Я летела из Екатеринбурга в Тунис с пересадками в Москве и Париже. Но в Москве все пошло не по плану.

Эта история о том, как отстоять свои права, когда вроде бы никто не виноват.

Билеты

В новогодние праздники 2015 года я решила отдохнуть в Тунисе. Забронировала отель, оплатила трансфер, купила билеты. Чартеров не было, но нашлись регулярные рейсы с пересадками. По маршруту Екатеринбург — Москва — Париж и обратно меня взялась отвезти авиакомпания «Трансаэро», из Парижа в Тунис и обратно — «Эйрфранс».

При полете с пересадками всегда есть риск опоздать на стыковочный рейс, поэтому я заложила побольше времени между прилетом в Париж и отлетом в Тунис. Но стыковка в Москве от меня не зависела. Ее организовывала авиакомпания, которая продала мне билет Екатеринбург — Москва — Париж.

Рейс из Екатеринбурга прилетал в московское Внуково в 7:35. Рейс в Париж улетал оттуда же в 11:25. На пересадку было почти четыре часа — но этого не хватило.

Что случилось в Москве

Когда мы подлетали к Москве, оказалось, что во Внуково самолет съехал с полосы и аэропорт закрыли. Вместо Внуково мы приземлились в Домодедово. Из самолета нас не выпустили: попросили подождать, пока все наладится и мы перелетим во Внуково. Ждать пришлось три часа.

Когда мы прилетели во Внуково, на табло еще горела посадка на мой стыковочный рейс в Париж. Оказалось, его задержали. Но я все равно не успела: когда прибежала на посадку, трап уже убрали.

На стойке «Трансаэро» мне предложили улететь в Париж завтра, а ночь провести в отеле за счет авиакомпании. Такой вариант меня не устраивал: вечером в Париже меня уже ждал рейс до Туниса, а там — трансфер и бронь в отеле. Поэтому я решила лететь в Париж за свой счет. Но перед этим сделала две вещи:

  1. Попросила сотрудника «Трансаэро» поставить на моей маршрутной квитанции отметку, что из-за смены аэропорта мой рейс задержался. Так у меня появилось доказательство того, что и когда случилось.
  2. Удостоверилась, что если я не полечу в Париж по своему билету, то это его не аннулирует и потом я смогу по нему вернуться.

Если пропустить один из сегментов полета, то последующие сгорают. Но я не пропустила рейс, а опоздала на него по вине авиакомпании — это доказывала отметка на моей маршрутной квитанции. Сотрудник компании подтвердил, что с билетом порядок. Когда пропущенный рейс завершился, я на всякий случай еще раз проверила статус моего билета на сайте авиакомпании. Если бы его все-таки аннулировали, у меня было бы время что-то с этим сделать.

После этого я начала искать билеты до Парижа. Самым дешевым оказался рейс через Прагу за 42 490 рублей. Это меня обескуражило: перелет со всеми пересадками из Екатеринбурга в Париж и обратно стоил только 28 800. Но меня ждал Тунис, поэтому я купила билет и успела на пересадку во Франции. Отдых состоялся.

Маршрутная квитанция «Трансаэро» с пометкой об изменении аэропорта прибытия. В суде она помогла мне доказать, что и когда произошло
Маршрутная квитанция «Трансаэро» с пометкой об изменении аэропорта прибытия. В суде она помогла мне доказать, что и когда произошло
Новый билет до Парижа я тоже сохранила
Новый билет до Парижа я тоже сохранила

Почему я решила бороться

На первый взгляд, мне просто не повезло. Авиакомпания не могла предусмотреть ЧП в аэропорту и не могла пустить меня на борт после того, как убрали трап. Более того, мне постарались пойти навстречу: предложили оплатить ночь в гостинице и посадить на следующий рейс. Авиакомпания не виновата, что при этом я не успевала на стыковочный рейс по другому билету, — это уже не ее проблемы.

Но я все-таки решила бороться за свои деньги. Если бы авиакомпания выпустила меня из самолета в Домодедово, я могла бы взять такси до Внуково и успеть на стыковочный рейс до Парижа. Вместо этого меня держали в самолете. Все выглядело так, будто компания решила сэкономить на высадке пассажиров, — а расплачиваться мне.

Еще по возвращении домой я узнала, что после того, как убрали трап, тот самый рейс до Парижа не взлетал еще больше часа. Это было очень обидно и тоже настроило меня на борьбу.

Узнайте, как отдыхать за копейки
Подпишитесь на рассылку о путешествиях, и мы расскажем, как тратить меньше на жилье, еду и транспорт

Претензия

В первую очередь я написала претензию на имя генерального директора «Трансаэро». Контакты взяла с сайта компании. Я описала ситуацию и потребовала компенсировать 42 490 рублей, которые потратила на билет до Парижа, и заплатить 10 тысяч морального ущерба. Эта сумма может быть произвольной — мне показалась уместной такая. А еще я потребовала заплатить штраф 100 рублей: по 25 рублей за каждый час задержки рейса из Екатеринбурга в Москву.

Я указала номера билетов и рейсов, чтобы авиакомпании было проще установить все обстоятельства. Кроме того, я сослалась на законы, по которым требовала возместить мне убытки, и добавила номер банковского счета, на который готова получить деньги.

Претензию я отправила по почте заказным письмом с описью вложения. Другой вариант — принести лично в офис авиакомпании. В этом случае надо попросить поставить на своей копии отметку о том, что у вас ее приняли.

По умолчанию закон о защите прав потребителей дает авиакомпании на ответ 10 дней, но в договорах обычно прописывают 30. Свою претензию я отправила в феврале, ответ пришел в конце марта. Авиакомпания написала, что посадка в аэропорту Домодедово произошла не по ее вине, поэтому мне компенсируют только неиспользованную часть билета. Он стоил 28 800 рублей, полет состоял из четырех сегментов: два туда и два обратно. Поэтому мне согласились вернуть сумму за один из сегментов — 7616 рублей.

Это меня не устраивало, и я решила идти в суд.

Позиция авиакомпании логична, но я все равно была уверена в своей правоте
Позиция авиакомпании логична, но я все равно была уверена в своей правоте

Подача иска

Чтобы не запутаться в исках и судах, я обратилась к знакомому юристу. Заявление вполне можно составить по образцам из интернета, но мое дело не казалось таким уж однозначным, поэтому я решила, что так надежнее.

По смыслу исковое заявление не сильно отличается от претензии. К требованиям добавился штраф за то, что авиакомпания не удовлетворила претензию добровольно, — 50% от суммы компенсации. Я также добавила компенсацию расходов на услуги юриста — 5000 рублей.

Гражданские иски рассматривают в судах общей юрисдикции. Закон дает потребителям право судиться там, где им удобнее: по своему адресу или месту нахождения ответчика. Я живу в Екатеринбурге, авиакомпания зарегистрирована в Москве, поэтому я выбрала судебный участок поближе к дому. Его номер я узнала на сайте ГАС РФ «Правосудие».

Госпошлину за подачу иска я не платила, потому что его цена меньше миллиона рублей.

Судебное заседание

Заседание назначили через три недели после того, как приняли исковое заявление. Представители авиакомпании не пришли, но прислали свои возражения. Их позиция осталась прежней: самолет сел в другом аэропорту не по их вине, поэтому они не отвечают за последствия.

Я не спорила с тем, что посадка в Домодедово — не вина авиакомпании. Мой главный аргумент был такой: компания могла выпустить пассажиров из самолета, чтобы минимизировать ущерб от ситуации, но не сделала этого. Она должна ответить не за то, что самолет сел в другом аэропорту, а за свое бездействие.

С момента приземления до окончания посадки на стыковочный рейс до Парижа прошло три часа. Добраться на такси из Домодедово во Внуково можно было за час: второго января все дороги свободны. Если бы авиакомпания выпустила меня из самолета, я бы успела на стыковочный рейс с запасом. Но для авиакомпании высадить пассажиров в другом аэропорту — значит лишний раз заплатить за трап и выгрузку багажа. Вместо высадки, она все время держала пассажиров в самолете.

Это обстоятельство стало ключевым. Судья решил, что у авиакомпании была возможность обеспечить мою посадку на самолет до Парижа, но она этого не сделала.

Всего суд наказал авиакомпании выплатить мне 59 311 рублей:

  1. 34 874 Р — за билет до Парижа. Билет стоил 42 490 Р, но 7616 Р авиакомпания выплатила добровольно.
  2. 18 437 Р — штраф за то, что дело дошло до суда.
  3. 4000 Р — компенсация расходов на юриста. Я потратила 5000 Р и могла это доказать, но суд посчитал, что «разумные расходы» — это 4000 Р.
  4. 2000 Р — компенсация морального вреда. И на том спасибо.
Авиакомпания не стала обжаловать решение суда, и через полтора месяца я получила исполнительный лист
Авиакомпания не стала обжаловать решение суда, и через полтора месяца я получила исполнительный лист

Получение денег

Получить деньги по исполнительному листу можно с помощью приставов или через банк ответчика. Я получала через банк. Авиакомпания уже переводила мне деньги, поэтому реквизиты ее счета я просто посмотрела в интернет-банке.

Я написала в банк заявление о принятии листа к исполнению, в котором указала номер листа, сумму компенсации и свои реквизиты. В Екатеринбурге нашлось отделение банка авиакомпании, поэтому я просто отнесла туда заявление вместе с листом.

Через три дня деньги были на моем счете. С момента подачи претензии до получения денег прошло полгода.

Заявление и оригинал исполнительного листа можно отправить в банк и почтой — заказным письмом с описью вложения. Тогда у себя нужно оставить копии
Заявление и оригинал исполнительного листа можно отправить в банк и почтой — заказным письмом с описью вложения. Тогда у себя нужно оставить копии
Всего, с учетом добровольной компенсации, авиакомпания выплатила мне 66 927 рублей
Всего, с учетом добровольной компенсации, авиакомпания выплатила мне 66 927 рублей

Как получить компенсацию от авиакомпании

  1. Сохраняйте все квитанции, билеты, талоны и чеки. Если случилось что-то неприятное — попросите сотрудников авиакомпании где-то это зафиксировать. Например, сделать отметку на маршрутной квитанции.
  2. Попытайтесь объективно посмотреть на ситуацию. Если не получилось улететь из-за бурана, землетрясения, извержения вулкана, то авиакомпания ничего не заплатит. А если кто-то где-то поленился пошевелить пальцем — шансы есть.
  3. Если решили бороться за свои деньги — пишите претензию и подавайте в суд. За потребительский иск даже не нужно платить госпошлину.