Не всегда посещение салона красоты заканчивается восторгом и благодарностью.

Иногда можно потерять дорогую вещь, уйти с волдырями на коже и даже с переломом копчика. Приходится обращаться к юристам, проходить экспертизы и месяцами судиться, чтобы компенсировать полученный ущерб. Собрали семь историй, в которых поход в салон красоты превратился в кошмар.

Об удушье во время загара

Что случилось. Женщина из Ямало-Ненецкого автономного округа пришла в солярий. Перед процедурой она попросила специальный крем. Администратор предложила несколько средств на выбор, из которых клиентка выбрала крем для быстрого загара «Горячий шоколад».

Женщина нанесла его на тело и зашла в кабину солярия. Уже через несколько минут ей стало плохо. Из-за тошноты и головокружения клиентка прервала процедуру и попросила вызвать скорую помощь.

Медики прибыли на место и зафиксировали на теле женщины сыпь, которая возникла из-за аллергии на крем. Врач оказал пострадавшей первую помощь и порекомендовал обратиться в поликлинику по месту жительства. Но женщина стала жаловаться на удушье, поэтому ее доставили в стационар.

Сыпь на теле не проходила еще некоторое время, и пациентка не могла ходить на работу. Больничные оказались меньше, чем обычная зарплата женщины, поэтому она решила потребовать разницу с салона красоты в суде. А заодно взыскать компенсацию морального вреда.

Что решил суд. Суд отказал в требованиях истицы.

Почему так. Клиентка добровольно купила крем для загара с бронзатором. Средство разогревает кровообращение и увеличивает выработку меланина. Это позволяет получить быстрый эффект от солярия, но покраснения и пощипывания могут сохраняться до четырех часов.

Суд допросил в качестве свидетеля врача, который приезжал на вызов. Он пояснил, что на теле пациентки действительно были красные пятна. Но они исчезли, когда женщину привезли в больницу. Только из-за жалоб на удушье пациентку оставили наблюдаться в стационаре. Кроме того, врач утверждал, что у женщины была вегетососудистая дистония и удушье могло возникнуть из-за этого заболевания, а не из-за крема.

Об опасном маникюре

Что случилось. Жительница Костромы пришла в салон красоты на маникюр с покрытием гель-лаком стоимостью 1020 Р. Во время процедуры женщина почувствовала жжение и сказала об этом мастеру, но та проигнорировала замечание.

После завершения маникюра кутикула вокруг ногтя большого пальца левой руки покраснела, а на следующий день появилась боль, которая усиливалась каждый день и в итоге стала нестерпимой.

Женщина снова пришла в салон и попросила снять гель-лак, потом обратилась к хирургу в платную клинику. Врач поставил диагноз «подногтевой панариций». Это гнойное воспаление, которое перешло на сухожилия. Ноготь с большого пальца пришлось удалить. Операция и дальнейшая реабилитация обошлись в 7770 Р.

Как только пациентка вышла с больничного, она написала в салон претензию с требованием вернуть 1020 Р за маникюр, 7770 Р за медицинское вмешательство и возместить моральный вред — 20 000 Р. Но ей ответили, что мастер работала в перчатках продезинфицированными инструментами и занести инфекцию не могла.

Тогда женщина обратилась в суд.

Что решил в суд. Суд частично удовлетворил требования клиентки и взыскал с салона стоимость маникюра, компенсацию морального вреда — 20 000 Р, а также потребительский штраф — половину присужденной суммы. Всего истица получила 31 350 Р. В части компенсации стоимости лечения суд в иске отказал.

Почему так. Эксперт подтвердил, что возбудитель болезни попал на кожу через рану, которую мастер нанесла ножницами во время маникюра.

Кроме того, сотрудники Роспотребнадзора проверили салон и выявили многочисленные нарушения правил дезинфекции инструментов. А еще зафиксировали, что сотрудники используют нестерильные материалы.

Компенсация стоимости лечения женщине не положена, потому что она могла обратиться к хирургу в поликлинику по месту жительства и получить помощь бесплатно.

Об обожженной азотом коже

Что случилось. Женщина из Новокузнецка купила в салоне красоты абонемент на десять сеансов в криокамере для лечения псориаза. На первом приеме косметолог сказала, что баллоны для камеры не привезли, поэтому она сделает процедуру точечно.

Вскоре после сеанса тело клиентки покрылось волдырями в тех местах, где мастер прошлась азотом. Кожа болела, были поражены спина, живот, локти, колено. Женщина позвонила в салон, но ее заверили, что так и должно быть. Еще через несколько часов боль стала нестерпимой.

Клиентка вернулась в салон, где ей обработали кожу. На следующий день пострадавшая обратилась к хирургу, который осмотрел ожоги и прописал лечение.

Деньги за весь абонемент, включая уже проведенную процедуру, салон вернул по первому требованию, но никаких извинений не принес. Поэтому женщина решила пойти в суд, чтобы взыскать компенсацию морального вреда, штраф в половину от присужденной суммы и расходы на юриста.

Представители салона сначала утверждали, что вообще не проводят точечное прижигание псориаза. А потом — что видят эту женщину впервые.

Что решил суд. Суд удовлетворил требования истицы.

Почему так. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что ожоги на теле пострадавшей могли возникнуть по описанной ей причине.

Кроме того, в салон красоты женщину сопровождал муж. Пока он ее ждал, встретил знакомую — и они покинули салон втроем. Поэтому у истицы было два свидетеля, которые подтвердили, что кожу ей повредили именно во время процедуры.

Еще для лечения псориаза в криокамере была необходима справка от врача: без нее прижигать папулы азотом нельзя. Но специалист салона провела процедуру без медицинского заключения.

Об украденной шубе

Что случилось. Москвичка пришла в парикмахерскую на стрижку. Администратор предложила ей оставить шубу на вешалке около входной двери. Женщина так и сделала, а когда вернулась от парикмахера, увидела, что шубы нет. Администратор предположила, что ее украли.

Сотрудники полиции возбудили уголовное дело в отношении неустановленного лица. Пока шли поиски виновника, клиентка обратилась в салон красоты с просьбой компенсировать стоимость шубы. Но ей отказали.

Тогда женщина через суд потребовала выплатить ей стоимость шубы — 181 622 Р, компенсацию морального вреда — 50 000 Р, потребительский штраф, а также расходы на оценочную экспертизу шубы — 5000 Р, на составление иска — 7000 Р, а также госпошлину — 4832 Р.

Что решил суд. Суд взыскал с парикмахерской стоимость шубы, расходы на оценку и на составление иска — 2000 Р. Всего истица получила 193 455 Р. Компенсацию морального вреда суд посчитал необоснованной.

Почему так. Сотрудник салона принял шубу на хранение. Это значит, что между клиенткой и парикмахерской был заключен договор хранения, по которому хранитель обязуется вернуть вещь в сохранности. При безвозмездном хранении хранитель обязан возместить стоимость утраченных или недостающих вещей.

О рубцах на лице после эпиляции

Что случилось. Жительница Пензы решила избавиться от волос над верхней губой и на подбородке с помощью электроэпиляции. Она прошла 10 процедур, после каждой из которых на ее лице и шее появлялся ожог. Над верхней губой были видны ранки, кожа отекала, и повреждение держалось несколько дней.

На вопрос клиентки, когда она увидит свое обычное лицо, косметолог пояснила, что отеки — это нормальная реакция. Тем более для удаления жестких волос специалист использовала максимальный режим аппарата.

Но рубцы от ожогов не проходили. Врач, к которому обратилась женщина для лечения, сообщил, что сами по себе они не пройдут — их нужно шлифовать лазером, а после использовать специальную мазь.

Несмотря на то что администрация салона вернула недовольной клиентке всю сумму за процедуры, она обратилась в суд с требованием компенсировать моральный вред — 150 000 Р, возместить затраты на юриста — 30 000 Р, а также потребительский штраф.

Женщина утверждала, что долгое время не решалась появиться на работе, а на улицу выходила только в медицинской маске или вечером.

Представители салона пояснили, что на лице у истицы не ожоги, а ямки от удаленного волосяного фолликула. К косметологу она пришла с усами и бородой почти как у мужчин, поэтому пришлось использовать электроэпилятор по максимуму. После такой процедуры небольшие временные дефекты кожи — нормальное явление. Кроме того, кожа женщины и до процедуры не была идеальной.

Что решил суд. Суд вынес решение в пользу пострадавшей и оценил ее моральные страдания в 40 000 Р. А еще взыскал в ее пользу штраф в половину от этой суммы — 20 000 Р — и расходы на юриста — 8000 Р.

Почему так. Услуга должна быть безопасной для жизни и здоровья. Муж истицы дал показания, что никакой бороды у нее не было. Зато после эпиляции появилась красная корка, с которой жена стеснялась показываться на людях.

Эксперт указал, что рубцы на лице женщины могли возникнуть из-за регулярного неправильного воздействия на кожу электроэпилятором. Представители ответчика подтвердили, что проводили процедуру при мощности тока 20—30% вместо обычных 16—18%.

Кроме того, салон нарушил требования к подобным процедурам. Без лицензии можно проводить только восковую и механическую эпиляцию, а также шугаринг. Делать эпиляцию с использованием лекарственных средств и медицинских аппаратов могут только медицинские организации.

О неудачном окрашивании и переломе копчика

Что случилось. Жительница Улан-Удэ пришла в салон красоты, чтобы сделать маникюр, подлечить и окрасить волосы.

Результат окрашивания женщину не устроил, о чем она сразу сообщила. Парикмахер согласилась, что оттенок должен быть другим, и начала переделывать работу. Когда она нанесла состав для окрашивания во второй раз, клиентка почувствовала жжение и зуд. Мастер сказала, что это нормально и стоит потерпеть ради хорошего результата.

На этом неприятности не закончились. Парикмахер смыла краску с головы женщины и попросила ее пересесть за маникюрный столик. Та приготовилась сесть на стул, но он откатился. Клиентка поскользнулась и упала на пол, а стул ударил ее сверху. Позже хирург диагностировал закрытый перелом копчика, лечение которого длилось два месяца.

Повторное окрашивание тоже не удалось. Уже на третий день после тонирования волосы стали выпадать, а краска смылась. Вместо эффектного блонда женщина осталась с ржаво-рыжим цветом и ожогом после обесцвечивания.

Представители салона красоты отказались вернуть деньги за услуги. Они считали, что хорошо сделали работу, а копчик клиентка сломала в другом месте.

Тогда женщина обратилась в суд и потребовала вернуть стоимость окрашивания — 8000 Р, выплатить компенсацию морального вреда — 200 000 Р, а также потребительский штраф — половину от присужденной суммы.

Что решил суд. Суд удовлетворил иск, уменьшив компенсацию морального вреда до 1000 Р.

Почему так. Мастер не смогла доказать, что качественно окрасила волосы истицы, а рыжеть и выпадать они стали по другой причине.

Женщине не удалось убедить суд, что перелом копчика случился в парикмахерской из-за скользкого пола и неустойчивого стула. Поэтому ответственности за этот инцидент салон не понес.

О злопамятных сотрудниках салона

Что случилось. Москвичка пришла в салон красоты на стрижку и окрашивание. После процедуры она оплатила работу и ушла. Дома женщина увидела, что цвет волос был неровным, поэтому вернулась в салон и потребовала отдать ей уплаченные 3500 Р. Сотрудники вернули деньги и взяли с клиентки расписку о том, что претензий к салону у нее больше нет.

Спустя год и три месяца женщина снова позвонила в тот салон и попросила записать ее на маникюр. Администратор ответила, что к мастеру необходимо записываться заранее, а свободного времени в нужный день нет.

Женщина почувствовала неладное и отнесла в салон претензию. Вскоре от директора пришел ответ, что клиентку примут только после того, как она оплатит долг за прошлогоднее окрашивание и лично извинится перед парикмахером.

Но женщина пошла не к мастеру, а в суд. Она потребовала выплатить ей компенсацию морального вреда в 50 000 Р и потребительский штраф.

Что решил суд. Районный суд отказал в иске, а в апелляционной инстанции решение отменили. В итоге в пользу истицы взыскали компенсацию морального вреда — 400 Р, и штраф — 200 Р.

Почему так. Коммерческая организация не вправе отказать клиенту в заключении публичного договора, если есть возможность предоставить услугу.

Суд посчитал, что салон отказался записать женщину на маникюр из-за конфликта, который произошел годом ранее. Тем более свободные окна у мастера все-таки были — это суд установил из книги записи посетителей, которую предоставил салон.