Сколько стоит увидеть Эверест
Путешествия по миру
11K
Фотографии — Татьяна Двенадцатова

Сколько стоит увидеть Эверест

61
Аватар автора

Татьяна Двенадцатова

Страница автора

Идею поехать на трекинг в Непал предложила моя подруга Катя.

Едва услышав о том, что мы увидим Эверест и другие горы-великаны, я начала бредить этой поездкой, как новоиспеченные молодожены мечтают о Мальдивах.

К тому моменту у нас с Катей за спиной было два восхождения на Эльбрус: на западную и восточную вершины. В самый последний момент к нам присоединился Саша, которого мы узнали за считаные дни до поездки. Я спонтанно пригласила его с нами в Непал, а он взял и согласился.

С Катей я не боюсь экстремальных авантюр, потому что она доктор. Исключение — случаи, когда Катя сама попадает в эпицентр событий, как получилось в Непале. Тогда плохо становится всем, как в моменты эпохальных потрясений. С Сашей было не страшно: мужское плечо в горах как езда с навигатором, который говорит, куда повернуть, а где снизить скорость.

Несмотря на приключения на Эльбрусе, трекинг к Эвересту меня вообще не пугал. Мы с Катей достаточно напереживались на Кавказе, поэтому в Гималаях планировали наслаждаться многочасовыми горными прогулками.

Мы втроем готовимся встречать закат с видом на горы Эверест и Нупцзе после не самого простого восхождения
Мы втроем готовимся встречать закат с видом на горы Эверест и Нупцзе после не самого простого восхождения
Когда мечтала о трекинге в Гималаях, именно такие картинки я себе и представляла: горы до неба, солнечно и по⁠-⁠осеннему красиво, повсюду молитвенные флажки
Когда мечтала о трекинге в Гималаях, именно такие картинки я себе и представляла: горы до неба, солнечно и по⁠-⁠осеннему красиво, повсюду молитвенные флажки

У нас было время как следует намечтаться: поездку запланировали сразу после Нового года на позднюю осень 2023. Выбрали это время по трем причинам. Поздней осенью на треках в Непале уже не так многолюдно, как в сентябре и начале октября. Ноябрьские праздники были нам на руку: по плану трекинг занимал больше двух недель, а такой неприлично длинный отпуск на работе никто не давал. И наконец, терпеть ноябрь в Москве ужасно: темно, грязно, холодно. Уже только поэтому хотелось сбежать. Сбежать мы решили к базовому лагерю Эвереста — на высоту 5364 метра.

К тому же у нас был грандиозный повод для путешествия: день рождения у Кати как раз в ноябре. Она срежиссировала наш маршрут так, чтобы принимать поздравления в базовом лагере Эвереста. День рождения превратился в катастрофу, а наш обратный путь из лагеря — в фильм ужасов, в финале которого Катю эвакуировали на вертолете. А теперь обо всем подробнее.

Выбор трека

У нас были метания между двумя маршрутами в Непале:

  1. трек к базовому лагерю Эвереста — Everest Base Camp, или ЕВС. Его предпочитает большинство туристов, которые впервые оказываются в Непале;
  2. радиальные треки из Покхары, когда живешь в курортном городке на берегу красивого озера и совершаешь короткие походы. Из восьмитысячников  на пути — только знаменитая Аннапурна.

Когда я увидела фотографии из Покхары, стала представлять себя бродящей по ее улицам с камерой и снимающей все, что попадается на глаза. В тех местах много красоты, а горы видно прямо из города, в отличие от пейзажей Катманду, где все увешано уродливыми проводами, а движение на улицах напоминает апокалипсис, из которого тщетно пытаешься выбраться.

Но мы решили пойти по стандартному пути, поэтому победил трек ЕВС. При этом не могли не добавить изюминки к маршруту: захотели украсить его и одновременно удлинить на два-три дня, чтобы посмотреть на озера Гокио на обратном пути от EBC. Спойлер: мы их так и не увидели.

Выбрав трекинг к базовому лагерю вершины мира, мы пересмотрели тонны контента, перечитали попадавшиеся под руку статьи. Послушали советы людей, которые побывали в Непале, чтобы понять, что нас ждет, как собираться и сколько брать денег.

У меня за спиной — наша первая гора-великан Тамсерку. Мы были потрясены ее величием
У меня за спиной — наша первая гора-великан Тамсерку. Мы были потрясены ее величием
Одна из моих самых красивых фотографий из Непала. Она стоит у меня на заставке телефона. Я сделала ее после посещения Everest View Hotel
Одна из моих самых красивых фотографий из Непала. Она стоит у меня на заставке телефона. Я сделала ее после посещения Everest View Hotel

Услуги гида

Мы не знали о том, что с апреля 2023 года совет по туризму Непала запретил иностранным путешественникам совершать трекинг в горах без сопровождения лицензированного гида. На «Ютубе» мы смотрели видео туристов, которые ходили по маршруту ЕВС самостоятельно. Трекеров без гида мы и сами встречали в Непале.

Знакомые, которые были с проводником, говорили, что можно спокойно пройти трек самим, заблудиться сложно. Но в итоге мы решили идти с гидом: ехали отдыхать и заниматься организационными вопросами на месте всем было лень.

Знакомая посоветовала нам проводника из компании Green Valley Nepal, который организовал ей тур «все включено», когда платишь фиксированную цену и ни о чем не беспокоишься. Нам этот вариант понравился, к тому же на руках была положительная рекомендация. Плюс мы ехали первый раз, поэтому гид в Непале нам был необходим как воздух. Еще мы захотели портера — носильщика вещей: на Эльбрусе хватило таскать неподъемные рюкзаки.

Я организовала созвон с Раджем, управляющим директором Green Valley, чтобы задать уточняющие вопросы, узнать цены, согласовать маршрут и просто познакомиться. Он рассказал, какие вещи нам потребуются, сколько стоят услуги гида и портера в одном лице и билеты из Катманду в Луклу, где стартует маршрут трека.

За тур «все включено» к базовому лагерю Эвереста на две недели Радж обозначил цену 1150 $⁣ (106 248 ₽) с человека. В стоимость входили услуги гида, который нес часть наших вещей в общем бауле, где мы распределили место на троих. Баул мы взяли у знакомой. Еще проводник самостоятельно подыскивал нам лоджи  для ночлега, оплачивал разрешения для входа в нацпарк и организовывал трехразовое питание. Подробнее о еде и о том, что собой представляют лоджи, расскажу дальше в статье. Забегая вперед, отмечу: мы ни разу не пожалели, что оплатили услуги гида-портера.

Среди трекеров есть правило, что проводника нельзя оставлять без чаевых: это обычай. Есть и примерный порядок цифр. В конце маршрута мы дали нашему гиду-портеру по 55 $⁣ (5081 ₽) с человека.

Маршрут трека к базовому лагерю Эвереста

Многие туристы, которые отправляются в трек к базовому лагерю Эвереста, начинают свое путешествие в Катманду. Мы поступили так же. Прилетели в город поздно вечером, а уже на следующее утро вылетели в Луклу, откуда и начали наш грандиозный путь.

По маршруту мы поднялись с высоты 2850 метров над уровнем моря до 5364 метров — на этой высоте расположен базовый лагерь Эвереста. С гидом нам не пришлось разрабатывать маршрут — мы шли по его плану и не думали, в каком населенном пункте остановимся дальше.

В каждой деревне мы спали одну ночь, но в Намче-Базаре и Дингбоче останавливались на две ночи для акклиматизационных выходов, чтобы организм привыкал к высоте постепенно: это позволяло легче переносить симптомы горной болезни. В Тинькофф Журнале есть отдельная статья о том, как успешно акклиматизироваться к высоте.

Наш маршрут по дням

ДеньТочки на маршруте и высота
0Катманду
1Катманду — Лукла, 2850 м — Пхакдинг, 2650 м
2Пхакдинг — Намче-Базар, 3440 м
3Намче-Базар — Everest View Hotel, 3880 м — Намче-Базар
4Намче-Базар — Тенгбоче, 3855 м
5Тенгбоче — Дингбоче, 4410 м
6Дингбоче — 5100 м — Дингбоче
7Дингбоче — Лобуче, 4930 м
8Лобуче — Горакшеп, 5185 м — Кала-Патхар, 5555 м — Горакшеп
9Горакшеп — базовый лагерь Эвереста, 5364 м — Горакшеп — Фериче, 4250 м
10Фериче — Намче-Базар
11Намче-Базар — Лукла
12Лукла — Рамечхап — Катманду

Наш маршрут по дням

ДеньТочки на маршруте и высота
0Катманду
1Катманду — Лукла, 2850 м — Пхакдинг, 2650 м
2Пхакдинг — Намче-Базар, 3440 м
3Намче-Базар — Everest View Hotel, 3880 м — Намче-Базар
4Намче-Базар — Тенгбоче, 3855 м
5Тенгбоче — Дингбоче, 4410 м
6Дингбоче — 5100 м — Дингбоче
7Дингбоче — Лобуче, 4930 м
8Лобуче — Горакшеп, 5185 м — Кала-Патхар, 5555 м — Горакшеп
9Горакшеп — базовый лагерь Эвереста, 5364 м — Горакшеп — Фериче, 4250 м
10Фериче — Намче-Базар
11Намче-Базар — Лукла
12Лукла — Рамечхап — Катманду

Виза в Непал и страховка

Визу в Непал оформляют прямо в аэропорту Катманду. Нужно подойти к специальному терминалу, ввести данные о себе, отсканировать паспорт и выбрать период нахождения в стране. От срока зависит стоимость визы:

  1. на 15 дней — 30 $⁣ (2772 ₽);
  2. на 30 дней — 50 $⁣ (4619 ₽);
  3. на 90 дней — 125 $⁣ (11 549 ₽).

Нас ждала маленькая и обидная неприятность: мы планировали пробыть в Непале не 15, а 16 дней — каждому пришлось заплатить по 50 $⁣ (4619 ₽) за визу.

Страховка. Единственным человеком из нашей группы, который купил себе страховку, включающую вертолетную эвакуацию, как и рекомендуют на треке ЕВС, был Саша. Он сделал это уже на маршруте, будто чуял неладное. Катя и я оказались в горах без полиса — не делайте так. Я расскажу, что случается с теми, кто забивает на страховку.

Документы для трекинга

По пути от Луклы до Пхакдинга наш гид получил разрешения на вход в национальный парк «Сагарматха» — так местные называют Эверест. Ожидание было недолгим — в этом еще один плюс проводника. Он каким-то магическим образом нырнул сквозь очередь туристов, и через 10—15 минут мы уже стояли с разрешениями в парк. Для получения этих документов мы дали гиду только наши паспорта. В цену нашего тура входила стоимость разрешений — 3000 NPR⁣ (2076 ₽) с человека.

Еще туристам оформляют карточки TIMS, Trekkers' Information Management System — «система управления информацией о трекерах». Каждая стоит 2000 NPR⁣ (1384 ₽). Делал ли эти карточки для нас гид, не знаю: не видела их.

В начале 2024 года в СМИ появилась новость, что власти Непала будут требовать от путешественников, которые идут на Эверест, носить специальный чип, его аренда обойдется в 10⁠—⁠15 $⁣ (924⁠—⁠1386 ₽). Но пока непонятно, будет он нужен туристам, которые поднимаются к базовому лагерю, или только альпинистам, восходящим на вершину.

Деньги

Для путешествия в Непал перед вылетом мы поменяли рубли на доллары, чтобы в Катманду обменять их на местную валюту. Насколько я помню, на треке до базового лагеря Эвереста не получится расплатиться банковскими картами.

Непальские рупии мы получили рано утром перед вылетом в Луклу. Саша уговорил одного местного менялу встать пораньше и обменять валюту по выгодному курсу: за 1 $ он дал 132 NPR⁣ (91 ₽). Еще этот человек накинул комиссию за ранний подъем.

Авиабилеты

Основной головной болью при планировании поездки стала покупка билетов. К сожалению, из России в Непал напрямую не долететь. На «Авиасейлсе» мы ставили фильтры «без ночных пересадок» и «без пересадок с визой», чтобы не куковать в аэропортах столетиями. Мы тщательно мониторили цены, но не могли найти билеты из Москвы дешевле 100 000 ₽.

Скопив приемлемое количество денег, мы заметили, что цены только растут, и решили действовать. В конце лета купили билеты на 26 октября и 12 ноября. Перелет на одного без багажа и с пересадкой в Шардже в обе стороны обошелся примерно в 104 000 ₽. Пока это мой самый дорогой билет в жизни.

В Катманду мы не обошлись без спортивного шопинга, поэтому на обратный путь оплатили с Катей одно багажное место на двоих за 3000 ₽.


Начало путешествия

Пересадка в Шардже заняла около девяти часов. Это казалось вечностью: мы успели поболтать, поесть, попить, поспать, почитать, выучить наизусть все шопинг-корнеры аэропорта. Выходить наружу не хотелось: в Шардже было +33 °C.

Прибытие в Катманду. В Непал мы прилетели поздно вечером, когда город уже засыпал. Работали только несколько торговых палаток со всякими принадлежностями и экипировкой для гор. Саша, который прибыл в Катманду на сутки раньше нас, попросил пару торговцев возле нашего отеля Thamel Eco Resort задержаться допоздна, чтобы мы смогли докупить все, чего не хватало для трекинга.

Мы очень устали после долгой пересадки и длительного перелета и хотели как можно скорее докупить нехватающую экипировку и сразу пойти спать: уже на следующее утро нам предстоял перелет в Луклу.

Так выглядела посадка на рейс до Катманду
По прилете на нас повесили ожерелье из бархатцев
Первое утро в Катманду. Пью кофе и настраиваюсь на перелет в Луклу
Разглядываю маршрут до базового лагеря на карте Гималаев

Перелет в Луклу. Аэропорт Луклы один из самых опасных в мире. Он находится на высоте 2860 метров. Длина взлетно-посадочной полосы — всего 527 метров. При взлете самолет поднимается над обрывом, который ведет в пропасть глубиной 700 метров, а при посадке тормозит примерно в 500 метрах от скалы.

Можно было избежать этого перелета, но тогда пришлось бы ехать порядка шести часов по плохим дорогам Непала. Мы решили рискнуть. Для самостоятельных путешественников билет до Луклы и обратно стоил около 200 $⁣ (18 478 ₽). У нас он входил в стоимость тура.

Нас привезли в аэропорт Катманду для местных авиалиний буквально за 15 минут до вылета. Гид быстро протащил нас со всем багажом по крохотному аэропорту, где-то — без очереди. Мы были наслышаны, что вылеты могут переносить и отменять, если в Лукле облачно и приземляться опасно. Но нам в тот день повезло.

Взлетно-посадочная полоса в Лукле
Взлетно-посадочная полоса в Лукле
В аэропорту стоит памятник первым восходителям на Эверест Эдмунду Хиллари и Тенцингу Норгею
В аэропорту стоит памятник первым восходителям на Эверест Эдмунду Хиллари и Тенцингу Норгею

Мы погрузились в малюсенький самолет. Забавно, что багаж поместили туда же, куда и пассажиров. Стюардесса рассказала об аварийных выходах и эвакуации на случай ЧП, но я слушала ее с ощущением тотальной безнадежности: при перелете в Луклу на кукурузнике есть минусовая вероятность спастись в случае ситуации SOS.

Перелет был хорош тем, что летели мы низко, — панорама Катманду через пару минут сменилась на горную. Мы почти сразу увидели шапки самых высоких в мире гор и начали угадывать их названия. Но магия гор быстро отпустила: спустя полчаса мы стали приземляться в Лукле.

Мы пролетели через знаменитую пропасть, увидели скалу и затормозили вместе с пилотом физически — ногами в пол. Все оказалось не так страшно, как я думала. Скорость быстро снизилась, потому что посадочная полоса идет под уклоном 12% в гору. Самолет волей-неволей успевает остановиться. Тем не менее мы как дети радовались, что долетели без происшествий, и целый час после посадки смотрели на курсирующие туда-сюда самолеты.

Довольные, что без приключений приземлились в одном из самых опасных аэропортов мира
Довольные, что без приключений приземлились в одном из самых опасных аэропортов мира

Дневник похода

День 1: трек до Пхакдинга. После завтрака в лодже в Лукле мы выдвинулись в путь. Шли по тропинке вдоль аэропорта и со всех ракурсов разглядывали взлетно-посадочную полосу. Потом тропа начала петлять по колоритной Лукле, повсюду украшенной молитвенными флажками лунгта. Еще мы увидели молитвенные барабаны, покрутили их на удачу — так делают все, кто идет по треку. Лукла была похожа на большой высокогорный рынок: как и в Катманду, на улицах играли дети, торопились по делам портеры, дорогу переходили ослы.

Первая часть трека порадовала большим количеством спусков: мы не ждали таких подарков от тропы и удивились, как быстро дошли до Пхакдинга. Пока ждали разрешения в нацпарк, впервые увидели важных яков, которые позвякивали колокольчиками на шее. Эти животные — один из символов Непала, сувениры с ними можно найти в любой лавке. Туристы ищут самого симпатичного шерстяного яка, сделанного непальцами, чтобы увезти домой.

Главное впечатление первого дня — гора Тамсерку. Это был вау-эффект, когда она неожиданно показала свою вершину из-за облаков. Я просто вздернула голову вверх и увидела в небе макушку горы. Такого могущества я никогда не ощущала, даже Эльбрус не произвел на меня настолько сильного впечатления. Тогда я задумалась, что это только шеститысячник — всего 6608 метров. А какие будут эмоции, когда мы доберемся до восьмитысячников? Но они встретились на пути позднее, а пока мы дошли до нашего второго лоджа в Пхакдинге и остановились там на ночевку.

Переход занял около трех часов. Тяжесть рюкзака от избытка эмоций я вообще не чувствовала, тем более что основную массу наших вещей нес бедняга-портер. Однажды, когда на маршруте я выпросила понести его баул, меня хватило всего на пару шагов. А он нес эту бандуру километры вверх и не жаловался. Вы бы видели, что на треке тащат портеры, — иногда мне казалось, что, попроси их понести на себе дом, они и это осилят.

На переходе до Пхакдинга я спокойно расхаживала в шортах и майке
На переходе до Пхакдинга я спокойно расхаживала в шортах и майке
Гора Тамсерку, которую невозможно забыть
Гора Тамсерку, которую невозможно забыть

День 2: переход до Намче-Базара. Второй день трека запомнился тем, что осел чуть не столкнул меня с обрыва. Это была моя ошибка: я заболталась с Катей о том о сем и встала между животным и обрывом. Ослик стал налегать на меня своим грузом и толкать в сторону пропасти, начав совершать убийство по неосторожности. Я вцепилась в Катину кисть своими «пассатижами» и больше таких ошибок совершать не планировала, особенно после нравоучений гида. Он популярно объяснил еще раз: при встрече на треке с яком или ослом нужно прижиматься к горе, а не к обрыву.

Мы шли четыре часа и преодолели порядка 10 километров. На пути попадалось много водопадов — казалось, что кто-то открыл краник с водой в ущелье. По дороге гид рассказал нам, что горы высотой ниже 5000 метров непальцы никак не называют, поэтому в стране много пиков без имен. Дальше мы встретили красивый вход в национальный парк «Сагарматха», возле него предприимчивые непальцы повсюду торговали морковью и яблоками. Мы не смогли отказать себе в морковном перекусе.

Самый красивый вид по пути был на уже знакомую нам гору Тамсерку и мост Эдмунда Хиллари — самый высокий подвесной мост на треке. Он висит над ущельем, в которое мы спустились. Мост построили на деньги фонда первого восходителя на Эверест. Его длина — около 90 метров, а находится он на высоте 80—100 метров над рекой. Если случайно грохнуться с моста, всем крышка. До поездки я слышала историю о китайских туристах, которые ради шутки расшатали подвесной мост, — их жизнь закончилась в обрыве. Мы вели себя очень аккуратно, разглядывали сотни молитвенных флажков и белых платков на удачу.

Вход в национальный парк «Сагарматха». На входе не было очередей ни из людей, ни из яков
Мы с ребятами на фоне моста Хиллари
Одна из безымянных гор Непала
После прохода по мосту

После моста нас ожидал резкий взлет вверх. Это был один из самых сложных подъемов на треке. Я смотрела на портеров, которые несли на спинах, как казалось, по несколько центнеров, и не только начала их больше уважать, но и задалась вопросом: «Как?»

Намче-Базар — столица портеров. Там группы туристов, идущих на Эверест, традиционно нанимают себе носильщиков.

Пробую себя в роли портера — пытаюсь нести баул нашего носильщика Кумара. Оказывается, портеров-женщин в Непале очень мало
Пробую себя в роли портера — пытаюсь нести баул нашего носильщика Кумара. Оказывается, портеров-женщин в Непале очень мало
Один из подвесных мостов, которые мы проходили
Один из подвесных мостов, которые мы проходили

День 3: акклиматизационный выход до Everest View Hotel. На этот выход гид заложил порядка трех часов, уже зная, что собой представляет наша группа, тем более мы шли без вещей. Ступени наверх в Намче заставили меня сомневаться в своих возможностях, но когда мы дошли до поселка, никакие ступени уже не могли сломить.

В начале пути мы посетили небольшой музей, посвященный восходителям на Эверест. Рядом с музеем нам впервые открылся тот самый вид на три вершины: Эверест высотой 8848 метров, Лхоцзе 8516 метров и Нупцзе 7861 метр. Это был самый фотографируемый пейзаж дня, но, честно говоря, когда я впервые увидела Эверест, не поверила, что это он. Какая-то маленькая верхушка торчит рядом с облаком — и это самая высокая гора в мире? Даже Тамсерку показалась мне тогда более мощной.

Затем мы пошли в сторону Everest View Hotel, чтобы разглядеть Эверест поближе. Но и там гора Ама-Даблам высотой 6812 метров произвела на меня грандиозное впечатление, а Эверест — ничего.

Ама-Даблам практически всегда будет сопровождать наш трек с разных сторон. Этот шеститысячник довольно сложный для восхождений, второй лагерь по пути к его вершине буквально крепится на скалистом гребне. Гребни горы часто сравнивают с руками матери, которые обнимают долину в регионе Кхумбу, а «ама» в названии как раз означает «мать» или «бабушка».

Говорят, ночь в Everest View Hotel обойдется в 100⁠—⁠150 $⁣ (9239⁠—⁠13 858 ₽) — думаю, оно того стоит. Дойти до отеля было несложно, трудно было уйти оттуда. Во-первых, из-за вида: перед носом открылись сразу несколько самых высоких гор мира — голова смотрела только в их сторону. Во-вторых, мы пили вино. Гид разрешил алкоголь, но выше по маршруту запреты будут строже.

Дальше на спуске мы оккупировали бинокль и смотрели на Эверест и Лхоцзе, которые начали прятаться от навязчивых взглядов в облаках.

Акклиматизационный выход до Everest View Hotel. Тут мы впервые увидели Эверест
Акклиматизационный выход до Everest View Hotel. Тут мы впервые увидели Эверест
Впечатляющая Ама-Даблам
Впечатляющая Ама-Даблам

День 4: переход в Тенгбоче. В тот день я осознала, что не потащила бы родителей на трек к лагерю Эвереста: подъемы давались не без труда, сник даже резвый Саша, когда по пути вверх мы с Катей оставили его дышать нам в спину. Безобидная с виду тропа от Намче-Базара сначала шла ровно вдоль долины, петляя вдоль горы. Мы шли как по подвесному балкончику: по левую руку — гора, а по правую — пропасть.

Потом тропа начала уходить правее и сначала упала вниз, чтобы все оказались в настоящем овраге, а потом устремилась в небо воздушным змеем. Видимо, чтобы никто не забыл, что находится на треке к базовому лагерю Эвереста. Этот бесконечный подъем длился более получаса и сопровождался остановками, чтобы попить, перевести дух, пофоткаться и поныть. Не ныл только наш гид Кумар, который всю дорогу вежливо улыбался, сколько бы килограммов ни нес.

По пути нас снова сопровождала Ама-Даблам уже с другой стороны. Глядя на нее, я думала, что прямо сейчас сбывается моя мечта. Я именно так себе наш трек и представляла: иду не спеша, за плечами рюкзак, чередую подъемы и спуски, а из-за угла вырастает гора так же неожиданно, как звонит будильник по утрам.

В Тенгбоче мы пришли уже в облаках: долину заволокло и почти ничего не было видно. Мы заселились в хороший лодж: впервые в номерах было тепло, приятное белье и интернет.

Немного отдохнув, пошли в местный монастырь, где стали свидетелями шоу монахов. Меня впервые в жизни поразили религиозная церемония и молитвенные песнопения, которые были похожи на транс. Так мы и закончили день: вышли из монастыря вместе с монахами и пошли по своим делам в разные стороны.

Подъем из Намче-Базара
Подъем из Намче-Базара
Думала о том, что я как маленький муравей среди этих горных глыб
Думала о том, что я как маленький муравей среди этих горных глыб
Красивый закат на ночевке в Тенгбоче и не менее красивая ступа
Красивый закат на ночевке в Тенгбоче и не менее красивая ступа

День 5: трек в Дингбоче. Этот участок был уже не таким легким, но не из-за рельефа, а скорее из-за высоты. Мы шли по ущелью: слева текла горная река, справа цвели рододендроны. В тот день я снова увидела Ама-Даблам: стояла на подвесном мосту, а справа она обнимала ущелье в желто-бордовых красках, потому что осень в Непале никто не отменял.

Мы набрали высоту 4360 метров. Весь путь сопровождался легким головокружением от высоты и красоты. По дороге нам встретились последние осенние цветы, дальше начались пейзажи посуровее.

Ама-Даблам и ущелье с горной рекой
Ама-Даблам и ущелье с горной рекой

На ланче мы наслаждались пастой и чаем с мятой и были шокированы тем, как много китайских туристов хлынуло на маршрут к базовому лагерю Эвереста.

Мы долго шли к нашей деревне для ночлега: даже пологая тропа отнимала все силы. В Дингбоче нам предстояло ночевать два дня. За это время мы успели вдоволь отдохнуть, выспаться, а я взапой читала книгу «Ночное кино» Мариши Пессл, которую тащила с собой. Не было ни дня, чтобы Саша не постебал меня за то, что я додумалась положить и без того в набитый рюкзак почти целую энциклопедию. Мы баловали себя пакетиками вяленого мяса, ну а главное, сходили в душ. На маршруте это чуть ли не самое приятное событие.

День 6: акклиматизационный выход на 5100 метров. Нам предстоял подъем с 4400 до 5100 метров. Первым делом мы увидели Айленд-Пик высотой 6165 метров — он стоял идеальной пирамидой и выделялся своей безупречностью среди остальных горных друзей. Справа от Айленд-Пика мы приметили наш новый восьмитысячник Макалу высотой 8481 метр.

Вид по дороге на 5100 метров
Вид по дороге на 5100 метров
Найдите пирамидку Айленд-Пика на фотографии
Найдите пирамидку Айленд-Пика на фотографии

Подъем на 5000 метров априори не для слабаков — хоть на Кавказе, хоть в Непале. В Гималаях такая высота переносится проще, чем на Эльбрусе, но идти вверх — это договариваться с собой и не останавливаться, а то хуже будет.

Не останавливаться меня мотивировал мой прикид: я почему-то решила, что не замерзну в шортах и флиске без рукавов. Почти со скандалом по настоянию Саши мне положили в рюкзак ветровку, но не положили штаны. Такого холодного ветра я еще не встречала. Делала вид, что мне нормально, хотя промерзла изнутри как свежепостиранное белье, вывешенное на мороз. Зато первой забралась на высоту 5100. Быстрый темп подъема помог мне согреться.

Пока я ждала ребят, облазила все фотоспоты и сделала много снимков под разными ракурсами с новым горным пейзажем. Наверху все было увешано молитвенными флажками, что создавало дополнительный вайб и атмосферу, когда они колыхались на ветру на фоне гор.

Так как выход был акклиматизационным и все шли налегке, обратно мы с Катей устроили забег — стрелой сбежали вниз, как настоящие трейлраннеры. Нам было весело, и я еле успевала поворачивать на петляющей тропинке. Иногда поскальзывалась и цеплялась палкой, чтобы не упасть. Наш с Катей забег шокировал идущих навстречу людей. «Откуда силы?» — было написано на их лицах. Этот резкий сброс высоты еще аукнется нам после. Я буду умирать от мышечной боли в ногах, а Катю захватит в свои тиски горная болезнь.

Второй акклиматизационный выход на 5100 метров
Второй акклиматизационный выход на 5100 метров
Вид на озера, который нам открывался. Это скрашивало страдания
Вид на озера, который нам открывался. Это скрашивало страдания

День 7: трек до Лобуче. Переход на высоту 4930 метров был плавным и неспешным. Мы быстро дошли до места обеда, после которого нам предстоял трудный подъем. В лодже мы встретили русскую пару. Парень разговорился с нами и рассказал, что они спускаются, потому что его девушке стало плохо. Она лежала без сил в кафе, где мы обедали. Катя включила доктора и пошла спасать бедняжку дексаметазоном  . Думала ли она тогда, что спустя пару дней мы с Сашей будем колоть уколы ей, изображая из себя Айболитов.

Мы преодолели длинный подъем в гору и остановились у мемориалов погибшим покорителям самых высоких гор. Очень спокойное и умиротворяющее место — я даже захотела, чтобы меня похоронили именно там, случись что. Почти не дул ветер, было солнечно, мы ходили и разглядывали мемориалы. Там стоит камень в честь Скотта Фишера, погибшего на Эвересте в 1996 году из-за снежной бури в день восхождения. По этой трагедии сняли фильм «Эверест». На мемориалах много флагов, табличек, фотографий и теплых слов.

В финальной части маршрута к Лобуче нам открылась гора Пумори высотой 7161 метр. Сначала я недооценила ее красоту, но потом только на нее и глазела. Почти идеальный равнобедренный треугольник, на который, по словам гида, не так-то легко подняться. По слухам, тела погибших там просто съезжают вниз по горе к подножию.

Так выглядят мемориалы погибшим
Оцените красоту и умиротворение этого места
Красивая гора Пумори
Башенки, которые строят люди, чтобы задобрить горных духов. Мы тоже построили

День 8: трек до Горакшепа и восхождение на Кала-Патхар. Переход до Горакшепа был довольно утомительным: пришлось аккуратно идти вдоль ледника Кхумбу. Кое-где были ледяные участки, которые надо было умудряться обходить, но котята  нам не пригодились. Высота тоже давала о себе знать: бодрость и силы сменились на вялость и одышку.

Мы дошли до Горакшепа к обеду. Отдохнули в лодже и запланировали подъем на Кала-Патхар — южный выступ горы Пумори, которая мне понравилась. Кала-Патхар знаменита тем, что с нее открывается крутой вид на самую высокую гору мира и ее соседей. Если подгадать восхождение под закат, можно увидеть Эверест в оранжево-желтых красках. Спойлер: мы увидели!

Подъем на Кала-Патхар был сложным, но романтичным. Я голову свернула, пока смотрела на Эверест. Оттуда он выглядел неприступным, суровым, даже пугающим. Его верхушка, в отличие от соседних гор, была практически без снега.

Усевшись на Кала-Патхаре, мы рассматривали огромный язык знаменитого ледника Кхумбу. С него начинаются все восхождения на Эверест. Ледник считается одним из самых сложных участков для перехода: с трещинами, опасностями и непредсказуемостями. Спустя 20 минут как мы уселись в природном кинотеатре, Эверест начал оранжеветь. Я была очень довольна видом.

В закатном солнце и без того узнаваемые горы выглядят впечатляюще. Справа на фото — самая высокая вершина мира
В закатном солнце и без того узнаваемые горы выглядят впечатляюще. Справа на фото — самая высокая вершина мира
На переднем плане — язык ледника Кхумбу у подножия Эвереста
На переднем плане — язык ледника Кхумбу у подножия Эвереста

Дальше мы с Катей совершили вторую ошибку: снова сбежали бегом с горы. Я ощущала поток, который меня подхватывал, и будто летела, забывая о мышечной боли. Быстрый сброс высоты добьет Катю, а мне снова достанутся больные ноги. Нас остановила только темнота, когда мы перестали видеть, куда бежим. Дальше пошли пешком к нашему лоджу, чтобы не свалиться без сил к подножию Нупцзе.

В тот день при спуске с Кала-Патхара мы увидели первую и последнюю лавину — грохотало прилично. К счастью, она была далеко. Ночью я засыпала в Горакшепе в своей маленькой кровати и боялась, что нас накроет лавина. Катя пошутила, что это будет быстрая и легкая смерть и я даже ничего не замечу.

День 9: выход к базовому лагерю Эвереста, возвращение в Горакшеп и спуск к Фериче. Мы вышли к базовому лагерю рано — часов в пять утра. Солнце еще не успело проснуться, поэтому было очень холодно. Первое, что мы увидели, — лентикулярное облако  , которое неподвижно застыло над макушкой Эвереста.

По дороге к лагерю я занервничала, когда увидела свои белые от мороза руки. Они никак не согревались. От Сашиных указаний мотать руками туда-сюда, чтобы кровь начала приливать к конечностям, я психовала: обычно со мной этот трюк не работает. Он снова настоял — и у меня получилось. Потом я поочередно засовывала ладони под мышки. Советую брать с собой пуховые варежки или самые теплые перчатки, которые у вас есть, а лучше — две пары.

На этом участке пути и начались наши приключения. Гвоздем программы стала Катя. Ей с самого утра было не по себе. Сказались бессонная ночь накануне и накопленная усталость за все дни трека. Признаться, я никогда не видела ее такой, разве что только на маршруте к восточной вершине Эльбруса, когда мы обе были абсолютно беспомощными и замотанными как зомби. На пути к базовому лагерю подкатывающая тошнота у Кати заставляла нас делать остановки и сходить с трека.

В моем воображении лагерь выглядел празднично и грандиозно, как в фильме «Эверест». Но в реальности все, что я увидела, — одиноко стоящий камень с надписью Everest Base Camp. В несезон там не было палаток и альпинистов — только туристы, которые фотографировались с камнем.

Я и символ базового лагеря Эвереста
Я и символ базового лагеря Эвереста

В базовом лагере Катю отпустило. Мы по очереди забирались на камень и делали 100 500 фотографий на нем и вокруг. Там же выпили сладкого горячего чаю, съели шоколад, поздравили Катю с днем рождения. Миссия была выполнена. Дальше развернулись и бодро пошли обратно.

Бодрость покинула Катю практически там же, где она теряла силы в прошлый раз. «Какое-то заколдованное место», — подумали мы. Обратный путь до лоджа в Горакшепе казался вечностью. Уже в доме мы сели без сил и стали ждать горячий чай, а Катя вовсе завалилась спать прямо в столовой. Нам долго пришлось уговаривать ее проснуться и пойти вниз как можно быстрее, чтобы сбросить высоту.

У Кати не было сил даже поднять голову и сесть. Мы с Сашей обували ее и собирали рюкзак, который отдали гиду. Тогда я поняла, что наш трек закончен, и про себя сказала озерам Гокио «до свидания».

До поселка Фериче нам тоже предстоял длинный путь. В лодже мы уложили Катю в спальник под два одеяла. Саша сделал ей укол дексаметазона, я ассистировала, подавала шприцы и спиртовые салфетки. Гид в реанимации Кати не участвовал, но мы и сами прекрасно справились.

После того как мы уложили подругу спать, спустились с Сашей вниз поужинать и принять душ. Я взяла жареный рис с яйцом и чай, но буквально после пары ложек поняла, что аппетита нет. Пожаловалась на странное состояние Саше и пошла спать.

Это была самая ужасная, холодная и бессонная ночь на треке. Едва я заснула, как меня стал будить гид. Он просил спуститься, чтобы поздравить Катю и поесть торта. Это был сюрприз от компании, которая организовала нам поездку. Я через силу вылезла из спальника и пошла вниз, пообещав себе съесть пару ложек торта для приличия. Они и добили меня.

По пути обратно в комнату я еле успела добежать до уборной: у меня начались рвота и понос. Мы бегали в туалет всю ночь по очереди с Катей. Все это сопровождал адский холод в лодже — по возвращении в спальник каждый раз приходилось тратить энергию, чтобы согреться. Теперь уже не узнать, что это было: отравление, горная болезнь или все сразу. На следующее утро я боялась есть, мне в принципе стало страшно есть в Непале.

Дни 10 и 11: спуск до Намче-Базара и Луклы. Утром Кате было не легче. Становилось только хуже, и мы начали думать про способы эвакуации.

Сначала в шутку хотели арендовать для Кати осла или лошадь, но гид сказал, что эвакуация вертолетом выйдет дешевле.

Я все утро была на связи с гидом из Катманду — главным организатором нашего путешествия. Мы торговались насчет цены за вертолет: начали с 800 $⁣ (73 911 ₽), а остановились на 500 $⁣ (46 195 ₽) за опцию, когда турист летит не один, а с кем-то.

После мы экстренно сложили вещи Кати в рюкзак. Я стояла на вертолетной площадке рядом с лоджем и провожала подругу.

Главная сложность перелета — сдерживать позывы в туалет, но терпеть Кате нужно было недолго: 8 минут — и она долетела до Луклы. Ей полегчало только к вечеру следующего дня, когда она отоспалась, прилично сбросив высоту. И даже смогла поужинать вареной картошкой и свежим помидором.

Мне обратный путь пешком в Луклу дался нелегко. Сказывалось отравление, а усталость переполняла меня, как бокал шампанского переполняется от переизбытка пены и пузырьков. Мысли о том, что я иду обратно, не помогали. Я представляла, что буду идти вниз, но на самом деле подъемов тоже хватало. Мы с Сашей делали много незапланированных остановок, спасались колой и подбадривали друг друга как могли.

Окончание маршрута

На обратном пути мы выяснили, что из Луклы летим не в Катманду, а в никому не известный город Рамечхап.

Трансфер из этого богом забытого места в Катманду входил в стоимость нашего тура, но он занял у нас четыре часа — мы вымотались как носки в центрифуге. Советую всегда проверять, что написано в ваших билетах.

В Катманду мы провели целых четыре дня из-за возвращения с трека раньше, чем планировали. Остановились в отеле Redstone Regency. После трека было сложно привыкнуть, что можно спать голышом на огромной кровати с белоснежным приятным бельем. А как кайфово мыться в душе и не высчитывать время, когда закончится горячая вода! Все это я начинаю сильно ценить, когда возвращаюсь из горных экспедиций.

Красивый Катманду. В его центральной части — дворцы и пагоды
Красивый Катманду. В его центральной части — дворцы и пагоды
Катя с поющей чашей
Катя с поющей чашей

Жилье

На треке к базовому лагерю Эвереста ночевать в палатках не придется. На маршруте есть лоджи — обустроенные гостевые дома с минимальным набором удобств. Их для нас гид выбирал самостоятельно.

Внутри лоджей — комнаты для туристов, где обычно спят по двое. На этаже, как правило, один общий туалет и раковины для умывания. Еще есть столовая — в центре печка, вокруг которой стоят столы, за ними туристы усаживаются поесть, поболтать, отдохнуть.

Постельное белье и холод. Иногда нам попадались уютные варианты, где кровати были с виду с чистым постельным бельем. Некоторые комнаты выглядели так, будто там спали бездомные, — было брезгливо ложиться. Я оставалась в термобелье, носках и укрывалась спальником, чтобы не касаться белья.

Лоджи почти не отапливались: печь обычно топили раз в день, редко — дважды, утром и вечером. В комнатах был не просто холод, иногда — адский колотун. В этом был, пожалуй, только один плюс: в таких условиях, скорее всего, никакие блохи, вши и клопы завестись не могли. Хотя в столовых мы несколько раз видели больших рыжих тараканов, но там и теплее, и есть чем поживиться. Гиды и портеры спали в столовых: ждали, когда все поедят, напьются чаю, и стелили себе спальники прямо на лавочках. Бедняги.

Наш лодж в Горакшепе. Там я брезговала ложиться в постель. В этом доме наутро замерзла вода — ни умыться, ни в туалет сходить нормально
Наш лодж в Горакшепе. Там я брезговала ложиться в постель. В этом доме наутро замерзла вода — ни умыться, ни в туалет сходить нормально
Лодж в Лукле
Лодж в Лукле

Никогда не забуду ночь, когда я никак не могла согреть ледяные ноги. Я укутывала их спальником, потом капюшоном от пуховой куртки, а потом и ею самой, но тщетно. Спальник, который дал мне друг, был рассчитан на +10…15 °C, а у нас за окном было −15 °C. Но он подвел меня единожды, в остальных случаях самым сложным было в него занырнуть и согреться — потом пух делал свое дело.

Только в одном лодже на обратном пути от лагеря Эвереста я спала без спальника, но под двумя одеялами, когда мне захотелось по-настоящему отдохнуть и поспать в любимой позе.

Душ. Мы ходили в душ почти каждый день, иногда в целях экономии — через день. По мере подъема по треку дорожало все, в том числе пользование душем. В начале маршрута это стоило от 300 NPR⁣ (208 ₽), выше — до 700 NPR⁣ (484 ₽).

С душем были нюансы. Водные процедуры в большинстве мест ограничены по времени — не более 10 минут. Некоторые хосты еще ограничивали стирку: мойтесь на здоровье, но стирать свое белье — отдельная песня. В душе могла пойти холодная вода, пока стоишь в пене, которую не успел смыть. Никакие возгласы, что ты чуть не замерз или что у тебя длинные волосы, и требования вернуть деньги не принимались.

Вот так подогревается вода на высокогорье
Вот так подогревается вода на высокогорье

Еда и вода

Еда. Завтракали и ужинали мы в лоджах, а на обед останавливались в кафе по дороге из точки А в точку Б — их достаточно на треке. Мы не успевали поужинать, как гид уже подносил меню, чтобы мы выбрали себе завтрак на следующий день.

Набор блюд в лоджах на треке довольно стандартный, но выбор был. Однажды мы нашли в меню Russian Salad — им оказался салат из помидоров и огурцов со сметаной с добавлением сельдерея и яблока.

На треке мы открыли для себя тибетский хлеб — изумительно вкусную лепешку, похожую на знакомые нам пончики без начинки. Когда я отравилась, могла есть только этот хлеб и русский салат.

Во всех меню был дал-бат — традиционное непальское блюдо. В составе — рис, картофель или мясо в карри, чечевичная похлебка. Это вкусно, но со временем надоедает.

Дал-бат
Дал-бат
По меню это Apple Pie, но выглядит как наш чебурек
По меню это Apple Pie, но выглядит как наш чебурек

Вторым по популярности блюдом на треке были непальские пельмени, или момо, с мясной и вегетарианской начинками. Их готовили по-разному: варили, жарили, делали на пару. Мне они не надоедали никогда.

Из напитков всегда предлагали чай: обычный черный, масалу со специями и молоком или чай с мятой. Еще был кофе с молоком. Никакого капучино не ждите.

Алкоголь и снеки тоже продавали: места все-таки туристические. Но все это за отдельную плату даже в турах «все включено», как у нас.

Ближе к базовому лагерю Эвереста я советую есть только вегетарианские блюда: в деревнях выше Намче-Базара непальцы в силу религиозных соображений не убивают животных, поэтому мясо несут наверх яки или портеры. Это занимает не один день — неизвестно, в каком состоянии мясо дойдет до Лобуче или Горакшепа. Чтобы избежать неприятностей с ЖКТ, берите с собой бастурму, пакетики с сушеным или вяленым мясом.

Вода. Покупать воду в бутылках становится дороже по мере набора высоты, поэтому проточную воду очищают. И с этим нужно быть осторожнее, чтобы не слечь с отравлением, сваливая все на горную болезнь. Еще в Катманду гид дал нам таблетки для обеззараживания, которые пригодились, когда закончилась бутилированная вода. Наши знакомые и правда наблюдали в бутылке паразитов, которых убила таблетка.

Вещи с собой

Мы могли себе позволить взять только рюкзаки весом не более 10 килограммов, потому что билеты с багажом никто из нас не купил. Кроме Саши, который и выручил нас. Мы передали ему самое драгоценное — баул. Сгрузили туда все тяжелые вещи для поездки, а сами поехали налегке.

Вот список того, что я брала с собой на трек:

  1. Пуховка. Она стала моей самой любимой вещью в походе: только она спасала от холода на улице и в помещениях. Я купила ее в Катманду.
  2. Куртка с проклеенными швами — как альтернатива пуховке, когда в той слишком жарко.
  3. Шорты, штаны и легинсы.
  4. Трекинговые кроссовки. В них я ходила 90% времени.
  5. Трекинговые ботинки. Их надевала в оставшееся время, когда было очень холодно.
  6. Шапка. Я купила флисовую в Катманду.
  7. Баф для защиты шеи и нижней части лица. Тоже купила в Непале.
  8. Перчатки — тонкие для бега и теплые горнолыжные.
  9. Флисовые кофты. У меня было три.
  10. Термобелье. Мне хватило пары комплектов.
  11. Майки. Брала пять.
  12. Носки. У меня было семь пар обычных и две пары теплых горнолыжных.
  13. Удобный рюкзак для акклиматизационных выходов — вместительный, но не очень большой.
  14. Трекинговые палки. Их можно сложить или укоротить, чтобы поместились в рюкзак.
  15. Альпинистские котята, которые не пригодились. По возвращении мы продали их обратно местным торговцам.
  16. Бейсболки — три штуки.
  17. Солнечные очки — две пары.
  18. Крем от солнца и гигиеническая помада с SPF.
  19. Косметичка с сухими и влажными салфетками.
  20. Маленькое и большое полотенца и ванные принадлежности.
  21. Пауэрбанк для зарядки телефона.
  22. Книга. Ее мне не хватало при восхождении на Эльбрус.
  23. Термос. У нас был большой на троих.
  24. Сладости и снеки, которые я смаковала по дороге: корейские мармеладки, вяленая говядина, энергетические батончики, шоколадки. Еще брала пакетированный чай.

Аптечка

Признаться честно, у меня не было своей аптечки, я не взяла ничего, кроме пластырей и предметов женской гигиены. Аптечку брала Катя, потому что она доктор, но я в ней хорошенько порылась, когда подруге самой стало плохо.

Вот что было в аптечке:

  1. «Нимесил».
  2. «Цитрамон».
  3. «Диакарб» для профилактики горной болезни.
  4. «Смекта».
  5. Таблетки для ЖКТ вроде «Мезима».
  6. «Колдрекс».
  7. «Но-шпа».
  8. Ампулы дексаметазона.
  9. Шприцы.
  10. Спиртовые салфетки.
  11. Рулон пластыря.

Интернет и зарядка телефонов

Меня поразило, что интернет на треке был практически всегда. В лоджах — точно, на самом маршруте встречались участки без сигнала.

Можно включить роуминг на время поездки или купить местную симку в Катманду, но мы так не делали: пользовались вайфаем в лоджах. Иногда устраивали цифровой детокс: чем выше мы поднимались, тем дороже становилась плата за интернет.

В Тенгбоче мы решили, что хакнем систему: один из нас купит карточку с интернетом, а потом всем раздаст. Купил Саша, и мы начали стирать на карточке серебристое покрытие с кодом с таким энтузиазмом, будто у нас в руках был лотерейный билет. Но раздать интернет друзьям после подключения у Саши не вышло: при такой схеме у самого раздающего на телефоне вайфай не работает. Поэтому на высоте мы тратили на интернет по 500⁠—⁠700 NPR⁣ (346⁠—⁠484 ₽) в сутки на каждого, чтобы иметь возможность выложить горную красоту в соцсети, да и просто уткнуться в экран и почитать новости.

С зарядкой телефона на треке то же самое: внизу — 300 NPR⁣ (208 ₽), выше — дороже. Например, зарядить смартфон на высоте 4300 метров стоило 500 NPR⁣ (346 ₽), а пауэрбанк — 1000 NPR⁣ (692 ₽). Из-за дороговизны многие, особенно продвинутые азиаты, ходили по треку с солнечными батареями. И правильно делали.

Итоги

Поездку в Непал я могу сравнить с перезагрузкой. Длительная монотонная ходьба заставила меня отключиться от реальности и жить в моменте, как рекомендуют все блогеры. В какой-то период я даже перестала переживать за моего кота, которого впервые оставила дома одного, хотя за ним приглядывала котоняня.

Я была уверена, что восьмитысячники, которые увижу, меня впечатлят. Так и случилось: моему восторгу не было предела уже тогда, когда мы поднялись над Катманду при перелете в Луклу и увидели снежные горные хребты. Еще меня не покидало чувство причастности, ведь многие восходители когда-то шли той же тропой к базовому лагерю Эвереста, чтобы взобраться на самую высокую гору планеты.

Да, не обошлось без приключений: эвакуация, горная болезнь, отравление пощекотали нервы. Зато сколько выученных уроков и опыта в копилку. Все это сделало нас только сильнее — никак иначе.

Что касается расходов, мне всегда страшно считать их после отпуска, поэтому я никогда этого не делаю. Но это делает Катя. Учитывая, что траты у нас были плюс-минус одинаковые, повезло, что остались примерные цифры. Стоило ли все это того? Мой ответ: однозначно!

Потратила в Непале за две с половиной недели — 1255 $⁣ (115 948 ₽) и 125 000 ₽ 

Тур1150 $⁣ (106 248 ₽)
Авиабилеты104 000 ₽
Шопинг для трека12 000 ₽
Отели в Катманду7 500 ₽
Чаевые гиду55 $⁣ (5081 ₽)
Виза в Непал50 $⁣ (4619 ₽)
Багажное место1 500 ₽

Потратила в Непале за две с половиной недели — 1255 $⁣ (115 948 ₽) и 125 000 ₽ 

Тур1150 $⁣ (106 248 ₽)
Авиабилеты104 000 ₽
Шопинг для трека12 000 ₽
Отели в Катманду7 500 ₽
Чаевые гиду55 $⁣ (5081 ₽)
Виза в Непал50 $⁣ (4619 ₽)
Багажное место1 500 ₽
Отдали бы столько денег, чтобы увидеть Эверест? Поделитесь мыслями:
Комментарии проходят модерацию по правилам журнала
Загрузка

Сообщество