Меня зовут Дарья, я медицинский журналист. В 2020 году мне удалось решить свою проблему с алкоголем.

Для этого мне пришлось купить подписку на одно приложение и сходить на пару консультаций к психотерапевту и психиатру. Я потратила на это 56 500 Р, зато сэкономила около 70 000 Р на алкоголе.

Я потратила на избавление от алкогольной зависимости 56 500 Р за год

Трата Стоимость
Программа Sober One 18 000 Р
Антидепрессанты 18 000 Р
Психотерапия 11 000 Р
Психиатр 9500 Р
Программа Sober One
18 000 Р
Антидепрессанты
18 000 Р
Психотерапия
11 000 Р
Психиатр
9500 Р

Сходите к врачу

Героиня этой статьи описывает собственный опыт. Никто не даст гарантий, что приложение, которым она пользовалась, поможет и вам. Исследования показывают, что онлайн-сервисы для борьбы с алкогольной зависимостью могут быть полезны некоторым пациентам в качестве дополнения к основному лечению. Начать лечение стоит с консультации нарколога.

Я стала много пить во время локдауна

Меня накрыло, когда началась пандемия. Я всегда была ипохондриком, но теперь причины волноваться за собственное здоровье и здоровье близких стали реальными. Ученые и врачи не понимали, как именно передается новый коронавирус и в каких случаях он опасен для жизни. Как журналист, я задавала эти вопросы экспертам и ужасалась от количества неизвестного. Ситуация выходила из-под контроля.

Потом начался локдаун. Жизнь взаперти стала угнетать меня не меньше, чем новости о растущем количестве смертей. Я поняла, что не справляюсь с работой, которая требовала постоянного освещения пандемии, и одним днем уволилась. Я начала жить на финансовую подушку — несколько тысяч долларов — и изредка брать фриланс. Мне нужно было отдохнуть и расслабиться, идеальными средствами для этого в пандемию стали сериалы и спиртное.

В тот период я выпивала по бутылке-полторы вина в день, на это уходило по 15 000 Р в месяц. Это серьезные расходы для безработной, и я начала искать магазины со скидками на алкоголь. Иногда по сниженной цене продавалось редкостное пойло, но это меня не останавливало: я разбавляла водой и выпивала. При этом я постоянно чередовала магазины, чтобы кассиры не подумали, что я какая-нибудь алкоголичка. Хотя подождите…

Первая попытка бросить пить

Конечно, в глубине души я понимала, что мои отношения с алкоголем стали нездоровыми. Несколькими годами ранее, в 2017 году, я уже делала попытку бросить пить. В какой-то из январских дней, вскоре после новогодних каникул, я почувствовала острое отвращение к себе, к своему похмелью и пустым бутылкам в коридоре. Я решила провести 90 дней в полной трезвости — обычно именно на такой срок людей кладут в реабилитационные центры для зависимых. Что было дальше, много раз описывалось в книгах о нейробиологии зависимости.

В первую неделю я испытывала ломку — это абстинентный синдром. Мозг человека с алкогольной зависимостью привык получать из спиртного регулярные дозы нейромедиатора дофамина. Найти источник дофамина взамен не так просто. Те рецепторы, к которым гормон крепится, из-за злоупотребления спиртным видоизменяются, поэтому заменить его на дофамин, например, от секса или еды сложно. Ухудшает ситуацию дисбаланс в работе других нейромедиаторов. Результат: у человека повышенная тревожность и раздражительность, все кажется серым и безнадежным.

Этот период длится около недели. Потом наступает удивительная ясность сознания и эйфория от трезвости. Помню, как подумала тогда: «Не такая уж я и зависимая. Всего несколько дней без алкоголя — и я в порядке». Я ошибалась.

Спустя две недели мне снова поплохело — жизнь казалась непрерывной чередой страданий. Таблетки, которые мне прописали от тревожности и депрессии, будто бы перестали работать. Это был постабстинентный синдромом — состояние, которое может сохраняться месяцами и даже годами после отказа от алкоголя.

Рецепторы еще не восстановились, как и клетки миндалевидного тела, работа которых изменилась под воздействием алкоголя. Как следствие, некоторые функции мозга дают сбой, например способность контролировать настроение. Не говоря уж о том, что разные личные проблемы обрушиваются на протрезвевшего человека с новой силой. Это тяжело пережить.

Но в этот безнадежный период были моменты удивительной радости. После месяца воздержания от алкоголя я вспомнила, что это значит — когда по телу бегают мурашки от сопереживания героям фильма. Я поймала себя на остром чувстве счастья где-то в животе, когда смотрела на красивый закат и падающие с неба хлопья снега. Трезвость была прекрасна.

На 45-й день воздержания я была в отпуске. Мне предложили бесплатный бокал красного. Постепенно алкоголь вернулся в мою жизнь.

С чего все начиналось

В моей семье спиртное не было чем-то запретным — родители считали, что лучше я попробую его дома, чем в сомнительной компании. Моя мама никогда не пила. У папы была привычка выпить рюмку водки за ужином и пару бутылок пива после. Но это никогда не становилось проблемой. Он не превышал дозу, его поведение не менялось, и я ни разу не видела никакой пьяной агрессии или тяжелого похмелья.

По всей видимости, важную роль сыграли мои нейроотличия. В детстве я была очень закрытой: я чувствовала себя чужой в этом мире, не хотела гулять с другими детьми и вообще не очень понимала, как общаться с людьми — и поэтому у меня практически не было друзей. К этому добавлялась высокая тревожность: в 10 лет, наслушавшись городских легенд о шприцах с ВИЧ в креслах автобусов, я отказывалась на них ездить.

Мои родители старались мне помочь, водили меня к психиатру в начальной школе. Но тот не нашел «ничего критичного». Лишь во взрослом возрасте у меня диагностировали расстройство аутистического спектра и синдром дефицита внимания и гиперактивности — СДВГ. По всей видимости, из-за них депрессия и тревожное расстройство — мои постоянные спутники. Помимо прочего, эти диагнозы делают человека особенно подверженным алкогольной зависимости.

У трети людей с алкоголизмом находят тревожное расстройство, у четверти — клиническую депрессию. Аж у половины людей с СДВГ в течение жизни бывают проблемы с употреблением психоактивных веществ, в том числе алкоголя. Расстройство аутистического спектра даже без сопутствующего СДВГ увеличивает риск алкогольной и наркотической зависимости примерно в 4 раза.

В 16 лет я уехала из Курска в Москву, чтобы учиться. В студенческие годы я стала общительнее. Не в последнюю очередь мне в этом помогала выпивка. Но тогда алкоголь еще не стал проблемой — я не пила в одиночестве. Я делала это только во время относительно редких выходов с друзьями. Но потом я стала работать журналистом.

Я очень много переживала, смогу ли я реализоваться в профессии, достаточно ли хороши мои тексты. И параллельно все больше вливалась в команду. Во многих журналистских коллективах принято много пить — по поводу дня рождения, сдачи номера, пятницы. Просто в обед, потому что на бизнес-ланче предлагают вино. Все это на фоне бесконечного потока стрессовой работы и постоянной экономической угрозы — медиа регулярно закрывают и закрываются, в них происходят сокращения и снижения зарплаты, а на руководящих должностях профессиональных журналистов сменяют эффективные менеджеры.

Когда пришло новое руководство и моя позиция в компании оказалась под угрозой, у меня начались депрессия и панические атаки. Действия антидепрессантов не хватало, поэтому я стала еще сильнее налегать на алкоголь. Предупреждение психиатра о том, что спиртное не сочетается с антидепрессантами, я игнорировала.

Алкоголь вместо психотерапии

Было очевидно, что мне стоит обратиться к психотерапевту, но это было дорого и долго, а алкоголь казался быстрым и менее затратным способом успокоить нервы. Однажды я все-таки купила 10 сеансов у психотерапевта, потратив на это треть месячной зарплаты. Я не решилась ему рассказать о своей проблеме с алкоголем, было стыдно, а ощутимого облегчения депрессии не произошло.

Потом я пробовала ходить к еще нескольким специалистам по рекомендациям знакомых и к тем, кого нашла в интернете. Стоимость сеанса доходила до 5000 Р, но я не замечала между специалистами большой разницы. Все, что они говорили и делали, казалось, только усиливало мои тревоги и ввергало в еще большее отчаяние. Я с ужасом представляла, через что мне придется пройти без спиртного. Но в пандемию я дошла до такого уровня отчаяния и стыда, что впервые решила заняться проблемой всерьез.

Я поговорила со своим другом Лешей. Он карьерный консультант, рассудительный и спокойный человек, которого все уважают. Он тоже был зависимым, но сумел победить проблему и уже четыре года живет в трезвости. Я решилась рассказать ему о своей проблеме с алкоголем.

Леша порекомендовал мне две книги — «Психологию позитивных изменений» Джеймса Прохазки и «Остаться трезвым» психолога Теренса Горски, а также своего нарколога Марата Агиняна. Мне не удалось к нему записаться: прием был расписан на месяцы вперед.

Когда я искала информацию об этом враче, я увидела, что он создал онлайн-программу для бросающих пить — Sober One. Приложение обещало ежедневно присылать информацию о зависимости, тесты и задания, на которые надо тратить не больше 15 минут. В него были встроены трекер выпитого и дневник самонаблюдений, а психолог должен был давать пользователю регулярную обратную связь.

Я долго колебалась. С одной стороны, программа была построена на техниках когнитивно-поведенческой психотерапии — наиболее исследованного метода психотерапии, а также на различных данных из нейробиологии. С другой стороны, куча позитивных отзывов и обещание вернуть деньги, если не поможет, выглядели как фейк.

Сомнений добавили неоднозначные результаты исследований. Некоторые метаанализы и исследования показывают, что такие сервисы помогают снизить количество выпитого алкоголя и увеличить количество дней трезвости, но с одной оговоркой — если их использовать в дополнение к лечению у нарколога. Другие исследования вообще не нашли у приложений никакого эффекта. Но при этом в США есть аналогичные приложения, одобренные для использования регулятором и профинансированные из госбюджета: Pear reSET и Sober Grid.

Взвесив все за и против, я решила попробовать. Подписка на тариф с консультациями психолога в чате стоила 2000 Р в месяц — это был мой недельный бюджет на спиртное. Я готова была им рискнуть. Успела до того, как цены в сервисе выросли: сейчас подписка на тот же тариф стоит около 5000 Р.

Что о таких приложениях известно науке

Научные свидетельства, что приложения для борьбы с алкогольной зависимостью могут быть полезны, есть, но пока их немного и они противоречивы. По всей видимости, они в основном работают, когда еще нет серьезных проблем. Например, научный обзор показал, что приложения могут помочь сократить употребление спиртного, когда оно уже пагубно влияет на человека, но настоящая зависимость еще не развилась. Также в пользу приложений говорят данные, что некоторые люди преодолевают зависимость и пагубное употребление самостоятельно, так что подобные сервисы могут быть одним из вспомогательных способов.

В целом появление таких сервисов — это хорошо. Основа лечения зависимости — это как раз психологические и психотерапевтические вмешательства: работа с мотивацией, эмоциями, поведением и мыслями. Разным людям помогает разное, поэтому чем больше вариантов и форматов помощи, тем лучше. Однако важно выбирать только те приложения и онлайн-сервисы, которые используют методы с доказанной эффективностью: мотивационное консультирование и когнитивно-поведенческую терапию.

При этом необходимо понимать ограничения таких сервисов: они не могут служить единственным и наилучшим вариантом, а могут быть одной из многих возможных опций. Конечно, приложение не поможет вылечить синдром отмены.

Также отсутствие специализированной помощи может приводить к более частым срывам. И, скорее всего, одного приложения будет недостаточно, если есть серьезная зависимость. В таком случае, вероятно, оно может быть лишь дополнением к наиболее исследованным методам лечения. Можно выделить три основных направления и, вероятно, лучше их сочетать:

  1. Прием лекарств под наблюдением врача психиатра-нарколога.
  2. Психотерапия и психологическое консультирование.
  3. Группы взаимопомощи — SMART Recovery, Анонимные Алкоголики и аналогичные.

Первые шаги

Первый шаг в Sober One — пройти тесты на депрессию, тревожность, жизнестойкость и, собственно, аддикцию. Они нужны, чтобы наблюдать, как улучшается ваше состояние без алкоголя. А если вдруг не улучшается, станет понятно, что корректировать это надо уже с помощью психотерапии и таблеток.

Мои результаты показали средний уровень аддикции. Зато по остальным параметрам все было не очень оптимистично.

Приложение оценило мои уровни депрессии и тревоги как высокие. Дни, когда я была свободна от них, случались редко. Я также прошла тест на жизнестойкость — способность справляться со стрессом и снижать внутреннее напряжение. Первый результат был ниже среднего, но через три месяца результаты улучшились
Приложение оценило мои уровни депрессии и тревоги как высокие. Дни, когда я была свободна от них, случались редко. Я также прошла тест на жизнестойкость — способность справляться со стрессом и снижать внутреннее напряжение. Первый результат был ниже среднего, но через три месяца результаты улучшились

Одна из главных особенностей программы, которая мотивировала меня попробовать приложение — это то, что пользователей не заставляют бросать пить сразу. В первую очередь важно анализировать свои ощущения — именно это, а не жесткие запреты, позволяют найти мотивацию. Этот анализ эмоций надо проводить с помощью записей.

Я начала вести в приложении дневник трезвости: нужно было фиксировать свое настроение, уровень тяги к алкоголю и количество выпитого.

В приложении нужно было фиксировать количество выпитого, настроение и уровень тяги к спиртному. Сейчас у меня очень редко возникает желание выпить
В приложении нужно было фиксировать количество выпитого, настроение и уровень тяги к спиртному. Сейчас у меня очень редко возникает желание выпить

В первые несколько недель в программе я продолжала пить вино. Мне казалось, что в моем поведении есть лукавство: я сижу заполняю опросники, но на самом деле хочу продолжать пить, ведь у алкоголя есть много плюсов. Позже я узнала, что это важный этап — признать, что эти плюсы есть: иначе никто бы не пил и не спивался, и игнорировать это глупо. Но нужно было много размышлений, чтобы осознать, что плюсы не перевешивают минусы

Потом начались задания. Где-то нужно просто почитать статью, книгу или посмотреть фильм, например «Песни пьющих» или «Дни вина и роз» — и потом описать свои впечатления. Были и более сложные задания на анализ своих чувств, мыслей и установок. Надо было ответить на большое количество вопросов, тщательно подумав. Ответы комментировали психологи, с которыми можно было пообщаться в чате.

Например, надо было сделать упражнение по оспариванию установок. Распространенное убеждение «Мне нельзя пить» рекомендовалось заменить на «Трезвость — это мой выбор, я не у нее в плену».

Авторы приложения разобрали популярную установку «Мне нельзя пить» и объяснили, почему ее лучше переформулировать. Следующий шаг — найти свои собственные убеждения
Авторы приложения разобрали популярную установку «Мне нельзя пить» и объяснили, почему ее лучше переформулировать. Следующий шаг — найти свои собственные убеждения

Благодаря этому упражнению я обнаружила свою установку «Я этого не перенесу без алкоголя» — она появлялась, когда в моей жизни происходило что-то не то. С момента, когда я прекратила пить, я смогла провести тяжелый разговор о разрыве романтических отношений и пережила смерть подруги — и все это без капли алкоголя. Воспоминания об этом очень тяжелые, но они делают меня увереннее в моей трезвости.

Кажется, что это лишь упражнения пера, но благодаря им что-то меняется в голове. Я помню, как 8 июля 2020 года выпила бокал вина, на тот момент я была в программе около месяца. Через полчаса я поняла, что мне стало невыносимо скучно — и что скука и сонливость являются постоянными спутниками алкоголя. А я ненавижу скуку — это огромная мотивация перестать пить. После того бокала я больше не пила.

Это то, как я вижу плюсы и минусы трезвости. Плюсы перевешивают
Это то, как я вижу плюсы и минусы трезвости. Плюсы перевешивают

Как еще можно дистанционно бороться с алкогольной зависимостью

Sober One — лишь один из вариантов онлайн-помощи при алкогольной зависимости. Есть и более дорогие сервисы с индивидуальными консультациями, и почти бесплатные.

Анонимные Алкоголики — самая известная организация для людей, которые бросают пить. Один из ее принципов — бесплатный доступ к встречам, но желающие могут оставить пожертвование. Изначально встречи проводились офлайн, а сейчас к ним добавились мероприятия в «Зуме» и «Скайпе». Также недавно появилась онлайн-группа для людей с нарушением слуха.

Smart Recovery — это глобальное сообщество, которое организовывает встречи в «Зуме» для тех, кто борется с химической или игровой зависимостью. Участвовать можно бесплатно, но в конце встреч организаторы собирают добровольные пожертвования.

«Бросить пить онлайн» — онлайн-курс нарколога Александра Звягина. В нем 28 часов видеолекций о том, как бороться с зависимостью и со стрессом. Самый дешевый тариф — 29 000 Р за курс. Если вам нужен доступ к закрытому чату с другими участниками и индивидуальная консультация врача, цена вырастет на 20 000 Р.

Центр доктора Кислера — нарколог и психотерапевт, выступающий против кодирования, предлагает курс видеолекций для борьбы с зависимостью или индивидуальные консультации. Он утверждает, что в среднем пациенту требуется 12—16 сессий, каждая — 5000 Р.

Как происходят изменения

В какой-то момент мне предложили добавиться в чат аддиктов. Я хотела отказаться от этой опции. Мне было то ли страшно, то ли стыдно — но психологи программы ответили, что для успешного выздоровления чат может быть очень полезен. Страх быстро развеялся: в чате было всего человек 30, многие из них, как и я, пришли из сферы диджитал. В итоге это оказалось правильным решением: истории успеха вдохновляли, а рассказы тех, кто был примерно на той же стадии, помогали почувствовать себя не такой одинокой.

Как обязательное чтение в программе выдавали «Психологию позитивных изменений» Джеймса Прохазки — ту самую книгу, что мне советовал друг Леша. Прохазка провел исследование на основе данных примерно 150 тысяч человек и выделил пять стадий, которые нужно пройти, чтобы избавиться от вредной привычки:

  1. Отрицание и сопротивление изменениям. Это тот этап, на котором человек отрицает существование у себя проблемы. Он избегает всего, что могло бы навести на мысли о зависимости. На этой стадии никто обычно добровольно не обращается за помощью, поэтому в Sober One этого этапа нет — там программа построена на оставшихся четырех стадиях.
  2. Размышление. Человек начинает осознавать проблему, читать материалы о ней, но пока не готов отказаться от привычки, не имеет достаточно мотивации.
  3. Подготовка. У человека есть мотивация бросить пить — и он уже назначил дату трезвости. Остается подготовить конкретный план по тому, как он будет справляться с трудностями первых недель и месяцев трезвости.
  4. Действие. Человек отказывается от употребления алкоголя и других психоактивных веществ — и использует техники предотвращения срыва. Если выпил один раз, это называется «срыв», если несколько — «рецидив», и в любом случае при таком раскладе вы возвращаетесь к этапу размышления. Срыв — не повод отчаиваться, а повод заново провести анализ, сделать выводы и зайти на новый круг.
  5. Сохранение изменений. Эта стадия начинается через полгода трезвости. Риск сорваться становится меньше, но расслабляться и забывать о нем не надо. Также на этом этапе человек наконец начинает разбираться с теми проблемами в жизни, которые принесло ему употребление — восстанавливает отношения с другими людьми и работу.

Читая книгу Прохазки, я поняла, что уже прошла стадию размышлений. Тест в книге и психологи программы это подтвердили. Поэтому я быстро перешла к «Подготовке». Но у кого-то это занимает месяцы, даже годы — и это абсолютно нормально.

Каждый раз, когда мне присылали данные о том, как меняется мозг зависимого благодаря трезвости, это укрепляло мою силу воли. Это научный факт: воздержание от спиртного помогает вернуть свой мозг в прежнее, доалкогольное состояние.

Спустя 90 дней трезвости восстанавливается чувствительность нейронов, отвечающих за удовольствие — и вы снова можете испытывать радость от простых вещей. Помню, как испытала эйфорию от вкуса дачных помидоров, которые мне передали родители.

А через 35 недель возвращается к норме объем серого вещества в передней поясной коре, островковой и боковой префронтальной коре — эти области отвечают в числе прочего за контроль импульсов. На пике употребления алкоголя мне было тяжело сдерживать себя: я могла наговорить людям ужасных вещей и даже бить посуду.

Сейчас я куда спокойнее. Это меня очень радует, перспектива подобных изменений сильно мотивировала меня на начальных этапах трезвости — а желание сохранить серое вещество теперь мотивирует оставаться трезвой.

Хотя среди этих позитивных данных важно сделать одну оговорку. Все-таки часть изменений в мозге зависимого необратимы. В некоторых его нейронах наблюдается гиперэкспрессия белка deltaFosB. Именно из-за этой маленькой детали люди, злоупотреблявшие алкоголем, могут снова стать зависимыми после 30 лет трезвости и одного бокала вина.

Как сохранить изменения

В программе дают инструменты по предотвращению срыва. Самые простые техники: «отложить решение выпить на 10 минут» и «встать и уйти из компании, где выпивают». Более сложная — субституция: это когда при желании выпить делаешь что-то более полезное и приятное — в зависимости от своих предпочтений.

Еще одна известная техника — TIPP, которую придумала основательница диалектико-поведенческой психотерапии Марша Линехан. Она действует через физиологию.

Temperature — температура. Когда тянет выпить, нужно подставить руки или голову под струю холодной воды. Или опустить голову в таз с холодной водой и одновременно задержать дыхание. В итоге сосуды сузятся и пульс замедлится, а в кровь выбросится ацетилхолин, медиатор парасимпатической нервной системы, ответственной за расслабление.

Intense exercise — интенсивные упражнения: просто сделайте несколько приседаний или отжиманий, чтобы получить дозу дофамина и эндорфинов. Это поможет бороться с тягой.

Paced breath — учащенное дыхание. Спокойное, ровное дыхание с выдохами, которые длиннее вдоха, часто применяют при панических атаках. Триггером тяги зачастую выступает тревога, а глубокое дыхание активирует блуждающий нерв, ответственный за расслабление.

Progressive relaxation — прогрессивная релаксация — попеременное напряжение и расслабление мышц, которое позволяет снять спазмы и зажимы на уровне тела. Это помогает убрать и ментальное напряжение.

Я в программе уже год и два месяца. Я потратила на нее 18 000 Р: первые полгода я платила 2000 Р в месяц, потом меня перевели на тариф сохранения изменений за 1000 Р в месяц. Этот тариф позволяет продолжить общение в чате с другими участниками: поддерживать новичков и просить о помощи, если появляется тяга. Иногда захожу перечитать свои записи, чтобы напомнить себе о минусах алкоголя.

Очень важно отметить, что помимо психологов приложения я несколько раз обращалась к другим специалистам — это явно повлияло на мой результат.

Так, мне пришлось сходить к психотерапевту — потому что нужно было найти способы борьбы со стрессом вместо алкоголя. Можно было обратиться к психологу программы: консультация стоила 4000 Р, но я решила обратиться к специалисту, с которой работала раньше. Всего на психотерапию у меня ушло 11 000 Р за год.

Еще 9500 Р ушло на три приема у психиатра: когда я перестала пить, мои антидепрессанты стали действовать по-другому, ведь алкоголь подавляет их эффект. В итоге мне подобрали более подходящую схему, но стоимость моих таблеток выросла где-то на 1500 Р в месяц, это 18 000 Р за год.

Я знаю, что далеко не все смогут обойтись такими тратами. Все-таки мой уровень алкогольной зависимости не самый тяжелый, а психотерапия, на которую я ходила раньше, ускорила эффект. По всей видимости, именно благодаря этому приложение было для меня эффективно.

В любом случае мой итог: 56 500 Р, трезвая и светлая голова, полное отсутствие трат на алкоголь, которые доходили до 70 тысяч за год, и шанс разобраться со своей жизнью. Все не стало хорошо, как по взмаху волшебной палочки, но, по крайней мере, у меня появилась надежда.

План для тех, кто хочет бросить пить и не может позволить себе потратить на это деньги

  1. Прочитайте книгу Джеймса Прохазки «Психология позитивных изменений».
  2. Распишите плюсы и минусы употребления алкоголя сейчас и через 10 лет. Каким вы видите себя через 10 лет, если не перестанете пить?
  3. Когда выпиваете, следите за тем, для чего вы это делаете. Какого состояния и/или чувства вы хотели добиться? Удалось ли? А были ли способы добиться того же без алкоголя?
  4. Найдите группу поддержки из тех, кто не пьет или тоже хочет бросить.
  5. Когда будете готовы к действию, напишите план. Сформулируйте в нем, что будете делать при тяге — например, писать другу, идти на пробежку, бежать в холодный душ, вспоминать минусы употребления и так далее.
  6. Назначьте дату трезвости.
  7. Вылейте весь алкоголь и не пытайтесь напиться напоследок. Просто начните новую трезвую жизнь с той даты, которую запланировали.
  8. Первые недели или даже месяцы держитесь подальше от мест, где есть выпивка, и от пьющих друзей. Не надо себя лишний раз испытывать!
  9. Никогда не думайте, что теперь-то вы точно никогда не сорветесь. Такие мысли — сами по себе тревожный звоночек, один из признаков высокого риска срыва. При их появлении перечитывайте плюсы и минусы употребления, свой план противодействия срыву и т. д.
  10. Если сорветесь, не корите себя. Простите себя, проанализируйте произошедшее, сделайте выводы — и начните сначала.