Питание
2500 $ (184 825  Р)
Оплата бухгалтеру и юристам с учетом долгов
2500 $ (184 825  Р)
Аренда авто, топливо, солярка для генератора, хозяйственные средства, связь
2200 $ (162 646  Р)
Прочее: животные и лекарства
900 $ (66 537  Р)
Маркетинг
700 $ (51 751  Р)
Коммуналка: газ и электричество с учетом задолженности
700 $ (51 751  Р)

Будущее королевства и его сиятельств

Всю осень 2020 года мы получали по 1000 $ (73 930  Р) инвестиций в день. За это время мы доделали септик, провели газ к участку, вырыли траншеи под трубы и провода и начали строительство 162-метрового цеха, который будет одновременно складом и мастерской.

Зимой мы объявили новый большой сбор и собрали деньги, чтобы прожить еще несколько месяцев. Весной границы начали открываться, и к нам снова осторожно стали приезжать первые волонтеры и инвесторы.

Сейчас мы строим больше шалашей и простых хижин для гостей. Также пошили красивые шатры, которые уже стоят на участке. В мае закончили цех-мастерскую, похожую на американский амбар, а в начале лета доделали большое общее здание с душами и туалетами. И, конечно, открыли бар в лесу.

Пока что у нас остается последний платеж за землю — 87 000 $ (6 431 910  Р) в конце лета. После этого территория наша навеки. К августу мы собрали 350 000 $ (25 875 500  Р). Появился еще один инвест-механизм — когда человек может вложиться в конкретное здание. Условия такие: дом остается в собственности нашего «государства», но инвестор может жить сам в доме по договору аренды и получать акции компании или сдавать дом — сам или с нашей помощью за комиссию. Еще теперь появилась возможность дать нам заем на пять лет, под 5% годовых в долларах, акции и «вечные дни».

В привлечении инвестиций важно личное взаимодействие. Мир, наконец, постепенно открывается, и люди снова начинают приезжать к нам.

Внутри шатер выглядит вот так: две кровати с матрасами и прикроватные столики
Внутри шатер выглядит вот так: две кровати с матрасами и прикроватные столики
Шкафов нет, только небольшие стулья или табуретки, чтобы сложить вещи. Для антуража искали красивые старые вещи, вроде этих приемника и лампы
Шкафов нет, только небольшие стулья или табуретки, чтобы сложить вещи. Для антуража искали красивые старые вещи, вроде этих приемника и лампы
Внутри шатер выглядит вот так: две кровати с матрасами и прикроватные столики
Внутри шатер выглядит вот так: две кровати с матрасами и прикроватные столики
Шкафов нет, только небольшие стулья или табуретки, чтобы сложить вещи. Для антуража искали красивые старые вещи, вроде этих приемника и лампы
Шкафов нет, только небольшие стулья или табуретки, чтобы сложить вещи. Для антуража искали красивые старые вещи, вроде этих приемника и лампы

Сейчас на территории есть пять деревянных хижин и восемь шатров, в них можно приезжать знакомиться с проектом, а также можно приехать волонтером на срок от двух недель до двух месяцев. Пока мы не открываем запись и бронь на сайте, хотим сделать больше вариантов размещения. Гости пишут нам в инстаграм, волонтеры, как и раньше — через сайт Workaway.

Все жилье пока летнее. Наши ближайшие планы: отдать последний платеж за землю, а все следующие инвестиции и займы направлять на строительство первых семи полноценных домиков, в которых можно будет жить круглый год.