«Пытался уйти от реальности всеми способами»: как бездомные люди борются с зависимостью

И чем им можно помочь

26
«Пытался уйти от реальности всеми способами»: как бездомные люди борются с зависимостью
Аватар автора

Вячеслав Минин

координатор «Дома на полдороги»

Страница автора

По данным благотворительной организации «Ночлежка», в 2022 году только 10% бездомных людей оказались на улице из-за зависимости.

Я работаю в «Ночлежке» с 2019 года. По моим наблюдениям, алкоголизм обычно становится не причиной, а следствием бездомности. Часто он появляется, когда человек уже находится на улице: алкоголь помогает согреться в холода, забыться при трудностях, влиться в компанию или заглушить боль.

Алкоголизм — болезнь, за которую нельзя стыдить: людям нужно помогать. Поэтому в 2000 году «Ночлежка» запустила в Петербурге проект «Дом на полдороги» для реабилитации людей с алкогольной зависимостью.

Для Тинькофф Журнала я поговорил с клиентами и консультантами нашего проекта, которые поделились историями зависимости и тем, как из нее выбрались. Также расскажу о своем опыте и том, как я начал помогать другим.

О важном

Эта статья — часть программы поддержки благотворителей Тинькофф Журнала «О важном». В рамках программы мы выбираем темы в сфере благотворительности и публикуем истории о работе фондов, жизни их подопечных и значимых социальных проектах.

В мае — июне мы рассказываем о теме зависимостей. Почитать все материалы о тех, кому нужна помощь, и тех, кто помогает, можно в потоке «О важном».

Моя зависимость сформировалась с детства

Я родился под Брянском в 1985 году в бедной семье: работала только мама, а папа употреблял алкоголь.

Криминальные авторитеты часто привлекали меня с дворовыми друзьями к разным мелким преступлениям — за это платили водкой и сигаретами. Также давали немного денег — на них я покупал себе брендовую одежду и наркотики.

После школы я поступил в ПТУ на специальность «модельер-закройщик», но через некоторое время меня отчислили из-за ссоры с директором. Затем попал в армию, но там подорвал здоровье и поссорился с начальством, поэтому меня комиссовали. Потом я оказался в тюрьме. Там выучился на повара, но из-за бытовых условий и пыток мое здоровье сильно пострадало.

Когда я вышел из тюрьмы, возобновил общение с «друзьями» из детства — они на тот момент перебрались в Москву. Я тоже переехал и нашел работу, но из-за неумения жить и понимать свое состояние продолжил употреблять разные вещества. Также я занимался криминалом, но никогда не продавал наркотики и всегда выступал против этого. Так у меня появилось столько денег, что я просто не знал, куда их тратить.

Наркотики имели большую силу надо мной.

Однажды из-за употребления я не мог выполнять многих задач, обманывал «партнеров» и тратил много денег. В тот период они совершили на меня несколько покушений, но каждый раз я чудом оставался жив. После последнего неудачного покушения я уехал из Москвы и начал скрываться. Одновременно пил и употреблял вещества. Моя зависимость сформировалась с детства, поэтому я не научился жить по-другому и понимать себя и свои чувства.

Позже всех моих «друзей» посадили, а мне дали условный срок и назначили принудительную реабилитацию. Я прошел ее в благотворительном фонде «Диакония» в Петербурге: работал по программе «12 шагов», получил колоссальную помощь и поддержку от консультантов, трудился на ферме, ходил на церковные службы. После реабилитации решил не возвращаться к прежней жизни. В фонде мне предложили волонтерство в городской и областной наркологических больницах, и я согласился.

В 2019 году «Ночлежка» перезапускала «Дом на полдороги» с новым составом специалистов и новой методологией. До этого у проекта не было отдельного помещения — он находился внутри приюта для бездомных людей на Боровой. Из-за этого возникало много проблем: люди с зависимостями пересекались с людьми без нее — так не получалось достичь безопасного пространства. Тогда благотворительная организация «Каритас» предоставила шестикомнатную квартиру, куда переехал проект.

В какой-то момент мне позвонил приятель и рассказал, что в «Дом на полдороги» ищут сотрудников. Я решил попробовать и работаю здесь до сих пор. Сейчас занимаюсь фандрайзингом, выступаю на круглых столах и конференциях, составляю график работы консультантов и план ресоциализации клиентов, организую мероприятия, провожу индивидуальные консультации. За четыре года я прошел много обучений и продолжаю развиваться, чтобы еще более эффективно помогать людям.

Как устроен «Дом на полдороги»

Программа «Дома на полдороги» основана на принципах Ассоциации анонимных алкоголиков. Она рассчитана на полгода и разделена на три этапа, каждый из которых длится два месяца.

Первый этап — знакомство, адаптация и начало работы. Во время него мы читаем ежедневники анонимных наркоманов и алкоголиков, строим планы на день, выполняем задания реабилитационной программы. В конце дня подводим итоги, занимаемся самоанализом, ведем дневник чувств.

По некоторым дням проходят тренинги, игры, арт-терапия. Также раз в неделю мы проводим для клиентов занятия в театре-студии «Мы», а основной состав труппы репетирует три раза в неделю. Каждую неделю отдыхаем: ходим на концерты, в театры, музеи, баню, аквапарк, на шашлыки, устраиваем прогулки.

В промежутке проходят индивидуальные консультации с психологом, со специалистами по химической зависимости и со мной.

Второй этап. На втором этапе у клиентов то же расписание, но акцент идет на социальную жизнь. Они проходят обучение и стажировки в разных компаниях три раза в неделю. На протяжении этого времени при необходимости их сопровождают психолог, специалист по социальной работе и юрист.

Также на этом этапе люди с зависимостями начинают работать по программе «12 шагов». На ней они формируют навыки самопомощи, которые нужны для жизни в обществе, строят цели и прописывают планы. Мы также помогаем научиться этому на наших консультациях и групповых мероприятиях.

Третий этап. На третьем этапе человек все еще живет в «Доме», следует всем правилам, но у него уже другой план сопровождения. За эти два месяца он определяется с работой, выходит на пятидневку, трудится с наставником из сообщества «12 шагов» и копит деньги на съем жилья, чтобы переехать.

Параллельно с реабилитацией идет работа с причинами, по которым человек оказался на улице. Это восстановление документов, поиск работы, решение социальных или правовых вопросов.

Для заселения в «Дом на полдороги» нужно обратиться в консультационную службу, где расскажут о программе и условиях проживания. Пока в проекте участвуют только мужчины, но в будущем мы планируем открыть отдельный «Дом на полдороги» для женщин.

Самое важное в работе с зависимостью — комплексный подход. Работать нужно не с употреблением, а с причиной — состоянием, мыслями и чувствами. Чтобы зависимый научился жить со своей болезнью, нужны постоянные действия. С ней нельзя справиться силой воли.

В «Доме на полдороги» я научился видеть за каждой зависимостью человека — с его уникальными интересами, взглядами. Благодаря клиентам я постоянно расту и развиваюсь, они учат меня самому большому — любви.

В 2020 году у меня появилась семья — мы узаконили отношения с Ириной, с которой познакомились задолго до работы в «Ночлежке». Уже год она волонтерит у нас: проводит театральные тренинги, актерские мастер-классы, терапевтические тренинги и лекции, организует мероприятия. Недавно наш театр-студия «Мы» получил свою первую награду: нас признали лучшим социальным спектаклем на Ежегодном фестивале театров.

Важная часть работы с зависимостью — консультации с психологами, соцработниками, равными консультантами
Равные консультанты — это те, кто смог преодолеть зависимость. Всего в проекте пять таких консультантов, занятия с ними проходят каждый день
Жильцы «Дома на полдороги» не только реабилитируются, но и получают новый опыт трезвой жизни: занимаются спортом, играют в театре, ходят в походы и на шашлыки
Реабилитация в «Доме на полдороги» построена на принципах группы «Анонимных алкоголиков» и программы «12 шагов»
Проект «Дом на полдороги» работает с 2000 года. До появления своего помещения встречи проходили в библиотеке «Ночлежки» по адресу: ул. Боровая, 112Б
Работа с зависимостью должна быть комплексной: сложно перестать употреблять, если ты все еще бездомный. В «Доме на полдороги» человек живет все время, пока проходит программу реабилитации
«Дом на полдороги» существует благодаря пожертвованиям людей, которые поддерживают «Ночлежку». Проживание одного человека в день стоит 884 ₽, один день работы проекта — 12 372 ₽. Мы помогаем подопечным бесплатно

Трезвость была неприемлемой

Аватар автора

Константин, 41 год

нашел смысл жизни

Я родился в Ленинграде. Когда мне исполнилось два года, отец ушел из семьи, но я это плохо помню.

Я учился в школе, но окончил только 9 классов. Занимался спортивной гимнастикой с 5 до 13 лет. Потом немного учился в техникуме, но меня отчислили. Затем попытался поступить в университет, но не смог.

Мне с детства было одиноко, но я не мог поделиться переживаниями с семьей. Обо мне заботились, а я никого не любил, и в первую очередь ненавидел себя. Я не мог общаться с людьми: находился в обществе, но одновременно чувствовал одиночество.

Я пытался уйти от реальности всеми возможными способами: сначала попробовал алкоголь, а в 18 лет — наркотики. Это было как духовное пробуждение: я начал общаться с людьми, раскрываться перед ними. Это длилось недолго: затем наркотик забрал все — и меня, и мою душу.

К 23 годам я понял, что у меня проблемы и с этим нужно что-то делать. Пытался бросить, но не получалось. Переезжал, менял работу, но ничего не помогало. Я просто шел по улице и просил бога, чтобы он остановил это.

Бог «помог»: я попал в тюрьму по статье о грабеже на пять лет. Там же окончил 11 классов и познакомился с программой «Анонимные наркоманы». А еще начал заниматься театром.

На момент выхода из тюрьмы я уже больше четырех лет не употреблял. Хотел продолжить заниматься в группе «Анонимных наркоманов», чтобы закрепить отказ от алкоголя и наркотиков, и наткнулся на «Ночлежку». Мне нравилось там заниматься, но было все так же одиноко среди людей.

После занятий ребята звали вместе попить чай, а я отказывался. Мне хотелось быть с ними, но я не мог, поскольку не умел находиться в обществе. Затем шел через парк и плакал.

Я оставался трезвым, но это было невыносимо.

Я поступил в Московский институт экономики, политики и права, но окончил только два курса. Позже сменил много работ в сфере строительства, у меня даже был свой строительный бизнес. В какой-то момент купил машину и четырехкомнатную квартиру. Но потом я снова начал употреблять, потому что трезвость была неприемлемой.

Срыв продлился шесть лет. Затем товарищ заявил, что он либо вывезет меня в лес, либо посадит в тюрьму, либо я отправлюсь на реабилитацию. Я выбрал последнее. Но даже когда прошел ее, сразу же сорвался и снова начал пить.

30 сентября 2022 года я вдруг понял, что больше не хочу жить той жизнью. Тогда я попал в городскую наркологическую больницу, чтобы пройти детоксикацию и реабилитацию. Оттуда меня перенаправили в «Дом на полдороги», где помогли разобраться в первопричине зависимости, своих чувствах и внутренней дисгармонии. Также я стал участником театра-студии «Мы». Всего я прожил в проекте четыре месяца.

После выхода из «Дома на полдороги» я окончил курсы электромонтажника и сейчас учусь торговле на «Вайлдберриз». Я хочу открыть свой благотворительный фонд, который будет помогать девушкам с зависимостью, — в этом меня консультирует «Ночлежка».

Мне помогает выжить возможность отдавать. Я всегда считал, что меня должны любить просто так. Но это не так: чтобы в жизни была любовь, нужно любить самому — это теперь мой смысл жизни.

Я пил и думал, что могу себя контролировать

Аватар автора

Алексей, 45 лет

разобрался в причинах зависимости

Я родился в Ленинграде и всю жизнь рос без отца. С 6 лет начал курить сигареты, с 12 — употреблять алкоголь. В 15 лет я попробовал курительные наркотики, в 17 — таблетки, а в 18 — «тяжелые» вещества.

До 25 лет я сидел на системе: были попытки ремиссии и самостоятельных детоксов, но от зависимости избавиться не получалось. Затем я первый раз попал на платную реабилитацию и познакомился с программой «Анонимных алкоголиков». Курс длился 42 дня и помог мне. После него я восемь лет был трезвым, но никак не мог поверить в то, что больше никогда не буду пить.

В 33 года у меня произошел срыв, который продлился семь лет. Я пил и думал, что могу себя контролировать. В то время я работал и в какой-то момент женился. Супруга знала об алкоголизме, но думала, что все хорошо, поскольку у меня есть работа. Но потом поняла, что в зависимости нет ничего хорошего, и ушла от меня — тогда я стал пить еще больше и чаще.

Чуть позже я похоронил маму, которая умерла от алкоголя. У меня осталась сестра, она младше на 11 лет. Она старалась как-то поддержать: кодировала меня, но это не помогало.

Все время употребления я будто старался убежать от каких-то чувств и эмоций.

Сейчас я участвую в программе «Взрослые дети алкоголиков» — она работает по всему миру и в России, так же, как, например, «Анонимные алкоголики». На занятиях мы погружаемся в историю детства.

Так я осознал, что мама начала пить, когда мне исполнилось три года, после ухода папы. Из-за этого я был одинок, поскольку было чувство покинутости и недостатка заботы, тепла и любви. В детстве я искал это в других людях и делал все, чтобы друзья меня приняли: подстраивался под них, адаптировался, отрекался от себя. Я становился удобным, комфортным для общения, чтобы получить тепло и заботу.

Но с возрастом это вылилось во внутреннее противоречие: у меня была потребность в людях, но внутри я понимал, что живу как будто не для себя. От этого было некомфортно и больно. Наркотики и алкоголь помогали заглушить боль и противоречия. Но в итоге все переросло в отчаяние, безысходность, колоссальную вину и одиночество — с этим было еще сложнее жить в трезвости.

В 40 лет я попал на реабилитацию в городскую наркологическую больницу. Я прошел курс, который помог избавиться от зависимости. После этого стал регулярно посещать собрания «Анонимных алкоголиков» и работать по программе «12 шагов».

В какой-то момент я узнал, что больнице нужны консультанты, — бывшие зависимые. Я хотел устроиться, но начальнице показалось, что я не подойду, поэтому она отказала мне. Я очень расстроился, но в итоге мне разрешили волонтерить. В течение года я раз в неделю ездил в больницу и читал лекции, которые составлял из своего опыта.

Однажды я познакомился с Вячеславом Мининым, который рассказал о проекте «Дом на полдороги». У меня волосы встали дыбом оттого, что в России такое есть. Мне показалось удивительным, что целая организация находит бездомных людей на улице и помогает им в тяжелых ситуациях.

Я посетовал ему, как в больнице отказались дать мне работу, а Вячеслав сказал, что им как раз нужен дежурный консультант по субботам. Звезды сошлись.

В 2022 году меня взяли на стажировку, и мне понравилось. Здесь я работаю до сих пор: делюсь своими знаниями о зависимости, помогаю и поддерживаю других зависимых.

С 2019 года я бью татуировки — это творческий процесс, который меня захлестнул, и в нем я стараюсь развиваться. До этого я всю жизнь работал на стройках, но решил рискнуть. Сейчас у меня есть своя маленькая студия.

Я думал, что могу употреблять что-то «легкое» и это никак на меня не повлияет

Аватар автора

Игорь (имя изменено), 45 лет

понял, почему важно избавиться от зависимости

В моей семье были только мама и бабушка: отец уехал, когда мне было полтора года. Я окончил только 7 классов школы и в 16 лет впервые попробовал наркотики — мне просто было скучно, к тому же я рос в девяностые годы, когда это было модно. Я был уверен, что смогу в любой момент бросить и у меня все нормально.

После школы окончил курс по евроремонту, где получил разряд по штукатурке, но никогда не работал в этом направлении. Вместо этого совершал разные преступления, чтобы заработать: спекулировал, продавал открытки иностранцам, подворовывал у них кошельки.

Тогда не было программ реабилитации, поэтому я лег в психиатрическую больницу, чтобы избавиться от зависимости. Я прошел лечение и стал анонимно наблюдаться у нарколога: она прописывала мне таблетки и оказывала психологическую помощь.

Тогда я познакомился с программой «12 шагов», но у меня на тот момент не было готовности оставаться трезвым и чистым. Я думал, что могу употреблять что-то «легкое» и это никак на меня не повлияет — так продлилось восемь лет.

В 36 лет я попал в тюрьму — до этого как-то проносило. В 43 года вышел и попал на реабилитацию в городскую наркологическую больницу. После этого меня перенаправили в «Дом на полдороги», в котором я провел четыре месяца.

В доме в одном помещении живут разные люди — каждый со своими понятиями и убеждениями. Это закалило и научило лучше понимать окружающий мир и взаимодействовать с ним. Также благодаря «Ночлежке» я научился честно работать и зарабатывать деньги, планировать свой день.

Сейчас я тружусь на двух работах: в клинике младшим медбратом и в «Доме на полдороги» консультантом. Мне нравится, что я могу делиться с людьми опытом, почему важно избавиться от зависимости и как это меняет жизнь.

У меня есть хобби: я занимаюсь в театральной студии «Мы» на базе «Ночлежки». Это очень помогает и наполняет меня духовно.

Как помочь бездомным людям с зависимостями

Фонд «Ночлежка» помогает бездомным людям в Москве и Петербурге с 1990 года. Вы можете поддержать работу организации, оформив регулярное пожертвование:

А у вас была зависимость? Как получилось с ней справиться?
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка
0

Справился постепенно. Может, хорошо помечтал — как было бы здорово жить совсем по–другому. И оно действительно оказалось так. Спасибо автору и всем причастным за полезное дело!

14
Автор статьи

Константин, спасибо за понимание и поддержку-это очень важно и ценно!

14
0
Герой

Первое и единственное употребление наркотиков спровоцировало дебют психического заболевания. Лечусь от болезни у психиатра уже три года.
Болезнь жестокая, но может она меня и уберегла от истории как в статье.
Так что ребята знайте, зависимость это не единственная страшная штука, которую могут подарить вещества

11
Автор статьи

Никнейм, сил Вам! Верю, что у Вас все получится!

5
Автор статьи
Отредактировано

Наталья, то что Вы перечислили, это установки и они не являются фактом. Человек может оказаться в трудной жизненной ситуации и в полной семье, а может воспитываться бабушкой и вполне жить благополучно

9

Вячеслав, я не гадалка, что будет не пророчествую.
Делаю выводы из той информации, которую люди сами о себе сообщают. Все проблемные взрослые обязательно указывают, что растила их одна мать, которая работала за еду.
А все проблемные женщины не видят решения своих проблем, кроме как рождения ребёночка для счастья.
Есть определённая зависимость.

3
0

У меня нет зависимости, но я бомж уже 8 лет. И ни кому нет дела, до моих проблем. Живу без регистрации, без официальной работы. Нет государства, нет и людей!

4
0
Отредактировано

Справится с ней нельзя, с ней можно жить, решение реабилитация программа 12 шагов, 4 колёса выздоровления, авторы молодцы, очень хорошо что есть люди которым не всё равно на людей с низким соц статусом, сам жил непойми как, сейчас же, работа жильё, музыку пишу, друзья настоящие появились, выход есть ребят!

4
Автор статьи

Данила, круто 🙏!!! Спасибо за отклик и за Ваш пример! Сил Вам и осознанности на новом пути!

3
0

Справиться не как не получалась, только на определённое время и только. Самому не как не справится с зависимостью употребления нвркотикоков либо алкоголя

4
Автор статьи

Петр, в статье - болезнь имеется ввиду зависимость! А употребление - это уже следствие.

3
0
Сообщник

К сожалению, бегство от жизни бывает не только с помощью употребления "веществ". Есть игромания и другие формы зависимостей

3
Автор статьи
Отредактировано

Анна, так и есть! Моё мнение, что независимых людей не существует, есть плохо обследованные !))) У каждого человека есть зависимость того или иного рода, как Вы и сказали одни из них - это игромания, так же пищевая, шопоголизм, интернет серфинг, трудоголизм и многие другие...
Осознанно жить в моменте - это настоящее искусство!

2
Герой

Петр, это тонкая грань, человек видит пример родственников, знакомых друзей, кто вроде употребляет и при этом имеет нормальный социальный статус, работу, семью, другие увлечения и думает, что не так страшен черт, но вот только у всех все по разному продолжается, кто-то так и продолжает пить с родственниками по праздникам и с друзьями в бане, а кому-то алкоголь постепенно заменяет все остальное. Очень тяжело расти в условиях, где употребление алкоголя норма и не видно тяжелых последствий его употребления и не попробовать, особенно в уязвимом подростковом возрасте.

2

WTF, и как это оспаривает тот момент, что это личный выбор человека? Я знаю несколько примеров когда человек осознавал и завязывал, и знаю противоположные. Вот противоположных только больше. И во втором случае человеку оказывалась всяческая помощь, но он выбрал пузырь. Потому что это проще, это легче и не надо прикладывать усилий. Ну и можно потом плакаться какая жизнь плохая, а я весь такой несчастный, жертва обстоятельств

1
0

Уже 7 лет в системе, никак не получается, тяжко, надоело уже, да и наркота сейчас другая.

1
Автор статьи

Михаил, поддержка Вам! Когда будете готов, обращайтесь, можем попробовать помочь в нашем проекте "Дом на полдороги"

1

Михаил, приходи , поговорим ! Выход есть !

1

WTF, ну лет до 25 у человека ветер в голове, но дальше то по идее должны мозги включаться. И уже можно начинать анализировать. Но это сложно.
Проще продолжить ту линию поведения, и снять с себя ответственность. И как Карлосон твердить "я самый тяжело больной" :)

1

Сообщество